Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с




Скачать 382.84 Kb.
НазваниеСтатья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с
страница1/4
Дата публикации14.06.2013
Размер382.84 Kb.
ТипСтатья
www.lit-yaz.ru > История > Статья
  1   2   3   4
Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета .-Брянск: Издательство БГУ,2002.-284с.

Е.А.ШИНАКОВ, В.Н.ГУРЬЯНОВ

г. Брянск

"СЛАВЯНЕ" И "РУСЫ" IX НАЧАЛА X ВВ:

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ КОНТЕНТАНАЛИЗ

"ВОСТОЧНЫХ" ИСТОЧНИКОВ

Современное состояние гипотез официальной так называемой "полянославянской" концепции происхождения древнерусской государственности, канони­зированной послевоенной советской историографией и несколько подновленной ею к 1980м годам, характеризуется медленным умиранием. Представляя собой по методологическим, источниковедческим и другим установкам рецепцию по­строений "реакционного дворянского историка" конца XIX в. Д.И.Иловайского, "полянославянство" в сущности уже во времена последнего имело сомнитель­ную перспективу. Как бы то ни было, несмотря на отчетливые признаки агонии, "полянославянство" продолжает оказывать исключительное влияние на школу и вузы (прежде всего периферийные, педагогические) через учебную литературу1. Парадоксально, но факт: взгляды, сознательно разделяемые уже лет двадцать еди­ницами в научном сообществе, а к сегодняшнему дню после смерти Б.А.Рыба­кова, едва ли одним профессиональным историком-источниковедом, безраздель­но царят в умах учащих и учащихся.

Одним из важнейших элементов "полянославянской" системы с давних вре­мен является положение об этническом тождестве восточных славян и русов (руси), вытекающее якобы из анализа арабоязычных текстов. Последние стали вводить­ся в научный оборот российскими историками в первой четверти ХГХ в. (см. Н.Ка­рамзин, Х.Френ, М.Погодин и др.)2. Последовавшие затем специальные филоло­гические, текстологические, герменевтические исследования А.Куника, В.Розена, Д.Хвольсона, А.Гаркави, И.Маркварта, Ф.Вестбергаи др.3 неизменно сходи­лись в одном: русы IX в., о которых писали или которых изображали арабы, отли­чались последними же от славян. Отнюдь не случайно один из выдающихся зна­токов древнерусской проблематики в науке XIX в. А.Е.Пресняков, как бы обобщая "мудреную картину", рисуемую восточными авторами, отметил безнадеж­ность всяких попыток строить версии о "черноморской" (т.е. южной) Руси по арабским свидетельствам.

186
Другой выдающийся русский историк В.О.Ключевский, убедительно и с долей злой иронии объяснил причину неоднократно возобновляющихся попыток доказать противоречащее всем видам источников изначальное тождество славян и русов прежде всего "борьбой с неведомыми врагами,.. .опасными чудовищами, подкапывающимися под доброе имя и величие русского народа".

Постулаты о тождестве руси и славян, изложенные в учебной литературе, не всегда "бездоказательны". В частности, в издании учебника приводится фраза Ибн-Хордадбеха о том, что русы это славяне6. Читателей, однако, не ставят в извест­ность о том, что эта фраза вырвана из абсолютно противоположного по смыслу контекста, к тому же единственного из всех арабо-язычных авторов. В связи с этим представляется целесообразным вновь и вновь возвратиться к анализу взаимосвя­зи терминов "руси" и "славян" у восточных авторов на базе наиболее формализо­ванных (в смысле беспристрастности) методов, в частности контент-анализа.

Впервые контент-анализ текстов авторов первой традиции описания русов ("остров русов") был проделан Е.А.Шинаковым на кафедре источниковедения и математических методов исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова под руководством профессоров Л .В.Милова и Г.А.Федорова-Давыдова весной 1986 г., использован и доработан в дипломном сочинении В.Н.Гурьянова (1987)7. Основ­ные результаты и методика исследования были изложены на конференции памяти А.В. Арциховского (январь 1988 г.) и конференции в Пскове Изборске, базиро­вавшейся на докладах советской делегации на несостоявшемся международном конгрессе славянской археологии в г. Прилеп (Югославия). Положения этих док­ладов были изложены тезисно (1987 и 1991 гг.)8, однако, несмотря на этот их характер, нашли отклик в исследованиях по схожей проблематике9. В силу гос­подствовавших в тот период (рубеж 80 90х гг. XX в.) полемически-публици­стических тенденций и утилитарных целей даже научной литературы, подготов­ленная уже обоими авторами статья в полном варианте (с математическим и ком­паративистскими выкладками) была оставлена для доработки в журнале "Вопро­сы истории". Поскольку основные выводы исследования, но без доказательной базы, были уже введены в научный оборот (хотя и ограниченным тиражом), да­вать текст без подробного анализа именно методики работы не имело смысла. Вернуться вновь к идее полной публикации и позволили, и заставили два момен­та: фактически не изменившаяся за десять-двадцать лет ситуация в учебной и научно-популярной литературе, где поляно-русская концепция все еще сохраняет свои позиции; апробация временем и методов, и выводов работы, подобной кото­рой в научной литературе так и не появилось.

Анализу, причем не контента-нализу, а визуально-сопоставительному и гно­сеологическому, подвергались, за одним исключением10, поздние и стоящие особ­няком тексты. Особое внимание уделялось авторам XII XIV вв., писавшим о "трех группах (видах) русов". При этом был сделан вывод о попытках поздних 187

авторов "актуализировать" для своего времени рассказ ал-Истахри и Ибн Хаукаля, интерполируя на славян и добавляя иногда (ад-Димашки и его источник) чет­вертую" . В тематическом сборнике12 подробно анализируются Т.М.Калининой, Н.Г.Коноваловой и А.П.Новосельцевым сведения восточных авторов о походах русов на Каспий. Уделяется внимание новому прочтению значения отдельных терминов социального плана в ранее хорошо, казалось бы, изученных текстах.

Сведениям ал-Йакуби о походе русов на Севилью в сопоставлении с данны­ми Вертинских анналов и византийскими источниками прямо посвящены работы А.А.Александрова, косвенно Г.С.Лебедева и Х.Станга.

Появились и работы, прямо отрицающие самоценность восточных источников для изучения славяно-русской проблематики.

В этой связи уместно напомнить высказывание одного из ведущих перевод­чиков арабских источников Т.М.Калининой об их ценности и важности, а так­же положение, отраженное в статье В.М.Бейлиса, посвященной в основном ана­лизу данных о народах Западной и Центральной Европы. Основной вывод этой работы: "Сравнивая сведения о восточной и западной частях Европы в сообще­ниях, наиболее важных для изучения государственности и племенного строя, у Ибн Русте, ал-Масуди, анонимного автора Ахбар аз-заман, - отметим, что арабс­кие авторы (и разумеется, их информаторы) лучше представляли себе порядок управления у восточноевропейских народов славян, хазар, булгар, буртасов, чем государственный строй у франков, лангобардов, галисийцев, не говоря уже о гер­манских племенных государствах, которые, в представлении ал-Масуди, не отли­чались от других перечисленных им племен ассакалиба". Хотя примененная | В.Бейлисом методика (сравнительно-историческая и эмпирическая) отличалась от | использовавшейся авторами (контента-нализ в основном), его вывод стимулировал применение данных восточных источников именно для Восточной Европы.

Впрочем, появление в научной литературе точки зрения, ставящей под со i мнение, хотя и не очень фундировано, степень достоверности, информативности и ценности восточных источников по славянам и русам, лишний раз указывает на сохраняющуюся актуальность контента-нализа данных терминов.

Прежде чем приступить к изложению предмета данного исследования, еледует сделать несколько предварительных замечаний18.

Во-первых, о праве не востоковеда пользоваться данными восточных источников, правда, "когда совершена в полном объеме работа специалиста-ориенталиста" Ибн (В.Розен), писал А.П.Ковалевский, переводчик и комментатор сочинения Ибн Фадлана: "Основная задача русского перевода дать возможность человеку, не знакомому ни в какой степени с арабским языком, все же критически толковать текст... " I

Вовторых, учитывая тот момент, что "почти все авторы пишут по книгам, не называя своих источников и не определяя их времени, и часто бывает, что в сочи­нении XI в." использован более ранний источник, чем в сочинении X в., мы

188

привлекли методику выделения общих для различных авторов тем, предложен­ную Б.Н.Заходером. "Наличие постоянно встречающихся в восточных текстах за­имствований, так смущавшее исследователя, при употреблении описанного выше приема становится условием, которое позволяет восстановить не только наиболее старую редакцию, но и дает возможность проследить изменения, которым подвер­галась эта старая редакция за время бытования в письменной литературе"22.

Рассмотрение сведений различных авторов, касающихся одной "темы", в со­вокупности позволяет использовать эти сведения "без боязни опереться на не­полный или искаженный вариант"23. Подобное пространное введение потребова­лось для обоснования возможности использования восточных источников вооб­ще и специалистами по Руси в частности.

Целью данной статьи является контента-нализ темы (термина) "русы", выде­ление традиций в описании русов и сравнительная характеристика этих тради­ций . Исследование термина "славяне" проводится лишь для уяснения его взаимо­отношений с термином "русы". При этом мы исходим из допущения, что литера­турные стереотипы, традиции описания имеют под собой реальную основу. В дан­ной статье, однако, мы стараемся "работать" только с терминами, по возможности избегая их исторической интерпретации. В дальнейшем планируется путем срав­нения восточных источников с другими видами источников по Руси показать сте­пень достоверности или, наоборот, абсурдности нарисованной ими картины.

В какойто степени выделение наиболее часто встречающихся характеристик тем "русы" и "славяне" произведено Б.Н.Заходером, однако он, во-первых, не рассматривал эти темы в их развитии, во-вторых, не выделял четких характерис­тик (групп или блоков признаков), одинаковых или сравнимых для "русов" и "сла­вян" или для "русов" в разных традициях описания, в-третьих, не использовал частоту упоминания признака для сравнительных характеристик.

Кроме исследования Б.Н.Заходера, можно упомянуть лишь одну работу, сход­ную с данной статьей если не по методике, то по целям, небольшую, но важную своей редкостью для советской историографии статью Г.С.Лебедева24, в которой впервые после значительного перерыва показано четкое противопоставление ру­сов и славян в мусульманской историографии.

Отличие данной работы в максимально возможном охвате всех категорий признаков (хозяйство, социальные отношения, погребальный обряд, одежда и т.д.), максимальной формализации и единообразии анализа.

Исходя из исследований А.П.Новосельцева и собственных наблюдений, для контента-нализа взяты 2 традиции описания термина "русы", кроме того, добав­лены четко датированные произведения Ибн Фадлана и Ибн Мискавейха. "Худудал-Алам'', которая первоначально представлялась как переходный вариант между двумя традициями описания русов, исключена из контента-нализа после статьи АП.Новосельцева25 как более поздняя компиляция из источников обеих традиций.

189
Отбор авторов, представляющих традиции описания русов, проведен в ос­новном на основе более раннего исследования А.П.Новосельцева. Отдельные более поздние коррективы не имеют принципиального значения для достижения целей данной работы.

Первоначальной задачей работы являлось лишь установление частоты взаи­мовстречаемости термина с теми или иными его качественными характеристиками, по возможности без всякой попытки объяснить его этническое и социальное содержание. Как и положено при контента-нализе, первым и самым ответствен­ным этапом работы является отбор признаков. При этом учитывалось не само звучание слова, а его смысловое содержание, так как, например, понятие "царь", "правитель" могло обозначаться несколькими терминами. Безусловно, на этой стадии исследования неизбежен момент определенной субъективности. Первый список признаков был составлен для текстов авторов, описывающих реалии IX в. ("остров Русов"), где даются примерно равные по количеству сведения о русах и славянах. Сведения о славянах также должны быть хотя бы относительно одно­временны, касаться только славян Восточной Европы27 в узком смысле слова (вы­падает, например, ал-Масуди). Список признаков разделен на 9 "блоков": I об­щая характеристика (страна, народ, несколько народов), П хозяйство, Ш соци­альные отношения, IV религия, V погребальный обряд, VI жилища, VII одежда, VIII быт и нравы, IX военное дело.

Поскольку никто из восточных авторов, за исключением Ибн Фадлана и, воз­можно, Ибн Хаукаля (для X в.), не был на границах Восточной Европы, а получал информацию через вторые, а то и третьи руки, то их географические описания не учитываются вообще. Кроме того, описание быта и нравов, вооружения, проще "проходят" через многие руки без искажений, чем требующие специальных знаний географические детерминанты. Особое внимание к деталям поведения, религии, погребального обряда диктовал, кроме того, и сам строго регламентированный шариатом строй мусульманской жизни. При желании географические описания восточных авторов могут послужить основой для различных построений, причем каждое, взятое в отдельности, будет выглядеть весьма "убедительно".

Для IX в. (точнее, его середины) и "русы", и "славяне" в сумме обозначаются следующим списком признаков по блокам:

1.1 страна, область; 2 народ (племя); 3 несколько родов (племен); 4 часть более крупного целого.

П. 1 наличие земледелия; 2 зафиксированное отсутствие земледелия; 3наличие скотоводства; 4 зафиксированное отсутствие скотоводства; 5 бортни' чество; 6 торговля; 7 эксплуатация иных народов в разных формах (военный грабеж, контрибуция, дань); 8 корабли как средство передвижения.

Ш. 1 царь ("глава глав", "хакан" и т.д.); 2 наместники царя (иерархия управления); 3 знать; 4 рабы; 5 царский суд; 6 "божий суд"; 7 кровная
190

месть; 6 малая семья ("супружеская верность"); 9 многоженство; 10 отдель­ные крупные города (столицы); 11 "многочисленные" города; 12 крепости ("кала" и "хисар"); 13 эксплуатация своего народа ("полюдье").

IV. 1 земледельческий культ; 2 культ быка; 3 служители культа ("знаха­ри"); 4 человеческие жертвоприношения; жертвоприношения скота30.

V. 1 курганы ("холмы"); 2 кремация; 3 тризна; 4 заупокойные пища и питье; 5 убийство жен при смерти мужа; 6 захоронения в погребальных камерах(?).

VI. 1 землянки; 2 хижины.

VII. 1 длинные рубахи; 2 высокие сапоги; 3 широкие шаровары; 4 широкий пояс.

VIII. 1 гостеприимство; 2 храбрость и воинственность; 3 жестокость и коварство; 4чистоплотность (прообраз бани); 5 чистота одежд; 6 украшения у мужчин; 7 хмельные напитки из меда; 8 музыкальные инструменты; 9 честность (нетерпимость к воровству).

IX. 1 нападающая сторона; 2 обороняющаяся сторона; 3 наличие верхо­вых коней; 4 "плохие наездники"; 5 походы на кораблях; 6 копья; 7 дроти­ки; 8 стрелы; 9 щиты; 10 кольчуги; 11 мечи.

Вышеуказанные признаки выявлены по текстам Ибн Хордадбеха, Ибн Русте, Гардизи, ал-Марвази и анонимного автора "Собрания истории", сведения кото­рых, по А.П.Новосельцеву, зачастую восходят друг к другу, а в конечном итоге во многом к автору 4050х годов IX в. Муслиму ибн Абу-Муслиму ал-Джарми и отражают реалии этого и чуть более раннего времени.

У всех авторов (во всяком случае, в доступных нам русских и польских перево­дах их произведений) комплексы сведений о славянах и русах примерно одинаковы по объему, структура их описания (блоки признаков) почти идентичны (табл. 1).

И славяне, и русы в данной традиции описания выступают как единое целое. Сравнение этих двух терминов (понятий), проведенное первоначально по отдель­ным авторам, далее, во избежание ошибок, возможность которых указана во вве­дении, приводятся обобщенно, как бы суммируются (табл. 1).

Распределение некоторых признаков по блокам может, вероятно, быть прове­дено и по-иному. Например, погребальный отряд является частью религиозных воззрений, жилища и одежда частью "быта" и т.д. Но в конечном итоге имеет значение не распределение признаков по блокам, а взаимосвязь признаков с тер­минами "русы" и "славяне", выраженная количественно.

Цифровое значение признаков приведено в таблице 1. Признаки внутри бло­ков сгруппированы по следующему принципу: на первом месте стоят более-ме­нее общие для славян и русов, на втором характерные только для славян, на третьем только для русов.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconКнига Сборник научных трудов
Исторический опыт хозяйственного освоения Западной Сибири. Книга Сборник научных трудов под ред. Ю. Ф. Кирюшина и А. А. Тишкина....

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСборник научных работ «Славута» Днепродзержинского государственного...
Приглашаем Вас принять участие в Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «день науки»,...

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconПедагогика искусства: вопросы истории, теории и методики межвузовский...
П 24 Педагогика искусства: вопросы истории, теории и методики : Межвузовский сборник научных трудов. Вып Саратов: Издательский центр...

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСписок научных трудов доцента Калашникова С. Б
Сборник трудов молодых ученых и студентов Волгоградского государственного университета. — Волгоград, 1996

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСписок научных трудов профессора буяновой л. Ю. За 2012 год статьи
Буянова Л. Ю. Pr-текст как суггестивно-информационный феномен: специфика вербально-семиотической и прагматической репрезентации//Язык....

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСтановление теории сценографии и ее роль в науке о театре
Сборник научных трудов: «Искусство и эстетическая культура». С. Пб., 1992, с. 149 – 157

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconПо центру, строчными буквами курсивом и жирным шрифтом 16 pt
Сборник научных статей будет опубликован к началу конференции, сборник публикуется бесплатно

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСборник Издательство "путь к себе"
Знаменитые йогини. Женщины в буддизме. Сборник. М.: Тоо "Путь к себе", 1996. — 256 стр

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconСборник статей наука Жизни Москва Издательство «Сфера» 1999
Настоящий сборник продолжает собрание философской публицистики Е. П. Блаватской. В нем представлены статьи, написанные в 1887-1888...

Статья опубликована: Русский сборник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского госуниверситета. Брянск: Издательство бгу,2002. 284с iconПроблемы филологического образования сборник научных трудов
Проблемы филологического образования: Сб науч тр. / Отв ред проф. Л. И. Черемисинова; ред. Тарасова И. А., О. Я. Гусакова. — Вып....



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница