Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с




Скачать 382.84 Kb.
НазваниеСтатья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с
страница2/4
Дата публикации14.06.2013
Размер382.84 Kb.
ТипСтатья
www.lit-yaz.ru > История > Статья
1   2   3   4

191

Таблица 1

Взаимосвязь терминов "славяне" и "русы"у восточных авторов, описывающих реалии середины IX в.

^ Анализ данных страници 1:Наличие страны у славян и русов : у славян фиксируется один раз, у русов три, количество упоминаний славян и русов как племен одинаково по одному разу. В этом наблюдается сходство этих двух категорий. I Один раз у русов упомянуто несколько племен (родов); и один раз (у Ибн Хордадбеха) русы, точнее русские купцы, характеризуются как "вид славян", но в социJ альном или этническом плане не совсем ясно.

Блок II (хозяйство) дает как схожие, так и совершенно различные признаки славян и русов. Примерно одинаково количество отрицаний земледелия, но носят они для славян противоречивый характер, а для русов безусловный. У славян "нет виноградников и пахотных полей", но в том же источнике "большая часть их посевов из проса"33, явно существует земледельческая магия. Русы же "не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян" и "нет у них недвижимого имущества, ни деревень, ни пашен"34. Таким образом, можно предположить, что у славян земледелие было (четыре положительных упомина­ния), но в формах, непривычных для арабов и иранцев (например, подсечное), что и вызвало отрицание "пашен". Известную роль могла сыграть и более ранняя византийская историографическая традиция, упоминавшая о полукочевом быте славян. Русы же, безусловно, в те времена и на той территории, где они сталкива­лись с мусульманами и славянами, земледелием не занимались вовсе, что касает­ся и скотоводства как основы или даже одного из видов хозяйства (скот в связи с жертвоприношениями упоминается).

И славяне, и русы занимаются торговлей, но она имеет у них различный ха­рактер и удельный вес в хозяйстве. У русов 12 упоминаний торговли, причем, внешней, заморской, транзитной (с "Румом", "Хазараном", "Булкаром"). Объек­ты торговли меха, рабы, деньги (дирхемы ?), "сулеймановы" (у Ибн-Фадлана в начале X в. "франкские") мечи. Многие из этих товаров русы берут в землях славян путем грабежа (военной контрибуции или откупа). У славян торговля сто­ит отнюдь не на первом, как у русов, месте по количеству упоминаний и носит явно иной, "ярмарочный" характер в столичном городе ("Джарваб").

Второе и, судя по всему, "параллельное" место в "хозяйстве" русов занимает разбой, прежде всего в виде морского и речного пиратства. "И они народ силь

192
ный и могучий и ходят в дальние места с целью набегов, а также плавают они на кораблях в Хазарское море, нападают на корабли и захватывают товары" (Ал-Марвази)36. Торговля и грабеж две стороны одной медали в "хозяйстве" русов. Основ­ной объект их нападений в IX в. славяне37, а по византийским источникам и сама Византия. Русы служили и как бы "мостом" между странами, где производят­ся мечи, водятся пушные звери и можно захватывать рабов, и теми, где они пользу­ются спросом и где в массовом масштабе чеканятся деньги (Рум и Халифат).

Эти торговые пути, несомненно, проходят через земли славян, но не влияют на их хозяйственный уклад (естественно, в описаниях восточных авторов), если не понимать сообщение Ибн-Хордадбеха в том смысле, что русы купцы славян.

У славян на 1 м месте стоят животноводство (свиноводство) и бортничество.

Итак, налицо почти полное несовпадение или взаимо-дополнение в описани­ях хозяйства русов и славян.

Блок "социальные отношения" один из наиболее сложных в плане определе­ния признаков, входящих в него. С одной стороны, грабеж как форма добычи средств существования, особенно в форме дани или кормлений как способов извлечения прибавочного продукта, могут входить не только в "хозяйственный", но и в этот блок. С другой стороны, формы семьи могут быть отнесены к "быту и нравам", а наличие крепостей к "военному делу". Однако все эти признаки как бы "пересека­ются" в социальных отношениях и поэтому отнесены к этому блоку (III).

В данном блоке обнаруживается максимальное совпадение признаков терми­нов "славяне" и "русы", но и в этом случае простейший коэффициент сопряжен­ности равняется лишь 0,4 (показателем наличия положительной связи является коэффициент не меньше 0,5). Почти одинаково по количеству и достаточно зна­чимо упоминание признаков "царь" и "рабы".

У славян рабы упоминаются в связи с домашним хозяйством, или они сами через русов выступают как поставщики рабов для рынков Востока. Для русов рабы источник торговых доходов, но в то же время "как рабы служат русам и славяне"38.

У славян существует "государственная" система эксплуатации своего населе­ния в виде ежегодных "объездов" царя полюдья (?), признак (13), имеются намеки на иерархическую систему управления: кроме царя ("главы глав"), также его "на­местник", "правители" и "военачальники" (признак 2). У русов один раз упомина­ется "знать" (признак 3), что также говорит об определенной социальной диффе­ренциации, однако, живут они в основном за счет других, прежде всего "славян".

Несмотря на термин "царь", положение правителя у славян и русов несколько различно. Для славян: "глава их коронуется, они ему повинуются и от слов его не отступают". Для русов "есть у них знахари, из которых иные повелевают царем, как будто бы они их (русов) начальники"39. У славян никаких признаков теокра­тии нет.

193

Нет у них также намека на такой пережиток родового строя, как "божий суд" (поединок на мечах), практикующийся у русов. Власть "царя" у славян носит явно более абсолютный характер, чем у русов, которые имеют право быть "недоволь­ными" решением царского суда и прибегать в этом случае к "божьему".

Такой пережиток родового строя, как кровная месть, фигурирует также в ос­новном у русов. И многоженство, и тенденции (?) к моногамной (выделение "лю­бимой" жены среди прочих) семье прослеживается и у русов, и у славян. Впро­чем, в этом раннем круге источников об отношениях русов к женщинам говорит­ся весьма мало. У славян "распространены прелюбодеяния", но с ними ведется борьба, в частности, жена за измену предавалась смерти.

Что касается населенных пунктов в социальном плане, то у славян упомина­ются отдельные крупные города столицы (Джарваб, Вант) и крепости (кала, хисар), у русов "много городов", но ни один из них не назван.

В блоке Ш достаточно часто выступает примерно один уровень социального развития славян и русов, причем первые во многом идут впереди40. У них более развит аппарат управления, эксплуатации собственного народа, более непререка­ем авторитет царя, меньше, чем у русов, пережитков родового строя. У русов жрецы ("знахари") выступают реальными соперниками царей ("хаканов"), сами русы (во всяком случае их знать) живут лишь за счет торговли и эксплуатации не своего народа, что характерно прежде всего для стадии военной демократии, чему не противоречат и пережитки родового строя в виде "божьего суда" и кровной мести, а также общий для всех язычников, в представлении последователей Му­хаммеда, культ огня. Русы же, судя по косвенным свидетельствам арабских и пер­сидских текстов, верили только в меч, хотя слово "поклоняться" в связи с ним не употреблялось.

Отмечено лишь наличие служителей культа "знахарей", обладавших значи­тельной властью, в том числе и над "царем". Особенно поразили внимание му­сульман человеческие жертвоприношения у русов они отмечены три раза.

Нет почти никакого сходства и в описаниях погребального обряда славян и русов (блок V). Сближает славян и русов обычай захоронения вместе с мужем одной из его жен, упомянутый для русов тремя, для славян одним (Ибн Русте) автором. У последних в жертву добровольно приносится та из жен покойника, которая "утверждает, что особенно любила его", причем перед погребальным ко­стром она подвергается удушению. Русы же "кладут в могилу живую любимую жену покойника","... жена умирает в заточении"41. Нюанс довольно существен­ный: в первом случае почетное право любимой жены, во втором тяжелая и, вероятно, не очень почетная обязанность.

В остальном детали погребального обряда не совпадают вообще: у славян кремация (на стороне) с занесением пепла на "холм" (курган ?) и тризной; у русов (во всяком случае, "знатных") захоронение в "могиле в виде большого дома", с

194
обилием погребального инвентаря (одежды, "золотые браслеты, "чеканная моне­та"), заупокойной пищи и питья.

В блоке VI (жилища) только два признака, и оба они (хижины и землянки) относятся к славянам. Мусульманские географы не только никогда не видели жи­лищ русов, но и, скорее всего, не имели их описаний, приводя в то же время такие подробные описания землянок славян, каких не было у византийских авторов.

Вероятно, в отличие от "острова русов", земля славян была в пределах дося­гаемости арабских и персидских авторов или их непосредственных информато­ров, о чем косвенно свидетельствует достаточно подробное описание их (славян) жилищ.

Информация об одежде славян и русов (блок VII) далеко не полна описыва­ются лишь отдельные детали мужского туалета длинные рубахи и высокие сапоги у славян, широкие шаровары и пояса (куда они завязывают деньги) у русов.

Анализ признаков блока УШ позволяет сделать предположение о том, что на Востоке часто сталкивались с руссами-купцами, но никогда с их страной, о стра­не же славян знали больше, чем об их "национальном характере", т.е. встреча­лись со свободными славянами редко42. В характере русов все авторы отмечают храбрость и воинственность в сочетании с жестокостью и коварством (в том чис­ле и по отношению друг к другу), гостеприимство.

Характерны для русов мужские украшения золотые браслеты. Несколько сбли­жает славян и русов любовь к чистоте. У славян это своеобразный прообраз бани, а у русов "чистота одежд" и наличие "кувшина для омовений" (Гардизи). У сла­вян можно отметить нетерпимость к воровству казнь вора по приказу царя.

Вполне сочетается с такой деталью погребального обряда славян, как тризна, наличие у них хмельного напитка из меда (десять упоминаний) и музыкальных инструментов. В данном блоке, как и в предыдущем, ни один из "славянских" признаков не сочетается с "русскими".

Очень четко выступает различие двух этих комплексов признаков в блоке IX (военное дело). Относительное сходство наблюдается в том, что и славяне, и русы, выступают и как нападающая, и как обороняющаяся сторона. Однако сходство это действительно относительно, т.к. русы выступают как нападающая сторона шесть раз, а обороняющаяся один (!), славяне же наоборот, причем русы обо­роняются не от славян, а славяне нападают не на русов. "Венгры ходят к гузрам, славянам и р у с а м и берут оттуда пленников" (Гардизи), Ал-Марвази упоминает "взаимные набеги венгров и славян".

Русы, являясь плохими наездниками, "на коне смелости не проявляют и все свои набеги, походы совершают на кораблях". Корабли в связи с военными дей­ствиями упоминаются четыре раза, столько же в связи с торговлей. У славян конница также не упоминается, но их "царь... имеет верховых лошадей" (три упоминания).

195

Набор оружия у славян такой же, как описанный у Прокопия Кесарийского, Иоанна Эфесского и Псевдо-Маврикия щиты, дротики, стрелы, копья, но до­бавляются "прекрасные, прочные и драгоценные кольчуги", имеющиеся у "царя"46.

Мечи единственный, но самый весомый в таблице 1(15 упоминаний) при­знак вооружения русов, причем, это не только оружие, но и в какойто степени предмет культа, абсолютно не встречающийся у славян.

Итак, анализ данных таблицы 1 позволяет прийти к следующему выводу. Даже учитывая многослойность восточных источников, разный характер и степень до­стоверности их "информаторов", традиционализм схем описания народов опре­деленного типа, становится абсолютно ясно одно: употребляя термины "сла­вяне" и "русы", мусульманские авторы подразумевали под ними абсолютно раз­ные в этническом и экономическом плане общности.

Это не два названия одного и того же народа, не составные части друг друга ни в этническом, ни в социальном аспекте, это два разных, хотя и тесно связан­ных и в чем-то взаимодополняющих друг друга народа. Именно в стране славян русы брали значительную часть товаров для торговли с Востоком и "Румом", именно славянские рабы служили для них переводчиками.

Поскольку во второй части статьи "славяне" подробно анализироваться не будут, именно в этом месте следует затронуть вопрос о том, каких именно славян (ас-сакалиба) имели в виду авторы традиции "острова русов", описывавшие реа­лии середины IX в. В задачи данной статьи этот вопрос не входит, однако мы считаем возможным чисто гипотетически смоделировать характер взаимоотно­шений терминов "русы" и "славяне" в случаях различной этнической интерпре­тации последних. Предлагаемые "понимания" терминов "славяне" и "русы" не во всех моделях вытекают из того содержания, которое восточные авторы в эти тер­мины вкладывали, тем не менее, объективности ради приведем их все.

1. Подразумевая под "ас-сакалиба" всех славян, восточные авторы распрост­раняют на них характеристики прежде всего славян западных, точнее, лишь некоторых их регионов47.

2. Тот же вариант, но описания даются на примере славян восточных, а не западных48.

3. "Славяне" часть восточных славян, не охватываемая понятием "русы"49.

4. "Славяне" население севера Восточной Европы (славяне плюс финны). Могли "включаться" в термин "ас-сакалиба" и другие неславянские наро­ды (тюрки, немцы)50.

При соотнесении с исторической реальностью (вынужденно прибегаем к ней) в первой модели за термином "русы" теоретически могут скрываться франки, фризы, датчане, восточные славяне, часть западных славян (поморская ветвь, на­пример).

Во второй модели "русами" могут оказаться либо часть восточных сла
196

вян, либо неславянский народ, живший или активно действовавший в Вос­точной Европе.

В третьей русы идентичны большинству восточных славян или вообще на­родов, входящих в состав "государства русов".

Четвертая модель теоретически исключает русов из числа автохтонов Вос­точной Европы или соотносит их с народом, не входящим в указанный список, например, балтами.

Возможно построить и другие варианты моделей "разнесения" русов по раз­ным концам Восточной, Центральной и Северной Европы, однако из 4 приведен­ных вариантов более половины противоречат основному выводу контента-нали­за: русы и славяне разные, но тесно связанные народы. Рассмотрение степени вероятности реального существования вышеуказанных моделей имеет смысл толь­ко при сопоставлении данных, полученных при контента-нализе восточных ис­точников, с другими видами источников.

Предварительно же представляется возможным утверждать, что более всего не противоречит ни данным восточных авторов, ни европейским историческим реалиям модель 2, вариант 2. Не представляется столь абсурдной, как это кажется на первый взгляд, и четвертая модель возможной реконструкции содержания термина "русы" для реалий середины IX в.

Вторая группа (традиция) источников упоминающая о трех группах ("джине") русов относится в основном к X в. (ал-Балхи 920 921 гг., ал-Истахри 930 933,950 гг., Ибн Хаукаль 5060 гг. X в., 977 г.), но "отражает реалии IX в., приблизительно его третьей четверти"32 дополняет и завершает эту традицию в том, что касается русов, придворный географ сицилийского короля Рожера II алИдриси (середина XII в.).

Характерной чертой данной группы источников, как впрочем и произведений Ибн Фадлана и Ибн Мискавейха, является почти полное отсутствие сведений о славянах, в то время как у ал-Масуди и Ибрагима Ибн Якуба количество данных о них резко возрастает.

У ал-Истахри, в частности, можно "извлечь" только то, что "славяне имеют одинаковую веру с Румом" и являются поставщиками рабов, у Ибн Хаукаля упо­минается торговля хорезмийцев со славянами, "рабы из славян" и нападение на них русов.

В данной связи дальнейший анализ направлен не на сравнение русов и славян а на изучение развития самого термина "русы" сначала у алИстахри Ибн-Хаукаля ал-Идриси, затем у Ибн Фадлана и Ибн Мискавейха, естественно, с учетом специфики последних двух источников. В силу того, что первые три авто­ра черпали свои сведения из одного источника (ал-Балхи), дополняя их, как Ибн Хаукаль, своими наблюдениями, то их данные рассматриваются, как и у пяти ав­торов первой группы, совокупно (табл. 2).
1   2   3   4

Похожие:

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconКнига Сборник научных трудов
Исторический опыт хозяйственного освоения Западной Сибири. Книга Сборник научных трудов под ред. Ю. Ф. Кирюшина и А. А. Тишкина....

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСборник научных работ «Славута» Днепродзержинского государственного...
Приглашаем Вас принять участие в Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «день науки»,...

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconПедагогика искусства: вопросы истории, теории и методики межвузовский...
П 24 Педагогика искусства: вопросы истории, теории и методики : Межвузовский сборник научных трудов. Вып Саратов: Издательский центр...

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСписок научных трудов доцента Калашникова С. Б
Сборник трудов молодых ученых и студентов Волгоградского государственного университета. — Волгоград, 1996

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСписок научных трудов профессора буяновой л. Ю. За 2012 год статьи
Буянова Л. Ю. Pr-текст как суггестивно-информационный феномен: специфика вербально-семиотической и прагматической репрезентации//Язык....

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСтановление теории сценографии и ее роль в науке о театре
Сборник научных трудов: «Искусство и эстетическая культура». С. Пб., 1992, с. 149 – 157

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconПо центру, строчными буквами курсивом и жирным шрифтом 16 pt
Сборник научных статей будет опубликован к началу конференции, сборник публикуется бесплатно

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСборник Издательство "путь к себе"
Знаменитые йогини. Женщины в буддизме. Сборник. М.: Тоо "Путь к себе", 1996. — 256 стр

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСборник статей наука Жизни Москва Издательство «Сфера» 1999
Настоящий сборник продолжает собрание философской публицистики Е. П. Блаватской. В нем представлены статьи, написанные в 1887-1888...

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconПроблемы филологического образования сборник научных трудов
Проблемы филологического образования: Сб науч тр. / Отв ред проф. Л. И. Черемисинова; ред. Тарасова И. А., О. Я. Гусакова. — Вып....



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница