Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ




НазваниеСмелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ
страница22/71
Дата публикации18.06.2013
Размер9.59 Mb.
ТипКнига
www.lit-yaz.ru > История > Книга
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   71

СТИГМАТИЗАЦИЯ

Стигмой называется какой-либо порок, свойственный че­ловеку или группе; люди, отмеченные этим пороком, подвер­гаются наказанию, изоляции или унижениям со стороны окружающих. Если человек считается девиантом, он в какой-то мере может быть наказан. Наказание может быть сравнительно мягким - порой люди просто проявляют холодное равнодушие по отношению к девианту; оно может быть и суро­вым: помещение в психиатрическую больницу или тюрьму. Другие виды стигмы относятся к людям с физическими де­фектами. Например, слепые и калеки не подвергаются обыч­ным видам наказания, но с ними обращаются не так, как с нормальными людьми. Девочка, лишенная одной ноги, вспо­минает, что люди всегда бросались к ней на помощь, когда /224/ она падала, катаясь на роликовом коньке: "Они относились ко мне не так, как к обычным людям, падающим во время ка­тания на роликовых коньках. Они были уверены в том, что я падаю только потому, что я беспомощная калека" (Гоффман, 1963, с. 16). Эта тенденция проявляется в том, что люди недо­оценивают или переоценивают возможности человека, отме­ченного стигмой. Например, считается, что преступники чи­тают только детективные романы в дешевой обложке. Если же они читают книги Симоны де Бовуар или Лоренса Дурреля, их считают необычными (Гоффман, 1963). Кроме того, следует отметить, что так называемые нормальные люди не церемонятся с личностью "клейменых".

^ СЛЕДСТВИЯ СТИГМАТИЗАЦИИ

Когда человека признают девиантом и обращаются с ним соответствующим образом, как он реагирует на это? Считает ли себя приговоренный к смертной казни в большей степени девиантом, чем тот, на кого навешен ярлык гомосексуалиста? Ответ на этот вопрос определяется тем, в какой мере человек согласен с мнением окружающих. Шур (1971) назвал процесс "вживания" в образ девианта ролевым поглощением. Соглас­но его точке зрения, ролевое поглощение является конечным этапом процесса развития девиантного поведения. Степень этого поглощения обусловлена главным образом отношением других людей к человеку, который считается девиантом.

Филлипс (1963) исследовал, как люди реагируют, когда узнают, что кто-то обратился за помощью к психиатру. Не­сколько сот взрослых людей получили карточки с описанием поведения пяти человек: параноидного шизофреника; обыч­ного шизофреника; встревоженного и удрученного человека; пациента, которого мучили страхи, человека с нормальной психикой. Наряду с этим сообщалась информация о том, в ка­кой помощи нуждался каждый из них,- лечении в психиатрической больнице, консультации психиатра, беседе со священ­ником и т.п. Филлипс обнаружил, что люди предпочитали иметь дело с теми, кто не нуждался в психиатрической помощи, независимо от характера и степени заболевания человека. Здоровый человек, который лечился в психиатрической больнице, воспринимался более отрицательно, чем душевно­больной, который вообще не стремился к получению меди­цинской помощи.

Это исследование привлекает особое внимание к пробле­мам, с которыми, вероятно, сталкиваются люди, отмеченные клеймом девианта. Отношение к ним работодателей, членов /225/ семьи и друзей влияет на особенности ролевого поглощения. Однако иногда люди упорно отказываются считать себя деви­антами или пытаются "нейтрализовать" наклеенный на них ярлык. При этом они признаются в совершении девиантного поступка, а затем каким-то образом оправдывают его (Матца, 1964). Например, молодой человек, обвиненный в краже дамской сумочки, мог бы сказать в свое оправдание: "Да, я украл ее. Но ведь все воруют. Мне просто не повезло, и меня поймали". Он поддерживает норму, запрещающую воровст­во, но стремится "нейтрализовать" свой поступок путем его деперсонализации. Согласие человека с девиантной идентичностью основывается на многих факторах - среди которых наиболее важно, насколько часто, как долго и с какой интен­сивностью окружающие навязывали ему данную идентич­ность, а также его способность оказывать сопротивление про­цессу ролевого поглощения (Шур, 1971).

^ КОЛЛЕКТИВНЫЕ ФОРМЫ ДЕВИАЦИИ

Как считает Дэвид Матца (1964), в большинстве случаев, когда девиация наблюдается в течение длительного времени, она выходит за рамки поведения отдельного индивида и ста­новится коллективной: на основе единичных девиантных по­ступков формируется образец поведения, который усваивает­ся многими людьми. Такой образец может привести к созда­нию новой субкультуры, основные принципы которой стиму­лируют "нарушение правил". При этом "субкультура пре­ступного мира заимствует свои нормы из господствующей культуры, но "переворачивает их с ног на голову". Преступ­ное поведение считается правильным в соответствии со стан­дартами этой субкультуры именно потому, что оно противо­речит нормам господствующей культуры" (Коэн, 1955, р.28). Наиболее ярким проявлением этой тенденции является пове­дение преступных банд, а также "бунтовщиков" (согласно концепции Мертона). Ритуализм, о котором писал Мертон, может также стать коллективным. Чья-то индивидуальная привычка слишком буквально следовать правилам может стать "стилем работы" группы служащих, которые доводят до абсурда выполнение любого, даже самого незначительного, распоряжения, что приводит к замедлению работы. Достаточ­но представить себе работу авиадиспетчеров, чтобы понять, что такой вид девиации может парализовать деятельность всей организации.

Когда девиация становится коллективной, девиантная группа приобретает большее влияние в обществе, чем ее /226/ представители, действующие в одиночку. В связи с этим вла­сти сталкиваются с новыми сложными проблемами. Во-пер­вых, это может способствовать изменению отношения обще­ства к поступкам всей группы. Поведение, которое считалось девиантным, может оцениваться теперь как "несколько отли­чающееся" или "слегка отклоняющееся" по мере того, как оно становится социально признанным.

^ СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ

Тот факт, что 99 процентов опрошенных (в исследовании, о котором мы уже упоминали) признались, что хотя бы раз в жизни нарушили закон, свидетельствует о значительной напряженности, вызванной конфликтом между желаниями лю­дей и давлением на них со стороны общества, принуждающе­го соблюдать социальные нормы. Термин социальный конт­роль относится к совокупности норм и ценностей общества, а также к санкциям, применяемым для их осуществления. В исследованиях девиации, социальный контроль означает уси­лия окружающих, направленные на предотвращение девиан­тного поведения, наказание девиантов или их исправление.

Несмотря на то, что люди часто нарушают социальные стандарты, по большей части они конформны. Более того, все желают соблюдать нормы и считают это само собой разумею­щимся. Это поразительное явление стало результатом социа­лизации. Вероятно, вы помните, что основная цель социали­зации - способствовать стремлению человека к конформно­сти. В большинстве случаев дети становятся благовоспитан­ными взрослыми, которые поступают в соответствии с обще­принятыми стандартами без всякого принуждения. Однако, поскольку социализация никогда не бывает идеальной, соци­альный контроль также призван регулировать выполнение стандартов, сложившихся в обществе.

Парсонс (1951) проанализировал три метода социального контроля.

Изоляция применяется с целью отлучения девианта от других, она даже не предусматривает попытки реабилитации. Именно так в тюрьмах содержатся закоренелые преступники.

Обособление предусматривает ограничение контактов де­вианта с другими людьми, но не полную изоляцию от обще­ства. Это позволяет девиантам вернуться в общество, когда они готовы выполнять его нормы. Речь идет о таких методах, когда, например, человека помещают в психиатрическую больницу на ограниченный срок. /227/

Наконец, благодаря реабилитации девианты могут подго­товиться к возвращению к нормальной жизни и исполнению своих ролей в обществе. Во многих тюрьмах имеются программы реабилитации, а группы вроде "анонимных алкого­ликов" осуществляют реабилитацию девиантов, которые не являются преступниками. Для того, чтобы помочь девиантам найти свое место в жизни и адаптироваться, применяется также психотерапия.

Существуют формальные и неформальные методы соци­ального контроля. Неформальный контроль предполагает "неофициальность" и обычно применяется в небольших груп­пах. Формальный контроль ассоциируется с "официально­стью", обычно он осуществляется в крупных организациях, например полицейскими службами.

^ НЕФОРМАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ

Иногда санкции применяются неформально. Например, когда люди, находящиеся в тесном контакте с нарушителем, выражают ему свое неодобрение. Рассмотрим следующую си­туацию.

Сьюзан, студентка первого курса колледжа, проводит суб­боту в Бостоне. Когда вечером она приезжает на вокзал, что­бы отправиться обратно в колледж, оказывается, поезд уже ушел. В Бостоне Сьюзан знает только Сэма, приятеля ее со­седки по общежитию. Она звонит Сэму, который приглашает ее переночевать у него. Сьюзан едет к нему домой, оттуда звонит подруге и сообщает, что не приедет ночевать, при этом она указывает фамилию и адрес Сэма. Сьюзан и Сэм не­которое время беседуют, а потом она ложится спать на ку­шетку. Утром по пути в колледж она думает о том, как Кэти, ее соседка по комнате, отнесется к тому, что произошло, но она уверена, что, услышав о случившемся, Кэти все правиль­но поймет. Но когда Сьюзан звонит ей и просит встретить ее на вокзале, оказывается, что та очень занята и не может это­го сделать. Сьюзан приезжает в колледж на такси. Она вхо­дит в комнату и здоровается с подругой, но та проходит мимо, не обращая на нее внимания. Сьюзан не имеет возможности объяснить Кэти всю ситуацию, потому что подруга избегает ее. За обедом Сьюзан садится за свое обычное место, но окру­жающие продолжают беседовать, проявляя к ней полное без­различие.

Эта ситуация является примером неформального социаль­ного контроля или "неофициального" социального давле­ния. Такой вид давления наиболее характерен для небольших /228/ групп. Сьюзан нарушила групповые нормы, оставшись на ночь в квартире Сэма. Вероятно, она не будет так поступать в дальнейшем, потому что не хочет подвергнуться остракизму со стороны друзей еще раз. Остракизм, критика и насмешка представляют собой как бы виды неформального контроля, препятствующие девиантному поведению.

Кросби (1975) выделил четыре основных типа неформаль­ного контроля.

^ Социальные вознаграждения, выражающиеся в улыбках, одобрительных кивках и более весомых проявлениях (напри­мер, повышении в должности), служат для поощрения кон­формности и косвенного осуждения девиации.

Наказание - недовольный взгляд, критические замечания и даже угроза физической расправы - непосредственно на­правлено против девиантных поступков и обусловлено жела­нием их предотвратить.

Убеждение - еще один способ воздействия на девиантов. Тренер может убедить игрока в бейсбол, пропускающего тре­нировки, в необходимости поддерживать свою спортивную форму.

Последним, более сложным типом социального контроля является переоценка норм - при этом поведение, которое счи­талось девиантным, оценивается как нормальное. Например, в прошлом, если муж оставался дома, выполнял домашнюю работу и присматривал за детьми, когда жена уходила на ра­боту, такое поведение считалось необычным и даже девиант­ным. В настоящее время (главным образом в результате борь­бы женщин за свои права) роли в семье постепенно перерасп­ределяются, выполнение домашней работы перестало счи­таться предосудительным и позорным для мужчины.

^ ФОРМАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ

Утром женщина выезжает из дома, понимая, что опазды­вает на работу, мчится на красный свет. Полицейский просит ее подъехать к краю тротуара и вручает квитанцию на уплату штрафа. Когда, наконец, она приходит на работу, ее началь­ник заявляет, что, если она еще раз опоздает, ее уволят с ра­боты. Вечером она приходит домой и обнаруживает, что в квартире отключено электричество, поскольку она забыла оплатить счет.

Систему формального социального контроля осуществля­ют организации и правила, предназначенные для защиты по­рядка. Полиция и другие правоохранительные органы, а так­же суды, психиатрические больницы и пр. представляют собой /229/ организации подобного типа. Их сотрудники следят за со­блюдением правил, предусмотренных законодательством, хо­тя многие другие правила связаны лишь с бюрократическими процедурами. В органах социального контроля имеется мно­гочисленный аппарат сотрудников, включающий офицеров полиции, судей, юристов, служащих тюрем, сборщиков нало­гов и чиновников правительственных органов управления.

Уголовное право - это система формального социального контроля, в которой существует несколько определенных эта­пов, превращающих индивидуума в девианта. Прежде всего он подвергается аресту. На следующем этапе девиант пред­стает перед судом по уголовным делам, который выносит при­говор, решающий его дальнейшую судьбу. Наконец, в зависи­мости от результата второго этапа, он может попасть в тюрь­му или подвергнуться другому виду наказания (на схеме 7-1 представлены этапы, которые проходит преступник в системе формального социального контроля).
^ Схема 7-1. Этапы, через которые проходят уголовные преступники в систе­ме формального социального контроля.

Полиция

На первом этапе этого процесса обычно происходит встре­ча представителя полиции с человеком, подозреваемым в на­рушении закона. Полицейский может выследить автомобиль, петляющий по узким улицам, и заставить водителя остано­виться у края тротуара. Сотрудник полиции имеет право обы­скать подозреваемого, заставить его идти под конвоем или применить к нему другие меры пресечения противоправных действий. Подозреваемый, в свою очередь, может проявить участливое, нейтральное или воинственное отношение к представителю власти. На основе этого контакта представи­тель полиции принимает решение, влияющее на дальнейший ход событий, - он может отпустить подозреваемого, сделать ему предупреждение, привести в полицейский участок для проверки на содержание алкоголя в крови или возбудить про­тив него уголовное дело.

Общение с потенциальными преступниками оказывает влияние на личность полицейских (Школьник, 1966). На каждом шагу они сталкиваются с опасностью; они обладают властью над рядовыми гражданами; вышестоящие начальни­ки оказывают на них давление и предъявляют к ним требова­ния. В результате всего этого у служащих полиции складыва­ется особое отношение к окружающему миру. Помимо всего прочего, они придают важное значение так называемым символическим уликам - имеются в виду неопрятная одежда по­дозреваемых или их враждебное отношение к полицейским; /231/ эти факторы определяют их обращение с потенциальным преступником.

Давление, оказываемое на представителей полиции, также способствует формированию у них несколько иного представ­ления о справедливости, чем у сотрудников других правоохранительных органов. Они стремятся к наиболее полной сво­боде действий, не признают ограничений этой свободы. Про­курор, окончивший юридический колледж, с большей готовностью применяет общие для всех правила и, следовательно, проявляет большее уважение к правам преступников, кроме того, он стремится ограничить власть полиции. Судья, веро­ятно, придает более важное значение четкому соблюдению правил судопроизводства и стремлению к максимальной объ­ективности и компетентности.

Судебный процесс начинается с ареста. Но кто же подвер­гается аресту? На практике доказано, что возраст, раса, клас­совая принадлежность и пол правонарушителя влияют на решение полиции об аресте. На схеме 7-2 показано, что среди арестованных подавляющее большинство составляют мужчи­ны, молодежь, негры.

На обращение с правонарушителями оказывают влияние также особенности ситуации. Например, в соответствии с за­конами некоторых крупных городов полиция имеет право подвергнуть человека карантину, если существуют подозре­ния, что он болен венерической болезнью. Это дает возможность изолировать арестованных проституток до обследова­ния их специалистами по венерическим болезням. Однако в действительности лишь двое из каждых пяти арестованных проституток подвергаются карантину (Школьник, 1966), по­тому что полиция использует данный закон не как средство борьбы с венерическими заболеваниями, а как способ угрозы проституткам. Те из них, которые "сотрудничают" с пол­ицией (например, служат осведомителями), не подвергаются карантину. Таким образом, на практике не обязательно соблюдается принцип равенства всех перед законом.

Тот факт, что в обращении с преступниками допускается неравенство противоречит основной ценности американского общества - незыблемости буквы закона. Вполне очевидно, что существует некоторое несоответствие между идеалом и дей­ствительностью. Оно объясняется тем, что полиция должна в первую очередь укреплять "закон и порядок". Граждане же придают главное значение искоренению преступности в об­ществе, а не тому, насколько строго полиция соблюдает зако­ны. Если полицейские в какой-то мере нарушают правила и незаконно задерживают закоренелого преступника, это вызывает /232/ скорее общественное одобрение, чем осуждение. Поэ­тому неудивительно, что полицейские в первую очередь стре­мятся к осуществлению карательных функций, а не к обеспе­чению свободы граждан.

^ Схема 7-2. Соотношение всего населения США с теми, кто был арестован в 1984 г., по полу, возрасту и расовой принадлежности.



Суды

После ареста преступники переходят в руки судебной сис­темы. Зал суда в нашем представлении ассоциируется с на­пряженной, полной драматизма борьбой; каждая сторона отстаивает свои доводы, и окончательный приговор выносится на основе их тщательного анализа. Однако в действительности все обстоит иначе. Присяжные заседатели не имеют до­статочно времени на тщательное рассмотрение каждого дела, поэтому многие дела решаются вне суда или путем обсужде­ния, почти ничего общего не имеющего с судебным процес­сом, предусмотренным Конституцией. Один из студентов /233/ юридического факультета сравнивал судебный процесс с кар­точной игрой "в дурака" (Карлин, 1975), в которой "подсуди­мый находится в положении дурака, набравшего карты всех выигрывающих и проигрывающих соперников" (с.348).

В США от 90 до 98 процентов уголовных дел не рассматри­ваются в судебном порядке (Фили, 1979). В результате иссле­дования 1640 дел, переданных в суд первой инстанции, было установлено, что ни одно из них не рассматривалось в судеб­ном процессе.

Самым распространенным способом ведения уголовных дел в судах низшей и высшей инстанций стала договорен­ность с подсудимыми, признающими свою вину. Суть такой договоренности заключается в том, что подсудимый готов признать свою вину, если ему будет предъявлено обвинение в менее тяжком преступлении и это повлечет за собой смягче­ние приговора. Такой способ ведения дела связан с меньшими материальными затратами, чем длительный судебный про­цесс. Один случай такой договоренности недавно получил широкую известность. Речь идет о деле Квентина Дэйли, ко­торый в прошлом считался звездой баскетбола университета Сан-Франциско; в дальнейшем он стал профессиональным игроком чикагской команды "Chicago Bulls". Дэйли признался в изнасиловании студентки медицинского училища при отягчающих вину обстоятельствах и получил условное осуж­дение; была достигнута договоренность, что взамен ему не будут предъявлены обвинения во множестве других совершенных им изнасилований.

Почему договоренность о признании вины получила широ­кую огласку, несмотря на то, что это, в какой-то мере, навер­ное, мешает строгому исполнению законов, предусмотренных уголовным правом? Фили (1979) утверждает, что такой спо­соб ведения уголовных дел выгоден для всех участников су­дебного процесса. Подсудимый, признавший свою вину, из­бавлен от мучительной неопределенности длительного судеб­ного процесса; он экономит деньги, которые теряет в связи с необходимостью отлучаться с работы, кроме того, он не дол­жен платить комиссионные поручителям и гонорар адвокату; наконец, важную роль играет экономия времени. Что касает­ся адвокатов, то это освобождает их от неизбежных трудно­стей ведения уголовного процесса; кроме того, договоренность о признании вины дает им возможность на деле дока­зать, что они служат интересам подсудимых, поскольку им удается значительно смягчить приговор. Судьям также вы­годна договоренность о признании вины, так как это ускоряет весь ход судебного процесса; в противном случае они были бы /234/ перегружены делами, и их безнадежно поглотила бы нудная и дорогостоящая судебная волокита.

Олсон (1975) высказал мнение, что договоренность о при­знании вины реализует своего рода индивидуальный подход к тем, кто по воле судьбы оказался на скамье подсудимых, и в некоторых случаях подобный судебный процесс становится более гуманным. "Мы должны помнить о том, - заявляет он, - что наши законы, связанные с вынесением приговора (напри­мер, за мелкие кражи), являются жестокими, устаревшими и довольно бессмысленными. Наказания, определяемые на их основе, часто бывают слишком суровы" (с.25). Договорен­ность о признании вины дает судьям некоторую свободу дей­ствий, и они могут смягчить наказание, если посчитают, что оно не соответствует тяжести преступления.

Результаты исследования, проведенного Хэганом и Бернштейном (1979), свидетельствуют о том, что преступники из различных социальных слоев по-разному используют догово­ренность о признании вины. Анализ данных десяти федераль­ных окружных судов позволил установить, что выходцы из "высших слоев общества" (так называемые белые воротнич­ки или деятели торговли и представители технократии), об­виненные правительственными органами в таких преступле­ниях, как мошенничество или незаконные махинации в торговле, с большей готовностью используют договоренность о признании вины (они угрожают передать свои дела на рас­смотрение в обычном судебном порядке, если не будут смяг­чены предъявленные им обвинения и степень возможного наказания), чем представители "низших слоев общества" (так называемые уличные преступники), обвиняемые местной полицией. Исследователи объясняют это тем, что представи­тели средних и высших слоев стараются извлечь максималь­ную выгоду из своего признания вины и отказываются ее при­знать, если у них нет уверенности в том, что это облегчит их дальнейшую судьбу. Однако закоренелые преступники уже привыкли к судебным процедурам, и их, вероятно, больше устраивают традиционные и более привычные методы веде­ния дел.

Тюрьмы

Обычным наказанием за совершенное преступление слу­жит тюремное заключение. Преступники, которые прибыва­ют в тюрьмы, лишены "свободы, товаров и услуг, половых сношений с лицами противоположного пола, самостоятельно­сти и защиты" (Олсон, 1975). Они становятся частью особой /253/ социальной системы, в которой сформировались свойствен­ные ей статусы и роли. Один из исследователей тюремных со­циальных систем (Гарабедян, 1963) представил следующую классификацию основных типов заключенных:

1)"законопослушные" - заключенные, участвующие в программах реабилитации и установившие вполне нормаль­ные отношения с сотрудниками тюрьмы;

  1. "достойные парни" - не принимающие участие в про­граммах реабилитации и избегающие контактов со служащи­ми тюрьмы;

  2. "политики" - принимающие активное участие в про­граммах реабилитации и устанавливающие широкие контак­ты с сотрудниками тюрьмы и другими заключенными;

  3. "отверженные" - это те, которые полностью изолирова­ны от служащих тюрьмы и других заключенных, потому что они подрывают тюремную дисциплину;

  4. "звонки" - заключенные, поведение которых непоследо­вательно, они обычно уклоняются от контактов как с сотруд­никами тюрьмы, так и с другими заключенными.

Кроме того, в тюремном мире складывается совершенно особая система норм: "Не доноси на другого", "Не будь бол­ваном" и т.п. Установлено, что готовность соответствовать этим нормам меняется в зависимости от того, сколько време­ни заключенный находится в тюрьме и когда закончится его срок. Большинство заключенных склонны к "девиации" в се­редине назначенного срока; другими словами, когда время, проведенное в тюрьме, примерно равно времени, оставшему­ся до окончания срока (Гарабедян, 1963).

Одним из самых страшных пороков тюремного мира явля­ется агрессивность одних заключенных против других. Ряд исследователей изучали причины такой агрессивности и условия, наиболее способствующие ее проявлению: На основе исследования, проведенного Эллисом, Грасмиком и Гильманом (1974), выявлены семь основных факторов, влияющих на эту тенденцию: возраст; наличие других заключенных, склонных к агрессивности; время, проведенное в тюрьме; ра­са; условия содержания в тюрьме; посещения извне; назна­ченный срок. Взаимосвязь между этими факторами имеет сложный характер, но, видимо, высокий уровень агрессивно­сти непосредственно обусловлен преобладанием: 1) молодых заключенных; 2) лиц, которым осталось отбыть в тюрьме год или несколько лет; 3) заключенных, к которым не приходят посетители. Среди названных факторов наиболее важную роль играет возраст. Почему молодые преступники более аг­рессивны, чем те, кто старше их по возрасту? Согласно мнению /236/ Эллиса и его коллег (1974), молодые заключенные с большим уважением относятся к тем, кто умеет драться, в то время как более умудренные опытом считают вспыльчивого молодого зека "болваном", который готов "плевать против ветра" (с.31).

Джон Ирвин (1990) утверждал, что в последние десятиле­тия конфликты между заключенными в большей степени приняли расовый характер в связи с тем, что среди них возросло число негров, латиноамериканцев и представителей других национальных меньшинств. Члены расовых и этнических групп объединяются, демонстрируя ненависть к другим группам и защищая от них своих друзей. Этот вид конфликта также связан с обособлением заключенных в определенных местах. По свидетельству Банкера (1977), такая картина на­блюдается в тюрьме Сан-Квентин: "Негры... собрались вдоль северной стены, где располагались камеры - это место прозвали "Найроби". В результате десятилетней расовой борьбы в тюрьме укоренился неписаный закон, запрещающий вступать на "чужую" территорию. Черные сосредоточились в од­ном ряду, а белые и чиканос* (*американцы мексиканского происхождения) занимали другой ряд. Наконец был заполнен ряд, где сидели белые, в то время как среди не­гров оставались свободные места. Но белые не занимали их, а образовывали новый ряд. Официальная расовая сегрегация была отменена 10 лет назад; согласно тюремным правилам, заключенным разрешалось занимать места в любом из трех рядов, однако никто не переходил "запретную черту" и никто не стремился нарушить неписаный закон. Расизм был массо­вым психозом, охватившим всех, и скрытая расовая война продолжалась. Поэтому в столовой один ряд занимали только черные, в следующих двух или трех рядах сидели только бе­лые и чиканос, следующий ряд снова заполняли только не­гры" (с.20).

Заключение

Для трех этапов, которые мы рассмотрели (полиция, суды и тюрьмы), характерна одна важная общая черта: взаимодей­ствие между девиантом и представителями органа социаль­ного контроля играет решающую роль. Во время ареста со­трудники полиции вступают в контакт с подозреваемым. В суде существуют определённые взаимоотношения между об­виняемым и судьей, адвокатами, присяжными заседателями и другими участниками суда. Пребывание в тюрьме также /237/ связано с взаимодействием преступника с другими заключен­ными, конвоирами и др.

Другими словами, девиация всегда напоминает улицу с двусторонним движением, поэтому характер взаимоотношения между девиантом и сотрудниками органа социального контроля решает исход процесса.

^ ДЕВИАЦИЯ В БУДУЩЕМ

Нам всем известна поговорка "Правила существуют для того, чтобы их нарушать". Пока существуют правила, люди будут их нарушать. Но в течение последних десятилетий и, может быть, даже веков наблюдается общая тенденция к ос­лаблению многих норм, особенно тех, которые регулируют нравственное и индивидуальное (приватное) поведение. Есть все основания считать, что это будет происходить и в даль­нейшем.

В то же время жизнь не стоит на месте, и в результате оче­редных "крестовых походов" создаются новые правила; в свя­зи с этим возникают новые виды девиации. В качестве приме­ра возьмем возрастающее беспокойство в обществе по поводу окружающей среды. Это может привести к появлению мно­жества новых законов и возникновению новых толкований девиации. В недалеком будущем будут применяться более су­ровые меры наказания за выбрасывание мусора, ненужные затраты энергии и загрязнение воздуха или воды.

Принятие новых законов способствует росту бюрократиче­ского аппарата. Создаются органы и конторы различных ти­пов, занятые составлением постановлений и их претворением в жизнь. Одновременно против бюрократии стали выступать сторонники реформ, которые ведут борьбу в защиту личной свободы граждан. Отдельные люди и группы (например, Аме­риканский союз борьбы за гражданские свободы) пытаются оказать сопротивление вторжению правительственных, банковских и кредитных органов в личную жизнь граждан.

Поскольку процесс создания новых правил и новых спосо­бов их нарушения кажется бесконечным, можно смело пред­положить, что конца девиации не предвидится. Как это ни парадоксально, в то время как значение правил в обществен­ной жизни людей возрастает, наметилась тенденция их ослабления в других направлениях. Например, стандарты, регулирующие поведение в личной жизни (в частности, сексу­альное предпочтение), которые были значительно строже 10 лет назад, в дальнейшем могут оказаться еще более ослаблен­ными. Эта тенденция проявилась особенно ярко в Сан-Франциско, /238/ который славится терпимым отношением к многочис­ленным девиантным группам. В течение многих лет в эти группы входили представители этнических меньшинств, проститутки, битники, хиппи и гомосексуалисты. Иногда между ними возникают конфликты. Но в целом Сан-Франциско ско­рее олицетворяет многообразие, а не девиацию. Это объясня­ется в первую очередь тем, что представители девиантных субкультур и господствующей культуры "договариваются" друг с другом, чтобы найти приемлемые решения стоящих пе­ред ними проблем.

Уважение и терпимость к другому образу жизни обуслов­лены необходимостью. Общество становится все более мно­гообразным, поэтому прежние методы контроля за нравст­венностью не соответствуют духу времени. По-видимому, су­ществует только один способ достижения гармонии в обще­стве, развитие которого отличается плюрализмом, - нам всем следует стать терпимее и добрее друг к другу.

^ КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

  1. Девиация с трудом поддаётся определению, что связано с многообразием социальных ожиданий, которые часто пред­ставляются спорными. Эти ожидания могут быть неясными, меняющимися со временем, кроме того, на основе разных культур могут формироваться различные социальные ожидания. С учетом этих проблем, социологи определяют девиацию как поведение, которое считается отклонением от норм группы и влечет за собой изоляцию, лечение, исправление или другое наказание.

  2. Девиация включает три основных компонента:

а) человека, которому свойственно определенное поведе­ние;

б) норму или ожидание, являющиеся критерием оценки поведения как девиантного;

в) другую группу или организацию, реагирующие на данное поведение.

3. Биологическое объяснение девиации представлено в тео­рии Шелдона, согласно которой характер поведения людей обусловлен особенностями их телосложения, а мезоморфы (отличающиеся силой и стройностью) наиболее предрасполо­жены к такому поведению. В соответствии с другой биологи­ ческой концепцией мужчины, обладающие дополнительными хромосомами типа Y, в большей мере склонны к проявлению девиации, чем другие, однако не выявлена четкая причинно-следственная связь между наличием аберрантных хромосом и девиацией. /239/

  1. На основе психологического объяснения до сих пор не удалось выявить ни одной черты, свойственной всем преступ­никам, и обычно психологические факторы рассматриваются в сочетании с другими. Социологическое объяснение сосредо­точено на анализе социальных и культурных факторов, явля­ющихся причиной девиации. Теория аномии, сформулиро­ванная Дюркгеймом, подчеркивает роль нормативной неоп­ределенности и дезориентации, вследствие чего жизненный опыт людей перестает соответствовать социальным нормам общества. Другое объяснение придает основное значение со­циальной дезорганизации, когда культурные ценности, нор­мы и социальные связи разрушаются, ослабевают или противоречат друг другу. При этих условиях возникает конфликт между разными стандартами оценки поведения. Одновремен­но ослабевает контроль за их осуществлением, что в значи­тельной мере способствует развитию подростковой преступ­ности. Мертон считает, что девиация происходит в результате разрыва между целями культуры и социально одобряемыми средствами их осуществления. Когда люди ставят перед собой цель, которую нельзя достичь с помощью социально одобряе­мых средств, они прибегают к незаконным средствам.

  2. Культурологическое объяснение девиации сосредоточе­но на анализе культурных ценностей в той же мере, как и ре­альных возможностей возникновения девиации. Селлин и Миллер считают, что девиация возникает тогда, когда чело­век усваивает нормы субкультуры, которые противоречат правилам культуры господствующей. Сатерленд предложил теорию дифференцированной ассоциации, согласно которой правонарушения возникают в результате "сильного влияния ценностей, содействующих нарушению закона".

  1. Теория стигматизации или наклеивания ярлыков объясняет девиантное поведение тем, что влиятельные группы об­ладают возможностью наклеивать ярлыки "девиантов" на представителей менее влиятельных групп. Первичная девиа­ция наблюдается тогда, когда индивид лишь время от време­ни нарушает правило, но окружающие смотрят на это сквозь пальцы, а он сам вовсе не считает себя девиантом. Вторичная девиация характеризуется тем, что на человека наклеивают ярлык, ставят клеймо девианта, окружающие обращаются с ним не так, как с обычными людьми, и постепенно он сам на­чинает считать себя девиантом.

  2. Радикальная криминология придает основное значение сущности самой законодательной системы. Сторонники дан­ной концепции считают девиантов бунтовщиками, выступающими против капиталистического общества, которое стре­мится изолировать некоторых своих членов, якобы нуждающихся /240/ в контроле. Эта теория является примером современ­ной тенденции акцентировать внимание на природе общества и попытаться выяснить, почему оно заинтересовано в созда­нии девиации и "клеймении" девиантов.

  1. Мертон классифицирует девиантные поступки, опираясь на анализ факторов, способствующих принятию или отрица­нию людьми целей общества, социально одобряемых средств их достижения или того и другого вместе. Согласно этой клас­сификации, конформизм предполагает согласие с целями об­щества и применением законных способов их достижения; инновация подразумевает признание целей, но отрицание со­циально одобряемых средств их достижения; ритуализм свя­зан с отрицанием целей и признанием средств; ретреатизм или бегство от действительности имеет место тогда, когда че­ловек одновременно отвергает и социально одобряемые цели и средства их достижения; бунт предполагает отрицание це­лей и средств, но взамен предлагает новые цели и новые средства.

  2. Девиация представляет собой процесс развития, в ходе которого можно выделить несколько стадий: а) формирование норм; б) сущность норм; в) совершение девиантного поступ­ка; г) признание поступка девиантным; д) признание челове­ка девиантом; е) стигматизация; ж) следствия стигматизации; з) коллективные формы девиантного поведения.

  1. Социальный контроль выражается в стремлении других (обычно большинства) воспрепятствовать девиантному пове­дению, наказать девиантов или "вернуть их в строй". Методы
    социального контроля включают изоляцию (или полное от­странение девианта от других людей); обособление (или огра­ничение контактов девианта с другими); реабилитацию (или подготовку девианта к возвращению к нормальной жизни). Можно выделить четыре типа неформального социального контроля: социальное поощрение, наказание, убеждение и переоценку норм. Формальный контроль осуществляется ор­ганизациями, призванными регулировать соблюдение правил и укреплять конформизм.

  2. Среди формальных организаций, контролирующих де­виацию, основную роль играют полиция, суды и тюрьмы. На вероятность ареста подозреваемого влияют такие факторы, как его возраст, расовая и классовая принадлежность, а так­ же состав преступления. Самым распространенным способом ведения уголовных дел стала договоренность о признании ви­ны; суть его заключается в том, что подсудимый признает се­бя виновным и добивается смягчения приговора; он избавляется от мучительной волокиты длительного судебного процес­са. Заключенные становятся частью особой социальной системы, /241/ в которой формируются собственные статусы и роли. На каждом этапе этого процесса исход дела определяется харак­тером взаимодействия между девиантом и представителем органа контроля.

^ ЭМИЛЬ ДЮРКГЕЙМ [EMILE DURKHEIM] (1858-1917)

Эмиль Дюркгейм был одним из основателей современной социологии. Он родился в еврейской семье, и предполагалось, что станет раввином. Вместо этого он занялся изучением философии. В первую очередь Дюркгейма инте­ресовало ее применение в политике и общественной жизни. Эти области зна­ний тесно связаны с социологией, и в 1887 г. Эмиль Дюркгейм стал первым профессором социологии во Франции. Это почетное звание было ему присво­ено в Бордо. В 1902 г. он стал профессором социологии и педагогики в Сорбонне.

Основное значение в своей научной деятельности Дюркгейм придавал изучению причин порядка и беспорядка в обществе. Что дает людям возмож­ность жить в согласии друг с другом? Почему иногда разрушается структура общества? Пытаясь ответить на эти вопросы, он предложил концепцию кол­лективного сознания, или совокупности убеждений и мнений, разделяемых всеми членами данного общества. Социальная интеграция существует, когда члены общества (или другой группы) придают важное значение его нормам и руководствуются ими в своей жизни. Когда индивид больше не желает следо­вать общим нормам, возникает аномия. Эта ситуация может создаваться в результате любого резкого изменения социальной структуры, например, при внезапных экономических подъемах или спадах.

Многие идеи Дюркгейма сформировались на основе его знаменитого исс­ледования проблемы самоубийства. Используя обширные статистические данные, он установил связь между самоубийством и такими факторами, как национальность, религия, возраст, пол и даже время года. Что еще более важно, он доказал, что количество самоубийств изменяется обратно пропор­ционально социальной интеграции. Другими словами, самоубийство представляет собой нечто большее, чем индивидуальный поступок; оно характер­но для представителей определенных групп и поэтому становится социаль­ным явлением или, как выражался Дюркгейм, "социальным фактом". Такие явления наблюдаются в течение длительного времени и существуют незави­симо от индивидуальных особенностей людей, поэтому их нельзя объяснить на биологическом или психологическом уровне.

Концепция Дюркгейма, также как взгляды Конта и Спенсера представля­ет собой функционалистский подход к исследованию социальных явлений. "Чтобы объяснить социальный факт, - писал Дюркгейм, - мы должны выя­вить его функцию в создании социального порядка". Поэтому, когда боль­шинство криминологов считали, что преступление обусловлено индивиду­альной патологией, Дюркгейм рассматривал его как общественное явление, которое даже исполняет некоторые позитивные социальные функции. Ни од­но общество не может обеспечить всеобщее соблюдение норм, и девиация не­обходима, чтобы общество было гибким и готовым к переменам.

Как и многих ученых в области общественных наук, Дюркгейма глубоко волновали нравственные проблемы его времени. Однако он считал, что фор­мирование и функционирование социальных институтов следует изучать в высшей степени объективно; лишь после тщательного научного исследования социолог вправе вмешиваться в дела общества. Научный подход Дюркгейма оказал значительное влияние на развитие научной мысли. /242/

1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   71

Похожие:

Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ iconПримерная программа Наименование дисциплины «Основы социологии» Рекомендуется...
«Социальная антропология», «Социальная психология», «Социология семьи», «Социология культуры», «Социология религии», «Этносоциология»,...

Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ iconПеласси Д. Сравнительная политическая социология / Пер с англ
Доган М., Пеласси Д. Сравнительная политическая социология/ Пер с англ. — М.: Соц полит журн., 1994. 272 с

Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ iconЛитература
Педагогика и методика начального образования (Иностранный язык), 040201. 65 Социология со специализацией «Социология организаций»,...

Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ iconПримерная программа Наименование дисциплины «Социология предпринимательства»...
«Социология предпринимательства» является дисциплиной по выбору вариативной части, VII семестр

Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ iconМетодические рекомендации по изучению дисциплины «Социология труда...
Автор: О. П. Беспалая, кандидат философских наук, доцент кафедры «Социальных наук»

Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ iconМосква
В15 Конец знакомого мира: Социология XXI века/Пер, с англ под ред. В. И. Иноземцева. М.: Логос, 2004. 368 с. Isbn 5-94010-255-7

Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ iconГончарова Наталья Владимировна
Сфера научных интересов: молодежные телесные практики, социология здоровья, социология питания

Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ icon лекция № Социология как наука  Предмет, объект, функции и методы социологии
Социология марксизма. Материалистическое понимание истории. Концепция общественно-экономической формации и социальной революции

Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ iconРабочая программа по дисциплине Социология Москва
Социология, в отличие от других гуманитарных дисциплин, помогает студентам понять окружающие их социальные явления и процессы, происходящие...

Смелзер Н. Социология С50 Социология: пер с англ iconГ. А. Васильев зав кафедрой маркетинга Всероссийского
С50 Коммуникации стратегического маркетинга: Учеб пособие/Пер с англ под ред проф. Л. Ф. Никулина. – М.: Юнити-дана, 2001. 415 с



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница