Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема.




НазваниеРешение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема.
страница16/42
Дата публикации18.06.2013
Размер4.09 Mb.
ТипРешение
www.lit-yaz.ru > История > Решение
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   42

Под эгидой Колумбийского университета Силард приступил к экспериментам по выявлению числа нейтронов, высвобождаемых при делении ядра, и по выяснению того, как они высвобождаются. Совместные с Ферми исследования привели к проведению первой управляемой цепной реакции 2 декабря 1942 г. Этот эксперимент в сочетании с написанным Эйнштейном под нажимом Силарда письмом Рузвельту побудили правительство США развернуть секретный проект «Манхэттен», в результате осуществления которого была создана бомба, положившая конец войне.

Нильс Бор предсказывал, что создание человеком ядерной энергии нереально. Сверхчеловеческими усилиями Силард и другие физики-иммигранты доказали, что Е^Ц-лэшибался. Усилия же немцев

146
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВРЕЕ!
оказались безуспешными из-за эмиграции таких евреев, как Силард,! в Америку. В 1945 г. американские военачальники предпочли не! вторгаться в Японию и не нести неисчислимых потерь, а сбросить] бомбу на гражданское население. Силард, снова вместе с Эйнштейном, искал способ убедить президента Гарри Трумэна продемонстрировать японцам первую атомную бомбу без массового убийства, | Решение Трумэна пренебречь их уговорами положило конец войне, но оставило незаживающую рану в истории человечества.
Несмотря на горький опыт уничтожения Токио и Дрездена обыч-,1 ными зажигательными бомбами (более разрушительными, чем пер-; вые атомные), человечество теперь осознало последствия ядерного! холокоста.
Невероятная разрушительная сила атомной бомбы является лишь одним из способов использования ядерной цепной реакции. Откры-й тия Силарда позволили использовать деление ядра как альтерната! ный (и пока еще спорный) источник энергии. Его научные достал жения и политическая 'активность перед войной помогли Америке быть начеку перед лицом немецкой ядерной угрозы 1н прекра войну на Тихом океане. Послевоенные усилия Силарда по мирнок применению ядерной энергии оказали заметное влияние на принятие конгрессом законодательства, установившего гражданские низмы контроля.
Неудивительно, что послевоенные исследования Силарда был» посвящены жизни. После длительного изучения вирусов и бактери! Силард опубликовал работу о процессе старения, которая и сег сохраняет свое значение. Получилось так, словно ужасы атомнс энергии, высвобожденной с его помощью (под руководством и пр! непосредственном участии его наставника Эйнштейна), побудили ег искать утешение в жизнетворных тайнах биологии.
^ МАРК РОТКО
(1903-1970)
Через четырнадцать лет после трагической смерти Джэксона Пол-лока в страшной автокатастрофе в Ист-Хэмптоне на южной оконечности острова Лонг-Айленд его великий соперник Марк Ротко совершил самоубийство в Нью-Йорке, перерезав себе вены на кистях и спустив свою кровь в раковину. Ротко говорил друзьям, что в то время, как никто не мог доказать окончательно, была ли смерть Поллока самоубийством, всем все будет понятно, когда он, Марк Ротко, завершит свой жизненный путь.
После смерти Поллока его жена, художница Ли Краснер похоронила его под большой скалой на местном кладбище недалеко от места его гибели. Благодаря известности Поллока и сенсационности его смерти (в автокатастрофе погибла еще одна молодая женщина, а его любовница была выброшена из машины в кусты и спаслась) могила Поллока на кладбище «Зеленая речка» стала своеобразным местом сбора деятелей мира искусств — мертвых и живых. Как мрачно выразился один местный житель, «все умирают, чтобы попасть сюда». Останки поэта Франка О'Хары и художников Эда Рейнхардта (повесился) и Стюарта Дэви-са захоронены рядом с Полло- ' ком как бы в окончательном сборнике «Кто есть кто среди послевоенных деятелей искусства».
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВРЕЕ1
МАРК РОТКО
Ротко же был похоронен его другом художником Теодоросом Ста*| мосом на небольшом погосте на северном окончании Лонг-Айлей^ да. Стамос построил эффектный дом на сваях рядом с утесами, выходящими на пролив Лонг-Айленд. Он сделал эффектный жест (кое-' кто считает, что он был нацелен на Поллока) и выбрал не стол! модный и спокойный городок на северной оконечности для после-^ днего успокоения Ротко. Надгробный камень был скромнее боль-* шого валуна Поллока. Ротко успокоился в окружении чужаков, да-* леких от мира искусств.
Хотя многие считают Джэксона Поллока ведущим представите-! лем нью-йоркской школы абстрактного экспрессионизма, Марк Ротко остается ее самым человечным и экспрессивным поборником! В жизни и смерти Ротко стоит в стороне от остальных абстрактны* художников. Как Поллок освободил линию от ограничений извест-* ных форм, влив в свои полотна новооткрытые, энергию и дух, Ротко добился равного успеха в освобождении цвета от реалиста-^ ческих пределов. В 1950 и 1960-е гг. он выразил в серии новаторе--ких полотен силу чистого цвета, призванного пробудить глубоко прочувствованные эмоции, торжественность и величавость. Освобожден ние им цвета от узнаваемых схем навечно повлияло на то, как создается и воспринимается искусство.
Работу художника лучше воспринимать, нежели писать о ней. образите большое полотно с блоками цвета, плывущими навстреч друг другу горизонтальными дуэтами, трио и квартетами. Все представляется таким простым и вместе с тем просто правильны» как если бы ты никогда прежде не видел подобного взаимодейст цветов.
Абстрактные экспрессионисты (Ротко терпеть не мог этот ярлык) ответили на почти социалистический реализм периода депрессии волюционными подходами к живописи. Поллок шел впереди со ев ими удивительно энергичными изображениями пляшущих лини* Ротко отказался от своего изначально озабоченного общественными ценностями реалистического стиля и использовал первичнс цвета в аморфных формах для выражения трагедии, экстаза или рок С помощью захватывающих колористических образов Ротко отобразить уникальные для своего поколения религиозность, таин| ственность и неподвластность времени. Ни один другой художни< того времени — ни Барнет Ньюмен, ни Рейнхардт, ни Вилем Кунинг, ни Адольф Готтлиб, *ш Франц Клайн — не добивался последовательно, как Ротко, непосредственности чувства и мысл! типичным для него трением цветов — радужных и меняющихся,'
пещущих или сдержанных, но всегда живых (во всяком случае, до мрачных последних лет жизни).

Он родился Маркусом Ротковичем в Латвии, откуда также вел свое происхождение Аарон Крпленд. Его отец был преуспевающим фармацевтом и записал своего младшего сына Маркуса в еврейскую начальную школу — хедер. Подобно многим евреям того времени опасавшийся призыва двух старших сыновей в русскую армию, отец увез в 1913 г. семью в Америку. По прибытии они изменили свою фамилию на «Ротковиц», двинулись на запад и обосновались в Портленде, штат Орегон. Воспитывавшийся овдовевшей матерью (отец внезапно умер вскоре по прибытии в Орегон) Ротко провел свои юные годы в бедности. Тем не менее в начале 1920-х гг. он отправился в Йельский университет, но не закончил учебы, а немного проработал актером (у него даже учился Кларк Гейбл) и переехал в Нью-Йорк, чтобы учиться живописи в Лиге искусства, возглавлявшейся в то время Максом Вебером. Вскоре он женился, похоже, только ради женитьбы, был очень несчастлив в браке и нанимался на низкооплачиваемые работы ради содержания семьи. В конце концов получил помощь от великого коллектива художников, созданного в рамках «Нового курса» президента Франклина Рузвельта, — «Администрации прогресса труда» (АПТ). Работая в годы депрессии на АПТ, он познакомился с Кунингом, Готлибом и Поллоком. В связи с надвигавшейся войной в Нью-Йорк прибыли многие из великих европейских художников, опасавшихся нацистской угрозы. Сочетание европейского влияния, депрессии и американского патриотизма послужило катализатором, ибо в начале сороковых годов стал меняться стиль многих молодых художников Америки, что отметило наступление золотого века современного искусства. К концу войны Ротковиц поменял фамилию на Ротко, развелся с первой женой, вновь женился (на этот раз счастливо), отказался от своей первоначально реалистической живописи и постепенно все больше преуспевал в абстрактном стиле.

После войны Нью-Йорк стал мировой столицей искусства (хотя многие еще не осознали этого). Великие беженцы из Европы вернулись домой, оставив более молодым мужчинам и женщинам развитие их уникального художественного стиля. Работы тех художников, в основном нью-йоркце'в, экспонируются сегодня в самых престижных галереях. В конце же 40-х гг. они не могли продать ни одной картины. АПТ собрала многих из них вместе, и они оказывали постоянное воздействие друг на друга, часто посещали мастерские того или иного из них, собирались компаниями, чтобы выпить

^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВР1
и обсудить литературу и политику, отвергали условные нравы обще ства и часто отождествляли себя с несчастными бедняками. О* начали выставлять свои работы — часто Ьместе — в нескольких лереях, владельцы которых признавали их таланты. Они экспериме* тировали с новыми концепциями формы, линии, цвета и образа. И| послание часто выражалось в использованных материалах, а не в ис пользовании материалов.
Будучи ярким представителем нью-йоркской школы, Ротко т когда не забывал включить в свои полотна сильные эмоциональнь послания. Он добивался от своих зрителей не только интеллектуал! ного отклика или возбуждения, но и прежде всего проявления 'самых глубоких чувств и потребностей.
Поскольку его искусство завоевывало все более широкое приз!-нйе, Ротко подобно многим из его поколения не знал, как ему ре гировать на это. Невероятные всплески эмоций, необходимые его искусства, были для него тяжелым испытанием. Он завел неудач ные деловые отношения, которые позже привели к большому скаь далу вокруг его имущества и похищению многих его картин, яркие цвета постепенно приобретали все более темные оттенки, ражая его мрачное настроение. Растущая слава приносила Рот* повышенные вознаграждения и даже заказ богатой семьи Менилс из Хьюстона на строительство часовни с большими фресками, темные, наводящие на/раздумья работы в сменяющих друг др> коричневых и черных тонах скорее унылы, нежели трагичны, я* ются скорее криками боли, нежели величественными символам! После оформления часовни Менилов его последние картины щ должали демонстрировать темнейшие из доступных оттенков. Хс они и были более экспрессивными, от них все же веяло холодом: усталостью.
Пока Поллок шел вперед, превращая активные линии в чис абстракции, Ротко запечатлевал цвета с чувством, отказываясь образов, срисованных с реальных вещей. Напряжение в его кар нах часто проистекало из элементарной силы самих цветов. Напрц| мер, его заботило, какую эмоцию может вызвать в зрителе соче ние определенного оттенка желтого с определенным оттенком ного или фиолетового. Ротко не давал названия своим картинам, отмечал их датами. Зритель просто реагировал на то, что видел полотне, без какой-либо подсказки в виде будничных образов литературных и исторических источников. Чистое искусство ради: кусства, цвета, незаметно переходящие в другие цвета, были при званы увести нас от боли реального мира в видения бесконечнс
^ ФЕРДИНАНД КОН
(1828-1898)
Магия науки обнаруживает себя, когда исследование, ведущееся с определенной целью, дает неожиданный результат. Дитя еврейского гетто в немецком городе Бреслау (Вроцлав) Фердинанд Юлий Кон учился на ботаника. Его исследования таких микроскопических растительных организмов, как грибы и водоросли, были поистине новаторскими и сыграли немаловажную роль. И они привели Кона к невообразимым открытиям в совершенно иной области — бактериологии.
Кон перенес свое внимание с растений на иные, но удивительно похожие живые существа под названием «вибрионы» (форма бактерий). Он считал эти бактерии формой растительной жизни, а не животной, как полагали в то время ученые. Такое определение и его открытие спор заложили фундамент современной бактериологии.
Сын торговца Кон был вундеркиндом, хотя поначалу считался умственно отсталым и трудным. Превозмогая дефект слуха, он изучал любимую ботанику в университете Бреслау. Из-за еврейского происхождения ему было отказано в ученой степени. Несмотря на освобождение из гетто, на про-' тяжении почти всего XIX в. в большинстве европейских стран евреи не обладали равными правами. Кон рискнул
152
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВРЕ1
перебраться в Берлин, где получил докторскую^ степень в воз девятнадцати лет. Помимо изучения микроорганизмов он заинтересовался революционной политикой. Во время восстания 1848 г. Кш-заявил о своей полной поддержке революционеров и, когда последовали репрессии, потерял место преподавателя в прусской столице. В двадцать два года он вернулся в Бреслау, где и прожил бол! шую часть своей жизни. Став университетским преподавателем, Ко* приступил к изучению жизни клеток самых крошечных существ.
В 1850-х гг. ученые искали в клеточной структуре саму субстанцию жизни. Кон был уверен, что нашел движущую силу жизни одном-единственном материале, названном протоплазмой. Хотя ег исследование протоплазмы и сыграет большую роль в девятнадцатом веке, оно было лишь временной остановкой на пути к значительно более важному исследованию.
В опубликованной в 1854 г. крупной работе по грибам и водорос-» лям Кон идентифицировал бактерии под названием «вибрионы», ут«| верждая, что это — форма растительной жизни, а не жизни; Вибрионы считались животными, поскольку они быстро перемещалис приводимые в движение жгутиками или длинными усиками. Знающи! ботаник Кон видел, чем вибрион походит (хоть и отличается) на гри-| бы и водоросли. К тому же он заметил, что эта бактерия развис особым образом, удивительно схожим с ростом водорослей.
Основав престижный институт физиологии растений, Кон нач вторую фазу своей карьеры, изучая главным образом бактерии, приступил к изданию академического журнала для публикации своу находок. В журнале появятся статьи, которые послужат фундамен^ том современной бактериологии. Самый крупный вклад Кона в • период включал классификацию бактерий по группам согласно форме; открытие, что грибы и бактерии не имеют генетической связ и что бактерии питаются весьма похоже на растения, потребляя; из того же источника, а углерод иначе (бактерии любят углеводы)! и определение температур, при которых бактерии могут выжить (оь могут быть заморожены, чтобы вновь расти после оттаивания или их можно убить кипячением при восьмидесяти градусах по Цельсию) Кон оказал также заметное влияние на изыскательские работы Рс берта Коха, который выделил возбудителя сибирской язвы и те» самым революционизировал животноводство.
Как отец современной бактериологии, Кон заслуживает включе-" ния в список 100 великих евреев. Его анализ и составление катале бактерий позволили другим ученым не только определить опаснс бактерий для здоровья и гигиены, но и создавать эффективные сред| ства защиты в непрекращающейся войне человечества с микробам»
^ СЭМЮЭЛ ГОМПЕРС
(1850-1924)
Сэмюэл Гомперс был организатором профсоюза работников си-гарнЪго производства, основателем и первым председателем Американской федерации труда (АФТ) и лидером тгоистине классовой борьбы за справедливую заработную плату, обоснованную длительность рабочего времени, с его помощью были приняты законы о детском труде, о регулировании трудовых отношений и выплат трудящимся, о праве на коллективные трудовые договоры, о забастовках и бойкотах для достижения экономических уступок. За последнее столетие объединенные в профсоюзы трудящиеся не только в Америке, но и по всей Европе многим обязаны этому неутомимому человеку.
Возможность объединения трудящихся представляется сегодня почти неотъемлемым их правом. До Гомперса это было не так. Во времена потогонной системы труда рабочие были бесправными. Мужчины, женщины и дети трудились целыми днями и ночами по шесть-семь дней в неделю в нечеловеческих условиях и за мизерную плату. Многие из тех трудящихся были евреями, в своем большинстве беженцами от царских гонений в России и Польше, искавшими в Америке лучшую долю, но столкнувшимися с не-взгодами^ трудными условиями труда и вырождением.
Гомперс родился в Лондоне в 1850 г. у Соломона Гомпер9а и Сары, в девичестве Руд. В 1863 г. семья эмигрировала в Америку, где Соломон стал опытным изготовителем сигар. Сэмюэл последовал примеру отца, пройдя обуче-
154
^ 100 ВЕЛИКИХ ЕВРЕЕ!
СЭМЮЭЛ ГОМПЕРС
155
ние в небольших сигарных компаниях. Сэмюэл женился на еврей» Софии Джулиан, также родившейся в Лондоне, но никогда не испс ведывал иудаизм (разве что носил в пожилом возрасте шапочку кащ тора, чтобы скрыть лысину). Сначала культура этики, а затем синди-1 кализм вытеснили его истоки веры.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   42

Похожие:

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconКнига кройки и шитья
...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconГарнер А. Камень из ожерелья Брисингов; Луна в канун Гомрата: повести/пер...
...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconПросмотр фрагмента урока английского языка в 6 классе. Слайд 1 Учитель:...
Учитель: в этом году исполняется 100 лет со дня рождения кинематографического образа Чарли Чаплина. Кто расскажет об этом факте?

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconГ. Лангепас 2013 г
Знаменитая книжная серия «Жизнь замечательных людей» была основана в 1890 году известным издателем и просветителем Флорентием Федоровичем...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconКак издать и продать свою книгу за 5 кликов?
Кроме того, читатель может поддержать начинающего автора через систему «Pay What You Want»

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconСтивен м шапиро Жизнь без целей Стивен М. Шапиро
Америке страдают бессонницей, поскольку постоянно думают о достижении своих целей

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconВ какой стране была изобретена бумага?
Ивана Фёдорова однажды озарила мысль: а не издать ли книгу для скорого младенческого научения. Что это за книга? (букварь)

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconКоличество страниц: 528 стр
В книгу включены жизнеописания самых выдающихся актеров мирового театра и кино с древних времен до сегодняшнего дня. Среди героев...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconОбщественно-политическая газета Солнечногорского района Московской области
Так не хотели его учитывать. И главное как только я сказал про него, они к нему сразу и поехали. Я не один раз спрашивал их зачем...

Решение перевести и издать в России книгу Майкла Шапиро созрело в издательстве не сразу. Мы не нашли в ней, к примеру, биографий Чарли Чаплина, Лиона Фейхтвангера, Шолом-Алейхема. iconАллан Чумак Тем, кто верит в чудо
И тогда пришло решение: я напишу книгу. Книгу, в которой буду весь я — мой дар, мои мысли, моя жизнь. Мой Учитель, который вел меня...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница