Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема.




НазваниеРешение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема.
страница32/42
Дата публикации18.06.2013
Размер4.09 Mb.
ТипРешение
www.lit-yaz.ru > История > Решение
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   42
«Плавучий театр» является как раз тем редким произведение!» которое объединило все исторические элементы и предложило что совершенно новое. Плавучий театр — это спускающееся по ре* судно, на котором даются старомодные музыкальные и драматурги-* ческие представления. Но плывущие на нем актеры отличаются слаж.4 ными характерами, не являются шаблонными фигурами, которым! кажутся на первый взгляд. Времена меняются, обнажаются старые предубеждения белых и Черных, становится очевидной нескончае мая жестокость. Это музыкальное шоу скользит по направлению очистительному завершению — примирению, раскаянию и призна^ нию, что «старушка Река все течет и течет».
Керн и Хэммерстайн рассказывают не только обычную исторщ двух молодых исполнителей главных ролей, делающих вид, что лю4 бят друг друга, необычно расходящихся, когда его карточные долг обрекают семью на нищету, и примиряющихся только в преклон-1 ном возрасте. Это еще и история смешанного брака, история певи| цы кабаре, мулатки ДэКули, тоскующей по своему мужчине в пре-) восходной песне «Билл» и жертвующей своей карьерой, чтобы пс мочь в нужде молодой подруге. Постановка в Варьете Цигфелда популярного шоу с подобной историей, несмотря на костюмы, бол* шое судно «Американа» и другие атрибуты, была революционной! и мы можем только похвалить авторов за их мужество и дальновид-* ность.
После «Плавучего театра» Керн в основном отошел о;г сцены, чтобы посвятить больше времени своей семье. В 1930-х и 1940-х п\1 он написал несколько «хитов» к голливудским фильмам, в том чис* ле такие утонченные песни, как «То, как ты выглядишь сегодня не чью» и «Последний раз, когда я видел Париж». По многим его шс были сняты фильмы, прежде всего «Плавучий театр» с Ирен Данне
Хелен Морган (примечательно, первая исполнительница роли Джу-ли), Полем Робсоном и Хэтти Макдэниель. Хотя кое-кто называл его расистским, шоу (особенно его блестящий первый акт) сохраняет свое мощное послание. Подобно «Приключениям Гекльберри Финна» Марка Твена в оперетте рассматриваются проблемы предубеждений и смешанного брака в самом центре Америки. Сам факт того, что постановка Цигфелда, обычно озабоченного лишь чрезмерной фривольностью, затронула столь важные темы, показал, что мюзикл может нести какую-то идею, а не просто развлекать. Мюзиклы Роджерса и Хэммерстайна с легкостью вытекли из вод, приведенных в движение «Плавучим т'еатром».

В 1945 г. у Керна случился инсульт, когда он прогуливался по нью-йоркской улице. Поскольку у Керна не оказалось никаких документов, безымянную жертву доставили в городскую больницу на острове Уэлфэр. Друзья разыскали его и перевели в лучше оборудованную клинику, где через несколько дней он умер на глазах у Оскара Хэммерстайна, так и не выйдя из комы.

^ БОРИС ПАСТЕРНАК
297
БОРИС ПАСТЕРНАК
(1890-1960)
«Его дух наполнял весь наш дом», — записал российский поэт романист Пастернак о друге семьи и наставнике, графе Льве Толсто* Этот дух Толстого, по правде сказать, дух заботы о человеке, дух • Пимости, сострадания, глубокого понимания мотивов и надежд : в мрачные ночи сталинского террора в Борисе Пастернаке.
Запад помнит его главным образом по его последнему крупно* Произведению — роману «Доктор Живаго» (и прежде всего по эк Ной версии Дэвида Лина). Русские же славят его жизнь за велю
поэзию, созданную в золе век Владимира Маяковского ] Сергея Есенина после рев ции 1917 г. и позже, пс Второй мировой войны.
Удостоенный в 1958 Нобелевской премии по. ратуре за свое творчество целом, достигшее кульмина ции в «Живаго», Пастерна вынужден был отказаться нее из опасения быть изг ным из России. Даже униже* ный властями, Пастернак т добно своему соотечествею-ку Дмитрию Шостакович остается .убедительным си» волом силы художественнс правды и мужества во мр злейшей тирании. Почти его поэзия и роман «Жш проникнуты безудержным. ризмом и человечностью.
Пастернак рос в Одессе и Москве. Его мать, концертмейстер (ученица выдающегося российского пианиста и композитора еврея Антона Рубинштейна) Роза Кауфман отказалась от перспективной карьеры ради семьи. Его отец Леонид Пастернак был крупным художником-импрессионистом и иллюстратором (в том числе «Воскресения» Толстого). Кроме Толстых его родители дружили с великими музыкантами, композиторами, романистами и поэтами своего времени, в том числе с Сергеем Рахманиновым, Александром Скрябиным и Райнером Марией Рильке.

Поначалу Пастернак думал, что тоже станет композитором. Одним примечательным летом его семья сняла дачу по соседству со Скрябиным. Пастернак был очарован колоритными гармониями и приводившими в экстаз мелодиями, доносившимися через лужайку из дома прославленного соседа. Во время долгих прогулок с отцом и Скрябиным он впитывал в себя реакцию двух тонких художников на природу и внимательно выслушивал их разные мнения по вечным вопросам. Скрябин побуждал Бориса сочинять музыку и уговаривал его отказаться от изучения права ради философии. Изучая философию в Марбургском университете (в Германии), Борис впервые влюбился и начал писать стихи.

Пастернак был очевидцем ряда важнейших событий XX в. в российской истории. В ходе одной демонстрации во время первой русской революции 1905 г. его ударил конный казак (позже он расскажет об этом в «Докторе Живаго»). В 1910 г. вместе с отцом он поспешил на железнодорожную станцию Астапово, чтобы проститься с Толстым, умершим накануне ночью.

Перед Первой мировой войной Пастернак присоединился к группе писателей, называвшей себя «Центрифуга». В литературных схватках в кафе и на городских площадях молодые авторы, принадлежавшие к разным группам — футуристов, символистов и имажинистов, имитировали в искусстве гражданскую борьбу, развернувшуюся на улицах России. Пастернак подружился с Маяковским и познакомился с крестьянским поэтом Есениным (будущим мужем Айседоры Дункан). И Маяковский, и Есенин были охвачены революционной лихорадкой. Пастернак же благодаря — по его словам — своему замедленному мышлению не поддался ложному революционному пафосу. Он также не последовал за родителями в Берлин, когда они эмигрировали в начале 1920-х гг., раздраженные стремительно ухудшавшимися условиями жизни в России. Пастернак чувствовал, потребность остаться на своей любимой родине. Отвергнув кровавую бойню революции и последовавшую тиранию, Есенин и позже Ма-

298
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВРЕЕВ
яковский покончили с собой. Пастернак тем временем продолжил! свое спокойное и чуткое исследование состояния человека.
Его ранняя проза и поэзия поражали своей прозрачностью. Творчество Пастернака отражает его музыкальное воспитание, очарова-,| тельный спокойный лиризм, ясно и просто выраженный, но всегд весьма утонченный.
Он предпочел тихо прожить сталинскую эпоху, сначала в рол* библиотекаря, потом переводчика. Шекспир в его переводах широко ставился по всему Советскому Союзу.
В 1934 г. Сталин опубликовал литературный манифест, потре-| бовав тотального контроля над всей литературой и указав писателям,; как следует думать. Вознаграждались только социалистический реализм и воспевание коллективной работы и великого вождя Сталина. Осуждалась свободная мысль, выраженная индивидуально. Же-г стокие чистки привели к гибели великих умов. В то время как многие из друзей Пастернака становились жертвами, он встретил женщиг ну, которую позже, в «Докторе Живаго» назовет Ларой, приписав ( свое спасение от ошеломляющего отчаяния тех мрачных лет.
Во время Второй мировой войны Пастернак снова начал писат стихи. Поначалу, во избежание цензуры, на патриотические тем! затем на более личные. После войны, когда Сталин вновь устанс вил контроль над литературой, Пастернак вернулся к переводам! И все же он продолжал втайне работать над романом о поэте романом, который завершался поэзией. Эта эпопея рассказывала < враче, который вырос в комфортных условиях царизма, писал пс эмы, стал очевидцем великой войны и жестокой революции, влюЦ бился в таинственную женщину, возродил свой поэтический пыл канул в вечность в советской пустоте. Пастернак писал автобиог фическую прозу, и «Доктор Живаго» стал во многих отношениях ег собственной историей.
Его великая современница, русская поэтесса Анна Ахматова : метила как-то, что Пастернак всегда демонстрировал детски непр редственное воображение. Он не рекламировал собственное «я» пс добно революционным поэтам Маяковскому и Есенину. Лиризм следует путать с историей или использовать для защиты истории! Поэзия, растущая из подсознания, закаленная чутким, почти светч| щимся чувством, несомненно переживет ГУЛАГ, чистки и ства. Как однажды Толстой сказал отцу Бориса — всем деньгам,' ственности и империям суждено исчезнуть, но искусство не може умереть, если в нем содержится хоть крупица правды.
^ ГАРРИ ГУДИНИ
(1874-1926)
Великий драматург и критик Джордж Бернард Шоу однажды язвительно заметил, что наряду с Иисусом и Шерлоком Холмсом Гарри Гудини был одним их трех самых известных людей в мировой истории. Колкость Шоу вполне могла соответствовать истине в период, чуть больший двенадцати лет, включавший Первую мировую войну. '
Гарри Гудини — бросавший вызов смерти «Самоосвободитель», легендарный «Чудотворец», «Чемпион мира по побегам из тюремных камер и Король замков», был величайшим из циркачей в золотой для них век, страшно популярным эстрадником, первопроходцем массовых зрелищ и ловкого использования саморекламы. Подобно П.Т. Бар-нуму, Джону Л, Салливану, Энрико Карузо и Саре Бер-нар в их областях, Гудини был бесспорным и уникальным мастером своего дела, внушавшим благоговение цирковым артистом, демон-стрирующим умение освобождаться от цепей и т.п., знаменитостью и героем, вызывавшим повсюду шумное одобрение.
Сын венгерского раввина, Гудини родился в Будапеште. Примечательно, что
^ 100 ВЕЛИКИХ БВРЕ1
ГАРРИ ГУДИНИ
он родился в один год с Уинстоном Черчиллем, Арнольдом Шёнбергом, Хаимом Вейцманом, Шарлем Ивом, Гербертом Гувером, мерсетом Моэмом, Гульельмо Маркони, Гертрудой Стайн и Робертом Фростом. Настоящим именем Гудини было Эрик Вейш, и о^ сменил его на Эрих Вейс после иммиграции его семьи в штат Висконсин (его отец откликнулся на объявление о том, что маленький городок Эпплтон нуждался в раввине).
Пока другие мальчишки играли в мяч или ловили лягушек, Эр* учился освобождаться от оков или проделывать опасные трюки на трапеции в заднем дворе. Он был очарован фокусниками и представлениями бродячих цирков, посещавших городок. Эрих изучал «ори-» гинальный жанр» по книгам и брошюрам и подражал великому французскому иллюзионисту XIX в. Роберу Удену, известному как авто{ и волшебник-знаток вечных тайн и секретов.
Раввин Вейс был человеком грубым и сварливым и потерял боту в Эпплтоне, оттолкнув от себя крошечный приход. Семья реехала в город Милуоки и погрузилась в отчаянную нищету. В две<з надцатилетнем возрасте Эрик убежал из дома искать счастья в честве артиста. Отказавшись от родного отца, он принял «отцовств Удена, чуть видоизменив его фамилию и превратившись, словно п<| волшебству, в Гудини. Поначалу с одним другом, а затем с братол Тео (по прозвищу Рывок) он работал на ярмарках, доступных всец выставках, в магических представлениях, моралите и на подмоет*
В 1890-х гг. во время выступлений на Кони-Айленде он позна комился со своей будущей женой Бес, расстался с Рывком (которь преуспевал, хотя и оставался в тени брата, под псевдонимом Ха{ дин) и приготовил совместный с супругой номер под общим псев донимом «Гудини». Они приобрели у одного старого иллюзионист «магический сундук», из которого попеременно исчезали и в кс ром появлялись вновь, будь то со свободными или со скованным! руками, в колдовской «Метаморфозе».
Гудини не уставал учиться у мастеров по замкам, решив узнат^ все возможные комбинации и механические конструкции зам» Нанося по замкам определенные удары, пряча отмычки на теле, из гибая собственное тело невообразимым образом или смещая СЕ необычно подвижные суставы, Гудини научился освобождаться любых наручников или смирительных рубашек.
Он стал знаменитостью, когда бросал вызов властям каждого рода, который посещал в своих турне. Гудини предлагал крупн> сумму тому, кто сможет запереть его и удержать пленником. В чале XX в. он отправился в Европу, где ни Скотланд-Ярд, ни пол*
ции Пруссии и Баварии, ни тайная полиция царя Николая II не смогли удержать под Замком «Короля наручников». Он высвобождался каждый раз, когда полицейские предпринимали новую попытку. Его слава росла сначала медленно, потом стремительно. Когда его, закованного в наручники и запертого в упаковочной клети, бросили в Ист-ривер, Гудини поднялся из воды свободным и готовым продолжить представление перед восхищенной публикой в принадлежавшем Хаммерштейну «Ресторане на крыше».

Когда его номер стал широко известным, он готовил новые сенсационные трюки, чтобы пощекотать нервы своим поклонникам, вроде «Бидона с молоком» и «Камеры для китайской пытки водой» (его помещали вниз головой в камеру заполняемую водой, и он, казалось, сверхчеловеческим усилием спасался от неминуемой гибели). Он совершал турне по Европе, Канаде и США, привлекая к себе всеобщее внимание как самый знаменитый исполнитель трюков в мире. ч

Смерть матери в 1913 г. вызвала у него глубокую депрессию. Гудини охватило стремление победить смерть. Его хоронили заживо, и он выбирался из удушающей земли. Желая поговорить с покойной матерью, он старался познакомиться с выдающимися спиритами, одним из которых был автор Шерлока Холмса сэр Артур Конан Доил. Одновременно Гудини возглавил «крестовый поход» против шарлатанов, зарабатывавших на горе сирот с помощью фальшивых сеансов и фиктивным воскресением из мертвых.

После выполнения патриотического долга по развлечению войск во время Первой мировой войны недолгое участие в немом кино и исполнение новых номеров (вроде «Исчезающего слона») не смогли вернуть к нему то восторженное внимание, которое он привлекал ранее. Когда Гудини умер в 1926 г. от перитонита, вызванного ударом в живот, полученным от введенного в заблуждение поклонника, его уже затмили такие кинозвезды, как Чарли Чаплин, Рудольфе Валентине и Дуглас Фэрбенкс, в наступившую эпоху, когда не хватало терпения для сложных и медленно протекавших номеров умеющих освобождаться от оков цирковых артистов. Гудини оставил Бесс и некоторым друзьям закодированные послания, которые обещал передать им из жизни- после смерти. Однако так и не было никаких сверхъестественных явлений призрака Гарри Гудини.

Помимо своего неизбывного значения для иллюзионистов и артистов, умеющих освобождаться от оков, Гудини известен еще и тем, что первым стал великой популярной суперзвездой, использовавшей средства массовой информации для достижения наибольшего при-

302
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВРЕ1
знания. Манипулируя прессой, показывая публике все более сене ционные номера и подавая их в обертке мнимой артистичности] Гудини создал массовое зрелище. До сих пор поражает его умен выбраться из ледяной реки, из неприступных тюрем и запертых замки контейнеров. То, как он управлял вниманием публики, бы запирая массу людей в свои мощные тиски и освобождая свои аудиторию только в последний момент, когда казалось, что смер уже стучится в дверь, было удивительным и представлялось бесче ловечным. То, что мальчик-иммигрант и вечно странствовавший сык раввина Гарри Гудини смог совершать благодаря своему острому ум| и превосходной физической подготовке, было одновременно амерк канской историей успеха и еврейской сказкой. Гудини символизи| ровал необычную способность своего народа выживать даже тогд когда нет выхода.
^ ЭДВАРД БЕРНАЙС
(1891-1995)
Тот, кто формирует общественное мнение, сильнее того, кто издает законы
Авраам Линкольн
Эдвард Л. Бернайс, племянник Зигмунда Фрейда (основателя психоанализа), — общепризнанный отец «связей с общественностью» В желании провести разграничительную линию между своей областью деятельности и службами по связям с прессой Бернайс попросил своего друга Генри Л. Менкена дать следующее определение «связей с общественностью» в его книге об американском варианте английского языка- «Занятие обществоведа, дающего клиен-
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВРЕ1
ту или нанимателю рекомендации по общественной позиции и м^ рам по привлечению на свою сторбну той части публики, от кс. рой зависит жизнеспособность клиента или нанимателя». Вместе! такими первопроходцами, как Айви Ли, Карл и Джон Хилл, Бе! .найс помог формированию современного (для двадцатого ве,ка) Ц щественного мнения, оказавшего большее влияние на культуру, н« жели многие из политиков и корпораций, которые он предста
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   42

Похожие:

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconКнига кройки и шитья
...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconГарнер А. Камень из ожерелья Брисингов; Луна в канун Гомрата: повести/пер...
...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconПросмотр фрагмента урока английского языка в 6 классе. Слайд 1 Учитель:...
Учитель: в этом году исполняется 100 лет со дня рождения кинематографического образа Чарли Чаплина. Кто расскажет об этом факте?

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconГ. Лангепас 2013 г
Знаменитая книжная серия «Жизнь замечательных людей» была основана в 1890 году известным издателем и просветителем Флорентием Федоровичем...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconКак издать и продать свою книгу за 5 кликов?
Кроме того, читатель может поддержать начинающего автора через систему «Pay What You Want»

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconСтивен м шапиро Жизнь без целей Стивен М. Шапиро
Америке страдают бессонницей, поскольку постоянно думают о достижении своих целей

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconВ какой стране была изобретена бумага?
Ивана Фёдорова однажды озарила мысль: а не издать ли книгу для скорого младенческого научения. Что это за книга? (букварь)

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconКоличество страниц: 528 стр
В книгу включены жизнеописания самых выдающихся актеров мирового театра и кино с древних времен до сегодняшнего дня. Среди героев...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconОбщественно-политическая газета Солнечногорского района Московской области
Так не хотели его учитывать. И главное как только я сказал про него, они к нему сразу и поехали. Я не один раз спрашивал их зачем...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconАллан Чумак Тем, кто верит в чудо
И тогда пришло решение: я напишу книгу. Книгу, в которой буду весь я — мой дар, мои мысли, моя жизнь. Мой Учитель, который вел меня...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница