Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема.




НазваниеРешение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема.
страница30/42
Дата публикации18.06.2013
Размер4.09 Mb.
ТипРешение
www.lit-yaz.ru > История > Решение
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   42
Киссинджер признает другие крупные успехи Никсона на первых переговорах об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1) и в подписании мирного договора с Северным Вьетнамом (хотя война растянется до вывода американских войск в 1975 г., несмотря на назначение Киссинджера — первого еврея на этом посту — государственным секретарем и на получение им Нобелевской премии мира). И все же их наследие продолжает вызывать беспокойство. Большинство их политических установок отражало их характеры. Внешне блестящие стратеги и тактики, ©ни оба не поддержали движения за пра- г ва человека, опиравшееся на неограниченные демократические цен-; ности, которые не могли понять эти, по сути, авторитарные личности. ] Скрытный Киссинджер отказывался давать пресс-конференции протяжении почти всего первого срока президентских полномочий! Никсона из страха, что журналисты высмеют его грубый немецкий] акцент и прозовут его доктором Стрейнджлавом*.
* Доктор Стрейнджлав (51гап8еюуе) — герой сатирического фильма знамени-| того американского режиссера Стэнли Кубрика «Доктор Стрейнджлав, или Как : научился не волноваться и полюбил бомбу» (1963). Это ярый милитарист, развязавший атомную войну. (Прим. ред.)
Выжив в обстановке нацистских гонений, Киссинджер стремился к порядку, но часто за счет американских ценностей и морали. Тайная война, за которой последовало вторжение в Камбоджу, расширила вьетнамский конфликт и создала вакуум власти, который убийцы, называвшие себя «красными кхмерами», заполнили кровавым террором и лагерями смерти.

Киссинджер слишком часто не понимал важности местных политических и этнических тенденций и потому поддерживал, например, шаха Ирана в попытке защитить интересы США, пренебрегая стремительно разраставшимся движением исламских фундаменталистов во главе с аятоллой Хомейни.

Киссинджер был первым проводником официальной американской дипломатии в европейском стиле. Его слишком холодный реализм обусловил весьма распространенное мнение о том, что внешнеполитическое могущество США имеет свои пределы. Разрядка в отношениях с Советским Союзом означала чаще всего сотрудничество, опиравшееся в основном на стратегию сдерживания и устрашения. Четкая позиция Киссинджера, выраженная в концепции баланса сил, даже будучи чуждой открытой демократии, сохраняет большое, хоть и спорное влияние.
^ ВИЛЬГЕЛЬМ СТЕЙНИЦ
277
ВИЛЬГЕЛЬМ СТЕЙНИЦ
(1836-1900)
Задолго до Бобби Фишера, Бориса Спасского, Сэмюэла Решев-ского, Савелия Тартаковера, Акибы Рубинштейна и Эмануэля Лас-кера величайшим и первым чемпионом мира по шахматам стал вспыльчивый и неприветливый еврей Вильгельм Стейниц. Ласкер, возможно, остается самым удачливым шахматистом всех времен, Тартаковер — одним из величайших учителей шахмат, а Фишер — человеком, сделавшим шахматы всемирным увлечением1. Стейниц же был первым шахматистом, признанным чемпионом мира, основоположником принципов современных шахмат и первым, кто при-, дал этой игре поистине международное звучание.
Он родился в Праге, еще мальчиком изучал Талмуд и на третьем • десятке переехал в Вену. Забросив занятия математикой, Стейниц] играл в шахматы где только мог. Приехав в качестве представителя^ Австрии на английский шахматный турнир 1862 г., он остался в Лондоне, зарабатывая на жизнь шахматами. В 1866 г. Стейниц встретился в матче с великим Адольфом Андерсеном — мастером так на-) зываемого остро отточенного стиля и благородным романтиком.) Стейниц победил в восьми партиях против шести Андерсена. По--скольку Андерсен считался лучшим в целом свете шахматистом,! Стейниц провозгласил себя чемпионом мира. Он постоянно давал] понять, кто он такой. Утверждая, что удерживал свой титул на про-| тяжении двадцати восьми лет, Стейниц посвятил большую часть| этого периода совершенствованию новых идей, возобновил участие^ в турнирах, но воздерживался от матчей на звание чемпиона, пока? не был уверен в отточенности своей техники. I
Его соперниками до Ласкера были Цукерторт и Михаил Чиго-! рин. Последний широко известен как основатель русской школы, шахматной игры и почитается до сих пор. Родившийся в Риге и го-! воривший на немецком языке Иоганн Цукерторт был человеком] высокой культуры, профессиональным музыкантом и лингвистом» Оба соперника коренным образом отличались от Стейница. Он б*
самым неприязненным человеком в истории шахмат. Любая тривиальность приводила в ярость великого Стейница. Коллеги просто терпеть его не могли.
Хотя Стейниц, казалось, наслаждался своим отвратительным характером, он все же взял за правило «играть с доской», а не с противником. Шахматы были для него абстрактной наукой. Чувства и мотивы противника, утверждал Стейниц, не имеют значения. Важно прежде всего то, что происходит на шахматной доске.
Противники боялись не только его взрывного характера, но еще больше его упорной защиты и неизбежной атаки. Более двух десятилетий большинство шахматистов не могли постичь, что он делал. Стейниц отбросил романтическое представление, будто наибольшее значение имеет изобретательность. Он предпочитал сидеть в засаде, готовя стремительный прорыв на Королевском фланге. Стейниц разработал весьма эффективные стратегии обороны, предусматривавшие накапливание мельчайших преимуществ для подготовки финальной, жестокой и стремительной атаки. Во многих отношениях Стейниц символизировал конец шахмат как благородного спорта. Он доказал, что успеха можно добиться только в результате надежного преимущества. Для него имела значение каждая фигура. Любая пешка может убить. Его теории закрытых, выгодных для обороны , позиций в корне изменили игру.
Стейниц популяризировал свои методы, написав внушительный шахматный трактат и редактируя и распространяя международный шахматный журнал (Ласкер последует примеру Стейница и напишет стандартную книгу об этой игре). После почти двадцатилетнего господства в английских шахматах в 1883 г. Стейниц риск,-нул отправиться в США в надежде разбогатеть там. Однако американцы мало интересовались шахматами (Хароль Шёнберг в своей со-
278
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВРЕЕВ
держательной книге «Гроссмейстеры» сообщает, что во всем штате \ Вайоминг нашли всего «одного шахматиста»), и Стейниц едва св дил концы с концами. Все же он сумел в 1886 г. привлечь внимание к повторному матчу за чемпионский титул с Цукертортом. Матч' проходил несколько недель в трех городах и пробудил даже боль- ( ший, нежели подвиги уроженца Нового Орлеана Пола Морфи (величайшего американского шахматиста предшествовавшего Стейни-'} цу поколения), интерес американцев к шахматам (состоявшийся,^ позднее матч Стейница и Чигорина имел такое же воздействие на • русских). Стейниц, конечно же, опозорил Цукерторта (что приве-] ло, как поговаривали, к быстрому ухудшению здоровья и смерти Цукерторта через два года).
В 1894 г. двадцатипятилетний сын немецкого кантора Эмануэль! Ласкер нанес поражение Стейницу, которому уже исполнилось пять-1 десят восемь, и завоевал его титул. Стейниц продолжал играть и| вносить ценный вклад в шахматную литературу. К 1899 г. он поте-рял интерес к игре, сошел с ума, был помещен в одну из нью-йорк-^ ских больниц для душевнобольных и умер в нищете в 1900 г. Опа-} саясь умереть, как Стейниц, без гроша в кармане, Ласкер поставил! себе за правило защищать свой чемпионский титул только за как| можно большие гонорары. Нынешними высокими ставками маете-; ра шахмат обязаны печальной судьбе Стейница.
^ АРТУР МИЛЛЕР
(род. 1915)
Театр, как форма развлечения, призван собирать людей в общественном месте ради испытания общих переживаний. Древние греки использовали театр как диспут глубоко прочувствованной грусти и смеха. Боги и благородные правители земли изображались в эпических трагедиях и очень смешных комедиях, в которых катарсис достигается через слезы и хохот. На протяжении столетий менялось значение театра для сменявшихся поколений — от свободного времяпрепровождения до религиозного хеппенинга. Отчасти Шекспир, позже в значительной степени Ибсен и Стриндберг были озабочены общественными делами, отношениями людей.
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВРЕ1
—|
Родившийся в 1915 г. в Нью-Йорке Артур Миллер стал самым| выдающимся в XX в. глашатаем «театра озабоченных». В реалистических пьесах, искусно игравших со временем, зачастую с фантастическим результатом, Миллер стремился создать — как он сам называл — «драм^ всего человечества».
Каким образом любой из нас остается верным себе и внимателен к любимым, безнадежно вкалывая каждый день ради выживания в этом мире? Как наша пожизненная работа сказывается и нашей жизни? Почему люди вдруг сходят с ума, упиваясь ненавис тью и угнетением? Когда жертва должна противостоять мучителю? Можем ли мы компенсировать тот вред, который причиняем другу и самим себе?
Все эти (и многие другие) вопросы задавал Миллер. Его пьес! часто отвечают на них с невыносимым, но отражающим правду ж ни унынием. То, что Миллер требует от нас реакции, увеличиЕ„ его воздействие, ибо его театр никогда не был мимолетной прихс тью (перефразируя слова Аиры Гершвина, можно сказать: если Г* ралтар рухнет, то погребет нас). Нет ничего легкого в работе М1 лера, разве что исключительная доступность его слов. Он говарш чтобы стать хорошим драматургом, человек должен писать, прис.^, шиваясь к тому, как говорят люди. Персонажи Миллера по больше! части кажутся реальными людьми, открывающими нам свои мыс в словах и поступках. Драма заключается в их затруднительном ложении, о котором рассказывают они сами или их поступки.
Герой его шедевра «Смерть коммивояжера: частные беседы в д* актах и реквием» Вилли Лоумэн — величайший и характерный пег сонаж Миллера. Впервые поставленный и восторженно принятый 1949 г. с замечательным составом исполнителей (Ли Дж. Кобб, Ми дред Даннок и Артур Кеннеди; режиссер - Элиа Казан) «Комм! вояжер» удостоился Пулитцеровской премии и других наград. Пы су ставили во многих странах и на многих языках, в том числе Китае с автором в роли режиссера. Это бесспорно самая известе и заметная пьеса из когда-либо написанных драматургами-еврея* Вилли Лоумэн является мировым символом и одним из сам. значительных персонажей в истории трагедии. Он знаменателен . только той жалостью, которую вызывает у нас, но и обличение нашего капиталистического общества. Вилли всей душой верит американскую мечту. Если вкалываешь вовсю, играешь по правил и оберегаешь твои дружеские связи, значит, добьешься успеха. М1 лер показывает, как жизнь Лоумэна обернулась трагическим фара Вилли даже не понимает, что обманывает самого себя (вплоть
^ АРТУР МИЛЛЕР • 281

своего самоубийства в финале пьесы). Его отзывчивость отпугивает людей, ему уже редко удается продать что-либо, и втайне от верной жены он содержит женщину для деловых поездок. Только убив себя ради страховки, он смог победить обладавшую им систему и возместить тот вред, который он причинил своей семье.

В «Коммивояжере»'Миллер освободил драму от ограничений, накладываемых условностью и реальностью. Временные ценности и психологические акценты драмы Ибсена и Стриндберга были расширены и перекроены в пьесе Миллера. Нас заманивают в мысли и мир Вилли с помощью блестяще скроенного сюжета и язвительного языка.

До «Коммивояжера» Миллер писал пьесы, еще будучи студентом старших курсов Мичиганского университета, для тогдашнего Федерального театра и радиовещательных компаний Си-би-эс и Эн-би-си. Его первая успешная пьеса на Бродвее «Все мои сыновья» (как и «Коммивояжер», она рассказывает о человеке и двух его сыновьях) была сырой, несовершенной и все же волнующей прелюдией к его Величайшей работе. Миллер использовал приобретенную на радио технику в «Коммивояжере» и более поздних пьесах, чтобы изменить ожидания зрителей и их восприятие времени. у

Впервые поставленное в Нью-Йорке в 1953 г. «Суровое испытание» стало ответом Миллера на маккартизм. Огорченный тем, что его друг и коллега Казан был вынужден назвать кое-какие имена во время слушаний в комитете палаты представителей по расследованию антиамериканской деятельности (КРАД), а сенатор Джозеф Маккарти совершал злодеяния «во имя свободы», Миллер продемонстрировал необычайное мужество и верность лучшим американским традициям сопротивления деспотизму. В своей примечательной автобиографии Миллер писал, что слушания в КРАД строились как особый, почти религиозный ритуал. От обвиняемого требовали назвать товарищей по коммунистической партии. После формулирования обвинений комитет обычно отпускал свидетелю все грехи и позволял обвиняемому вернуться к нормальной жизни. Хроника «Суровое испытание» напоминает нам, что личное достоинство и борьба с теми, кто пытается унизить нас, жизненно важны для сохранения нашей человечности.

В других пьесах — «Воспоминания о двух понедельниках», «Вид с моста», «После грехопадения», «Это случилось в Виши», «Цена» и «Американский хронограф» и киносценариях «Неприспособленные» и «Стараясь выиграть время» •— Миллер рассматривает многие темы из впервые поставленных в «Коммивояжере» и «Суровом испыта-

282
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВРЕЕВ;
нии». Две работы, «Неприспособленные» и «После грехопадения», —» как известно — тесно связаны со второй женой Миллера — Мэри-лин Монро. Главные роли в «Неприспособленных» сыграли — кроме Монро — Кларк Гейбл (его последний фильм), Монтгомери Клифт»! Илай Фаллах и Телма Ритгер, а режиссером был Джон Хьюстон.! Когда фильм «Неприспособленные» только вышел на экран,- он не! принес кассовых сборов и положительных отзывов критики, а ныне| считается великим произведением благодаря тщательному исследо* ванию отчаяния, неосуществленных желаний и потребности в люб-| ви. Пьеса «После грехопадения» продолжает вызывать споры (главным образом из-за огромной любви, которую публика все еще питает к Мэрилин), но остается образцом великолепной техники,! поскольку действие происходит «в уме, мысли и памяти» главног персонажа Квентина, в котором многие видят самого Артура Мил«| лера. Это произведение отнюдь не обычная театральная пьеса, волнующее и беспощадное исследование отношений Квентина Магги (Мэрилин?) и самим автором. »
Творчество Миллера проецируется в далекое будущее, ориенти* руя драматургов в эмоциональном и формальном плане точно же, как его самого ориентировали Ибсен и Стриндберг. Его гл кое проникновение в самые тревожные перспективы человеческог существования должно предостеречь нас в смысле того, что мы мс жем сделать друг для друга и в конечном счете для нас самих.
^ ДАНИЭЛ МЕНДОЗА
(1764-1836)
Английский еврей португальского происхождения Даниэл Мен-доза был первым великим спортсменом-евреем и новатором в развитии научного бокса. Удерживая без единого поражения британскую боксерскую корону с 1789 по 1795 гг., Мендоза внушал страх как своими быстрыми кулаками, так и умелым использованием всего боксерского ринга.
До Мендозы бои боксеров-профессионалов выигрывали самые большие и самые сильные. Здоровенные мужланы колотили друг друга голыми костяшками раунд за раундом, пока на ногах не оставался только самый мощный, обладающий самыми хорошими легкими и самым крепким подбородком.
Мендоза был маленьким по боксерским меркам: весил 160 фунтов и ростом был пять футов семь дюймов. Дабы компенсировать свои размеры, он выработал систему защиты лица и корпуса, бокового передвижения и новаторски использовал удары прямой левой для достижения преимущества. Бойцовское искусство Мендозы было
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВР1
ДАНИЭЛ МЕНДОЗА
столь внушительным, что, несмотря на свой малый рост и вес, он на протяжении многих лет прорубал кровавую просеку среди сво» менее сообразительных и менее поворотливых противников.
Прозванный современниками «Свет Израиля», Мендоза как бь заново изобрел бокс как спорт, в котором главное — не нанесение мощных ударов, а стратегия. Как и каждого ловкого боксера пс него, Мендозу обоснованно критиковали за трусость, за неспс ность обмениваться ударами на равных с другими боксерами. Ег внимание к манере противника держать руки и искусная адресов* собственных ударов вдохновили в начале девятнадцатого века дру того боксера-еврея — Датча Сэма на изобретение апперкота. Посл^ удачного турне по Ирландии Мендоза основал боксерскую школу| воспитавшую многих ирландских чемпионов.
Мендоза вырос в Ист-Энде — беднейшем и опаснейшем райе не английской столицы. После первых боев, выигранных с незна чительным преимуществом, он принялся разрабатывать побеждав щее сочетание обороны и нападения, с отступлением йри слишком близкой угрозе и переходом в ближний бой при малейшей возмоэ ности использовать свое мастерство. Как Мухаммед Али, бесспор* один из величайших боксеров всех времен, дважды победил в схватках Джо Фразиера, так и главный противник Мендозы Ричар Хамфрис по прозвищу «Джентльмен бокса» — по его собственны» словам — «уделал еврея» в двадцать девятом раунде боя, но поте$ пел поражение во второй и третьей схватках (продлившихся соот| ветственно пятьдесят две и пятнадцать минут).
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   42

Похожие:

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconКнига кройки и шитья
...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconГарнер А. Камень из ожерелья Брисингов; Луна в канун Гомрата: повести/пер...
...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconПросмотр фрагмента урока английского языка в 6 классе. Слайд 1 Учитель:...
Учитель: в этом году исполняется 100 лет со дня рождения кинематографического образа Чарли Чаплина. Кто расскажет об этом факте?

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconГ. Лангепас 2013 г
Знаменитая книжная серия «Жизнь замечательных людей» была основана в 1890 году известным издателем и просветителем Флорентием Федоровичем...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconКак издать и продать свою книгу за 5 кликов?
Кроме того, читатель может поддержать начинающего автора через систему «Pay What You Want»

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconСтивен м шапиро Жизнь без целей Стивен М. Шапиро
Америке страдают бессонницей, поскольку постоянно думают о достижении своих целей

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconВ какой стране была изобретена бумага?
Ивана Фёдорова однажды озарила мысль: а не издать ли книгу для скорого младенческого научения. Что это за книга? (букварь)

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconКоличество страниц: 528 стр
В книгу включены жизнеописания самых выдающихся актеров мирового театра и кино с древних времен до сегодняшнего дня. Среди героев...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconОбщественно-политическая газета Солнечногорского района Московской области
Так не хотели его учитывать. И главное как только я сказал про него, они к нему сразу и поехали. Я не один раз спрашивал их зачем...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconАллан Чумак Тем, кто верит в чудо
И тогда пришло решение: я напишу книгу. Книгу, в которой буду весь я — мой дар, мои мысли, моя жизнь. Мой Учитель, который вел меня...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница