Правоверный Издательство «Источник жизни»




НазваниеПравоверный Издательство «Источник жизни»
страница1/9
Дата публикации18.06.2013
Размер1.04 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Яков Шульзингер

Правоверный

Издательство «Источник жизни» 1999 г.

Распечатано: Бахчисарай 2002 г.
Что значит быть правоверным евреем? Какие опасности и невзгоды встречаются на пути человека, пожелавшего найти свои истинные корни? Во что должен верить истинный еврей? Данная книга поднимает эти вопросы и пытается дать ответы на них. Эта книга – не научная монография и не докторская диссертация, это рассказ о пережитом и выстраданном.

Для широкого круга читателей.

Пролог

Она вошла в класс, и в тот же момент в нем воцарилась полная тишина. Нашу новую учительницу истории звали Ольга Андреевна. Подобно горе возвышалось над нами ее массивное тело, а светло-голубые глаза впивались в сидящих за партами десятиклассников, перебегая от одного лица к другому. Жена вы­сокопоставленного офицера КГБ, Ольга Андреевна была не из тех, кого можно проигнорировать.

— Антипова Ольга, — произнесла она первую фамилию, раскрыв классный журнал.

— Я, — поднялась девушка.

— Балалин Юрий?

— Я, — последовал ответ...

— Шульзингер Яков?
Услышав свое имя, я отозвался, как и все. Ольга Андреевна помедлила — моя фамилия явно заинтересовала учительницу — и сделала какую-то отметку в своем блокноте. Я понял, что она обра­тила внимание на мое еврейское происхождение. Перекличка за­
кончилась, и на эту тему в тот день уже ничего не было сказано.

«Мы с вами будем заниматься по учебнику "История СССР", — объявила Ольга Андреевна. — Это прекрасная, глубокомысленная книга, и я надеюсь, что каждый из вас ос­новательно изучит ее. Вы продолжите знакомство с трудами В.И. Ленина и его соратников, вождей нашей славной револю­ции. Необходимо внимательно читать каждый параграф, чтобы быть готовыми и подробному пересказу прочитанного и ответу на любой мой вопрос». После этого, продиктовав домашнее за­дание, она закончила урок.

Это был последний, десятый, год моей школьной жизни, и я всерьез думал о предстоящем поступлении в институт. Сомнений, куда идти учиться, у меня не было — конечно же, я буду физиком. Причиной тому во многом стал мой любимый учитель, который высоко ценил мои способности к его предмету, занимался со мной индивидуально и прочил мне как физику большое будущее.

А пока мне предстояло закончить десятый класс, и именно в этот год в школе появилась Ольга Андреевна.

На следующем занятии ее глаза, как и в прошлый раз, ка­кое-то время холодно блуждали по нашим лицам, пока, наконец, не остановились на моем. «Шульзингер! — прозвучал резкий голос. — К доске. Посмотрим, на что ты способен».

Я без колебаний вышел вперед. Историю я любил почти так же физику. «Хорошо, хорошо, — поморщилась Ольга Андреевна, — значит, ты все знаешь, не так ли? Тогда ска­жи-ка мне...» — и она задала вопрос, совершенно не имевший отношения к теме урока. Припомнив пройденное прежде, я су­мел дать правильный ответ. Последовал новый вопрос, затем еще один, затем еще... Выслушав мои очевидно удовлетворительные ответы, она отослала меня на место. Ее неприязненное, саркастическое отношение озадачило меня.

На следующий день история повторилась. «Шульзингер, — вызвала она, — вчера ты хорошо приготовился к занятию. Но давай-ка посмотрим, систематически ли ты это делаешь. Иди к доске!» Снова я стоял перед классом, снова отвечал на вопросы, сыпавшиеся один за другим, и видел, как с каждым разом все больше хмурится лицо учительницы. Ольга Андреевна явно была разочарована, и я не мог ума приложить, почему. После еще не­скольких таких странных поединков она до конца учебной чет­верти к доске меня не вызывала.

Кроме регулярных уроков истории Ольга Андреевна также постоянно проводила различные дополнительные занятия и дискуссии. Одна из таких ее лекций называлась «Внешний вид на­стоящего коммуниста». «Настоящий коммунист, — говорила нам Ольга Андреевна, — продемонстрирует свои убеждения тем, как он одевается, что носит. Высокий уровень его морали выра­зится в том, что он будет одет в высококачественную, привлека­тельную одежду, произведенную на наших советских фабриках. Какая другая страна может производить такие теплые, удобные пальто, прочные брюки, легкие платья? Где еще позаботились о такой практичной и красивой школьной форме для юношей и девушек?» Мы молча смотрели на ее отличного покроя и каче­ства платье, на подобранные в тон туфли из натуральной кожи. Ничего подобного среди продукции советских фабрик мы никогда не видели.

«С другой стороны, — продолжала она, — какого сорта люди мечтают носить провокационные, аморальные вещи, сде­ланные руками жестоко эксплуатируемых рабочих Запада? Кто может отдать свою месячную зарплату за предложенные на "чер­ном" рынке кроссовки или, того хуже, джинсы?»

Класс безмолвствовал. «Я скажу вам, что это за люди. Это люди без всяких моральных принципов. Это люди, которым без­различно, что они таким образом также участвуют в эксплуа­тации бедных рабочих западными богачами. Они хотят подра­жать Западу. Зачем? Что там хорошего? Абсолютно ничего! Там наши враги!»

«Но знаете ли, — ее голос стал вкрадчивым и насмешли­вым, — знаете ли, что есть люди, которые мечтают уехать из Советского Союза и жить в капиталистических странах? Бес­принципные, отвратительные люди!»

«Яша, — вдруг произнесла она, поворачиваясь в мою сто­рону, — ты знаешь, что многие евреи сегодня эмигрируют в Израиль?» Ядовитая улыбка тронула ее кроваво-красные от помады губы.

«Да, слышал, — ответил я, — но какое все это имеет от­ношение ко мне или моей семье? Мои родители — активные и преданные партии коммунисты. Мой отец — заместитель директора завода. Мой дед во время революции поддерживал Ле­нина и был потом офицером НКВД. Ни у меня, ни у моих род­ственников нет ни каких-либо планов, ни желания эмигриро­вать. Поэтому мне непонятно, почему вы обращаетесь ко мне».

Она, будто не услышав моих слов, продолжала: «О, это не­годные люди. Эмигрируют в Израиль, а потом, когда видят, как там плохо, начинают просить наше правительство принять их об­ратно. Наше гуманное правительство принимает их, но теперь им нужно снова давать квартиры, обеспечивать работой, бес­платным медицинским обслуживанием, образованием — всеми теми благами, от которых они отказались, покидая страну».

В смятении я молча сидел, не зная, что думать или гово­рить. Такая же, как и у учительницы, саркастическая улыбка по­явилась теперь на лицах многих одноклассников. Впервые в сво­ей жизни я столкнулся с открытым антисемитизмом — и почув­ствовал нестерпимую мерзость происходящего. На помощь мне пришел милосердно прозвеневший звонок. К радости моей, сле­дующим уроком была физика, а значит, предстояла встреча с Иваном Петровичем, для которого главным были прежде всего мои способности.

Несколько следующих недель прошли без каких-либо враж­дебных выпадов в мой адрес. А затем наступил день, когда мы всем классом отправились в Ленинскую комнату, в которой я не был с тех пор, как нас принимали в пионеры. На этот раз в Ле­нинскую комнату нас повела Ольга Андреевна.

Комната была украшена красными полотнищами, на кото­рых сверкали золотые буквы лозунгов. На стенах висели фото­графии вождя, а в книжных шкафах стояли его книги. Благого­вейная атмосфера, казалось, никогда не покидала эти стены.

Ленина я искренне любил. Когда-то мой дед поверил вож­дю и безоглядно пошел за ним, увлеченный коммунистическими идеалами. Мои родственники не раздумывая отреклись от своей веры, от своего еврейского наследия, от самой своей истории, чтобы вместе с ним строить царство добра и равенства, каким им грезилась молодая Советская страна. Я был воспитан в глубокой приверженности коммунизму, и мне не терпелось дожить до того дня, когда весь мир наконец увидит страшное лицо капи­тализма и выберет путь, указанный Марксом и Лениным. Читая газеты, я ужасался тому, что творится в капиталистическом об­ществе, а однажды, узнав из "Правды" о трагической участи па­рагвайского коммуниста Майданы, стал ходить по домам, от две­рей к дверям, собрав три тысячи подписей в его защиту. Если возможно было быть верным исповедником коммунизма, то я был таковым.

«Вы заметите, — сказала Ольга Андреевна, когда мы вошли в священную для меня комнату, — что все собранное здесь тематически разделяется натри группы: Ленин в детстве, Ленин — молодой революционер, и Ленин — руководитель Советского государства». Она не спеша обращала наше вни­мание на различные фотографии и репродукции картин, упо­миная о связанных с ними вехах биографии Владимира Ильи­ча, и, наконец остановилась на снимке, изображавшем Ленина в кругу соратников.

«Многие из этих людей были единомышленниками Лени­на, поддерживали его, вместе с ним боролись за победу револю­ции и затем руководили молодым Советским государством, — рассказывала она. Потом ее голос неприятно изменился. — Но среди них оказался и предатель, — произнесла она, указывая пальцем на одно из лиц. Потом взгляд ее устремился на меня. — И этот предатель был евреем! — медленно и отчетливо прого­ворила она. — Злейший враг Ленина, он хотел помешать ему в деле революции!»

Все смотрели на меня. Все знали, что я еврей. Будто нож про­шел через мое правоверное сердце. Я безмолвно пылал от стыда.

Да, я знал, что и Карл Маркс, и Яков Свердлов, и Лев Троц­кий, и почти 70 процентов ленинского правительства были ев­реями, как и мои предки, которые отказались от всего, чтобы стать коммунистами. В той же самой комнате, где я клялся «лю­бить свою Родину, жить, учиться и бороться, как завещал вели­кий Ленин и учит Коммунистическая партия», где я обещал бесстрашно защищать единственно верное марксистское мировоз­зрение, в той же самой комнате я получил мучительно горький удар, удар, от которого вера моя начала гаснуть. Несколько недель я пребывал в страшном шоке: моя вера, мои идеалы, с детства взлелеянные дедом-коммунистом, воспи­танные учителями за десять лет школы, разрушились, как кар­
точный домик. Я не мог уже верить, как прежде, но где искать истину? На этот вопрос ответа не было. ^ Если уж я еврей, тог­да, по крайней мере, необходимо выяснить, почему большин­ство людей ненавидят меня. С этим вполне определенным желанием я решил отправиться в Москву. Отец говорил, что его
двоюродный брат служил когда-то раввином в синагоге. И хотя несколько раз приезжал в Москву, мне ни разу не довелось заг­лянуть туда. Однако я давно мечтал побывать в синагоге. Сейчас мои мечты стали приобретать целенаправленность. Может быть, там я найду ответы на свои вопросы.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Правоверный Издательство «Источник жизни» iconПрограмма "Стать семьей". Источник: отв без подарка не остался ни...
В копейске помощь не копеечная. Источник: Российская аграрная газета

Правоверный Издательство «Источник жизни» iconДогмат и история
Источник: Протоиерей Георгий Флоровский «Догмат и история» Издательство Свято-Владимирского Братства

Правоверный Издательство «Источник жизни» iconИз прошлого русской мысли
Источник: Георгий Флоровский «Из прошлого русской мысли» Издательство «Аграф» Москва 1998 стр. 104-123

Правоверный Издательство «Источник жизни» icon«Вода-источник жизни»
Учитель моу «Локнянская средняя общеобразовательная школа» Игнатьева Наталья Борисовна

Правоверный Издательство «Источник жизни» iconПамяти Франсуа Мари Аруа (Вольтера) Лео Яковлев Правоверный Философская повесть
Знаю, Господи, что не в воле человека Путь его, что не во власти идущего давать направление стопам своим

Правоверный Издательство «Источник жизни» iconТематический вечер «Женщина – неиссякаемый источник вдохновения, радости, жизни»
Оборудование: плакат на доске, компьютер, проектор, презентация, музыкальное сопровождение

Правоверный Издательство «Источник жизни» iconЛитература для дошкольников это не только источник хорошего настроения,...
Мне хочется поделиться своим опытом работы относительно роли детских книг в речевом развитии ребенка

Правоверный Издательство «Источник жизни» iconУрок-викторина (слайд №1)
Лес это источник энергии, лес это кислород, ягоды, орехи, грибы. Без леса нет жизни на земле. Без интереса к жизни леса, к его красоте...

Правоверный Издательство «Источник жизни» iconТема: «Вода-источник жизни на Земле!»
Цель: Воспитание экологической культуры, привлечение внимания обучающихся к проблемам сохранения и восстановления водных ресурсов...

Правоверный Издательство «Источник жизни» iconО природе сознания с когнитивной, феноменологической и трансперсональной...
...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница