Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие




НазваниеДэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие
страница6/11
Дата публикации14.06.2013
Размер2.02 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
«Я чую запах покрытой панцирем жабы, что варят вместе с мясом ягненка в железном горшке. Железо горшок внизу прикрывает и сверху».

Да, у этой пифии явно имелись телепатические способности. Царь Кройс был настолько восхищен, что осыпал Дельфы подарками. Одного только скота он пожертвовал около 3000 голов, «переплавил золото и повелел выковать из него кирпичи». Золотые кирпичи были высотой с человеческую ладонь и длиной в шесть ладоней, всего же их было сделано 117 штук. Но этого Кройсу показалось недостаточно: в Дельфы отправили скульптуру льва из чистого золота, два огромных кувшина — золотой и серебряный, украшения и большое количество одежды. Геродот, неоднократно бывавший в Дельфах, сообщает, что золотой кувшин стоял справа от входа в храм, а серебряный — слева. Позднее появились еще две чаши для фимиама, тоже от Кройса, но снабженные лживыми надписями. Геродот, неутомимый коммивояжер в делах Истории, 2500 лет назад страшно злился: «Неверно это. Действительно, и они [чаши. — ЭфД] сделаны Кройсом. Надписи же нацарапал один человек из Дельф… Его я знаю, но имени не стану сообщать».

Я пересказал эту историю для того, чтобы напомнить, откуда пошло наше представление о «расточительном Крезе», и чтобы показать, насколько богаты были те самые Дельфы. И хотя царь Кройс этим почти купил Дельфы и обеспечил себе право постоянно обращаться к пифии, в решающий момент оракул не смог помочь ему. Царь не знал, стоит ли ему идти войной против персов. Ответ, полученный им из Дельф, гласил, что если он перейдет реку Галис, то разрушит великое царство. Такие слова будто взяты из современных гороскопов. В 546 г. до Р.Х. царь Кройс со своими войсками, заранее предвкушая победу, перешел через Галис — и был наголову разбит персами. «Великое царство, которое он разрушил, оказалось его собственным».

В центре Дельф располагался храм Аполлона — еще и сегодня впечатляющее архитектурное сооружение. У Аполлона, сына Зевса, были необычайные способности. Он «исполнял обязанности» бога света и бога медицины. Асклепий Эпидаврский был его сыном. Аполлон также нес ответственность за предсказания, молодежь, музыку и стрельбу из лука. Младшим братом Аполлона был Гермес. Древние египтяне называли этого бога Ид-рисом или Сауридом, а иудеи — «Енохом, сыном Яреда» [88]. (Если это действительно так, мы оказываемся в эпохе до великого потопа. Потому что Саурид до той катастрофы воздвиг большую пирамиду, а Енох является библейским допотопным патриархом.)

По необычному стечению обстоятельств Аполлон оказался тем, кто построил неприступные стены Трои, его почитали как покровителя дорог. На своей небесной барке он регулярно наносил визиты другим народам, в частности гиперборейцам, обитавшим где-то «по ту сторону северных ветров». Уже во времена Геродота греки не знали, кем, собственно говоря, были эти самые гиперборейцы. Гесиод и Гомер упоминают о них, а Геродот, трезво поразмыслив, отказывается искать их (IV, 36):

«…Если и есть гиперборейцы, то должны тогда и люди на крайнем юге отыскаться. Я поневоле смеюсь, когда вижу, сколь много народов уже отмечено на картах Земли…»

Вот и я поневоле смеюсь, когда думаю о том, сколько тысяч лет человечество рыскает в тумане мифов. Мифы могут быть кладезем поэзии, а боги — пищей для все новых фантазий, только истиной они все-таки не являются. То, о чем говорится в мифах, нельзя назвать точно датируемой историей, ибо они меньше того, на чем можно основать хоть какой-то фундамент. И все же именно мифы содержат некое зерно, которое переживет все войны и катастрофы: смутную народную память. Это мироощущение народа в конечном итоге превратилось в камень и зримо присутствует во всех «мистических» местах. Сегодня оно и не может быть ничем иным. Места паломничества, все без исключения, возникали после событий, которые кто-то пережил или наблюдал: чудеса Девы Марии или поразительные исцеления, целебный источник или непонятные явления природы. Только после того, как очевидцы были потрясены случившимся чудом, люди из любопытства начинали посещать подобные места. Потом появляется первый постоялый двор, первая часовня, первая церковь. Но всегда на том самом месте, где разыгралось нечто сверхъестественное. Фундамент архитектурных сооружений основан на мироощущении народа.

В Дельфах побывать нужно. Весь комплекс раскинулся на склонах Парнаса, окруженный преисполненными покоя горными хребтами. По вечерам ландшафт заливают каскады красок, света и теней. Павсаний, странствовавший 1800 лет назад, описывает свои впечатления самыми благоговейными словами и не забывает сообщить многие (спорные, в том числе) сказания о Дельфах. По его рассказам, 3000 статуй стояло по обе стороны священной дороги [89]. На каменных стенах у входа в главный храм были высечены «высказывания семи мудрецов». Древняя мудрость не потеряла своей актуальности и сегодня:

• Познай самого себя

• Худших везде большинство

• Всё есть учение

• Лови момент

• Лишку ни в чем!

• Поспешай не спеша

• Никто не избежит своей судьбы

Дельфийские храмы неоднократно разрушались в результате землетрясений и оползней, и каждый раз их вновь восстанавливали на месте прежних руин. Ведь «бизнес» в Дельфах был просто потрясающий. Пифия, сидевшая на треножнике над расщелиной в земле, откуда исходил дым, бормотала свои предсказания. По этому поводу существует множество спекуляций, а недавно геологи обнаружили под землей в районе храма пустоты, над которыми пролегают углеводородсодержащие слои. «Подобные формации часто выделяют такие газы, как этилен, метан или сероводород» [90], и эти газы «приводили пифию в состояние опьянения и стимулировали ее видения». Не верю ни единому слову. Что действительно происходило в храме Аполлона, на самом деле никто не знает, хотя занимал этот вопрос практически всех греческих писателей. Сюда как нельзя лучше подходят следующие слова: «Мы поговорили обо всем, но так ничего и не сказали». Греческий историк Плутарх описывает процедуру получения совета у оракула [91], «но и для Плутарха характерно только то, что считается естественным для всех жрецов Аполлона: ни слова не разгласить о том, что происходило в доме божьем».

Турист, взобравшийся сегодня по извилистой дорожке вверх по склону, пусть внимательно присмотрится к фундаменту храма Аполлона. О возрасте мегалитов говорит здесь каждая трещинка. И, глядя на мощные каменные плиты, устилающие ныне землю, плиты, на которых раньше стояли колонны, невольно думаешь, а не платформа ли это для вертолета. Платформа «родом» из VI столетия до Р.Х. Фундамент (так называемая «многоугольная стена») еще старше. Я советую вам замереть, присев на ступени дельфийского театра, и попытаться представить картины прошлого.

С полукруглого амфитеатра видны все Дельфы. Сверху, на склоне, расположена еще и спортивная арена, — ее, правда, построили в эпоху римского владычества. Дельфы, раскинувшиеся под вами, представляют собой развалины архитектурных сооружений. Там когда-то сновали толпы народа — просители и отчаявшиеся, купцы, политики и посланцы, образованные жрецы и простые ремесленники. И только в одном все они были единодушны: в своей вере в Аполлона и его силу. Не думаю, что они верили в оракула. Вероятно, это было такой же помощью в жизни, как наши сегодняшние гороскопы. Каждый делает из предсказаний только те выводы, какие хочет сделать.

Внизу стояло 13 статуй богов и героев, располагались сокровищницы сикионийцев, сифнийцев, фиванцев и афинян. Там были памятники, мраморные колонны и бронзовая статуя возничего колесницы (сегодня она в музее Дельф). И, конечно же, 16-метровая статуя бога Аполлона перед его великолепным храмом. Павсаний писал, что первоначально храм Аполлона был бронзовым (металлическим).

И в самом центре, там, внизу, между сокровищницами, храмами, круглыми зданиями и мраморными колоннами находится странный овальный камень с двумя золотыми орлами по бокам. На нем выгравирована сеть запутанных линий, большинство из которых перекрещивается на одинаковом расстоянии. Это омфал — он символизирует пуп земли. Копия этого камня (уже римской эпохи) выставлена сегодня в дельфийском музее (см. цветные вклейки). У оригинала омфала переплетенные линии были украшены драгоценными камнями. Благодаря этому каменному изваянию Аполлон, или жречество, или, как говорю я, «ставшая камнем мифология» намеренно или случайно попали точно в цель.

Хочу напомнить то, о чем я писал в 1979 г. в книге «Пророки прошлого» [19].

В 1974 г. в Афинах я делал доклад, во время которого мне бросился в глаза лысеющий господин с седыми висками, старательно конспектирующий мои слова. После доклада он подошел ко мне и очень вежливо поинтересовался, а знаю ли я, что расстояния между большинством греческих святилищ подчиняются строгим математическим закономерностям.

Я хмыкнул и заявил, что мне трудно в это поверить, потому что древние греки не владели искусством геодезических измерений. К тому же храмы находились на значительном расстоянии друг от друга, и, наконец, горы не позволяли увидеть с одного святилища другое. Многие святыни расположены на разных островах, на расстоянии в сотни километров от большой земли, а поэтому их нельзя увидеть невооруженным глазом. Я подумал о дистанции до Крита или до Измира (бывшая Смирна) в Турции… Так что же имел в виду дружески настроенный господин?

Спустя два дня мы встретились вновь, на этот раз не на широкой публике, а на закрытом докладе для афинского Rotary Club. После дискуссии он пригласил меня пройти в соседнее помещение, где на большом столе были разложены армейские географические карты. Господин представился: д-р Теофаниас Маниас, бригадный генерал греческих ВВС. Такой высокий чин? Да что у него может быть общего с археологией? За чашечкой чая он все объяснил мне.

Военные летчики, — сказал он, — периодически выполняют учебные полеты в горах или контрольные стрельбы на море. После полета они должны оформлять рапорта, в которых, помимо прочего, указывается также расход топлива. Как-то лейтенант, постоянно заносивший в книгу эти данные, обратил внимание на то, что каждый раз указывается одинаковое количество израсходованного горючего и дистанция, хотя самолеты летают в самые разные области. Лейтенант подумал, что обнаружил обман: пилоты почему-то не заносили в свои вахтенные журналы точные данные, а, судя по всему, списывали показания друг у друга.

Разгорелся скандал, в результате которого досье легло на письменный стол полковника Маниаса — бригадным генералом он станет позже. Полковник взял циркуль, воткнул острием в Дельфы и провел на карте окружность через Акрополь. Забавно то, что на линии окружности оказались Аргос и Олимпия. Эти места расположены на одинаковом расстоянии от Акрополя. Странный случай, — подумал полковник Маниас и переместил циркуль на критский Кнос. Тут на линию окружности попали Спарта и Эпидавр — смешно. Полковник продолжил свои исследования. Центр круга — Делос: на окружности также располагались Фивы и Измир. Центр круга — Фарос: на окружности находятся Кнос и Халкис. Центр круга — Спарта: на окружности в этот раз оказались Микены и Оракул Трофинионский.

Д-р Маниас продемонстрировал мне все это на картах, и я был поражен. Да разве может быть такое? И хотя у д-ра Маниаса карты были намного точнее тех, что можно купить в магазине, я решил проверить все эти удивительные совпадения еще и дома. Бригадный генерал заметил мое изумление и поинтересовался, знаю ли я, что такое золотое сечение. Я сокрушенно покачал отяжелевшей от мыслей головой, хотя смутно все-таки помнил, что о золотом сечении рассказывали на уроках геометрии. Д-р Маниас терпеливо принялся объяснять:

«Золотое сечение делит линию на два отрезка, и меньший отрезок пропорционально относится к большему так, как тот — ко всей линии».

И поскольку я не понял ни единого слова, то тайком открыл учебник геометрии моей дочери [92]. Там я вычитал:

«Если отрезок АВ делится точкой Е так, что большая его часть АЕ так относится к меньшей части ЕВ, как весь отрезок АВ относится к АЕ, то считается, что отрезок АВ поделен золотым сечением. Если поделенный золотым сечением отрезок удлинить на величину большего отрезка золотого сечения, то полученный новый отрезок снова делится золотым сечением конечной точкой первоначального отрезка. Этот процесс может продолжаться до бесконечности».

Мне стало жаль мою дочь. Что за тарабарщина! Я не силен в математике, и поэтому решил осуществить все написанное, экспериментируя с отрезками бумаги. Мой секретарь Килиан озабоченно поглядывал в мою сторону. Он начинал уже побаиваться за мой рассудок. После того как я в энный раз склеил большой отрезок и маленький, а потом вновь разорвал их, я внезапно понял суть золотого сечения. Уф! Советую читателям дойти до сути тем же методом. Д-р Маниас предоставил в мое распоряжение таблицы и продемонстрировал все данные по картам. И каждый, кто захочет проследить это, поначалу просто потеряет дар речи:

• Дистанция между Дельфами и Эпидавром соответствует большему отрезку золотого сечения дистанции от Эпи-давра до Делоса. Их отношение составляет 0,62.

• Дистанция от Олимпии до Халкиса соответствует большему отрезку золотого сечения дистанции от Олимпии до Делоса. Их отношение составляет 0,62.

• Расстояние между Дельфами и Фивами соответствует большему отрезку золотого сечения расстояния от Дельф до Акрополя. Их отношение составляет 0,62.

• Дистанция между Дельфами и Олимпией соответствует большему отрезку золотого сечения дистанции от Олимпии до Халкиса. Их отношение составляет 0,62.

• Дистанция между Эпидавром и Спартой соответствует большему отрезку золотого сечения дистанции от Эпи-давра до Олимпии. Их отношение составляет 0,62.

• Расстояние между Делосом и Элизиумом соответствует большему отрезку золотого сечения расстояния от Кноса до Халкиса. Их отношение составляет 0,62.

• Дистанция между Дельфами и Додоной соответствует большему отрезку золотого сечения дистанции от Дельф до Акрополя. Их отношение составляет 0,62.

• Расстояние от Спарты до Олимпии соответствует большему отрезку золотого сечения расстояния от Спарты до Акрополя. Их отношение составляет 0,62.

Мне все это показалось сногсшибательным. Д-р Маниас рассказал мне, что в Греции существует «Союз оперативных исследований», участники которого в июне 1968 года делали доклады по вопросу этих геометрических соотношений в Греческой технической палате и в генштабе греческих ВВС. Слушатели вели себя точь-в-точь как я — сначала они терялись от неожиданности.

Спустя какое-то время я получил документы «Союза оперативных исследований», изданные на двух языках, что стало возможным благодаря активной поддержке военно-географического ведомства [93, 94]. А д-р Маниас подарил мне солидную брошюру, в которой приводились все математические закономерности, причем столь замечательно, что даже такой дилетант, как я, смог их проверить [95]. Д-р Маниас настоятельно просил меня непременно указать на закономерности расположения греческих культовых мест, потому что — таково его мнение — археологи ведут себя так, будто всего этого не существует в действительности.

И все-таки оно существовало! Выводы, сделанные на основе геометрических фактов, которые нельзя опровергнуть и которые каждый может самостоятельно проверить, казались совершенно фантастическими. Однако вот вам еще несколько лакомых кусочков.

Насколько велика вероятность того, что в горной местности три храма по чистой случайности окажутся расположенными на одной прямой линии? Да, такое может произойти в двух-трех случаях. Но в одной только Аттике Беотийской (Центральная Греция) таких «линий трех храмов» насчитывается 35. Случайность исключена.

Насколько высоко вы оцениваете вероятность того, что одни святыни расположены на одинаковом расстоянии от других? В Центральной Греции такое случается 22 раза!

И Дельфы, «пуп земли», играет в этой геометрической сети роль центрального аэропорта. Так, Дельфы находятся на одинаковом расстоянии от Акрополя и Олимпии. Это позволяет нам построить отличный равнобедренный треугольник. В центре его основания расположено Немейское святилище. Прямоугольные треугольники Акрополь — Дельфы — Немея и Немея — Дельфы — Олимпия имеют равные гипотенузы и их отношение к общему отрезку Дельфы — Немея соответствует золотому сечению.

Невероятно, но дальше будет еще запутанней:

Проведенная через Дельфы перпендикулярная линия к прямой Дельфы — Олимпия пересекает святилище с оракулом в Додоне. Таким образом получается прямоугольный треугольник

Дельфы — Олимпия — Додона с линией Додона — Олимпия в качестве гипотенузы. Катеты данного треугольника также соотносятся с золотым сечением.

Хочется закричать: «Да это сущее безумие!» или «Все это нарочно сфабриковано!» Вот только у данного безумия есть своя логика: расстояние из Дельф в Aphea равно расстоянию из Apnea в Спарту. Расстояние из Дельф в Спарту равно расстоянию из Спарты в Фивы, а также половине дистанции Додона — Спарта и Додона — Акрополь. Одинаковые дистанции получаются и для Дельфы — Микены и Микены — Афины или Дельфы — Гортис (мегалитические руины на Крите!) и Дельфы — Милет в Малой Азии. Все в целом означает: Дельфы находятся в определенных геометрических соотношениях с Олимпией, Додоной, Элизиумом, Эпидавром, Aphea, Акрополем, Спартой, Микенами, Фивами, Халкисом, Немеей, Кинирой, Гортисом и Милетом. Я чрезвычайно благодарен д-ру Маниасу и «Союзу оперативных исследований» за эти феноменальные сведения. Но это еще не все.

Равнобедренный треугольник каждый может себе представить, и связан такой треугольник с культовыми местами не случайно. Кто-то должен был все это режиссировать. В Древней Греции существовало множество таких треугольников, и в каждом случае с двумя определенными пропорциями. Например:

Треугольник Додона — Дельфы — Спарта: дистанция между святилищами одинаковая, стороны пропорциональны. Додона — Спарта пропорциональна Додона — Дельфы, Додона — Спарта пропорциональна Спарта — Дельфы и Додона — Дельфы пропорциональна Дельфы — Спарта.

Треугольник Кнос — Делос — Халкис: одинаковые пропорции сторон. А именно: Кнос — Халкис к Кнос — Делос,

Гигантская геометрическая сеть, начинающаяся в Дельфах, связывает воедино все древнегреческие культовые места

Кнос — Халкис к Халкис — Делос и Кнос — Делос к Делос — Халкис.

Треугольник Никосия (Кипр) — Кнос (Крит) — Додона: одинаковое соотношение сторон. А именно: Никосия — Додона к Никосия — Кнос, Никосия — Додона к Додона — Кнос и Никосия — Кнос к Кнос — Додона.

Все эти треугольники подобны. И можно было бы привести еще больше поразительных примеров, только я не хочу утомлять читателя геометрией.

Используя географические карты масштбом 1:10 000, «Союз оперативных исследований» при содействии военно-географического ведомства обнаружил свыше 200 пропорций у многих равнобедренных треугольников, а также 148 пропорций золотого сечения. Тому, кто все еще говорит о случайностях, уже ничем не поможешь. Разумеется, можно провести на карте прямую линию через два города и заявить, что «случайно» линия прошла еще через один город. Однако в Греции речь идет не о каких-либо пунктах на географической карте, а исключительно о культовых местах античного мира или, вернее, доисторических времен. План, заложенный в основу данного феномена, необъятен. Но его не удалось сполна осуществить по одной важной причине. Однако придется еще немного потерпеть, прежде чем вы об этом узнаете.


http://lib.rus.ec/i/14/132314/i_001.jpg 

«Собственно говоря, это так просто — взять и провести прямоугольные треугольники по всему ландшафту», — сказал себе профессор д-р Фриц Роговский из Технического университета Брауншвейга и отправился на поиски. В гористой местности Греции он обнаружил маленький каменный круг, а спустя некоторое время — второй. Профессор Роговский провел на карте линию через эти две точки, и она в конце концов «уперлась» в культовое святилище. Но являлось ли это решением задачки?

Нет. Слишком много из проведенных таким образом линий проходит через море. Сторона треугольника Дельфы — Олимпия — Акрополь проходит по морю около 20 километров. То же самое касается отрезка Додона — Спарта. Еще абсурдней ситуация окажется с таким треугольником, как Кнос — Делос — Аргос. Между Кносом на Крите и Аргосом пролегло 300 километров морского пространства [97]. Такая же картина с расстоянием по морю от Греции в Смирну. Я серьезно сомневаюсь, сработает ли подобный процесс замеров на суше. Если бы мы имели дело с ровным ландшафтом, то такие измерения не были бы проблемой, но они невозможны в горной и разделенной на части множеством бухточек Греции. Вот только для чего тогда нужны маленькие каменные круги, обнаруженные профессором Роговским? Мне кажется, что они играли роль «дорожных указателей» для путешественников. В конце концов, в каменном веке дорог не существовало, а протоптанные тропинки быстро исчезали в результате бурь и наводнений.

Для современных ученых принцип «простых решений» словно медом намазан. Этот принцип наложил вето на любой другой способ мышления. Ученые не в силах вырваться из умственного тупика, потому что благодаря «простым решениям» проблема срывается с крючка. Что там дальше-то изучать? Методы, пускай даже получившие в науке статус священных, дают половинчатые ответы на любую глубоко засевшую, словно заноза, проблему. Такими ответами не удовлетворишься. Нулевое решение, каковым убаюкивает себя самодовольная наука, плавно вытекает из наших сведений о греческих математиках античных времен. Евклид, к примеру, жил в III–IV веке до Р.Х. и учился в Египте и Греции. Он написал множество книг по всему спектру математических наук, общей геометрии, включая пропорции и такие запутанные вещи, как квадратная иррациональность или стереометрия. Евклид был современником философа Платона, который время от времени еще и политикой интересовался. Так вот, Платон должен был садиться у ног Евклида и внимательно прислушиваться к его рассказам о геометрических изысканиях. Не проще ли было бы объяснить это тем, что Платон восхищался идеями гения математики Евклида и с пользой для дела применял его познания в геометрии, когда в роли политика говорил о своих построениях: Итак, что же знал сам Платон?

В диалоге «Государство» Платон сообщает своему собеседнику об учении, именуемом геометрией. В другом диалоге («Менон, или О добродетели») он берет на роль собеседника раба и демонстрирует абсолютное невежество бедняги в геометрии. Но наиболее полно этот вопрос освещается в диалоге «Тимей», персонажи которого рассуждают о проблеме пропорций, кубических и квадратных числах, а также о том, что мы называем золотым сечением. Следующая цитата может показаться людям вроде меня, никогда не смаковавшим прелесть высшей математики, совершенно непонятной. Но слова Платона лишний раз подтверждают, на каком высоком уровне об этом спорили 2500 лет тому назад [51]:

«…ибо, когда из трех чисел — как кубических, так и квадратных — при любом среднем числе первое так относится к среднему, как среднее к последнему, и, соответственно, последнее к среднему, как среднее к первому, тогда при перемещении средних чисел на первое и последнее место, а последнего и первого, напротив, на средние места выяснится, что отношение необходимо остается прежним, а коль скоро это так, значит, все эти числа образуют между собой единство.

^ При этом, если бы телу Вселенной надлежало стать простой плоскостью без глубины, было бы достаточно одного среднего члена для сопряжения его самого с крайними…»

И так далее, пока «головушка» не расколется. После чтения следующего предложения я отказался следовать за математическими рассуждениями Платона:

«…Благодаря этим скрепам возникли новые промежутки, по 3/2, 4/3 и 9/8, внутри прежних промежутков. Тогда он заполнил все промежутки по 4/3 промежутками по 9/8, оставляя от каждого промежутка частицу такой протяженности, чтобы числа, разделенные этими оставшимися промежутками, всякий раз относились друг к другу как 256 к 243».

О чем, собственно говоря, идет речь в этом сложнейшем для понимания диалоге Платона? Ответ гласит: о сотворении Земли. После того как я на несколько недель с головой «ушел» в Платона, я перестал понимать, почему Галилео Галилей со своим «Посланием планет» стал причиной такой суматохи и почему его в XVII веке хотела сжить со света святая инквизиция. Все, чему учил Галилей, можно было прочитать у Платона: о том, что Земля имеет форму шара и вращается вокруг Солнца. То же самое, — включая закон силы притяжения, — содержится и в древнеиндийских текстах. Древние знали гораздо больше, чем позволено знать нашим гимназистам сейчас. Гай Плиний Второй (61-ИЗ гг. после Р.Х.), наверняка изучавший Платона и Евклида, убедительно доказывал [98]:

«Между учеными и низким людом идет великий спор, населена ли Земля людьми, кои кверху ногами к другим людям двигаются… Последние выдвигают вопрос, отчего же не упадет тогда идущий на противоположной стороне Земли? Как будто идущие на противоположной стороне не могли бы тому же дивиться, что мы не падаем… Удивительным кажется, однако, то, что Земля при огромной поверхности морей еще и шар образует… Поэтому никогда не бывает, что на всей Земле разом день и ночь, потому что на солнцем покинутой половине шара земного ночь воцаряется…»

Нет ничего нового под солнцем! Следовательно, геометрическую сеть, раскинутую над греческими храмами, вычертил Платон или его современник Евклид? И могли ли святилища возводиться только (и исключительно) в геометрически установленных точках? Если да, то откуда подобные точки вообще взялись? Золотое сечение?

В диалоге «Горгий» участвовали: Платон, Калликл, Херифон, Горгий и Сократ — воистину кружок интеллектуалов. Сначала Сократ заявил, что все, о чем он говорит, является его убеждениями, за истинность которых он ручается. Потом он сказал, что геометрическая премудрость играет важную роль не только в обществе людей, но и у богов. Но как же передается подобная мудрость от богов к людям? В третьей книге платоновых «Законов» это становится совершенно понятным. Собеседники в очередной раз беседуют о прошлых цивилизациях. Афинянин спрашивает Платона, сколько времени прошло с тех пор, как существуют государства и народы.

Потом возникает вопрос, скрывается ли в древних сказаниях хоть крупица истины. Имеются в виду сказания «о бесчисленных крушениях человеческого мира в результате наводнений и прочих бедствий, после которых только малая часть рода человеческого спастись смогла» [51]. Говорится о том, что выжили только жители гор, у которых через несколько поколений останутся в памяти лишь жалкие крохи воспоминаний о прежних цивилизациях. Люди принимали то, «что говорилось… о богах, за правду и жили в соответствии с этим». Для своего совместного существования «люди после потопа» (Платон) вынуждены были разрабатывать новые правила, потому что не было больше законодателей правремен. Цитата из платоновского диалога «Законы» (курсив мой):

«Но раз мы не даем законов для сыновей богов и героев, как законодатели глубокой древности делали, сами от богов происходя…одновременно к богам принадлежали и давали законы, так, чтобы не причинять нам зла…»

Боги, вызывающие восхищение греков, в свою очередь, происходили от других божеств и тоже издавали законы. Разумеется, это теория с бородой. Стало быть, сыновья богов устанавливали правила игры для геометрического размещения храмов? Чепуха! И для чего? Но Платон, Сократ и Евклид также не имеют к этому никакого отношения.

Профессор Нойгебауэр сравнивает платоновскую геометрию с евклидовой, а также с геометрией Ассирии и Египта и не находит у Платона того, чего не знали бы уже другие [99]. А профессор Жан Ришер выявляет в расположении храмов Древней Греции геометрию, давно уже существовавшую в доевкли-довы времена [100]. И только вопрос «Почему существовали подобные геометрические фигуры?» остается без ответа. Профессиональные объяснения делают все остальные вопросы излишними. «Наиболее вероятный ответ» катапультирует другие умозаключения в дымку бесполезной траты времени.

Короче говоря, греческие математики не имели никакого отношения к геометрической расстановке святилищ, потому что святилища существовали уже за тысячелетия до рождения тех прославленных математиков. Тут ни Евклид, ни Сократ нам не помогут. Математические знания гениев античного мира были поразительны, но никаких указаний, на каком месте нужно строить храм, они не давали, поскольку географическое положение культовых мест было выбрано давным-давно. Как же тогда возникла геометрическая сеть, раскинутая над Грецией? Именно это является главным вопросом.

Все сказки начинаются со слова однажды… Я бы хотел сформулировать начало по-другому: предположим

…что когда-то нашу планету посетили представители внеземной цивилизации. От них родились прабоги, и они зачали детей — титанов и великанов, которых впоследствии уничтожили и создали новых богов. Так появились такие мифологические персонажи, как Аполлон, Персей, Посейдон, Афина и т. д. Они разделили землю на «сферы влияния» и, в свою очередь, зачали детей.

Даже энное поколение этих божественных семейств производило огромное впечатление на глупых людей своими техническими возможностями. Они обладали фантастическим оружием и — что самое главное — они могли летать! И хотя конструкции их летательных аппаратов были подобны громыхающим дымящим крылатым монстрам, но передвигались-то они в небесах! Этого вполне достаточно для того, чтобы произвести впечатление на людей. Тот, кто смог подняться в воздух, должен быть богоподобен. Однако этим «летающим сундукам» было необходимо горючее, определенное количество масла, древесного угля или воды для паровой машины. Пилоты подобных доисторических «ковров-самолетов» отлично знали, какие расстояния они могут преодолеть до того момента, как закончится топливо. Существовали различные летающие барки: для длинных и для коротких перелетов (об этом говорится в мифах Древней Индии).

Люди начали воздвигать богам святилища, приносили жертвы, — короче говоря, смертные благоговейно делали все, что служило славе «бессмертных». Таким образом, земной мир казался богам сказочной страной с молочными реками и кисельными берегами. И абсолютно логично, что священные места всегда строились на одинаковом расстоянии друг от друга: через определенное количество километров заканчивалось горючее. А после того, как появились грандиозные жертвенники (вернее, «магазины самообслуживания» для отпрысков богов), стали появляться и «дома отдыха».

Божественные семейства сообщали своим родственникам адреса «магазинов самообслуживания»: «Если ты летишь из Дельф в некий пункт X, то на 66-м километре обязательно попадешь в пункт Y. Из пункта Y летишь 66 километров на запад и попадаешь в пункт Z…» Ничего проще этого сыскать уже невозможно. Геометрическая сеть появляется из «заправочных станций», «продовольственных складов» и «магазинов самообслуживания». И абсолютно логично, что расстояния между ними будут одинаковы, потому что через столько-то километров придется дозаправляться. В конечном итоге ни один из богов не должен был заблудиться или пострадать из-за того, что расстояние неожиданно оказалось большим, а топливо закончилось.

Я начал данный фрагмент со слова предположим — именно предположим, но не более того. Однако лично мне неизвестны никакие другие гипотезы, которые смогли бы проще и элегантней объяснить загадку геометрических схем Греции. Вот только «отпрысков богов» придется воспринимать как некогда реально существовавшие фигуры. А доказывают это все древнейшие сказания человечества. Нужно только знать их.

Даже когда кланы богов окончательно дегенерировали, отдельным нахлебникам все еще удавалось злоупотреблять «темнотой» людей. В своей первой книге Геродот подробно, во всех деталях описывает город Вавилон. В центре города располагался храм Зевса (Баала) «с железными воротами, сохранившимися до моего времени. Там же были возведены друг над другом восемь башен, одна на другой. Эти башни снаружи обвивала спиральная лестница.

На самом верху башни находились большие покои, там стояло широкое ложе с великолепными покрывалами, а подле него — золотой стол». Никто не имел права переступать порог этих покоев, пишет Геродот, кроме прекрасных женщин, избранных. Как рассказали Геродоту жрецы, бог лично являлся в храм и возлежал в покоях, «подобно тому, как в Фивах египетских, по сказаниям египтян. Там тоже в покоях храма Зевса Фиванского спит женщина. Это значит, что женщина сия никогда не знала смертного мужчину. Когда появляется бог, женщину на ночь с ним в храме закрывают. То же самое происходит и в Патаре, в Ливии, со жрицами бога, когда он у них появляется».

К этому необходимо добавить: подобное происходило и в верхних покоях индийских храмовых башен. И по тем же самым причинам народы Центральной Америки воздвигали свои ступенчатые пирамиды с помещениями на самом верху. Теперь ясно, почему это были башни и пирамиды: парни прилетали по воздуху!

Во времена Геродота семейства богов перевелись, в противном случае он бы написал про их крылатые корабли. Но в более ранние эпохи все было так, как уверяли его жрецы в Вавилоне. Боги обслуживались в зависимости от их желаний то дамами, то юношами. Когда же боги начали вырождаться и, в конце концов, вообще перестали «являться в гости», хитроумные жрецы сами стали управлять сказочной страной с молочными реками и кисельными берегами. Теперь именно им приносили жертвы, им доставляли девственниц и юношей, им посылали золото и алмазы. Последующие поколения жреческой касты даже не знали, что, собственно говоря, правда, а что — вымысел, но с чего бы вдруг отказываться от столь «доходного бизнеса»?

Однако, несмотря на такое везение, сердце верховного жреца всегда точил червячок сомнения, неуверенности, внушая ежедневный страх. Из древних сказаний он знал о силе богов — и неважно, понимал ли он природу той силы. Он и понятия не имел, вернется ли бог и когда. Так почему бы не использовать веру людей в разумных пределах, чтобы сохранить собственную власть, а заодно и подкопить сокровища к моменту возвращения богов? Таким образом, можно было бы задобрить этих небесных непостижимых существ. Или?

Мы находимся на пороге третьего тысячелетия. Могущественных богов уже давным-давно нет. Боюсь только, что данный факт ускользнул от понимания человеческого общества.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие iconЯблоки Гесперид (двенадцатый подвиг)
По всей Греции восхищались подвигами Геракла сына Зевса и смертной женщины. Геракл служил у коварного царя Эврисфея. По велению Зевса...

Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие icon1. Образы богов: Зевса, Аполлона, Геры, Афины, Афродиты, Ареса в...
Роль и образы богов в «Одиссее»: Зевса, Афины, Посейдона, и так же низших богов и богинь

Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие iconЭти странные греки Национализм и самосознание
«Xenos» по-гречески означает как «иностранец», так и «гость». Уже во времена Гомера гостеприимство в Греции не только было своеобразным...

Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие iconС точки зрения литературы, поэзия преимущественно стихотворное словесное...
В дальнейшем греки выдвинули понятие стиха (stixos первоначально ряд, строй, затем строчка, стих), противополагая ему речь, ритмически...

Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие iconМосква парвинэ 2003 оглавление
Предисловие А. Г. Пузановского к русскому изданию 14 Предисловие М. В. Хансена 16

Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие iconАки Ра Моя жизнь Предисловие переводчика
Акира Куросаву. У аки Ры никогда не было имени, только клички, которые ему давали в разных армиях. Он решил, что прозвище Аки Ра...

Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие icon1) в Др. Греции общегреческие празднества и состязания (езда на колесницах,...
Др. Греции общегреческие празднества и состязания (езда на колесницах, пятиборье, кулачный бой, конкурс искусств). Устраивались в...

Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие icon5класс
Мифология. «Рождение Зевса», «Олимп», «Одиссея», «Ночь, Луна, Заря и Солнце», «Нарцисс»

Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие iconТематический вечер, посвященный Дню матери
«ма-ма». И, почувствовав свою удачу, смеется счастливый ученик, сдавший все школьные экзамены, и его в будущую жизнь напутствует...

Дэникен Именем Зевса (Греки Загадки Аргонавты) Предисловие iconЗагадки и пословицы о книге загадки



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница