Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999




НазваниеУчебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999
страница3/6
Дата публикации14.06.2013
Размер1.13 Mb.
ТипУчебное пособие
www.lit-yaz.ru > История > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6

Кого относят к этническим меньшинствам
Объектом исследования социологов работающих в этнической сфере, часто служат не доминирующие народы в полиэтнических государствах, а этнические группы, представляющие часть какого-то народа или национальности. Как называть их, чтобы наименование отвечало научным критериям, было понятно людям и не задевало их этнических чувств? А кроме того, с определением характера той или иной этнической группы связаны политико-правовые и политико-психологические вопросы.

Еще в Советском Союзе многие недоминирующие народы, которые давали наименование союзным республикам, по Конституции СССР имели право не только на самоопределение, но и на выход из состава государства. Недоминирующие народы Российской Федерации, дающие название республикам, имеют право на самоопределение в составе государства. Но обладают ли таким правом другие народы, не имеющие своих государственных образований, или части народа, например, ногайцы, лезгины в России, армяне Карабаха? Эти проблемы воспринимаются как психологически-правовые и часто конфликтные.

С точки зрения научной терминологии, и бурят в Бурятии, и татар в Башкортостане, и русских в Саха (Якутии), и хантов правомерно назвать этническими группами - здесь у социологов затруднений нет. Но в среде самих национальностей, а чаще - среди этнологов, бурят и хантов в Бурятии называют народами, татар в Башкортостане - национальным меньшинством, относительно русских в Саха (Якутии) могут затрудниться с определением, поскольку русских в этой республике больше, чем якутов.

Проблема меньшинств актуализировалась во всем мире, что связано с ростом этнического самосознания, национальными движениями, активизацией миграционных процессов. На постсоветском пространстве она воспринимается остро еще и потому, что вследствие распада Советского Союза народы были разделены отнюдь не эфемерными границами и для диаспор жизненно важным оказался вопрос: гражданами какого государства они должны стать, т.е. будут ли они иммигрантами, временными жителям14 или меньшинствами в государствах, где они живут. Именно так встал вопрос перед русскими в государствах нового зарубежья, перед украинцами в России, особенно теми из них, кто приехал, например, в Магаданскую область или Саха (Якутию) не на постоянное жительство и после работы, на пенсии, собирался жить Украине (а так называемые северные пенсии им теперь на Украине не выплачивают). В связи с демократизацией и деятельностью правозащитных движений вопрос о правах граждан разных национальностей для многих стал уже не декларативным, а вполне реальным.

Россия приняла на себя международные обязательства по соблюдению прав меньшинств, следовательно, она должна соблюдать принятую в 1992 г. Генеральной Ассамблеей ООН «Декларацию о правах личности, принадлежащей к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам». Тогда же при Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе был учрежден институт Верховного комиссара по правам человека и национальных меньшинств с целью предотвращения конфликтов, связанных с положением этнических меньшинств. Верховный комиссар Макс ван дер Стул проявил свои способности, действуя на постсоветском пространстве, влияя на законодательство, например в Эстонии в отношении неэстонского населения.

Таким образом, и для отдельного человека, и для национальности (или части ее), к которой он себя относит, немаловажное значение имеет то, какое понятие используют для их наименования - «народ», «этническое меньшинство», «национальное меньшинство», «коренной народ», поскольку все они часто имеют вполне определенный социальный и политический смысл. Это делает необходимым выделить типы групп, которые в международной правовой или социальной практике могут быть отнесены к этническим меньшинствам. Но надо иметь в виду, что чисто количественные характеристики в данном случае не могут считаться достаточными и что пока нет всеми признанного определения этнического меньшинства. Действительно, титульные национальности в республиках Российской Федерации или франкоканадцы в канадском Квебеке считают себя не меньшинствами, а народами, нациями в этническом значении, хотя реально ни те, ни другие не являются доминирующим по численности большинством.

Понятие «этническое меньшинство» - не чисто демографическое, оно несет на себе и определенную социально-психологическую нагрузку. В самом деле, для того чтобы группа самоидентифицировалась как меньшинство, она должна ощупать свое недоминирующее положение или дискриминацию. Приведем такой пример. В Киеве проходила международная конференция по проблемам новых диаспор (частей народа, живущих за пределами государства основного проживания). Выступая на этой конференции, социолог из Одессы, которая занимается национальными проблемами, спрашивала: «Почему мы. русские, в Одессе должны считать себя меньшинством? По социальному статусу мы не ниже рядом живущих с нами украинцев и по численности нас не меньше». Вот почему понятие «этническое, национальное меньшинство» имеет в своем содержании и социально-психологический компонент, который определяется, обусловливается конкретной исторической и социально-политической ситуацией.

Исторически так сложилось, что часть народов в прошлом в СССР и теперь в России, или, например, в Грузии, имеют государственные образования, носящие их имя. Это титульные народы республик. В официальной практике их не называли «меньшинством». А использовавшееся в России бытовое понятие «нацмен» по отношению ко всему нерусскому населению воспринималось как уничижительное и сегодня фактически ушло из практики употребления.

Титульные народы и другие этнические общности, кроме русских, в республиках часто называют коренными, хотя и это название неточно. Но, во-первых, во многих случаях на территории республик проживало не одно поколение русских. И даже столицы некоторых республик были основаны русскими, как, например, Якутск. Во-вторых, в международной практике под коренными народами имеются в виду аборигенные народы, «ведущие племенной образ жизни», как об этом говорится в Конвенции МОТ 1989 г. В трактовке, соответствующей современным условиям России, это народы, занимающиеся традиционными видами хозяйственной деятельности. Их права обычно защищаются как права малочисленных аборигенных народов.

Кроме того, термин «коренные» (жители) нередко трактуют как право на дополнительные преимущества на данной территории, что воспринимается как нарушение гражданских прав всеми другими национальностями, прежде всего русскими, украинцами в республиках. Учитывая все эти обстоятельства, ученые и политики стараются как можно реже или вовсе не употреблять термин «коренные», используя понятие «титульные (нетитульные) национальности».

Какие же типы групп можно отнести к этническим меньшинствам ? К таковым относят группы, во-первых, численно меньшие, чем этническое большинство в государстве, во-вторых, находящиеся в недоминирующем положении, в-третьих, обладающие этнокультурной спецификой и желающие сохранить ее. Они могут быть частью этнонации, проживающей за пределами основной территории самоопределения последней (грузины в России, татары в Сибири и др.); могут быть группой сохраняющего свою идентичность народа, но разбросанного по многим странам и не имеющего своего государства (цыгане, курды и др.); могут быть народом территории внутренней колонизации (эвены, чукчи и др.); наконец, группой обосновавшихся на постоянное жительство граждан - в прошлом иммигрантов (немцы Поволжья, испанцы в России и т.д.).

Распад СССР и создание постсоветских государств привели к появлению понятия «новые меньшинства». Иногда так говорят о русских в государствах нового зарубежья. В некоторых из них русским трудно осознать себя меньшинством, как, например, в Казахстане, где они не составляют численного меньшинства и по социально-профессиональному статусу не уступают титульному этносу. Сходная ситуация наблюдается и в Киргизии. Президенты этих государств употребляют в отношении русских термин «народ-партнер». Такая традиция существует в ряде западных государств; в частности, в категориях равного партнерства рассматривают франкоканадцев в Канаде, шведов в Финляндии, ирландцев, шотландцев в Великобритании. В некоторых государствах даже на официальном уровне признается двуязычие, как, например, в Финляндии.

В отношении этнических групп, являющихся диаспорами, международные документы не предусматривают права на территориальную автономию, а гарантируют главным образом защиту их от политической и культурной дискриминации. Неудивительно поэтому, что некоторые государства рассматривают значительные группы автохтонного нетитульного населения именно в качестве меньшинств, не принимая формул равного партнерства, как это имеет место, например, на Украине или в Латвии в отношении русских.

Все это побуждает ученых чаще использовать по отношению к меньшинствам, которые являются частью этнонации, живущей за пределами территории ее самоопределения, термин «диаспора». Если этническая группа признается другими и ощущает себя меньшинством, то обычно она нацелена на использование прав, которые предоставляют меньшинствам международные механизмы. Как правило, их права реализуются в рамках культурной автономии, но встречаются случаи, когда такие группы, их лидеры начинают бороться за право называться народом. Ведь народы имеют, хотя и оспариваемое теперь рядом ученых, право на самоопределение Движение, связанное с борьбой за самоопределение в виде создания государств, называют национализмом. Вокруг понимания права народов на самоопределение идут острые дискуссии, меняется содержание понятия «национализм», неоднозначно воспринимается и само обозначаемое им явление. Поэтому тема национализма требует специального рассмотрения.

^ Понимание национализма в отечественной и мировой литературе
Национализм считают одной из мощных сил современности, идеи его по степени влияния сравнивают с идеями либерализма и демократии. Национализму посвящены, особенно на Западе, многочисленные работы политологов, антропологов, политических и социальных психологов. Внимание к нему было связано с антиколониальным движением, ростом этнического самосознания в развитых индустриальных странах, с национальными движениями, в том числе на постсоветском пространстве.

Среди политиков, ученых, общественных деятелей, вовлеченных в национальные движения, идут споры. С одной стороны, нельзя не признать справедливым стремление людей сохранить целостность своего народа, его язык, культуру, с другой стороны, многие считают, что ориентация на сохранение культурной специфики этносов часто перерастает в требование определенных преимуществ для них, служит целям обоснования неравенства в гражданских правах, а поиски традиционных корней, ведущие к архаизации, препятствуют процессам модернизации и демократизации.

В СССР, а потом в России дискуссии о национализме стали возможны только в условиях начавшейся демократизации. Но именно тогда возникли массовые национальные движения, представители элит в союзных и автономных республиках выступили с обоснованием идей национализма. Полемика вокруг национальных проблем выходила далеко за пределы научного сообщества, она оказалась неотъемлемой частью всей политической жизни нашего общества.

В советской, а затем в российской науке и общественно-политической практике термин «национализм» использовался в негативном смысле - как политическое клеймо при оценке отступления от интернационализма. В социологии под национализмом имели в виду систему установок и политических идей об исключительности, превосходстве «своего» народа над другими, нетерпимости, нежелании смешиваться с другими народами (эксклюзивизм), а также действия, направленные на их дискриминацию.

Под влиянием национальных движений в союзных республиках, которые в начале перестройки способствовали падению тоталитарного режима, у российских политиков и ученых вырос интерес к мировому опыту оценки национализма. Еще в СССР начали переводиться работы Э.Геллнера, обсуждаться идеи Э.Кендури, Э.Хобсбаума, Э.Смита, Б.Андерсена, Д.Холла. В западной литературе национализм трактовался как принцип, согласно которому политические и национальные единицы должны совпадать.

Верность идеям этнического возрождения стала мобилизующей силой общественных движений, направленных на достижение собственной государственности22. Нация должна быть как можно более независимой, что требует достижения ею некоторого политического суверенитета23.

Суть национализма состоит в том, что это одновременно и политическое движение, стремящееся к завоеванию или удержанию политической власти, и политика, оправдывающая такие действия с помощью доктрины приоритета интересов и ценностей нации24.

Несоответствие деклараций национализма его реальной практике, которое реально имеет место, не избавляет от необходимости объективного анализа сути национализма. Поэтому ученые пытались найти такое определение понятия «национализм», с которым согласились бы и его противники, и его сторонники (последние воспринимали его позитивно). Приведенное выше понимание национализма отражает не оценку его, а именно суть.

В начале национальных движений в СССР признанию права народов самим решать свою судьбу, создавать государственность и определять меру независимости способствовала привычная для советской науки ленинская трактовка права наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств. Это право, пусть и декларативное, было записано в Конституции СССР, а кроме того все прекрасно помнили ленинские высказывания о национализме больших и малых народов, о позитивной направленности национально-освободительных движений в процессе деколонизации. Все упиралось в одну проблему - отсутствие действенного механизма осуществления этого права.

Но вскоре обнаружилось несоответствие деклараций национализма реальной практике, что отмечалось и в западной литературе правда тогда оно не вызвало к себе особенно острого внимания. Впоследствии же неоднократные нарушения гражданских прав людей, не принадлежавших к титульной национальности, в получивших независимость государствах на постсоветском пространстве снова дали основание для употребления термина «национализм» (прежде всего в политической литературе) в оценочном (негативном) смысле. Несостоятельности его постулатов была, например, посвящена статья П.Е.Канделя «Национализм и проблема модернизации в посттоталитарном мире»25. Политики в России не употребляли понятие «национализм» в нейтральном смысле. Задачей же ученых было проанализировать объективно его суть.

В науке считается общепризнанным разделение национализма на гражданский (государственный) и этнический- этнонационализм. Первый иногда называют территориальным и считают его основанным на свободном самоопределении личности и рациональным. Такой национализм, отождествляемый с патриотизмом, признается нормой человеческого общежития, поскольку направлен на консолидацию всего населения государства с помощью юридических институтов, общегражданских прав, культуры, идеологии. Но в крайних вариантах он нацелен на государственную экспансию либо на агрессивные формы шовинизма или изоляционизма.

Этнический национализм (этнонационализм) может быть политическим или культурным. Основанный на понимании нации как этнической общности, политический этнонационализм имеет целью достижение или удержание государственности, включая институты, ресурсы, культурную систему.

Культурный этнонационализм направлен на сохранение целостности народа, на поддержание и развитие его языка, культуры, исторического наследия. Он играет положительную роль при двух непременных условиях: во-первых, если не содержит в себе идей культурной замкнутости и изоляционизма, негативной направленности против других культур, и во-вторых, если у него нет стремления возродить и распространять те архаические элементы в культуре, которые препятствуют развитию этноса.

Обычно критике подвергается именно политический этнонационализм, который характеризуют как направленный на достижение преимуществ для одного народа во власти, идеологии, культуре. Этнонационализм доминирующих народов в крайних формах доходит до дискриминации по отношению к другим национальностям, узурпации государственных институтов и идеологии. Этнонационализм недоминирующих этнических групп в экстремальных формах преследует цели сепаратизма, устранения неравенства любыми путями и средствами.

Различая гражданский и этнический национализм, Э.Смит, на наш взгляд, верно отмечает, что это всего лишь два идеальных типа и что «каждый национализм содержит гражданские и этнические элементы в разной степени и разной форме»26. Характер национализма, его направленность зависят от источников, которые его порождают и питают.

^ Источники национализма
Национализм - это не только идеи и соответствующая им политика, но и система ориентации, чувств. Поэтому источниками, которые его питают, могут быть как реальные обстоятельства, события, так и восприятие их, переживания людей.

Источником национализма в условиях многоэтнических государств имперского типа являются протест против национального неравноправия и стремление народов получить как можно больше независимости. В XIX в. он имел место в Австро-Венгрии, Османской империи, проявлялся среди недоминирующих этнических общностей в России. В XX в. национализм подобного рода существовал во всех частях мира.

На уровне обыденного сознания зачастую бывает трудно понять, почему народы, которые неплохо живут, включены в процессы модернизации, получают возможность широкого образования при поддержке метрополий, тем не менее стремятся к самостоятельности. Почему национализм активно проявляет себя в Квебеке, в Ирландии, почему так сильны были его вспышки на Украине?

В социологии известен закон возвышающихся социальных ожиданий. Чем активнее включаются народы в процессы урбанизации, интеллектуализации, модернизации в целом, тем шире становится диапазон их потребностей. Образование, распространение средств массовой информации делают доступными для людей широкие сравнения с опытом других народов. Все это и порождает новые потребности. Как говорится, «чем больше мы имеем, тем больше мы хотим».

Источником национализма нередко выступает реакция на возможность утраты уже достигнутого уровня автономии внутри полиэтнического государства. Если же речь идет о государственном национализме, то таким источником оказывается реальная или воображаемая опасность потерять независимость. Еще одним источником служит осознание ущерба, который могут нанести интересам страны другие государства в сфере экономики, использования ресурсов, территории, культуры. Опасность может восприниматься как со стороны метрополии, так и со стороны других народов. Например, якуты видят угрозу своим интересам в использовании ресурсов со стороны Центра, а осетины и ингуши ведут споры между собой из-за территории.

Подобные настроения довольно часто и широко используются теми политическими лидерами, которые не всегда руководствуются интересами народа, а заботятся о том, чтобы получить доступ к власти. В стремлении войти во власть или удержаться у власти они нередко разжигают националистические чувства людей.

Источником национализма может служить социальная почва - конкуренция за рабочие места, особенно в престижных сферах деятельности. Такая конкуренция возможна как между представителями доминирующей этнической общности и другими группами в самом государстве, так и с иммигрантскими группами.

Особо высокий экономический статус некоторых диаспорных групп даже по сравнению с доминирующим этносом тоже может стать источником националистических ориентации. Так, высокое представительство русских и евреев в бизнес-элите Эстонии и Латвии поддерживает национал-изоляционистские ориентации по отношению к русским и России; такие же настроения известны по отношению к китайцам в странах Юго-Восточной Азии, к японцам в некоторых странах мира.

Национализм, как мы уже говорили, это не только система идей и политика, но и специфические политико-психологические состояния и чувства, которые окрашивают восприятия политических идей и действий. Подробнее речь об этом пойдет в разделе о социально-психологических проблемах этничности (разд.V).

Здесь же важно отметить, что источником для появления национализма могут послужить конкретные ситуации, в которые попадают социальные группы, например ситуация депривации. Известно, что в случае осложнения экономического положения всегда ищут виноватых - ситуация поиска «козла отпущения», как говорят социологи. Таким «козлом отпущения» обычно оказываются те группы, которые в силу конкретных обстоятельств меньше страдают от трудностей и в глазах обывателя становятся виновниками этих трудностей. На постсоветском пространстве именно из этого источника питался погром турок-месхетинцев, антисемитские настроения.

Другой тип ситуации - это когда группа не имеет возможности для выработки собственных положительных идентичностей и целевых установок и национальная принадлежность становится основной переживаемой компенсирующей идентичностью. Часто такая ситуация возникает в низкостатусных или в чем-то ущемленных группах.

Источник национализма кроется и в психологии маргинальных групп, т.е. тех, кто не может идентифицировать себя ни с одной из групп, обладающих признаваемым в обществе статусом и достоинством. Политические психологи считают, что национализм такого типа чаще всего диффузный, пассивный и только в стрессовых ситуациях принимает агрессивную форму.

Политический национализм, если он не является выражением интересов угнетенного, дискриминируемого народа, как правило, бывает тесно связан с консервативными (правыми в капиталистических, государственно-социалистическими в постсоветских странах) и авторитарными ориентациями. «Эта связь, - пишет Г.Г.Дилигенский, - естественна и органична. Консерватизм выражает интересы привилегированных социальных групп, стремящихся сохранить статус-кво... Апелляция к общенациональным интересам - наиболее удобный способ оправдания такой позиции, игнорирования реального многообразия социально-групповых интересов, существующих в обществе. Кроме того, она позволяет эксплуатировать стихийный массовый консерватизм, питаемый страхом перемен («не было бы хуже!»), особенно сильным в кризисной, неопределенной, стохастической ситуации»27.

Национализм питают не только политические, социальные и психологические источники, но и правовые, поскольку он, естественно, ищет правовую основу для достижения своих целей. Одним из важнейших в этом отношении является право на самоопределение.

^ Право на самоопределение. Взгляд из центра и республик
Принцип самоопределения, как и гражданский национализм, появился во времена Великой французской революции. Тогда он имел смысл народного суверенитета. Но впоследствии под ним стали понимать право народа либо на выбор своего статуса (той или другой меры автономии) внутри полиэтнического государства, либо на образование собственного государства.

Интерпретация понятия «самоопределение» сталкивается с целым рядом трудностей. Прежде всего по-разному истолковывается тот объект, которому, как предполагается, должно быть предоставлено право на самоопределение. Обычно, когда идет речь о реализации права на самоопределение, обращаются к таким международным документам, как Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2625 (XXV) от 24.10.1970 г. о принципах международного права, в которой сформулирован принцип «равноправия и самоопределения народов», «Международный пакт о гражданских и политических правах» и «Пакт об экономических, социальных и культурных правах». Обращаются также к статье 1 Устава ООН, в которой записано: «Все народы имеют право на самоопределение... 2. Все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться своими ресурсами... 3. Все участвующие в настоящем Пакте государства... должны в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право».

Но что имеется в виду под общностью, которая обладает этими правами? Народ может рассматриваться и как нация в этнокультурном значении, и как гражданское сообщество, т.е. смешанное в национальном отношении население территории, или как государственное образование. По этому поводу идут дискуссии.

В период распада СССР не всегда было ясно, от имени кого происходило самоопределение постсоветских государств. Только Россия объявила свой суверенитет от имени «многонационального народа», тогда как в большинстве других бывших союзных республик инициатива исходила от титульной этнонации. Лишь впоследствии в Литве, на Украине и в Казахстане заговорили о гражданской нации, а в самое последнее время заявляют о гражданской нации в Латвии и Эстонии.

Таким образом, первое противоречие, возникающее в связи с правом на самоопределение, - это противоречие между этническими, гражданскими и административно-территориальными интерпретациями субъекта самого права.

Второе противоречие - противоречие между правом народов на самоопределение и принципом неприкосновенности, целостности государства (гарантированным Хельсинским соглашением 1975 г.).

Ряд идеологов в Центре обращали внимание на то, что приведенные международные документы принимались в связи с деколонизацией, и вне ситуации деколонизации применение принципа самоопределения приходит в противоречие с принципом неприкосновенности границ. Как пишет В.А.Тишков, «самоопределение допускается только в контексте деколонизации и только для народов как территориальных сообществ, а не этнических общностей»28. Но те, кто борется за самоопределение, с такой трактовкой не согласны. Это касается всех - от франкоканадцев, ирландцев29 до сторонников самоопределения в Российской Федерации.

Ситуация каждый раз осложняется тем, что нет единых представлений об условиях, основаниях и критериях для реализации требований самоопределения.

Для государств на постсоветском пространстве имели значение два обстоятельства: во-первых, декларативное, но часто повторявшееся положение о праве наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства, которое содержалось и в программе КПСС, и в тексте Конституции СССР; и во-вторых, ситуация на начальных этапах трансформации тоталитарного общества, когда демократия вообще воспринималась общественностью по преимуществу эмоционально и интерпретировалась как свобода, равенство. При таком подходе сама демократизация поставила под сомнение легитимность полиэтнического государства, основанного на несвободном, недобровольном выборе народами государственного устройства. Равноправие, самоопределение народов как право на свободу решать свою судьбу имело тогда достаточно широкую общественную поддержку.

Собственно идеи самоопределения и могут быть реализованы в условиях демократизации. Поэтому не случайно проблемы эти встали после начала перестройки. «Националы выступают за демократию в той мере, в какой она предоставляет народам свободу, - писал государственный советник Президента Татарстана Р. Хакимов. - Для народа, не имеющего национальных прав, демократия бессмысленна. Поэтому для любого народа демократия начинается с самоопределения»30.

Союзные республики СССР реализовали право на самоопределение, однако это не значит, что они готовы предоставить такие же права другим народам, живущим на их территории. Об этом красноречиво говорит опыт Абхазии и Южной Осетии в Грузии. Республики Российской Федерации также самоопределились в той форме, в какой это соответствовало возможностям каждой из них.

Подводя итоги, можно констатировать, что существуют три подхода к праву наций на самоопределение.

  1. Признать это право устаревшим или ошибочным. В качестве основного аргумента при таком подходе называется угроза стабильности международной политической системе, целостности суверенных государств - субъектов международного сообщества.

  2. Признать фундаментальность данного права и его приоритет по сравнению с суверенитетом государств.

  3. Искать новые консенсусные подходы. Наиболее рациональные идеи в подходах таковы:

    • признание того, что отделение не должно обладать приоритетностью по сравнению с другими вариантами самоопределения (федерализмом, культурной автономией, территориальной автономией);

    • сохранение государственных структур «не означает, что концепция государственного суверенитета не может быть изменена»31 (возможность частичной передачи власти подгосударственным, надгосударственным, международным структурам);

    • в случае, если самоопределение народа представляет очевидную опасность для жизненных интересов других народов, оно может быть отложено, а в экстремальных случаях - отменено.

Эти идеи, явившиеся результатом обсуждения, содержатся в Предложениях сопредседателя неправительственной российско-американской группы по правам человека Э.Клайна.

Важно подчеркнуть два момента: прежде всего самоопределение не обязательно означает образование независимого государства, возможны разные формы его реализации, и, кроме того гибкость понимания права на самоопределение должна быть соотнесена с утверждающейся в политологии вариативностью понимания суверенитета (разделенный, частичный, функциональный суверенитет). Это делает возможным не интерпретировать каждую попытку самоопределения как сецессию, отделение, как нарушение целостности государства.

Раскрыть содержание, тип национализма необходимо для понимания причин межэтнических, этнополитических конфликтов для выявления скрытых пружин, регулирующих межэтнические отношения в каждом регионе.

^ Типы национализма
Попытки классифицировать национализмы были шагом вперед в его понимании, облегчавшим социологический анализ межэтнических отношений и идентичностей. Ранее уже говорилось о выделении таких типов, как гражданский (государственный) и этнический национализм. Разные авторы предлагают свое видение разнообразия национализмов. Дж. Брейли различает сепаратистский национализм, реформаторский, нацеленный на придание существующему государству более четко выраженного национального характера, и ирредентистский, направленный на объединение нескольких государств или присоединение части одного государства к другому32. Дж.Холл классифицирует все многообразие национализмов применительно к конкретным историческим периодам и регионам.

Наш подход к национализму, изложенный в книге «Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов» (авторы - Л.М.Дробижева, А.Р.Аклаев, В.В.Коротеева, Г.У.Солдатова), состоял в том, чтобы на основе изучения деклараций, институциональных решений и практического поведения выделить типы национализмов в Российской Федерации. В результате мы зафиксировали следующие типы.

1. Национализм классический, выражающий стремление к полной независимости (вариант Чеченской Республики - Ичкерии). В СССР этот тип был реализован в республиках Прибалтики, Грузии, Армении, на Украине, в Молдове. Сюда же можно отнести и Азербайджан, Казахстан, республики Средней Азии, правда, с учетом того, что за полную самостоятельность они не боролись, а получили ее в результате распада СССР. В составе же СССР они стремились к конфедеративному устройству в этом отношении их национализм того периода можно отнести к следующему типу.

2. Национализм паритетный с ярко выраженным стремлением к возможно полному суверенитету, который в силу внешних и внутренних условий ограничен за счет передачи части полномочий федеральному Центру (в Татарстане, Башкортостане, Туве).

3. Экономический национализм, при котором доминирующей в декларациях и действиях является самостоятельность в экономической сфере, и эта самостоятельность рассматривается элитой как путь к возможно полному суверенитету (в Саха (Якутии) и - на отдельных этапах - в Татарстане).

4. Защитный национализм, при котором доминируют идеи зашиты культуры, языка, территории, демографического воспроизводства и т.п. (осетинский, ингушский национализм, этнокультурный национализм в Карелии, Коми).

Наконец, есть некоторые основания для выделения 5-го типа - модернизационного национализма, при котором доминируют «идеи инновационного прорыва». Он был свойствен российским реформаторам, которые нередко заявляли: «Сначала реформируем Россию, потом сами все к нам потянутся». Иногда он прослеживается в Татарстане.

Конечно, декларируемые идеи и политика, как и практика, заметно различаются. В реальной жизни очень редко удается осуществить идеи национализма без ущерба для людей других национальностей33 .

Учитывая критику национализма, важно выделить и показать возможности либерального национализма, который в декларациях, законах и постановлениях реализует культурный плюрализм, паритет культур и сохранение гражданских прав личности, культуру толерантности и отсутствие враждебного восприятия других наций.

Если существует сила, которую нельзя преодолеть, то важно понять ее, найти ее позитивные варианты и стимулировать их всеми возможными для научного мира способами.

Стремление к образу «национализма с демократическим лицом» есть в республиках Российской Федерации. При наличии традиции негативной оценки национализма в республиках принципы его обычно определяются в концепции самоопределения и суверенитета, а в ряде республик имеют место попытки создания республиканского согражданства. Например, под заголовком «Мы татарстанцы» публикуются материалы на целые газетные полосы, слово «татарстанцы» можно увидеть на плакатах-призывах. Представление «мы - якутяне» настойчиво встраивается в общий идеологический каркас в Саха (Якутии). И при всех сложностях во взаимоотношениях этнических общин это тоже содействует развитию толерантности, уважения прав человека.

Национализм проявляется в разных формах. Одни из них жестко связаны с империализмом (если это национализм доминирующей нации), с авторитаризмом , национальной исключительностью. Но некоторые формы его проявлений вполне согласуются с демократией, социальной толерантностью.

Недоверие к национализму, даже в его либеральной и конституционной формах, иногда может порождать такие заблуждения как «чисто инстинктивная поддержка всех без исключения, даже деспотических, многонациональных государственных образований», - пишет М. Линд34.


^ Демократизация и национализм

В мировой науке давно идут споры о совместимости демократии и национализма. Жестокий лик национализма, проявившийся в ходе мировых войн, непримиримость в межнациональных конфликтах дали серьезное основание для подобных споров.

Были и другие основания для сомнений в возможности демократии в полиэтнических обществах. Одно из них - оценка ситуации для этнических общин в период демократизации. Демократизация дает возможность открыто выразить их интересы, и это приводит к тому, что элиты или все сообщество начинают борьбу за пересмотр доступа к власти и ресурсам. Но стремление к независимой государственности ведет к конфликтам, ибо демократического способа передела границ не существует. Именно такие доводы приводят А.Рабушка и К.Шепсли в работе «Политика в плюральных обществах: теория демократической нестабильности» (1972)35 и делают однозначный вывод: демократия в полиэтнических обществах невозможна.

А.Р.Аклаев приводит доводы, которые были выдвинуты против данного подхода. Первый довод: большинство стран мира полиэтничны. Выходит, что все они обречены на недемократический способ политического устройства. А между тем весь ход истории опровергает невозможность перехода к демократии таких стран.

Второй довод: природа этнической идентичности непостоянна, следовательно, этнические общности действуют вариативно.

В условиях перехода к демократии многое зависит от конкретной ситуации, в частности, от того, есть ли возможность для деятельности партий, общественных движений, существует ли «набор гражданских организаций, переплетение которых создает основу для политической умеренности, толерантности и компромисса». А.Р.Аклаев, обращаясь к классическим в политологии работам П.Брасса, К.Янга, Д.Ротшильда и др.36, выделяет также тезис о роли государства и стратегических элит в том, как будет проявлять себя этническая и национальная лояльность.

Определенный пессимизм звучит и в оценке способностей самой демократии учесть и выразить интересы этнических групп, обеспечить права людей разных национальностей в полиэтническом государстве. Дело в том, что наиболее демократичной считается мажоритарная система выборов. Ее суть отражает принцип «один человек - один голос», и побеждает тот, кто получает большинство голосов. Однако главная слабость мажоритарной системы - недостаточное представительство меньшинств. Английский ученый А.Льюис пишет: «Наивернейший способ убить идею демократии в плюралистическом обществе - это принять англо-американскую избирательную систему»37.

Мировая политология и социология ищут пути реализации демократических принципов в полиэтнических государствах. Эти поиски связаны прежде всего с именем А.Лейпхарта. В работе «Демократия в многосоставных обществах. Сравнительные исследования» (1977; рус. перев.: М., 1997) и последующих исследованиях38 он обосновывает идеи «демократии согласия, или участия», принцип которой - «соучастие во власти». В ней предусмотрены механизмы, позволяющие даже небольшим по численности группам занимать место в системе управления и не просто обладать правом вето по вопросам культурной автономии и «временного вето» по другим вопросам, затрагивающим их интересы, но и реализовать это право на практике. А.Лейпхарт предложил также способы обеспечения возможности меньшинства участвовать в исполнительных органах власти; при этих способах несоответствие соучастия во власти воспринимается менее болезненно.

Модель А.Лейпхарта предназначена для так называемого разделенного общества, иногда говорят о «глубоко разделенном обществе» или мягче - плюралистическом. Имеется в виду, что в сегментах такого общества реализуется деятельность в сфере образования, отстаивании трудовых интересов, культурной активности, потреблении информации, политике. В модели А.Лейпхарта Решающую роль играют элиты: именно от них зависят поиски соглашений и реализация их.

Есть в модели А.Лейпхарта и, если можно так сказать, «мины замедленного действия». Она ориентирует на закрепление этнической сегментации и может возвращать людей к акцентации этнической идентичности в ущерб другим идентичностям. Поэтому поиски путей построения демократии в полиэтнических обществах не прекращаются. В частности, в последнее время обсуждаются идеи так называемой интегральной демократии, при которой сегментирование общества не подкрепляется, но волей государственных деятелей обеспечивается соучастие этнических общин во власти. В качестве наглядного примера в этом случае обычно приводят политику Б.Клинтона, предусматривающую обеспечение и демонстрацию присутствия во власти представителей меньшинств.

В заключение отметим, что многие специалисты, в том числе по межэтническим конфликтам, считают, говоря словами Д.Горовица, что даже в самых жестко разделенных обществах «не существует причин для утверждений о тщетности попыток достичь демократии»39.

Проблема для нашего, российского, общества имеет два взаимосвязанных аспекта: насколько формирующееся гражданское общество в Центре окажется способным учитывать интересы и русского, и других народов, насколько стратегические элиты в республиках смогут обеспечить гражданские права и не допустить дискриминацию нетитульных национальностей. К этим вопросам мы еще не раз будем возвращаться при раскрытии конкретных тем.
Примечание.

1. Конституция (основной закон) Союза Советских Социалистических республик. М., 1990. С. 6.

2. См.: Крюков М.В. Еще раз об исторических типах этнических общностей//Советская этнография. 1986. № 3.

3. См.: Крюков М.В. Главной задачей остается проникновение в существо этнических связей//Советская этнография. 1986. № 5. С. 71.

4. Тишков В.А. Концептуальная эволюция национальной политики в России//Исследования по прикладной и неотложной этнологии. М., 1996 № 100. С. 6.

5. См.: Тишков В.А. Народы и государством/Коммунист. 1989. № 1; его же. О концепции перестройки межнациональных отношений в СССР// Советская этнография. 1989. № 1; его же. О новых подходах в теории и практике межнациональных отношений//Советская этнография. 1989. № 5, Чешко С.В. Национальное государство или демократическое общество. //Вестник Академии Наук СССР. 1990. № 1.

6. См.: Гусейнов Г., Драгунский Д., Сергеев В., Цымбурский В. Этнос и политическая власть//Век XX и мир. 1989. № 9.

7. См.: Тадевосян Э.Б. О совершенстве национально-государственных отношений в СССР и русле перестройки//Что делать? В поисках идей совершенствования межнациональных отношений в СССР. М., 1989. С. 7л его же. Ленин, федерализм и наше время//Коммунист. 1990. № 6.

8. Абдулатипов Р. Россия на пороге XXI века. Состояние и перспективы федеративного устройства. М., 1996. С. 232-233.

9. См.: Баграмов Э.А. Нация. Как согражданство? //Независимая газета 1994. 15 марта; Тощенко Ж. Концепция опять не состоялась//Независимая газета 1996. 4 июня.

10. См.: Козлов В.И. Национализм и этнический нигилизм. //Свободная мысль. 199б. №6.С.98,104.

11. Хаким Р. Сумерки империи. К вопросу о нации и государстве. Казань, 1993. С. 30-32.

12. Тишков В.А. Как преодолеть интеллектуальные провокации?//Независимая газета. 1997. 18 января. С. 6; его же. Концептуальная эволюция национальной политики. С. 17.

13. См.: Тишков В.А. Как преодолеть интеллектуальные провокации? С. 6.

14. Van den Berghe P.L. The Ethnic Phenomenon. N.Y., 1981. P. 35.

15. См.: Бромлей Ю.В. Этнос и география. М., 1972; Этнология. Учебник для высших учебных заведений. М., 1994. С. 7.

16. См.: Арутюнов С.А. Этничность - объективная реальность//Этнографическое обозрение. 1995. № 5. С. 7; Сусоколов А.А. Структурная самоорганизация этноса//Расы и народы. № 20. М., 1990.

17. Подробнее об этом см.: Дилигенский Г.Г. Указ. Соч. С. 87-93.

18. Davies J.Ch. Maslow and Theory of Political Development. Getting to Fundamentals//Political Psychology. 1991.Vol. 12. № 3. P. 417.

19. Bourdieu P. Espace social et genese des classes. Actes de la recherche en science sociales. Paris, 1984, № 52-53. P. 6; Anderson B. Imagined Communities: Reflections on the Origin and Spread of rationalism. London: Verso 1983; см. также: Геллнер Э. Нации и национализм. М., 1991; Коротеева В.В. Воображенные, изобретенные и сконструированные нации: метафора и проблема объяснения//Этнографическое обозрение. 1993. № 3.

20. Тишков В.А. Концептуальная эволюция национальной политики России. С. 17.

21. Коротеева В. В. Воображенные, изобретенные и сконструированные нации: метафора и проблемы объяснения.

22. См.: Геллнер Э. Нации и национализм. С. 5, 23, 24.

23. Breuilly J. Nationalism and the State. Manchester, 1982. P. 3; Smith A. National Identity. L, 1991. P. 74.

24. Дробижева Л.М., Аклаев А.Р., Коротеева В.В., Солдатова Г.У. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов. М, 1996. С. 17, 18.

25. См.: Кандель П.Е. Национализм и проблема модернизации в посттоталитарном мире//Полис. 1994. № 6.

26. Дробижева Л.М., Аклаев А.Р., Коротеева В.В., Солдатова Г.У. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов. М., 1996. С. 17, 18.

27. См.: Кандель П.Е. Национализм и проблема модернизации в посттоталитарном мире//Полис. 1994. № 6.

28. Smith A. The Ethnic Origin of Nations. Oxgord. 1986.

29. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М., 1994. С. 285.

30. Тишков В.А. Концептуальная эволюция национальной политики в России. С. 6; Соколовский С.В. Самоопределение и проблема меньшинства//Этнометодология... Вып. 2. М., 1995. С. 130.

31. См.: Нодия Г. Демократия и национализму/Мировая экономика и международные отношения. 1995. № 1. С. 97; Тигр D. Le droit de secession endroit international public//Canadian Yearbook on International Law.Vol. 20. 1982 P. 77.

32. Хаким Р. Сумерки Империи... С. 33, 37.

33. Мухарямов Н.М. Вопросы теории этнополитического анализа. Казань, 1996. С. 162-164.

34. Breuilly J. Op. cit. P. 11.

35. См.: Дробижева Л.М., Аклаев Р.А., Коротеева В.В., Солдатова Г.У Демократизация и образы национализма... С. 370, 375, 376 и др.

36. Линд М. В защиту либерального национализма//Панорама-Форум 1996. № 1. С. 4.

37. См. об этом: Дробижева Л.М., Аклаев А.В., Коротеева В.В., Солдатова Г.У. Демократизация и образы национализма... (гл. 1).

38. Enloe С. Ethnic Conflict and Political Development. Boston, 1973, Rothschild J. Ethnopolitics: Conceptual Framework. New-York, 1982; Brass P.R Ethnicity and Nationalism: Theory and Comparison. London, 1991.

39. Arthur Lewis W. Politics in West Africa. Oxford: Oxford University Press, 1965. P. 71.

40. Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах. Сравнительное исследование. М., 1997; Lijphart A. Power-Sharing in South Africa. Berkeley, 1985.

41. Horowtz D. Ethnic Groups in Conflict. Berkeley, 1985. P. 684.
ЛИТЕРАТУРА

Арутюнов С.А. Этничность - объективная реальность//Этнографическое обозрение. 1995. № 5.

Бромлей Ю.В. Этнос и география. М., 1972; Этнология. Учебник для высших учебных заведений. М., 1994.

Геллнер Э. Нации и национализм. М., 1991.

Дробижева Л.М., Аклаев А.Р., Коротеева В.В., Солдатова Г.У. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов. М , 1996.

Канделъ П.Е. Национализм и проблема модернизации в посттоталитарном мире//Полис. 1994. № 6.

Козлов В. И. Национализм и этнический нигилизм//Свободная мысль 1996. № 6.

Коротеева В.В. Воображение, изобретенные и сконструированные нации: метафора и проблема объяснения//Этнографическое обозрение. 1993 № 3.

Крюков М.В. Еще раз об исторических типах этнических общностей// Советская этнография. 1986. № 3.

Линд М. В защиту либерального национализма//Панорама-Форум. 1996 № 1.

Соколовский С. В. Самоопределение и проблемы меньшинства//Этнометодология... Вып. 2. М., 1995.

Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в Российской Федерации. М., 1997.

1   2   3   4   5   6

Похожие:

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconМгу им. М. В. Ломоносова и Гуманитарном институте. Для студентов,...
Ш95 Основы нейрофизиологии: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2000. с. 277

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconУчебное пособие для вузов М.: Аспект Пресс, 2004
Эта книга должна способствовать формированию у профессиональных журналистов экономического мышления, пониманию своей роли в укреплении...

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconУчебное пособие для вузов М.: Аспект Пресс, 2003. Саруханов валерий арменович
Саруханов валерий арменович – инженер-кораблестроитель, художник, драматург, режиссер, член Союза журналистов, профессор Санкт-Петербургского...

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconОсновы управленческой деятельности учебное пособие Москва
Учебное пособие рассчитано на студентов технических вузов, обучающихся по специальностям направления «Информационная безопасность»,...

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconМаринченко А. В. Экология: учебное пособие для вузов / А. В. Маринченко. 5-е изд
Экология: учебное пособие для вузов / А. В. Маринченко. 5-е изд., перераб и доп. Москва: [Дашков и К°], 2012. 327 с

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconУчебное пособие для вузов под ред. В. М. Мапельман и Е. М. Пенькова...
Учебное пособие предназначено для студентов вузов и всех интере­сующихся философской проблематикой

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconПрактикум л. И. Губарева о. М. Мизирева т. М. Чурилова экология человека...
Учебное пособие предназначено для студентов высших учебных заведений, оно может быть использовано также преподавателями вузов, учителями...

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учеб­ное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconУчебное пособие для студентов вузов и практических работников. М: Тц «Сфера»
Технологии практического психолога образования: Учебное пособие для студентов вузов и практических работников. — М: тц «Сфера», 2000....

Учебное пособие для вузов аспект пресс москва 1999 iconУчебное пособие Курс лекций Для студентов высших учебных заведений...
Учебное пособие предназначено для студентов вузов, но может быть полезно и тем, кто самостоятельно изучает экономическую теорию



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница