Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований.




НазваниеМонография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований.
страница6/16
Дата публикации18.06.2013
Размер2.93 Mb.
ТипМонография
www.lit-yaz.ru > История > Монография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
„Можно ли считать русских христианами?“. Если русских спросить об этом, они отвечают, что именно они-то и являются истинно крещенными и лучшими в мире христианами, в то время как мы разве можем считаться „окропленными“ христианами. Поэтому, если кто-либо из иностранных христиан захочет перейти в их вероисповедание, они заставляют его вновь креститься. Что они, однако, все-таки христиане, это мы, вправе заключить, так как essentiaia christianismi или „существенно необходимые главные основания христианства“ мы у них находим. Таковы — истинное слово Божие и святые таинства. Священная Библия имеется у них, а именно Ветхий Завет [с текста] 70 греческих толковников; а Новый — с обычного перевода, переизданные на славянском и русском языках и отпечатанные. Странно, однако, что никогда они не допускают всю Библию в свои церкви, говоря, что в Ветхом Завете много скверных нецеломудренных вещей, могущих осквернить столь святое место, как их церковь; поэтому у них, наряду с Новым заветом, имеются лишь некоторые писания пророков, которые они тут подвергают обсуждению. В домах, однако, разрешается иметь и читать всю Библию». [Россия XVII века. Воспоминания иностранцев. Смоленск: Русич, 2003. Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию. С. 436]. «В их церквах висит на стенах большое количество икон, из которых самые многочисленные и самые знаменитые должны представлять Господа Христа, Св. Деву Марию и Николая, главного их патрона. У каждого здесь имеется свой святой или своя икона, перед которою он молится. Если кто-либо совершит грубое преступление, достойное отлучения, то его святой [его икона] удаляется из церкви; этой иконою он может после этого пользоваться дома, так как отлученный не смеет более входить в церковь. Те, у кого есть средства, убирают и украшают свои иконы великолепнейшим образом жемчугом и драгоценными камнями. Икона непременно требуется для молитвы; поэтому они должны у них быть не только в церквах и во время публичных процессий, но и у каждого в его доме, комнате и каморке, чтобы во время молитвы иметь ее перед глазами. Когда они собираются молиться, они зажигают одну или две восковые свечи и прикрепляют их перед иконою; от этой причины часто, когда они забудут потушить свечу, происходят пожары. До сих пор и немцам приходилось, ради русских, держать такие иконы в своих домах, так как иначе русские неохотно с ними сносились, да и нельзя было получить русской прислуги без этого. Теперь же патриарх не желает допускать, чтобы их иконы еще встречались в немецких комнатах, по его мнению, недостойных этой чести. Когда русский отправляется к другому в дом или комнату, он сначала воздает честь Богу и произносит свое „Господи“. Только после этого он начинает говорить с людьми. В дом он входит как немой, ни на кого не обращая внимания, хотя бы даже 10 и более человек находились в помещении. Лишь только войдя в комнату, он, прежде всего, обращается к иконе, которая обыкновенно поставлена за столом в углу; если ее ему не видно, он спрашивает: „Есть ли Бог?“ Лишь только заметив ее, он, с поклонами перед нею, трижды совершает крестное знамение. Затем он оборачивается к людям, здоровается с ними и справляет свое дело. Они приписывают иконам весьма большую силу, будто они совершенно особым образом могут помогать в делах. Неоднократно уже упоминавшийся датский дворянин Иаков говорит, что они в его время икону на палке держали в пиве во время пивоварения, надеясь, что тогда пиво лучше сварится. Они их как-то боятся и страшатся, точно в них действительно имеется какая-то божественная сущность. Когда они желают при иконах заняться плотскою утехою, то они завешивают их платком. Иногда они ими наводят страх на людей. В 1643 г. по Р. X., в июне месяце, случилось как-то, что одна из их икон начала казаться в лице своем краснее обыкновенного. Попы сообщили об этом патриарху и Великому князю, подняли из-за этого целую историю, точно это обстоятельство знаменовало собою что-то великое; говорили, что следует объявить дни покаяния и поста, дабы отстранить грозящее наказание. Великий князь, как государь благочестивый и богобоязненный, принял это близко к сердцу, призвал русских живописцев и под крестным целованием спрашивал их, произошло ли это от естественных причин или нет. Живописцы, хорошенько осмотрев икону, сказали: „Здесь нет чуда, так как краска с лица от времени сходит, и поэтому просвечивает красный грунт“. После этого страхи прекратились. Временами и попы, помощью вымышленных и написанных на иконах знамений, пугают людей, так что те должны поститься и молиться, жертвовать попам и давать милостыню, которую простецы из народа из благоговения и дают в больших количествах. Нечто подобное, говорит, произошло в Архангельске несколько лет тому назад. Два попа, с помощью обмана, собрали много денежных пожертвований, но при дележе поспорили, вступили в драку и донесли друг на друга относительно обмана. После этого и кнуту пришлось показать свое знамение. Что простой неразумный народ приписывает иконам большую силу, видно из следующего. Когда в 1611 году шведский полководец Иаков Делагарди занял Великий Новгород и при этом произошел пожар, некий русский стал держать против огня свою икону св. Николая и молился, чтобы она помогла погасить огонь. Когда, однако, помощи не последовало, а напротив, огонь все более и более стал распространяться, он в нетерпении бросил свою икону в огонь и сказал: „Если ты нам не желаешь помочь, то помоги себе сам и туши“. В то время солдаты, не найдя в домах много такого, чем бы могли воспользоваться, взяли с собою иконы, но русские побежали за ними и за дорогую цену выкупили эти иконы. Простонародье, особенно вне городов и в деревнях, желая приучить детей к богобоязни, ставит их перед иконами, чтобы они перед ними в глубоком смирении и почтительности клали поклоны, крестились и говорили „Господи“. Им при этом не говорится, что все это значит, так что с нежного детства всякий привыкает к мысли, что иконы — боги, как, впрочем, старшие их и называют. В Ладоге моя хозяйка не хотела дать своему ребенку, едва говорившему и стоявшему, поесть, пока тот подобным образом девять раз подряд не воздал, как она говорила, славы своему Богу. Однако некоторые знатные люди и лица, живущие в городах близ церквей, имеют несколько лучшие — а умнейшие из них и совершенно иные — мысли об иконах. В русской Нарве жил знатный богатый купец, еще и теперь здравствующий; звали его Филиппом N.; это был словоохотливый любезный мужчина, который иногда приходил к столу к нашим послам и о том или другом давал хорошие сведения. Однажды — это было 30 января 1634 г., с нашим медиком г. Гартманом Граманом, по его просьбе, зашел я к нему в гости. Когда мы вступили с ним в беседу о их религии, особенно об иконах, он при нас произнес исповедание веры, из которого мы могли усмотреть истинного христианина. Он сказал, между прочим: он никакого значения не придает иконам, взял свой носовой платок и провел им по иконе, говоря: „Так я могу стереть краску и потом сжечь дерево; в этом ли искать мне спасение?“ Он показал мне библию на славянском языке, в которой был очень начитан, открывал в нескольких местах и переводил, говоря: „Вот здесь я должен искать волю Божию и держаться ее“. Постов, которые соблюдаются большинством русских, он не признавал; он говорил: „Что в том, что я не ем мяса, но имею зато в своем распоряжении великолепнейшие рыбы и напиваюсь водки и меду; истинный пост заключается в том, что Богом указано чрез пророка Иоиля в первой и второй главе. Так я пощусь, если я не принимаю ничего, кроме воды и хлеба, и усердно молюсь“. Он жаловался при этом, что очень многие из его земляков не имеют таких познаний в религиозных делах и в совершении христианского долга. Когда мы возразили, почему он, будучи так просвещен Богом, не постарается научить своих собратий лучшему, он ответил: у него нет на это призвания; кроме того, ему бы не поверили, но сочли бы его даже за еретика». [Россия XVII века. Воспоминания иностранцев. Смоленск: Русич, 2003. Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию. С. 452—455]. «В наше время повсеместно находились открытые кабаки и шинки, в которые каждый, кто бы ни захотел, мог зайти и пить за свои деньги. Тогда простонародье несло в кабаки все, что у него было, и сидело в них до тех пор, пока, после опорожнения кошелька, и одежда и даже сорочки снимались и отдавались хозяину; после этого голые, в чем мать родила, отправлялись домой. Правда, в последнее время такие простонародные кабаки, принадлежавшие частью царю, частью боярам, упразднены, потому что они отвлекали людей от работы и давали только возможность пропивать заработанные деньги; теперь никто уже не может получить за 2 или 3 копейки, шиллинга или гроша — водки. Вместо этого его царское величество велел устроить в каждом городе лишь один кружечный двор или дом, откуда вино выдается только кружками или целыми кувшинами, для заведывания дворами поставлены лица, принесшие особую присягу и ежегодно доставляющие невероятную сумму денег в казну его царского величества. Ежедневного пьянства, однако, эта мера почти не прекратила, так как несколько соседей складываются, посылают за кувшином или более и расходятся не раньше, как выпьют все до дна; при этом часто они падают один рядом с другим. Некоторые также закупают в больших количествах, а от себя тайно продают в чарках. Поэтому, правда, уже не видно такого количества голых, но бродят и валяются немногим меньше пьяных. Женщины не считают для себя стыдом напиваться и падать рядом с мужчинами. Какая опасность и какое крушение при подобных обстоятельствах жизни претерпеваются честью и целомудрием, легко себе представить. Я сказал, что духовные лица не стремятся к тому, чтобы быть свободными от этого порока. Так же легко встретить пьяного попа и монаха, как и пьяного мужика. Хотя ни в одном монастыре не пьют ни вина, ни водки, ни меда, ни крепкого пива, а пьют лишь квас, т. е. слабое пиво, или кофент, тем не менее монахи, выходя из монастырей и находясь в гостях у добрых друзей, считают себя в праве не только не отказываться от хорошей выпивки, но даже и сами требуют таковой и жадно пьют, наслаждаясь этим до того, что их только по одежде можно отличить от пьяниц мирян. Они также являются большими любителями табаку и некоторое время тому назад всякий носил его при себе: бедный простолюдин столь же охотно отдавал свою копейку за табак, как и за хлеб. Рабами и крепостными являются все они. Обычай и нрав их таков, что перед иным человеком они унижаются, проявляют свою рабскую душу, земно кланяются знатным людям, низко нагибая голову — вплоть до самой земли и бросаясь даже к ногам их; в обычае их также благодарить за побои и наказание. Подобно тому, как все подданные высокого и низкого звания называются и должны считаться царскими „холопами“, то есть рабами и крепостными, также точно и у вельмож и знатных людей имеются свои рабы и крепостные работники и крестьяне. Князья и вельможи обязаны проявлять свое рабство и ничтожество перед царем еще и в том, что они в письмах и челобитных должны подписываться уменьшительным именем, то есть, например, писать „Ивашка“, а не Иван, или „Петрушка, твой холоп“. Когда и великий князь к кому-либо обращается, он пользуется такими уменьшительными именами. Впрочем, и за преступления вельможам назначаются столь варварские наказания, что по ним можно судить о их рабстве. Поэтому русские и говорят: „Все, что у нас есть, принадлежит Богу и Великому князю“. Иностранцы, находящиеся на службе у великого князя, должны унижаться таким же образом и ожидать всех сопряженных с этим приятностей и неприятностей. Хотя царь и относится весьма милостиво к наиболее видным из них, однако совершить проступок и впасть в немилость весьма легко. Раньше было весьма опасно быть великокняжеским лейб-медиком, так как в случае, когда данное лекарство не производило желательного действия или когда пациент помирал во время лечения, врачи подвергались сильнейшей немилости, и с ними обходились как с рабами. Известна история о великом князе Борисе Годунове и его врачах. Когда в 1602 г. герцог Иоанн, брат Христиана IV, короля датского, приехал для женитьбы на дочери Великого князя и внезапно заболел, великий князь с жестокими угрозами потребовал, чтобы врачи показали лучшее свое искусство на герцоге и не дали ему помереть. Когда, однако, никакое лекарство не могло помочь и герцог умер, врачам пришлось прятаться и не показываться в течение долгого времени. Что касается рабов и слуг вельмож и иных господ, то их бесчисленное количество; у иного в именье или на дворе их имеется более 50 и даже 100. Находящихся в Москве, большею частью, не кормят во дворах, но дают им на руки харчевые деньги, правда, столь незначительные, что на них трудно поддержать жизнь; поэтому-то в Москве так много воров и убийц. В наше время не проходило почти ни одной ночи, чтобы не было где-либо кражи со взломом. При этом часто хозяина загораживают какими-нибудь вещами в комнате, и ему приходится оставаться спокойным зрителем, если он недостаточно силен, чтобы справиться с ворами, не желает подвергать опасности жизнь и видеть свой дом зажженным над собственною головою. Поэтому-то на дворах знатных людей нанимают особых стражников, которые ежечасно должны подавать о себе знать, ударяя палками в подвешенную доску, вроде как в барабан, и отбивая часы. Так как, однако, часто случалось, что подобные стражники сторожили не столько для господ, сколько для воров, устраивали для этих последних безопасный путь, помогали воровать и убегали, то теперь не нанимают никого ни в стражники, ни в прислуги (ведь, помимо рабов, имеются еще наемные слуги), без представления известных и достаточных местных обывателей поручителями. Подобного рода многократно упомянутые рабы в особенности в Москве сильно нарушают безопасность на улицах, и без хорошего ружья и спутников нельзя избегнуть нападений». [Россия XVII век. Указ. соч. Исаак Масса. Краткое известие о Московии. С. 360—364]. Свидетельства иностранцев, быть может не совсем приятные для слуха, не отличаются от констатаций наших русских ученых. «Переводчик Посольского приказа Фирсов в 1683 г. перевел Псалтырь. И этот чиновничек министерства иностранных дел признает необходимым обновить церковный порядок помощью знания. „Наш российский народ, — пишет он, — грубый и неученый; не только простые, но и духовного чина люди истинные ведомости и разума и св. писания не ищут, ученых людей поносят и еретиками называют“. Русское общество отличалось однородностью, цельностью своего нравственно-религиозного состава. При всем различии общественных положений древнерусские люди по своему духовному облику были очень похожи друг на друга, утоляли свои духовные потребности из одних и тех же источников. Боярин и холоп, грамотей и безграмотный запоминали неодинаковое количество священных текстов, молитв, церковных песнопений и мирских бесовских песен, сказок, старинных преданий, неодинаково ясно понимали вещи, неодинаково строго заучивали свой житейский катехизис. Но они твердили один и тот же катехизис, в положенное время одинаково легкомысленно грешили и с одинаковым страхом божиим приступали к покаянию и причащению до ближайшего разрешения „на вся“. Такие однообразные изгибы автоматической совести помогали древнерусским людям хорошо понимать друг друга, составлять однородную нравственную массу, устанавливали между ними некоторое духовное согласие вопреки социальной розни и делали сменяющиеся поколения периодическим повторением раз установившегося типа». [Ключевский. Указ. соч. С. 339—340]. Именно это моральное падение народа и духовенства, обусловленное отсутствием библейской духовной базы, только одной могущей спасти общество от разложения, готовило страшное Смутное время (1605—1613), в ходе которого страна была погружена в нескончаемые гражданские войны, интервенции иностранных держав, захвативших почти всю страну, включая и Москву. Об этом времени великий историк Н. М. Карамзин восклицает: «И что была тогда Россия?...». [Карамзин Н. М. История государства Российского. В 4 т. Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. Т. 4. С. 480]. И вот в самый критический момент, когда, казалось, что уже все кончено, народ обращается к Богу, осознав, что только Он может помочь. Начинается духовное возрождение. Господь вновь отвечает на молитвы людей, вновь дает им шанс, вновь призывает свернуть с рокового пути отцов. Но вскоре наступает время патриарха Никона с его реформой, расколовшей Русь. Наступают реформы Петра I, которые, с одной стороны, выводят Россию в ранг ведущих европейских держав, но с другой — приводят к страшной секуляризации, бездуховности общества, в котором для Бога практически не остается места. К началу XX столетия Россия была страной куполов и одновременно страной атеистов. В церковь ходили почти все, и почти все ни во что не верили. Хождение в церковь превратилось в обряд, форму, в том числе и для большинства духовенства. Огромная империя продолжала оставаться аграрной отсталой страной, с огромным процентом неграмотного, темного и суеверного населения. Но при этом сохранялось страшное давление государственной церкви, запрещающее под страхом смерти и ссылки в Сибирь оставлять православие. Процветали как никогда магия, оккультизм, спиритизм, гадания. В 1905—1907 гг. страну потрясает первая русская революция. Вследствие нее Николай II вынужденно издает манифест о правах и свободах, по которому человек наделялся правом выбора религии, свободы взглядов. Впервые на территории огромного государства стала звучать Трехангельская весть, призывающая людей отказаться от этих всех пережитков суеверий и языческих установок в христианстве, призывающая их вернуться к чистому учению Христа, Его Закону. В это время духовной свободы страна делает и небывалый экономический скачок. Реформы П. А. Столыпина выводят к 1913 году Россию на европейские экономические показатели. Вновь стране дается шанс, сойдя с дороги «отцовской» религии, обрести счастье. Но вот в 1914 году начинается Первая Мировая Война и, пользуясь этим, «государственная» церковь объявляет все протестантские конфессии агентами кайзеровской Германии. Она заставляет правительство начать небывалые гонения на тех, кто призывал людей вернуться к Богу, читать Библию, чтить Его закон. Казалось бы, прошлая история должна бы была чему-то научить. Но нет, народ вновь отвергает Божьи предостережения, вступая на тот же отцовский путь обязательной «государственной» религии, не задумываясь при этом, насколько та соответствует или не соответствует учению Библии. Но вот приходит октябрь 1917 года и вчерашние мужики, крестящие лоб по входе и выходе из церкви, идут громить ее купола и звонницы. Неужели в один день произошло изменение мышления? Конечно же, нет. Общество давно уже было атеистическим, несмотря на тягу к разглагольствованиям многих о том, что до Революции Русь была набожной страной. Нет! Набожную страну в несколько месяцев в воинственно атеистическую не превратить. В истории нашей страны произошло подобное тому, что имело место во Франции в период Французской революции 1789 года. Ибо Франция долгое время считалась старшей духовной дочерью папства, а ее народ — одним из самых ревностных папских слуг. Но это было лишь ширмой. На деле народ уже давно устал от злоупотреблений и ханжества духовенства, которое ему не раскрывало Вечные Божьи Истины, которое не служило его нуждам, а грубо господствовало над ним. И вот когда грянула революция, то наибольший протест людей обрушился именно на церковь, которая в его глазах дискредитировала Бога. Нечто подобное произошло и у нас в 1917 году и в последующие годы советской власти. Разгул сталинского террора был заложен задолго до самого рождения И. Сталина. Он был заложен бездуховностью большей части народа, которую взращивали суеверия, гнет и ханжество церкви и многих ее служителей. Нам больно понимать это. Но это наша история, наш народ, который состоял из наших дедов и прадедов. А значит, именно мы должны сделать выводы из своей же собственной истории. Семьдесят лет мы были в атеистическом плену, после которого нам были дарованы свободы, в том числе вероисповедания. Что же изберем мы сейчас, сегодня, когда вновь все громче и громче звучат голоса о восстановлении единой обязательной для всех «государственной» религии отцов? Свернем ли мы вновь на этот путь? Или нашествие монголо-татар, эпоха Ивана Грозного, Смутное время, 1917 год, сталинский террор нас ничему не научили? Не научили тому, что любое, внешне замечательное действие, желание, если лишено Божьего одобрения, рано или поздно обратится во зло. Прекрасно, если мы хотим объединить людей одной верой в Бога. Но возникает вопрос: верой в какого Бога? Бога, Чье правление зиждется на Десятисловном Законе, или Бога, правящего по человеческим преданиям и искажениям Слова? Бога, любящего людей или Бога, мучающего людей всю вечность в аду? Бога, запрещающего делать какие-либо изображения и поклоняться им или Бога икон и мощей? Бога, принимающего поклонение в субботу, или Бога, принимающего поклонение в День Солнца? Какого же Бога? И какой одной веры? Веры в бессмертие души, молитвы святым, покупки спасения за деньги, веры обрядов, словом, всего того, против чего восстаёт Сам Бог на страницах Библии? Или действительно веры в Триединого Бога, неизменность Его закона и понимания, что спасаемся мы только принятием Христа. Итак, есть вера в Живого Бога, а есть вера отцов в Бога человеческих преданий. Первая нам дарует жизнь, вторая — смерть. И мы вновь оказываемся на распутье, какую веру принять, в какого Бога верить? «И ты скажи им: так говорит Господь Саваоф: обратитесь ко Мне, говорит Господь Саваоф, и Я обращусь к вам, говорит Господь Саваоф. Не будьте такими, как отцы ваши, к которым взывали прежде бывшие пророки, говоря: „так говорит Господь Саваоф: обратитесь от злых путей ваших и от злых дел ваших“; но они не слушались и не внимали Мне, говорит Господь» (Зах. 1:3—4).

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований. iconКнига рассчитана на сексопатологов, невропатологов, психиатров, гинекологов...
Монография написана видным ленинградским ученым доктором медицинских наук, профессором А. М. Свядощем, работы которого в области...

Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований. iconПрезентация края в фотографиях «Вологодского альбома»
В тоже время нельзя сказать, что региональных исследований нет. Напротив, архитектурное достояние русской провинции широко представлено...

Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований. iconТеренс Пауэлл кельты воины и маги предисловие
Обилие археологического материала, свидетельства античных историков, кельтское литературное наследие и результаты современных филологических...

Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований. iconУчащихся
Г по результатам проведенного им обширного экспериментально-психологического исследования развития речи младших школьников. На материале...

Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований. iconАктуальность исследований. Познание закономерностей изменения климата...
Данная работа посвящена изучению палеомагнитных свойств осадков озера Байкал, как материала, сохранившего в себе запись континентального...

Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований. iconДетская сетевая библиотека
Целью библиотеки является электронная публикация классических и современных произведений русской литературы по авторитетным источникам...

Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований. iconКонкурс работ «Семейная история 2010». Самарская городская общественная...
Целью конкурса является написание работ (исследований) по истории семьи и развитие интереса у молодежи к такому явлению, как семейная...

Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований. iconКнига написана на основе Науки управления, сохраненной стариками-мазыками,...
Программы возрождения народной производственной культуры «Назад в Россию», для тех, кто хочет стать Хозяином своей жиз­ни и своего...

Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований. iconПояснительная записка Авторам разработки хотелось бы, чтобы в школе,...
У педагогов есть опыт проведения подобных мероприятий в мбоу «сош п. Красное», поэтому данная методическая разработка является не...

Монография написана на основе обширного исторического и богословского материала с привлечением как классических работ, так и современных исследований. iconКнига написана не так, как пишут большинство писателей фастфуда по...
Здравствуйте читатель! Перед тем, как вы начнете читать книгу, я задам вам три вопроса



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница