Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999




НазваниеУчебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999
страница4/6
Дата публикации14.06.2013
Размер1.13 Mb.
ТипУчебное пособие
www.lit-yaz.ru > История > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6
Раздел V. Социально-психологические проблемы этничности
^ Глава 10. Межэтнические отношения
Предметная область и особенности дисциплинарных подходов к изучению межэтнических отношений
Изучение межнациональных отношений было одной из основных областей в этносоциологии с начала развития этой дисциплины. Мы не случайно употребили термин «межнациональные отношения», поскольку исследовательское поле тогда сосредоточивалось на взаимодействии русских и титульных народов республик. Так назывались и первые работы, выполненные по данной тематике в Советском Союзе1. Исследователи работали в русле возрождавшейся в СССР социологии и использовали, естественно, ее терминологию того периода.

За рубежом это направление называлось и называется сейчас «социология расовых и этнических отношений»2. Вот почему авторы - этнологи и антропологи по базовому образованию, которые в настоящее время пишут об этносоциологии, не находят в социологических словарях термина «этносоциология»3.

Проблемы межэтнических отношений представляют собой ту область знаний, которая совпадает в зарубежной и отечественной социологии. Но в изучении межнациональных (в значении этнонациональных) отношений в нашей стране есть свои особенности. Именно с развитием социологического изучения отношений между народами, этническими общностями появилась настоятельная потребность выделить два уровня их изучения:

      1. институциональный и

      2. межгрупповой, межличностный4.

Областью прямого интереса этносоциологии, социологии межнациональных отношений является второй уровень. Отношения же институционального уровня, например, Центр-республики, межреспубликанские взаимодействия, которые выражают интересы народов, рассматриваются как макросоциальные условия, влияющие на личностный и межгрупповой уровень отношений. Например, затяжной конституционный конфликт федерального Центра и Татарстана в какой-то мере, конечно же, влиял на отношения русских и татар. Конфликт Ингушетии и Северной Осетии из-за территории Пригородного района вылился в насильственный межгрупповой конфликт ингушей и осетин.

Определяя область интересов этносоциологов в сфере межэтнических отношений, мы также должны обратить внимание на специфику подхода, или, иначе говоря, ракурс исследования, ведь межэтнические отношения составляют область междисциплинарного изучения.

Этнические группы, народы, этносы - это большие сложные группы, и очевидно, что вся группа не может участвовать в непосредственном общении. Поэтому в исследовании надо учитывать и непосредственные контакты и опосредованные (через СМИ, официальные документы, предметы культуры и т.д.).

Сложность изучения больших групп типа этнических общностей состоит в том, что их отношения определяются не только интересами и обстоятельствами нынешнего дня, они имеют и предысторию. Кроме того, в больших группах, как правило, существуют разные социальные группы, политические объединения с перекрещивающимися интересами, которые в свою очередь лежат в разных плоскостях, в разных сферах жизнедеятельности (экономике, культуре, политике и т.д.).

Исходя из этого, межэтнические отношения в широком смысле слова понимаются как взаимодействия народов в разных сферах - политике, культуре и т.д., в узком смысле - как межличностные отношения людей разных национальностей, которые тоже происходят в разных сферах общения - трудового, семейно-бытового, а также соседского, дружеского и других видах неформального общения. Поэтому разные науки и научные направления обращаются к изучению межэтнических отношений со своей точки зрения. Этнологи из всех отношений между этническими группами изучают обычно межкультурные взаимодействия (в центре их внимания - этнокультурные переменные). В поле зрения историков находятся отношения между народами в ретроспективе. В политической социологии исследуется влияние характера межнациональных отношений на политическую обстановку в стране, республиках.

Наиболее близок угол зрения и предмет исследований у этносоциологов и этнопсихологов, работающих в русле этносоциологии. Это объясняется прежде всего близостью объекта исследования и изучаемых явлений и процессов. Правда, этнопсихологи, работающие в психологии, в качестве объекта обычно изучают небольшие группы - коллективы (часто студенческие), а иногда и группы испытуемых в специально создаваемых условиях. Этнопсихологи, работающие в русле этносоциологии, как и этносоциологи, объектом изучения имеют большие группы - народы или диаспоры - в естественных, но никогда - в специально созданных, экспериментальных - условиях.

Практически этносоциологи изучали межэтнические отношения в рамках социологических проектов, объектом в которых были Целые народы - русские в пределах национально-государственных образований, эстонцы в Эстонии, молдаване в Молдавии, грузины в Грузии, саха в Саха (Якутии), тувинцы в Туве, карелы в Карелии и т.д. Конечно, в рамках социологии проводились исследования и межэтнических отношений в трудовых коллективах или конкретных социальных группах, например рабочих разных национальностей, но значительно реже.

Однако притом что подходы социологов и психологов к изучению межэтнических отношений наиболее близки (ведь практически этносоциолог в этой области работает как этнопсихолог), них все же есть и специфика. В центре внимания этносоциологов находятся межгрупповые процессы и явления, их обусловленность культурными, политическими, экономическими, психологическими детерминантами. Внимание же социальных психологов, работающих в психологии, сосредоточено на отражении процессов взаимодействия групп, т.е. на когнитивной сфере5.

Предметом исследования при изучении межэтнических отношений и у этносоциологов, и у этнопсихологов являются прежде всего представления о своей и другой группе, восприятие ее, готовность к контактам с ней, наконец, психические состояния и процессы. Но кроме этого этносоциологи включают в предмет изучения и реальные факты поведения (например, участие в партиях, движениях, общественных акциях).

Психологи изучают главным образом отношения на уровне межличностного общения, поэтому индикатором для них служат установки на личностные контакты с людьми другой национальности. Этносоциологи держат в поле зрения и другие виды взаимодействия, поэтому включают в изучение также отношение к ценностям, нормам, другой культуре, готовность к адаптации и межкультурным взаимодействиям. Правда, изучать последние феномены ставят своей задачей и социальные психологи, когда имеют дело с большими группами. Однако, по признанию специалистов, «проблематика больших групп находилась на глубокой периферии психологической науки6. Психологи изучают вариабельность психологических характеристик и закономерностей. Этнокультурные переменные помогают им по-новому взглянуть на «традиционные психологические универсалии». Этнокультурный контекст для них - частный случай социального контекста7.

У этносоциологов при изучении межэтнических отношений в центре внимания находится поведение людей разных национальностей в сфере межнациональных взаимодействий. Психологические закономерности для них важны, но они - один из факторов влияющих на поведение группы.

При этом поведение людей рассматривается не только через поступки, но и через факты сознания, восприятия действительности - взгляды, представления, установки, ориентации, ценности.

^ Методология изучения межэтнического взаимодействия
Психология межэтнических взаимодействий изучается с помощью социально- психологических теорий среднего уровня. Анализ осуществляется через личность, включенную в этническую группу. Естественно, степень такой включенности у людей очень разная и зависит не только от типа личности, но и от культурных традиций, конкретных ситуаций. Тем не менее если человек считает себя русским, украинцем, татарином, лезгином и т.д., то, изучая его как личность, можно понять социально-перцептивные образы и другие психологические реалии, характеризующие межэтнические отношения, в которых он участвует.

При изучении психологии межэтнических отношений используется ряд социально-психологических теорий. Одна из них - теория личности. Ей посвящена специальная литература8. Нам прежде всего важны представления о структуре личности, сложившиеся в ее рамках. И.С.Кон писал, что одни понимают личность «в единстве индивидуальных свойств и ее социальных ролей», другие - как совокупность интегрированных в индивиде «социальнозначимых черт, образовавшихся в прямом и косвенном взаимодействии данного лица с другими людьми»9. При изучении межэтнических отношений второй подход фактически является доминирующим.

Важен и подход А.Н.Леонтьева к рассмотрению структуры личности. Предпосылкой ее изучения он считал понимание личности в неразрывной связи с деятельностью. Коль скоро в основе личности лежат «отношения соподчиненности видов человеческой деятельности», то структура личности представляет собой иерархию этих деятельностей10. Однако деятельность всегда мотивирована, поэтому за иерархией видов деятельности лежит иерархия мотивов, а также соответствующих им потребностей11.

У личности, включенной в этническую группу, это могут быть потребности в безопасности, целостности группы, солидарности, аффилиации, в социологическом плане блестяще описанные Э.Фромом в книге «Бегство от свободы». Наконец, это потребности в справедливости, позитивном восприятии другими, достижительности. Значимость последних потребностей при социологическом анализе описана Г. Кантрилом12.

Считается, что структурные компоненты психологии (психики) личности воспроизводятся в психологии группы. Это как бы наложение, взаимодействие мотивационных, познавательных, эффективных (эмоции) и коммуникативных (общение) процессов.

Психическими образованиями как результирующими продуктами взаимодействия этих процессов являются социальные установки, или аттитюды (англ., attitudes). Через них обычно и изучают межэтнические отношения.

Теория установки - это тоже специальная социально-психологическая теория среднего уровня, и ей посвящена специальная литература, которую мы рекомендуем к данной теме. Здесь же мы приводим главное из того, что имеет прямое отношение к межэтническим установкам как одному из видов социальных установок и определяет диспозицию личности и группы в межэтнических отношениях.

Межэтнические отношения всегда изучались с целью их гармонизации, предотвращения дискриминации и регулирования напряжений и конфликтов. Следовательно, и в теории установки нам важно видеть то, что поможет понять причины межэтнических напряжений и найти способы их преодоления.

Как известно, термин «установка» введен в русскоязычную литературу грузинским психологом Д.Н.Узнадзе. Но в его концепции установка касается реализации простейших физиологических потребностей и связывается со «склонностью», «готовностью» реагировать на основе бессознательного (англ. set). В таком понимании установки не отражают сложных форм деятельности людей и не могут быть использованы для их понимания. Поэтому в социальной психологии всегда подчеркивается, что для выявления «особых состояний личности, предшествующих ее реальному поведению»13, используется понятие «социальные установки», или аттитюды.

Изучение социальных установок имеет свою историю. В западной социологии она описана Дж.Дэвисом14, в отечественной - П.Н.Шихиревым15.

Примечательно, что уже первые исследования установки были связаны как раз с проблемами этничности. Знаменитая работа У.Томаса и Ф.Знанецкого «Польский крестьянин в Европе и Америке» была посвящена процессу адаптации, и роль аттитюдов авторы оценивали столь высоко, что социальную психологию они определяли как научное исследование установок. Последние рассматривали как «психологическое переживание индивидом ценности, значения, смысла социального объекта» или «состояние сознания относительно некоторой социальной ценности».

Г.Олпорт, объединяя различные представления исследователей, интерпретировал социальные установки как «состояние сознания и нервной системы, выражающее готовность и организованное на основе предшествующего опыта». Установки имеют сложную структуру. Начиная с М. Смита, утвердилось представление о трехкомпонентной структуре установки:

  1. когнитивный компонент (осознание объекта, знания о нем);

  2. эмоциональный (оценка, чувства по отношению к объекту);

  3. поведенческий (конативный, регулятивный) компонент.

Таким образом, развитие теории установки внесло много нового в ее понимание, и в целом закрепилась трактовка ее как социально обусловленного отношения к какому-то объекту или явлению16, как осознание, оценка, готовность действовать17. Мы выделили в социологической теории установки именно то, что необходимо этносоциологу для понимания места данного феномена в межэтнических отношениях.

Этнические установки - это установки, которые имеют место тогда, когда человек, действуя в любой сфере, - профессиональной, политической, культуры и др. - осознает, оценивает и поступает как личность, включенная в этническую группу.

Межэтнические установки - это установки на взаимодействие (отрицательное или положительное со всеми нюансами) с другими этническими общностями в любой сфере жизнедеятельности и в любом виде - от личностного общения с людьми иной национальности до восприятия явлений, элементов истории, культуры, типов социально-экономического развития18 или еще шире - иных цивилизационных форм.

Любопытный факт: наиболее известные шкалы для измерения социальных установок в эмпирических исследованиях (шкала Богардуса, Л.Тернстоуна) строились на примере отношений к этническим группам.

Социальные установки определяют, направляют деятельность человека. Этнические и межэтнические установки аккумулируют предшествующий жизненный опыт, причем не только свой, но и окружающих, ведь установки формируются в процессе социализации и затем закрепляются в навыках, без которых строить отношения просто невозможно. В процессе межэтнических взаимодействий они выполняют компенсирующую функцию в познавательном процессе, минимизируя риск. Люди могут не вполне понимать ситуации и причины тех или других явлений, но закрепленное в установке отношение помогает избежать опасности.

Характерное проявление этой функции межэтнических установок мы наблюдали в Саха (Якутии). После опыта межгрупповых столкновений в 1986 г. якуты и русские стали с особой осторожностью относиться к провоцирующим ситуациям. И когда в 1995 г. во время якутского праздника «Ыссах» мы спрашивали у русских, почему они не пошли на стадион, где развертывались праздничные мероприятия, они отвечали, что у них «нормальные отношения с якутами» и они не хотят случайных (если люди выпьют лишнего) столкновений, т.е. прошлый опыт через установку как бы подсказывает поведение в иное время.

Установки выполняют и другую важную функцию - они как бы преобразуют знания в потребности и направляют действия.

Русские, которые живут сейчас в государствах ближнего зарубежья, из жизненного опыта и из информации официальных каналов осведомлены о необходимости знания государственных языков. Но только осознание этой потребности, сформировав установку на его изучение, помогает им стать двуязычными. Установки и потребности взаимосвязаны, однако, как верно отметил Г.Г.Дилигенский, они относительно независимы19.

В последнее время мы нередко наблюдали, как кипели страсти вокруг инонационального населения, как, например, менялось отношение к азербайджанцам в Армении и как их изгоняли оттуда, а в свою очередь армян - из Азербайджана, хотя реальной жизненной потребности в этом не было. Эмоциональный накал установок приводил к действиям, не согласующимся с потребностями людей.

Групповые установки обладают особой силой и устойчивостью. Хотя и они, конечно, изменяются. Но еще большей устойчивостью обладают стереотипы. Психологи обычно считают, что этнические стереотипы занимают ключевое место среди межэтнических установок20, и, кроме того, они выделяют предрассудки и предубеждения как виды установок21.

В этносоциологии этнические стереотипы - автостереотипы и гетеростереотипы (см. гл. 9) - рассматриваются самостоятельно. Это особенно важно подчеркнуть в связи с исследованием межэтнических отношений. При изучении этнической идентичности различия между этническими и межэтническими установками и авто- и гетеростереотипами не так заметны.

Указанные различия проявляются в следующем. Во-первых, «содержательной опорой» этнических стереотипов, по справедливому определению Г.У.Солдатовой, является традиционная этническая культура22. Однако когнитивный компонент этнической установки может быть намного разнообразнее. Когда человеку приходится действовать в сфере межэтнических отношений, он может актуализировать в установке и свои экономические, социальные потребности, знания о политических интересах, а также может мобилизовать прошлый исторический опыт, который тоже шире, чем сфера культуры.

Во-вторых, в социологии различаются установки на объект и на ситуацию. Знаменитый эксперимент Лапьера, вошедший во многие учебники, прекрасно продемонстрировал их различие. Лапьер с двумя китайцами посетил 252 отеля, и везде, за исключением одного случая, их принимали радушно. В то же время на письменные обращения о возможности приема этнически смешанной группы ответ дали лишь из 128 отелей, причем и из них в 25% случаев ответили отказом.

Несовпадение установок на проективную ситуацию и на объект л привело М.Рокича к выводу о том, что необходимо развести аттитюды на объект и аттитюды на ситуацию.

В нашей стране различие таких установок мы особенно почувствовали в период национальных движений. Сколько раз нам, социологам, работавшим в сфере межнациональных отношений, приходилось слышать: «Как же так, установки на отношения между русскими и, скажем, украинцами были такими благоприятными, а потом на референдуме большинство украинцев высказалось за отделение?». Действительно, в данном случае дело было не только 5 изменении установок (хотя оно тоже происходило), но и в том, что первая установка была установкой на объект, а вторая (во время референдума) - на ситуацию.

Итак, этнические и межэтнические установки могут быть направлены и на объект, и на ситуацию, а этнические стереотипы - установки только на объект.

Наконец, подчеркнем, что этнические стереотипы и гетеростереотипы как элемент идентичности и как индикатор отношений рассматриваются под разным углом зрения. При изучении этнического самосознания нас больше интересуют автостереотипы, их содержание, а при изучении межэтнических отношений - гетеростереотипы, причем в содержании гетеростереотипов - именно наличие или отсутствие интеллектуальных и деловых качеств. Бытовые, коммуникативные негативные «приписывания» (типа «нечистоплотные», «негостеприимные» и т.п.) не так страшны, как отсутствие в гетеростереотипе позитивных деловых и интеллектуальных качеств.

Этнические установки фиксируют отношение к явлению (например, традициям), объекту (языку, литературе и т.д.) или к виду общения (деловому, семейному, дружескому, соседскому). Но если нужно выяснить тип отношения к контактам в целом или народу в целом, т.е. к его культуре, истории, людям и т.д., то предметом изучения становится система установок или ориентация. Поэтому различают ориентации на этнонациональную культуру того или иного народа и ориентации на общение (в целом).

И теории личности, и теория социальных установок помогают понять механизмы действия факторов, влияющих на межэтнические отношения. Совершенно очевидно, что формирование личности, ее установок и ориентации происходит в процессе социалиализации, начиная с детского воспитания в семье и затем под влиянием самого широко спектра обстоятельств - этнической и социальной среды, политической системы, этнической политики государства, влияния мезосреды, т.е. обстановки в городах типов и селах, в территориальных локальностях и, наконец, микросреды трудовых коллективов и неформального общения.

Исходя из этого, при подготовке Проектов, в которых изучаются межэтнические отношения, стараются включить максимально возможное число обстоятельств, допускающих последующее сравнение.

Опишем вариант исследования, в котором мы имели возможность учесть достаточно большое число обстоятельств, способных влиять на установки, ориентации и поведение людей в межэтнических взаимодействиях.

Проект «Национальное самосознание, национализм и регулирование конфликтов» осуществлялся сотрудниками сектора социально-психологических проблем национальных отношений Института этнологии и антропологии РАН совместно с учеными из республик РФ. Разнообразие этнической среды взаимодействия этнических групп обеспечивалось включением в районы исследований республик, в которых контактирующие группы (русские-татары) были представлены практически в равновеликих пропорциях (Татарстан), титульный этнос был в меньшинстве - Саха (Якутия), где якуты составляли 33%, и в большинстве - Тува (практически 70% тувинцев). Этнокультурное разнообразие учитывалось путем включения в объект исследования народов с разным вероисповеданием: русские - православные; осетины - в большинстве православные, частично - мусульмане; татары - в большинстве мусульмане; тувинцы - в основном буддисты.

Фактор социально-стратификационных различий изучался благодаря включению районов с разными вариантами социального взаимодействия этнических групп: практически равностатусный контакт (татары-русские, осетины-русские), разностатусный контакт (якуты-русские, тувинцы-русские), а также с ситуациями разной социальной мобильности. Разнообразие политических систем было представлено более плюралистическим в политическом плане обществом в Татарстане и менее плюралистическим в Осетии. Разнообразие полиэтнической структуры обеспечивалось тем, что в районы исследования вошли столицы республик, средние и мелкие города, села разных размеров.

Особенности микросреды в известной мере рассматривались через этнический состав трудовых коллективов, их типы (государственные, частные, смешанные предприятия), однонациональны6 и смешанные браки, дружественные связи.

В двух республиках (в Татарстане и Туве) до 1994-1995 гг. уже проводились исследования по сходной программе, поэтому была возможность для исторического сравнения. Сами контакты и установки на контакты изучались в разных сферах - общегражданской, деловой, семейной, соседского и дружеского общения.

В отличие от многих зарубежных исследований, которые ориентированы специально на изучение предрассудков, агрессии, в отечественных этносоциологических исследованиях сложилась традиция рассматривать межэтнические отношения в континууме «доброжелательные-нейтральные-негативные (неблагоприятные)».

Обострение межэтнических отношений, проявившееся и в ходе национальных движений, межнациональных конфликтов и напряжений на постсоветском пространстве и в Югославии, и в странах развитой демократии (в Великобритании, Канаде, Бельгии), повысило научный и общественный интерес к объяснительным моделям характера межнациональных отношений. Над ответами на вопросы: почему возникают напряжения и конфликты? Какие условия способствуют согласию и толерантным отношениям? Почему, казалось бы, одинаковые условия взаимодействия одни воспринимают как конфликтные, а другие адаптируются к ним? Какие группы населения обычно становятся творцами «пороховой бочки», и кто «подносит к ней спичку»? - работают и этносоциологи, и этнопсихологи.

^ Исторические и политические факторы в межэтнических взаимодействияхэ
Социальные психологии социологи выделяют пять групп взаимозависимых факторов, влияющих на межэтнические отношения, - исторические, социальные, культурные, психологические (или их выделяют как личностные) и ситуативные. Нам представляется целесообразным выделить еще и политические факторы. Рассмотрим вкратце каждую из указанных групп факторов.

Среди исторических факторов, влияющих на межэтнические отношения, безусловно важное значение имеют три класса явлений. Первый - это сам ход исторических событий, в результате которых складывались отношения народов; второй - исторические события, которые становятся каким-то символом в ходе ныне развивающихся отношений; и третий - особенности историко-социального развития народа, включенного в контакт.

Народы как большие социальные общности вступают в контакт в результате разных исторических обстоятельств. Когда выявляют межэтнические напряжения, то чаще всего сосредоточивают внимание на завоеваниях, насильственных присоединениях, колониальном прошлом. При этом учитываются разные типы колонизации. Ведь, как известно, колониальные державы складывались не только путем завоеваний, но и на основе добровольного присоединения, поиска патронажа. Кроме того, известны так называемой «народной» колонизации. Имеет значение и то, какого типа отношения складывались с метрополией. Историки выделяют, например, британский и французский типы колонизации; так называемый внешний и внутренний колониализм,

На территории всего СССР и РСФСР, а теперь и России, мы имели возможность наблюдать последствия исторически сложившихся отношений разного типа. И практически каждый из них сохраняясь в памяти народа, манифестировался в разные исторические эпохи.

В Советском Союзе преимущественно декларировалось добровольное присоединение, которое иногда находили и там, где его не было или оно было вынужденным, а Российскую Империю хотя и называли «тюрьмой народов», реже характеризовали как державу с колониями. Акцентировалась цивилизаторская, патронирующая роль метрополии.

С началом национальных движений в Советском Союзе на территориях, где они разворачивались, наоборот, манифестировалось колониальное прошлое народов России, насильственный характер присоединения, ущерб от патронажа. В Прибалтике открыто говорилось о незаконном присоединении на основе Пакта Риббентропа-Молотова, в Татарстане - о завоевании Казанского ханства, среди чеченцев - о насильственном покорении и т.д.

Таким образом, направление отношений, обусловленных историей, геополитическим положением, складывалось по-разному, вследствие чего и сами отношения имели разный характер. Например, осетины и в Центре, и в регионе всегда считались опорой России на Кавказе; они допускались к высшим военным должностям и при царизме, и при Советской власти. Чеченцы же были среди тех, кого покоряли, завоевывали, восстания которых подавляли, в том числе и в годы Советской власти. Одним народам, «лояльным к центральному правительству», давали больше прав и свобод, другим - меньше. Принцип «разделяй и властвуй» действовал и во времена царской России, и в Советскую эпоху.

В памяти народа, как правило, сохраняются события, которые выступают как бы сплачивающим фактором, но, вместе с тем, нередко они же и «разделяют» его с другими народами. Они становятся символичными, вокруг них мобилизуются идеологемы либо ущерба, либо героического прошлого. И очень часто разные народы оценивают их по-разному.

Типичный пример - оценка сталинских депортаций. Для крымских татар, например, это - акт незаконных репрессий, а для немалого числа русских, особенно воевавших в годы Великой Отечественной войны, - кара за измены, предательство, акция, обеспечившая безопасность в регионе. То же и в отношении чеченцев.

Другой исторический фактор - социально-экономическое развитие народа, программируемое прошлым. На территории России, а ранее Советского Союза, взаимодействовали народы, которые можно отнести к так называемым развитым, индустриальным, урбанизированным и к тем, которых называют развивающимися, слабо урбанизированными и индустриализированными. Одни народы осознают себя как развитые, самодостаточные, другие - как нуждающиеся в поддержке. Этот вертикальный срез уровня социально-экономического развития приходится рассматривать как исторический, имея в виду, что часто в истории он соотносится с той или иной формой государственности в прошлом или настоящем. Историко-экономическое развитие, сопряженное с политическим, давало эстонцам, латышам, а с какого-то времени и грузинам, украинцам, армянам основания претендовать на равностатусный с русскими контакт, чего не было у большинства других народов СССР.

Политические факторы, влияющие на межэтнические отношения, включают в себя по меньшей мере три класса явлений: принципы и формы государственного устройства, характер политического строя, тип государственной национальной политики.

Любопытно, что американские социологи Т.Петтигрю, Дж.Симпсон и Дж.М.Ингер вообще не выделяют политические факторы как самостоятельные, а либо частично включают их в число исторических (Т.Петтигрю), либо упоминают их тогда, когда говорят о влиянии законов при рассмотрении теории социальной стратификации (Симпсон и Ингер). Скорее всего это связано с тем, что они исследуют межэтнические и расовые отношения в США, где народы, населяющие эту страну теперь, не имели на ее территории своих государств, а политическое устройство Штатов существенно различалось в историческом прошлом (рабовладельческий Юг), но не теперь. Иная ситуация в Европе, где проблемы соответствия государственно-территориального устройства и этнического состава населения стран рассматриваются, но главным образом в русле политической социологии23. Что же касается Советского Союза и постсоветского пространства, равно как и бывших Югославии, Чехословакии, то здесь государственно-политические факторы чрезвычайно важны для понимания межгрупповых отношений. Исторически сложившееся национально-государственное устройство выступало. Прежде и является сейчас историко-политическим фактором, воздействующим на межэтнические отношения.

Влияет на них и форма государственного устройства: унитарное государство или федеративное. Многие считают федеративное государство демократическим способом «решения национального вопроса».

Что касается влияния политического строя, то, естественно возможности культурного плюрализма намного шире в демократическом гражданском обществе, чем при тоталитарных или авторитарных режимах, характеризующихся высоким уровнем этнической дискриминации. Так, с тоталитарными режимами в Германии и Испании связаны массовая этническая дискриминация, чистки.

Проблема действий элит, мобилизации ими этнических чувств во имя важных для этносов целей - очень существенный политический параметр, направляющий межэтнические отношения. Не случайно роли лидеров придается особое значение в конфликто-логических теориях (см. гл. 12). В развитии межэтнических отношений элита выполняет ряд функций:

  1. «задает» идеологию толерантности или вражды;

  2. вырабатывает политику, которая будет направлена на примирение, снятие предубеждений или, наоборот, будет стимулировать фаворитизм;

  3. направляет деятельность средств массовой информации, которые играют громадную роль в формировании межэтнических установок и стереотипов;

  4. определяет образовательные программы, влияющие на предотвращение или рост предубежденности, борется за власть знаний посредством знаний;

  5. наконец, она служит как бы образцом поведения.

Демонстрация такого поведения способна задавать определенный настрой. Например, встречи президента США Б.Клинтона с представителями этнических и расовых общин - поляками, индейцами, неграми - особенно широко транслируются средствами массовой информации. Такие действия президента, конечно, являются демонстрацией его политики.

Влияние типов политического режима мы хорошо можем видеть на примере истории нашей страны. Первая попытка либерализации режима в период Хрущевской оттепели сразу привела к расширению прав республик в сфере образования, культуры. Вторая попытка движения к гражданскому обществу, предпринятая в конце 80-х годов, сопровождалась, как известно, межэтническими напряжениями и конфликтами, но тому есть немало причин как в прошлом, так и в особой социально-политической ситуаций именно в те годы, о чем речь пойдет дальше (гл. 12). Но факт остается фактом: именно реализация гражданских прав в обществе позволила представителям разных национальностей выразить их интересы. Другой вопрос - как этим воспользовались элиты, власти

При любом типе государственного и политического устройства политика государства, проводимая в отношении «меньшинств», большую роль, как, впрочем, и в целом этническая политика, которая касается и большинства, или доминирующего этноса.

При всем разнообразии политики, проводимой правительством, в ней можно выделить два основных направления, которые касаются этнических групп: интегрирующая политика (ее иногда называют унифицирующей) и политика культурного плюрализма. Интегрирующую политику сегодня демонстрирует, например, Эстония: тот, кто не знает эстонского языка и культуры, не является здесь гражданином государства. Но именно эта республика подвергается жесткой критике как изнутри, так и извне.

Пример плюралистической политики дает Украина, в которой принят нулевой принцип гражданства (т.е. все живущие на территории государства независимо от национальности и времени проживания получили гражданство), есть Декларация прав народов. Такую же политику демонстрирует Россия. Сам факт наличия двух государственных языков в большинстве республик РФ, а также принятие Закона о национально-культурной автономии свидетельствуют о намерениях осуществлять плюралистическую политику.

Политика плюрализма касается отнюдь не только области культуры, языка, образования. В широком понимании это и представительство национальностей в институтах власти, так называемое «соучастие во власти». Таким образом, политическая сфера тесно связана с социальными интересами людей, их трудовой устроенностью, мобильностью, но это уже другая группа социально-структурных факторов, на которых мы кратко и остановимся далее.

^ Роль социально-структурных и культурных факторов
Среди группы социально-структурных факторов, влияющих на межэтнические отношения, можно выделить три наиболее существенных:

  1. взаимосвязь социальной и этнической стратификации;

  2. влияние социально-структурных изменений;

  3. этнический фактор в социальной мобильности.

Обобщая многочисленные исследования по межэтническим отношениям, которые давно ведутся в США, Г.Оллпорт пришел к выводу, что предубеждения и конфликты ослабляются, если контактирующие группы обладают одинаковым статусом24. Но полиэтнические государства, где все общины обладают более или менее равным социальным статусом, найти трудно. Феномен же большего представительства в престижных группах одних национальностей в ущерб другим достаточно широко распространен и на личностном уровне действительно воспринимается как дискриминация. «Белую работу сделает белый, черную - черный».

Для того чтобы «раскрыть» степень неравенства, социологи, изучая взаимодействующие группы, всегда анализируют социальную структуру. Результаты такого анализа по постсоветскому пространству представлены в гл. 3 и 5 данного учебного пособия.

В Российской Федерации уже к началу 90-х годов в 11 из 21 республики уровень образования - один из показателей социального статуса, особенно для 80-х годов, - у титульных национальностей был выровнен или практически выровнен с русскими в республиках (или был даже выше). Это касалось адыгейцев, бурят, балкарцев, башкир, калмыков, карачаевцев, лакцев, татар, осетин, хакасов, черкесов, якутов25.

Однако выравнивание не означало, что «равностатусный контакт» стал привычным, а это очень важный социально-психологический фактор. При социальном сравнении, которое влияет на отношения, важно непременно учитывать два обстоятельства. Первое - сравнение у людей разных национальностей идет не вообще, скажем, русских и армян, русских и татар, русских и евреев, а русских и татар в Татарстане, или русских, армян и евреев, например, в Москве, т.е. в обозримой локальности.

Второе обстоятельство - равностатусный контакт должен стать привычным, т.е. нужно длительное время для адаптации к такому общению. Ну и естественно, равностатусный контакт не является панацеей от напряжений, поскольку на характер общения влияют многие другие факторы и обстоятельства.

Таким фактором является, например, второй среди выделенных нами - изменение социального положения групп. Движение к желаемому равностатусному общению, как это ни парадоксально, ведет к напряжениям в межэтнических отношениях. Конфликтность здесь связана с тем, что доминирующая в высокостатусных слоях группа должна «потесниться». Вместе с тем, у той национальности, которая продвигается в эти слои, растут потребности. «Чем больше имеем, тем больше хотим», - таков социологический закон возрастающих запросов. Следовательно, вторая группа социальных факторов, которая связана с социально-структурными изменениями, является конфликтогенной.

Ряд американских социологов выявили многочисленные конфликты, связанные с десегрегацией негров. Именно в их работах установлены некоторые важные закономерности. Так, быстрые изменения в статусе «отстающих» групп ведут к большей конфликтности. Уровень конфликтности снижается, если действуют «организованные группы», способные сконцентрировать свои усилия вокруг определенных образцов десегрегации. В тех общинах, в которых за изменения выступали комитеты содействия, мэры) церковные организации, межрасовые советы и т.п., межрасовые отношения смягчались. В других же общинах, где такого содействия не было, враждебность групп возрастала. Поэтому у детей белых и афроамериканцев были разные результаты от их совместного обучения в школах. «На скорость и направление изменений оказывает влияние и стратегическое искусство лидеров», - к такому заключению пришли Дж. Симпсон и Дж. Ингер26.

В СССР, а затем и в Российской Федерации было высказано немало недоумений по поводу того, почему народы, которые в советское время получили доступ к образованию (а нередко даже пользовались в этом отношении определенными преимуществами), все более заметно начали представительствовать в структурах власти, т.е. говоря социологическим языком, «выравнивались по социальной структуре», вместе с тем заявляли о своих новых претензиях, сначала в завуалированных формах (как в СССР - в конце 70-х годов), а потом (после «перестройки») и открыто. Объяснение подобным фактам дает теория социально-структурных изменений. Собственно, так было во всем мире. Например, в тот период, когда фламандцы и валлоны выравнивались в структуре, бельгийское общество должно было принимать меры для стабилизации; когда франкоканадцы стали догонять в социально-экономической сфере англоканадцев, Канада встала перед проблемой совершенствования государственного устройства.

Такую же ситуацию переживал в свое время СССР и переживает сегодня Россия. Есть ли способы смягчить действие данного фактора, кроме времени, необходимого для взаимной адаптации к новой «расстановке» позиций в социальной структуре? Такие способы есть. К их числу, как уже говорилось, относится прежде всего действие гражданских законов, организационных структур, лидеров.

Что касается ситуации в Российской Федерации и странах ближнего зарубежья, то в период экономической трансформации здесь действует еще одно осложняющее обстоятельство - формирование нового престижного слоя - «богатых людей», которых представляют банкиры, бизнесмены, предприниматели. Людей, каких национальностей окажется больше в данном слое? Это сейчас вопрос не просто ощущения престижа, достоинства, но и экономического интереса, что наиболее сильно затрагивает большинство людей.

Оформление собственности в нашей стране очень часто оказывается связанным с доступом к властным структурам (получение кредита, аренда помещения и т.п.), именно поэтому социальные интересы оказываются связанными еще и со стремлением доступа к власти. Русские в Эстонии, Латвии хотят быть равноправными гражданами не только из чувства собственного достоинства, но и потому, что для «негражданина» существуют ограничения в доступе к собственности. А эстонцы и латыши этими привилегиями хотят пользоваться преимущественно, ссылаясь на то, что и так в 1995 г. не менее 60% бизнеса было сосредоточено в руках русских и евреев.

Есть и другие социальные параметры, которые близко затрагивают интересы людей и осознаются как дискриминационные, в частности, возможности социального роста, мобильности, а точнее, социальных перемещений.

В СССР этот процесс зависел и от способностей людей, и от их стартовых возможностей, но он был и управляемым. Например, первые секретари ЦК компартий союзных республик были лицами титульной национальности, а вторые секретари - русскими. На высших командных должностях в армии всегда были русские, в некоторых случаях украинцы. Но в республиках идеологию союзной власти проводили «свои» для местного населения люди, поэтому в Академии общественных наук при ЦК КПСС готовились руководители из лиц титульных национальностей и им «открывали дорогу» в республиках. Готовились кадры и для развития производительных сил на местах В результате мобильность, особенно среди титульных национальностей республик, была высокой, как правило выше, чем у русских (см. гл. 6). Скажем, если 2/3 или 3/4 людей из среды «моей национальности», живущих в городах (а именно с урбанизацией был тесно связан процесс мобильности), повысили свое социальное положение по сравнению с отцами, то, естественно, представления о достоинствах «моего народа», о его самодостаточности находят все большее распространение, и растут претензии на более высокий статус.

Далеко не всегда такие претензии спокойно воспринимались окружающими людьми нетитульной национальности, особенно русскими27.

Среди людей понизивших свой статус по сравнению с отцами или в течение трудовой жизни, доля негативных установок на межэтнические контакты всегда выше.

Для измерения межэтнических установок часто используют шкалу Богардуса, по которой выясняют готовность респондента «принять человека иной национальности как: а) гражданина государства, б) делового партнера, в) соседа, г) друга, д) члена семьи (муж дочери, жена сына)». Шкалу обычно модифицируют. В советское время модифицировали и мы, поскольку проблема принятия лиц иных национальностей как граждан не стояла, да и соседей в городах редко кто мог выбирать. Но интересно было другое. Шкала рассчитана на измерение дистанции готовности к контакту: если, скажем, грузин готов принять русскую (русского) в качестве члена семьи, то он тем более готов принять ее (его) как друга, соседа, делового партнера.

Однако в ряде районов со сложной межэтнической ситуацией эта шкала «не работала». Например, в Эстонии во время опросов 70-х годов эстонцы чаще проявляли готовность к смешанным бракам, чем к партнерству в трудовой сфере. Тогда мы сделали вывод: установки на контакты в сфере трудовой деятельности и сфере неформального общения находятся под влиянием разных факторов. Если в трудовой сфере на них влияют конкурентные (конкурсные) ситуации, то в сфере быта - нормы культуры конкретного народа28.

Культурные факторы, влияющие на межэтнические отношения, делятся на две группы: первая связана с просвещением и информированностью, вторая - с традиционными нормами каждой культуры (в социологии чаще говорят просто о традиционализме).

Тот факт, что образование, и в целом просвещение, способно разрушать межэтнические границы, снимать предубеждения, установлен в многочисленных исследованиях. В однонациональных, особенно часто в сельских, общинах негативные гетеростереотипы и предубеждения в значительной мере подпитываются их культурной замкнутостью. У образованных же групп негативные установки чаще всего не связаны с культурными факторами, особенно в деловой сфере.

К первой группе факторов относится и пропаганда образцов межнационального общения через средства массовой информации. Особенно большое влияние оказывают телевидение и пресса.

В мусульманской общине Вашингтона нам рассказали, как один крупный бизнесмен-мусульманин благодаря своему влиянию, в том числе в государственных учреждениях, добился того, что по телевидению было запрещено показывать мусульман в образе шейхов-богачей и кровожадных людей с оружием.

Мы наблюдали, как росли антимусульманские предубеждения, когда телевидение показывало кадры из чеченской республики с исполнением ритуального танца «Зикр» и отправлением «намаза» (молящиеся аллаху) на площади шейха Мансура. Но никто из наших респондентов не помнил, чтобы по телевидению показывали чеченца или аварца, даргинца из Дагестана, кабардинцев и балкарцев, обрабатывающих землю или работающих на предприятиях. И это один из очевидных примеров формирования «антикавказских» установок россиян. Надо ли удивляться, что в середине 90-х годов они имели место, например, у более 50% населения в Москве.

Вторая группа культурных факторов связана с традиционными Нормами поведения. Принято считать, что традиции чаще влияют На поведение в быту, но на самом деле здесь они просто очевиднее. Эндогамные браки преобладают у всех народов не только вследствие теоретической возможности заключения однонациональных и смешанных семейных союзов, но и благодаря установкам на такие браки. Однако традиционные нормы оказывают влияние и на отношения в трудовой сфере, а именно сказываются на выборе партнеров по бизнесу, проявляются в нормах общения в трудовых, коллективах, влияющих на отношения людей

Любопытно, как один из бизнесменов-калмыков объяснял то почему он предпочитает работать со своими соплеменниками «В нашем деле много риска, попадаются люди неумелые или безответственные. Если кто-то из партнеров «прогорит», то за русского никто не заплатит, а за калмыка заплатит семья, родственники»

Представления о людях, с которыми лучше иметь дело, отношение к явлениям других культур, событиям из жизни других народов во многом определяются тем, как историческое прошлое современная социальная действительность преломляются в психологии личности. Вот почему социологи особо выделяют личностные факторы.

1   2   3   4   5   6

Похожие:

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconМгу им. М. В. Ломоносова и Гуманитарном институте. Для студентов,...
Ш95 Основы нейрофизиологии: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2000. с. 277

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconУчебное пособие для вузов М.: Аспект Пресс, 2004
Эта книга должна способствовать формированию у профессиональных журналистов экономического мышления, пониманию своей роли в укреплении...

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconУчебное пособие для вузов М.: Аспект Пресс, 2003. Саруханов валерий арменович
Саруханов валерий арменович – инженер-кораблестроитель, художник, драматург, режиссер, член Союза журналистов, профессор Санкт-Петербургского...

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconОсновы управленческой деятельности учебное пособие Москва
Учебное пособие рассчитано на студентов технических вузов, обучающихся по специальностям направления «Информационная безопасность»,...

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconМаринченко А. В. Экология: учебное пособие для вузов / А. В. Маринченко. 5-е изд
Экология: учебное пособие для вузов / А. В. Маринченко. 5-е изд., перераб и доп. Москва: [Дашков и К°], 2012. 327 с

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconУчебное пособие для вузов под ред. В. М. Мапельман и Е. М. Пенькова...
Учебное пособие предназначено для студентов вузов и всех интере­сующихся философской проблематикой

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconПрактикум л. И. Губарева о. М. Мизирева т. М. Чурилова экология человека...
Учебное пособие предназначено для студентов высших учебных заведений, оно может быть использовано также преподавателями вузов, учителями...

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учеб­ное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconУчебное пособие для студентов вузов и практических работников. М: Тц «Сфера»
Технологии практического психолога образования: Учебное пособие для студентов вузов и практических работников. — М: тц «Сфера», 2000....

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconУчебное пособие Курс лекций Для студентов высших учебных заведений...
Учебное пособие предназначено для студентов вузов, но может быть полезно и тем, кто самостоятельно изучает экономическую теорию



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница