Огненная межа. Архангельск. 1997




НазваниеОгненная межа. Архангельск. 1997
страница3/16
Дата публикации13.06.2013
Размер2.65 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Часть первых хуторян уезда не могла даже сводить концы с концами. Некоторые из крестьян, получив хуторские наделы и положенные 150 рублей безвозвратной ссуды, не претворили в жизнь свои намерения. Отчеты уездной землеустроительной комиссии содержат немало сообщений о различного рода хуторянах-неудачниках.

И, видимо, далеко не случайно в отчете за 1912 год уездная комиссия отмечала, что десятки крестьян, подавшие заявления о выделении на хутора, разобравшись в сути дела, взяли их обратно и от переселения отказались. А с началом войны, после ухода в армию сотен домохозяев, подача заявлений на выделение хуторских участков прекратилась.

Заметим попутно, что столыпинская реформа провалилась во всей губернии. Достаточно отметить, что по неполным данным, в губернии на хутора выделилось всего 204 двора. "Частная собственность на землю, — как отмечала газета "Воля Севера", — оказалась кабалой". За время проведения в жизнь реформы, т.е. с 1907 года по 1913 гг., в единоличное владение перешло всего лишь 996 десятин 159 хозяевам. Это было каплей в море.

Такова далеко не однозначная история насаждения столыпинских реформ на шенкурской земле.

Итоги и выводы. Февральская революция 1917 года вновь пробудила интерес к земле. И это понятно. Возвратившиеся с фронта крестьяне хотели знать о том, в каких условиях им придется вести разоренное за военное время хозяйство, кормить свои семьи. Всплыл вопрос и о застывшей на полпути к своей реализации столыпинской реформе.

Первый уездный крестьянский съезд, состоявшийся в июне 1917 года, дал резко негативную оценку столыпинских переделов.

В специальной резолюции о земельном вопросе делегаты единодушно отвергли аграрные преобразования. В резолюции подчеркивалось: "крестьяне уезда ...за скорейшее уничтожение злейшего врага крестьянина - столыпинского землеустройства". Съезд высказал горячее пожелание, чтобы "вновь избранные земельные комитеты вели свою работу исключительно в интересах трудового крестьянства — основы государства русского".

Заслушав специальный доклад лидеров архангельских эсеров А.Иванова и Я. Леванидова "О частной собственности за землю", делегаты съезда высказались "за переход всех земель в общенародное достояние для уравнительно-трудового пользования без всякого выкупа". Съезд единогласно поддержал решение Всероссийского съезда крестьянских депутатов о том, чтобы "раскрепостить землю от уз частной собственности".

Эти красноречивые документы свидетельствуют о том, что большинство крестьян Шенкурского уезда не восприняли целей столыпинской реформы и не поддержали земельных преобразований, производившихся на ее основе.

* * *

В ходе жарких прений о реформе Столыпина, разгоревшихся в 3-й Государственной Думе, один из ораторов произнес характерную фразу: "Этот кошмарный аграрный вопрос в России обладает странным свойством феникса, вновь возрождающегося из, казалось бы, потухшего пепла".

Последующее время подтвердило справедливость этих слов. Несмотря на кажущиеся различия, даже противоположность замыслов, есть некие черты, роднящие между собой столыпинские преобразования, идею большевистской коллективизации и реформаторский беспредел в России в 80-90-е годы ХХ века.

Эта общность выразилась , прежде всего, в попытках реализовать абстрактную идею быстрого введения русского крестьянина при помощи крутых преобразований в некое царство изобилия и процветания.

Во-вторых, всех этих реформаторов роднит дух жесткого административного давления сверху. Ни одна из трех упомянутых групп преобразователей сельского хозяйства России не хотела считаться с мнением самих "подопытных", т.е. многомиллионной армии крестьян. Пожалуй, наиболее откровенно эту мысль высказал Петр Аркадьевич Столыпин.

"Ставить в зависимость от доброй воли крестьян момент ожидаемой реформы, — писал он, — рассчитывать, что при подъеме умственного развития населения, которое настанет неизвестно когда, жгучие вопросы решатся сами собой — это значит отложить на неопределенное время проведение этих мероприятий, без которых немыслима ни культура, ни подъем доходности земли, ни спокойное владение земельной собственностью".

Иначе говоря, народ российский темен, выгоды своей не понимает, и поэтому не стоить спрашивать его мнения.

* * *

В спорах о значении столыпинской реформы, разгоревшихся в России в 80-90-е годы XX века, как правило, полностью забывали о тогдашних оппонентах П.А.Столыпина. Между тем, видные авторитеты русской экономической науки решительно выступили против столыпинской аграрной реформы.

В числе противников этих реформ был видный экономист, профессор Московского университета А. И. Чупров. С убийственным сарказмом ученый подверг критике основные положения указа 9 ноября 1906 года о выделении крестьян из общины. Он расценил этот документ как продукт бюрократического творчества питерских чиновников, обладавших смутными понятиями о глубинных пластах народной жизни, и как "чистейшую утопию".

Выступая за необходимость реформирования российского землепользования, за частную собственность на землю, Чупров и его ученики были против революционного, скороспелого разрушения общины, считая этот акт резким вызовом русскому народу, его традициям и исторически сложившимся устоям. Более того, Чупров предсказал, что реформа Столыпина через десять лет приведет к социальной революции. И ближайшее будущее подтвердило правоту ученого.
^ ОТ ФЕВРАЛЯ К ОКТЯБРЮ 1917 ГОДА И ДАЛЕЕ...

Февральская революция 1917 года внесла свежую струю в жизнь Шенкурского уезда. Его население реагировало на это событие, может быть, с некоторым опозданием по сравнению с крупными промышленными центрами, но эта реакция отразила глубинные процессы, происходившие в то время в недрах всего российского общества.

За сравнительно короткий срок в Шенкурске состоялись общеуездный съезд граждан (11-14 июня), первый съезд советов крестьянских депутатов (25 июня), были проведены выборы городских органов власти. В это же время сформировалась уездная организация эсеров во главе с Я.П. Леванидовым в составе 55 человек. Активно действовали кадеты, появились первые большевики.

Эти и другие события выявили ряд особенностей жизни уезда после февраля 1917 года.

Первая из них проявилась во всемерной поддержке основных лозунгов свершившейся в Петрограде революции. На всех упомянутых выше собраниях делегаты единодушно одобрили действия Временного правительства во всех его начинаниях: установлении в России демократической республики, продолжении войны до победного конца.

Вторая особенность обстановки характеризовалась стремлением быстрее изменить систему местного самоуправления. Характерным с этой точки зрения явились решения первого уездного Совещания представителей крестьянских обществ Шенкурского уезда, состоявшегося 25-26 марта 1917 года. Для разработки принципов уездного самоуправления совещание создало специальную комиссию в составе 12 человек. В нее вошли: Я.П. Леванидов, А.З. Осипов, П.Н. Плешанов, А.А. Суетин и др.

Было решено, что "общее управление делами уезда должно принадлежать собираемому не менее двух раз в год съезду представителей населения Шенкурского уезда, избираемому на основе всеобщих, равных, прямых выборов тайным голосованием" (в количестве одного представителя от 1000 человек населения).

Исполнительным органом уездного самоуправления объявлялась уездная народная управа из семи человек. Первым председателем управы стал директор Шенкурского коммерческого училища Яков Петрович Леванидов, членами - П.Г. Истомин, П.Н. Плешанов, А.Е. Исупов, А.З. Осипов, В.Г. Доильницын и П.Т. Ануфриев.

Инструкция определила, что "исключительному ведению органов самоуправления подлежат: продовольственное дело, уездная милиция и дело внешкольного образования". А один из членов народной управы должен исполнять обязанности начальника уездной милиции.

Первое общеуездное совещание объявило, что все старые органы власти прекращают деятельность и передают дела своим преемникам. Новые властные структуры, будучи порождением революции, являлись по своей форме и методам создания родственными российскому земству. Замечу, что в Архангельской губернии, в отличие от других территорий России, не было земства. Закон о земстве был распространен Временным правительством на северные губернии лишь весной 1917 года. Очевидно, шенкурские активисты хорошо знали земское законодательство, что помогло им быстро выработать формы органов самоуправления.

Третьей особенностью начавшегося процесса перемен явилось единение всех заметных в тот момент в уезде общественных и политических сил. Особенно ярко это проявилось в первый момент после начала революционных событий.

В состав общественного комитета, созданного для созыва первого совещания представителей крестьянства, входили члены правлений кооперативных обществ А.Е. Малахов, В.А. Табанин, от рабочих - В.И. Пескишев, от различных городских организаций - П.Н. Плешанов, П.Г. Истомин и ряд других.

Особым вниманием пользовались в те дни депутаты Государственной Думы, кадеты А.Е. Исупов и П.А. Леванидов. Они, как правило, председательствовали на совещаниях, неизменно избирались в их президиумы и в состав различных комитетов и комиссий. Это была естественная дань уважения первым российским парламентариям, с деятельностью которых связывалась в то время и сама революция.

Идея единения общества пронизывала и все резолюции совещаний и съездов, касающиеся деятельности кооперации, чиновничества, учителей и т.д. Их работа одобрялась постольку, поскольку они поддерживали Временное правительство, выполняли его распоряжения и служили "на благо дорогой нашей Родины".

Одним словом, в уезде, как и во всей стране, шли медовые дни революции.

Советизация уезда. Особое место в начавшихся переменах отводилось уездному совету. Вопрос о том, создавать или не создавать этот орган, не стоял, т.к. инициатива шла сверху: советы являлись главным проявлением творчества народа, основным детищем революции.

Поэтому уже 25 марта делегаты уездного совещания определили совету роль контролера над народной управой. В его состав избрали 12 человек (по одному от 10 тысяч человек населения).

Судя по документам, первые активисты тем не менее не вполне понимали подлинную роль советов. Неслучайно вопрос об их формировании, правах и обязанностях стал предметом пристального обсуждения на общеуездном съезде граждан(11-14 июня) и первом съезде советов крестьянских депутатов, состоявшемся 25 июня. [Author ID1: at Thu Feb 13 10:50:00 2003 ]

Съезд граждан высказался "за создание в Шенкурском уезде сельских, волостных и уездного советов крестьянских депутатов". А съезд советов крестьянских депутатов определил их роль следующим образом: "Советы крестьянских депутатов являются чисто политическими органами, содействующими повышению политического сознания крестьянских масс, выявлению взгляда крестьянства на вопросы текущего момента и на объединение крестьянства...". Резолюция по этому вопросу подчеркивала, что Советы должны "готовить крестьян к выборам в Учредительное собрание".

Съезд определил и ряд других важных моментов работы новых органов власти. В частности, предусматривалось, что в сельские советы должны избираться один депутат от ста жителей, в состав волостного исполкома - не менее пяти человек. А исполком уездного совета делегаты избрали из 9 человек, три из которых составили его постоянный президиум. Первыми председателями исполкома уездного совета поочередно были С.С. Костылев, А.В. Денисов и П.Т. Белавин.

Съезд прошел под влиянием шенкурской организации эсеров. Им руководили Я.П.Леванидов, Л.А.Исупова и И.Ф.Едемский. Неслучайно после обсуждения вопроса о политических партиях съезд принял постановление "решительно агитировать на местах среди населения за партию эсеров", поддерживать ее кандидатов во время выборов в Учредительное собрание.

В это же время возникли уездная продовольственная и земельная управы. В задачу последней, в частности, входило "собирание сведений о местных земельных порядках и земельных нуждах населения". До созыва Учредительного собрания этот орган должен был взять на себя "решение всех споров и недоразумений по земельным делам". В состав его вошли представители от народной управы, городской думы и от всех волостных земельных управ. В мае она начала свою работу. Земельную управу возглавил бывший депутат 4—й Государственной думы П.А. Леванидов.

Рождение земства. Важным событием в жизни уезда послефевральского периода явилось создание земства. Специальной телеграммой, полученной в Шенкурске 15 июля, губернский правительственный комиссар требовал "быстрее составить списки избирателей и ускорить выборы уездных гласных".

Выборы гласных состоялись 10 сентября. Этому событию предшествовала большая подготовительная работа: создание избирательных округов, выдвижение кандидатов, проходившее на сходах и собраниях крестьян. В специальном обращении к избирателям говорилось о том, что следует "...забыть все личные счеты и интересы, руководствоваться единым желанием избрать людей, достойных звания гласных, истинных защитников народных интересов".

Первые в истории уезда демократические выборы прошли при высокой явке избирателей. Из общего состава 46 гласных 34 были земледельцами, 6 — учителями и 6 — служащими. Среди гласных были П.А. Леванидов, Е.В. Едовин, М.Я. Едемский, П.Н. Плешанов и другие известные в уезде люди. Девять человек на первом же заседании были избраны губернскими гласными. Среди них оказались депутат Учредительного собрания А.А. Иванов, Я.П. Леванидов, будущий председатель первой губернской земской управы, а также А.И. Коржавин, Я.П. Проурзин, С.М. Булатов и др. Первым председателем уездной земской управы стал М.Я. Едемский.

Таким образом, можно считать, что к осени 1917 в Шенкурском уезде общественно-политическая ситуация стабилизировалась.

Во-первых, к этому времени сложилась существенно измененная система органов власти. В уезде действовали исполком уездного совета крестьянских депутатов, а также земская, земельная и продовольственные управы. Все они имели свои подразделения в волостях. Преодолевая трудности военного времени, продолжал свою деятельность союз смолокуренных артелей Важской области.

Во-вторых, несмотря на громоздкость новой системы власти, дублирование некоторых функций и определенные трения, порождаемые новизной дела, все эти органы находили приемлемые формы сотрудничества и взаимопонимание друг с другом.

Узнав о мятеже генерала Корнилова, уездные организации (съезд Советов, Временная земская управа, а также организации эсеров, женского социалистического союза и шенкурских рабочих) направили телеграмму Временному правительству, а также исполкомам совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В ней говорилось: "Получив тяжелую весть о предательском выступлении Корнилова, заявляем, что наша жизнь и все наше достояние в Вашем распоряжении для борьбы с изменниками свободы и родины".

О поисках путей к плодотворному сотрудничеству свидетельствовало создание в октябре 1917 года шенкурского социалистического клуба. В состав его учредителей входили эсеры Я.П. Леванидов, Л.А. Исупова, большевичка Р.А. Пластинина и др.

За короткий срок правление клуба провело несколько митингов и лекций, а также спектаклей, семейных вечеров с участием струнного оркестра ,сумело выписать десять газет, журнал, создать библиотеку.

Свои надежды общественность уезда связывала с работой Учредительного собрания. Во всех волостях тщательно обсуждался проект наказа депутатам Учредительного собрания. Посланцам губернии рекомендовалось: "поставить в первую очередь на обсуждение...вопросы о войне, о государственном управлении и о земле ...добиться скорейшего окончания кровавой бойни".

Выражая недовольство столыпинской реформой, сельские труженики настаивали на том, чтобы "все земли ...обратить в общенародное достояние и передать в пользование всех трудящихся без всякого выкупа", чтобы "право частной собственности на землю... отныне и навсегда" было отменено.

И, вдруг, как гром среди ясного неба, из Петрограда пришла весть об октябрьском вооруженном восстании.

^ ПОСЛЕ ОКТЯБРЯ 1917 ГОДА. 4-5 ноября (по ст. стилю) состоялся очередной уездный съезд Советов крестьянских депутатов. В повестке дня среди других стояли вопросы: о текущем моменте, о земстве, о выборах в Учредительное собрание и наказах его депутатам.

Самым острым был вопрос о текущем моменте. Делегаты обсудили резолюции, предложенные Я.П. Леванидовым и В.Г. Боговым.

Обе резолюции осуждали вооруженное выступление в Петрограде, считая, что "всякая попытка свержения насильственным путем правительства может вызвать гражданскую войну", нанести делу революции "непоправимый удар". В них утверждалось, что только Учредительное собрание и реформы могут остановить насилие.

Вместе с этим, резолюция Богового в некоторой мере пыталась оправдать "захват власти", считая, что к этому акту рабочих подготовили "дороговизна, безработица и развал промышленности".

Более решительный, бескомпромиссный характер носила резолюция, внесенная Леванидовым. Поскольку именно она была единогласно принята делегатами, приведу выдержку из нее: "Съезд..., с негодованием узнав о преступной попытке большевиков захватить власть за три недели до Учредительного собрания, о братоубийственной бойне, устроенной ими на улицах Петрограда..., призывает все крестьянство самыми решительными мерами бороться с кадетской и большевистской пропагандой, сомкнуться вокруг советов крестьянских депутатов и волостных земств для борьбы с заговорщиками против революции, как слева, так и справа. Полное доверие Совету Российской Республики и вождю народа Керенскому! С нетерпением ждем созыва свободно избранного Учредительного собрания, передачи всех земель в ведение земельных комитетов...".

Острая дискуссия разгорелась вокруг роли Советов и земств. Выступая по этому вопросу, председатель уездной земской управы Е. Едовин заметил: "задача советов быть зорким часовым на страже революции и завоеванных свобод. Фактически советы не подымались до высоты своего назначения, в настоящее время они по большей части существуют фиктивно, на бумаге". Он подчеркнул далее, что "после введения земства их роль следует считать сыгранной". В протоколе съезда отмечено, что "лишь при незначительном первесе голосов советы остались".

Председателем исполкома уездного Совета был избран В.Г. Боговой, а секретарем временно утверждена Р.А. Пластинина.

Ноябрьский съезд Советов завершил важный этап в развитии политической и общественной жизни уезда. Как уже отмечалось, он характеризовался более или менее цивилизованными средствами решения острых проблем, политические оппоненты не выходили за рамки правовых и этических норм.

На пороге, между тем, стоял 1918 год, начало которого ознаменовалось переходом полноты власти в руки Советов.

^ ВЛАСТЬ - СОВЕТАМ. 5 января 1918 года открылся 2-й уездный съезд Советов. 38 делегатов с решающим голосом представляли крестьянство 20 волостей. На съезде присутствовали также представители от земской, земельной и продовольственной уездных управ, демократического совещания и солдатских организаций.

Делегаты собрались в необычной обстановке. Несмотря на большое количество различных органов, в уезде в тот момент не было единого центра власти. Законными властными структурами можно было считать исполком уездного Совета и только что избранное уездное земское собрание. Предшествующий съезд Советов, состоявшийся в декабре, признал земские органы основными. Но суть проблемы состояла в том, что, несмотря на свою аморфность и слабость, исполком уездного Совета (за два месяца своей работы он собирался только один раз) формально получил широкие властные права. После Октября 1917 года Совнарком и Наркомат внутренних дел решительно потребовали замены всех старых органов власти Советами. Последние получили право распускать земства. "Никакого двоевластия на местах быть не должно", — предписывал один из циркуляров НКВД.

Директива о переходе полноты власти в руки Советов содержалась в официальном обращении В.И. Ленина от 6 ноября 1917 года. От имени Совнаркома он призвал трудящихся: "Ваши советы — отныне органы государственной власти, полномочные, решающие органы. Сплотитесь вокруг своих советов. Укрепите их".

Необычность обстановки состояла и в том, что два месяца назад, в ноябре 1917 года, этот же состав съезда единогласно осудил "вооруженную авантюру" в Петрограде. Было над чем подумать руководителям съезда.

Прежде чем рассказывать о ходе его работы, отмечу некоторые общие особенности становления советской власти в уезде, и в частности работы съездов Советов.

Во-первых, с января до августа 1918 года съезды проводились почти ежемесячно. Состав их делегатов, в зависимости от конкретной обстановки, колебался от 30-40 до 300 человек. Многие волости, как правило, направляли на съезды одних и тех же наиболее авторитетных лиц. В работе съездов принимали участие представители от многих уездных организаций.

Во-вторых, в течение 1917 года в Шенкурске появились члены всех основных политических партий России: кадеты, правые эсеры, большевики и левые эсеры. Ни одна из групп сторонников той или иной партии не смогла в это время создать свои уездные организации. Но каждая из них имела своих лидеров, активность которых проявлялась во время выборов тех или иных органов власти и в ходе работы различных совещаний и съездов. Так, например, А.Е. Исупов выдвигался кандидатом в депутаты в состав Учредительного собрания от партии кадетов. Правые эсеры во главе с Я.П.Леванидовым выступали по партийному списку уже летом 1917 года во время выборов в городскую думу. Деятельность руководителей левых эсеров И.В.Богового и Г.А.Иванова проявилась в конце 1917 года во время работы первых уездных съездов Советов. Влияние большевиков в жизни уезда стало сказываться в жизни города и уезда в начале 1918 года.

Достоверные сведения о партийном составе делегатского корпуса съездов советов сохранились лишь с весны 1918 года. В июне на 5-м съезде Советов объединенная группа "интернационалистов" из 63 делегатов насчитывала около 30 большевиков и сочувствующих им, 20 левых эсеров и нескольких беспартийных. На 6-м съезде, проходившем в июле 1918 года, около 25 делегатов из 150 зарегистрировались как большевики и сочувствующие им, до 50 — как левые эсеры, а остальные — как беспартийные. Можно предположить, что примерно такое же соотношение было характерным и для делегатов других съездов.

В-третьих, абсолютное большинство делегатов по социальному составу являлись крестьянами. Однако эта масса не была однородной. В первый момент среди делегатов преобладали люди, не служившие в армии, представители старших возрастов. И это накладывало свой отпечаток как на ход работы съездов, так и на характер их решений. Дело изменилось в 1918 году, когда среди посланцев волостей все больше появлялось бывших солдат, только что возвратившихся из армии. Молодые люди были решительно настроены против старых властей и крестьян-"тыловиков". Влияние солдатской массы с особой силой проявилось в работе 3-го и 4-го съездов Советов, решениями которых были введены чрезвычайные налоги на имущих, арестованы руководители правления союза смолокуренных артелей Важской области, реквизирована кооперативная типография.

Эта же особенность состава уездных съездов, как это будет показано ниже, роковым образом повлияла на решение вопроса о проведении мобилизации в Красную Армию и явилась одной из причин Шенкурского восстания летом 1918 года.

Но возвратимся к работе январского съезда Советов. Судя по воспоминаниям П.Н. Едемского, готовясь к этому событию, И. Боговой, В. Боговой, С. Попов и супруги Пластинины "провели большую работу для того, чтобы съехались сторонники советской власти".

Руководитель прежнего исполкома П.Т. Белавин, открывший съезд, оказался сразу же отодвинутым на задний план. Четыре вдохновителя подготовки съезда вошли в состав его президиума, а пост председателя съезда достался лидеру левых эсеров Г.А. Иванову.

Последний и взял, что называется, "быка за рога". Являясь докладчиком по первому в той обстановке наиболее существенному вопросу ( "текущий момент"), Иванов внес в конце своего сообщения проект резолюции, которая гласила: "Признать и всемерно поддерживать власть Советов Рабочих, Крестьянских и Солдатских депутатов с Исполнительным Комитетом под председательством Спиридоновой, где жизнь и ее политическое направление протекает в духе интернационалистов (левых с.-р. и большевиков)".

Вряд ли все делегаты поняли содержание этого довольно путаного документа. Но главная суть его состояла в признании власти Совнаркома, т.е. власти Советов на местах.

Состоялась жаркая дискуссия, в ходе которой выступили М.Я. Едемский, Я.П. Леванидов, Н.Н. Бабкин и Р.А. Пластинина.

В проекте резолюции политических оппонентов Иванова, внесенном Я. Леванидовым, предлагалось направить приветствие Учредительному собранию (уездный съезд происходил в день открытия его работы), а также заявить о том, чтобы "все органы власти...подчинились Учредительному собранию и избранному им правительству...Только сам народ всеобщим голосованием может выражать верховную власть...".

Сторонники советской власти одержали главную победу: резолюция Иванова получила 29 голосов. Только пять делегатов поддержали мнение лидера правых эсеров.

Решение принципиального вопроса о власти предопределило и всю остальную работу делегатов.

Съезд подверг резкой критике деятельность всех организаций, указал на необходимость немедленного переизбрания гласных земского собрания, а также продовольственной и земельной управ. Старым руководителям инкриминировалось две вины: непризнание власти Совнаркома и то, что их работа являлась "вредной для трудового народа".

Съезд упразднил должность уездного правительственного комиссара, которую с лета 1917 года занимал Я.П. Леванидов, а также - демократическое совещание. Делегаты возбудили вопрос об отзыве депутатов от Архангельской губернии в Учредительное собрание.

На альтернативной основе (обсуждались 8 кандидатур) председателем исполкома Совета съезд избрал левого эсера Г.А. Иванова, его заместителем — большевика С.К. Попова и секретарем — Р.А. Пластинину. Они получили соответственно 29, 21 и 32 голоса [Author ID1: at Fri Apr 23 07:55:00 2004 ].

Таким образом, январский съезд Советов 1918 года взял в свои руки полноту политической власти. Все прежние учреждения остались на своих местах, что неминуемо порождало двоевластие, чреватое непредсказуемыми последствиями. В целях окончательного решения вопроса о власти в уезде съезд принял решение "созвать полный крестьянский съезд". Для того чтобы облегчить созыв крестьян, руководители земской, земельной, продовольственной управ и союза смолокуренных артелей согласились приурочить к этому времени свои очередные конференции и совещания.

Оценивая работу съезда, один из его участников писал: "Съезд был бурный, из людей новых течений, каковые ныне господствуют у власти. Было затронуто громадное количество вопросов, переоценены все старые ценности...,жесткой критике подверглась деятельность земства, исполкома и многих других учреждений...Много в критике было правильным, нередко в ней чувствовалась жажда сильной и энергичной работы на пользу народу".

Автор статьи отмечал далее, что "излишняя политическая нетерпимость съезда к старым работникам может привести к устранению всего опытного состава от экономической и хозяйственной жизни и этим разрушить вконец экономику уезда". Он выражал надежду на то, что новый съезд "несколько сгладит недостаточное освещение местных вопросов" и направит усилия всех на решение экономических проблем. Эта надежда, к сожалению, не сбылась.

Решающую роль в становлении советской власти в Шенкурском уезде сыграл 3-й съезд Советов. Он состоялся 23-25 февраля 1918 года, в его работе приняли участие свыше 300 человек. В их числе - 105 крестьян, 69 солдат, 76 кооператоров. Крупными группами (по 21 человеку) были представлены земские и земельные органы.

К этому времени позиции сторонников советской власти заметно окрепли. И.В. Боговой только что возвратился из Петрограда, где состоялся 3-й Всероссийский съезд Советов. Решения последнего дали принципиальную установку о путях развития государственного строя России. В частности этот съезд, одобрив роспуск Учредительного собрания, объявил Россию Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Он определил права местных органов власти, их структуру, провозгласил классовый принцип формирования Советов: "Власть должна принадлежать целиком и исключительно трудящимся массам".

В порядке дня уездного съезда советов стояли важные вопросы: доклады о 3-м Всероссийском и 1-м губернском съездах Советов, об организации советской власти в уезде, о конфискации земель и продовольственном деле, о создании отряда Красной Армии в Шенкурске и ряд других. Уже в разгар работы съезда делегатам на закрытом заседании пришлось рассматривать вопрос о принятии условий Брестского мира.

Характер вопросов, ждавших своего разрешения, предопределил судьбу старых органов власти. После обсуждения доклада И.В. Богового о работе 3-го Всероссийского съезда Советов делегаты при двух против и двух воздержавшихся приняли резолюцию, в которой приветствовали советскую власть в лице ВЦИК Советов и Совнаркома "за энергичную политику в области разрешения в пользу трудящихся выдвинутых жизнью вопросов". Одобряя роспуск Учредительного собрания, резолюция содержала утверждение о том, что отныне в России "есть только одна власть — самих трудящихся в лице Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов".

Отметив, что в состав земства прошли "кулаки и богатеи", съезд решил "передать все функции земского самоуправления, продовольственного и земельного комитетов, городского самоуправления советам крестьянских и солдатских депутатов...Исполком разбивается на целый ряд отделов: земельный, продовольственный, народного образования, юридический и др.".

Решение вопроса о власти, ряда других важных проблем носило острый характер, а временами принимало драматичный оборот.

Первый конфликт возник в момент открытия съезда. В ответ на предложение президиума предоставить мандат с правом решающего голоса депутату Учредительного собрания М.Ф. Квятковскому раздались эмоциональные возгласы: "Не давать никакого голоса! Соглашателям нет места на съезде!". А лидер солдатской секции В. Боговой заявил: "Солдаты не желают слушать Квятковского!".

Бурными криками и свистом реагировали депутаты на предложение председателя земской управы Е. Едовина предоставить право решающего голоса всем гласным уездного земского собрания. Точно такая же реакция последовала в ответ на заявление председателя правления Союза смолокуренных артелей Важской области А.Е. Малахова дать кооператорам одно место в составе исполкома. В знак протеста Малахов с большой группой делегатов-кооператоров покинул съезд. В ответ уходившим неслись крики: "Вам не место здесь! Скатертью дорога!".

При решении ряда вопросов голосование не было единым, некоторые предложения президиума съезд отвергал большинством голосов. И тем не менее реакция депутатов свидетельствовала о "полевении" народных масс.

Наиболее ярким свидетельством этого явилось отношение к правому эсеру М. Квятковскому, получившему во время выборов в Учредительное собрание, т.е. за каких-то четыре месяца до этого съезда Советов, более 60 процентов голосов избирателей уезда. Более того, съезд Советов, состоявшийся в ноябре, единодушно призывал все население отдать свои голоса за партию эсеров.

В целом можно сказать, что 3-й уездный съезд закрепил победу власти Советов в уезде, ликвидировав все старые органы управления. В состав исполкома Совета был избран 21 человек, в том числе 15 крестьян, 5 солдат и 1 рабочий.

Для закрепления своего влияния в Шенкурске и уезде съезд при пяти голосах против и 22 -х воздержавшихся принял решение организовать в уездном центре отряд Красной Армии.

Важным событием в политической жизни уезда явился 4-й съезд Советов. Он происходил с 31 марта по 3 апреля 1918 года и стал своего рода завершающим звеном в становлении советской власти и в своеобразном самоутверждении леворадикального состава делегатов.

Руководителями съезда были уже достаточно известные всем люди: председательствовал Г.А. Иванов, а в состав президиума входили Р.А. Пластинина и В.Г. Боговой.

Можно выделить три особенности 4-го съезда.

Во-первых, делегаты попытались решить экономические проблемы. В повестке дня стояли конкретные вопросы: о распределении конфискованных земель, о налогах, о реквизиции мельниц и других предприятий.

Земельный вопрос в уезде продолжал оставаться сложным. Его не смогла решить столыпинская реформа. Страсти в основном разгорелись вокруг передела церковных земель, общего учета пахотных площадей и более справедливого их распределения.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Огненная межа. Архангельск. 1997 iconА. Марианис Ванга. Огненная Библия
М 26 Ванга. Огненная Библия / А. Марианис. — 2-е изд., доп и перераб. — М. Эксмо, 2010. — 320 с. — (Раскрытые тайны)

Огненная межа. Архангельск. 1997 iconДополнительного образования детей муниципального образования «город...
Архангельская область, г. Архангельск, Соломбальский территориальный округ, Банный переулок 1-й, д. 2; (основное здание)

Огненная межа. Архангельск. 1997 iconА. Марианис Ванга. Огненная библия. Все советы и пророчества
М 26 Ванга : Огненная Библия : все советы и пророчества / А. Марианис. — М. Эксмо, 2010. — 224 с. — (Практическая магия)

Огненная межа. Архангельск. 1997 iconПервенство России по международным шашкам среди старших юношей 1995-1997 гг р
Билирим Эркан-Ибрагим Башкортостан кмс 1997 22/2 8/0 19/2 4/0 11/0 18/1 6- 5 30 13

Огненная межа. Архангельск. 1997 iconДиссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002....
Упадышев Николай Васильевич. История исправительно-трудовых лагерей в Архангельской области, 1937 1953 гг. Диссертация канд исторических...

Огненная межа. Архангельск. 1997 iconКурс лекций москва издательство "юридическая литература" 1997
Атаманчук Г. В. Теория государственного управления. Kvpc лекций — М.: Юрид лит., 1997. — 400 с

Огненная межа. Архангельск. 1997 iconАвтор и ведущий программы "Тем временем" на канале «Культура»
Известия". Вел программы "Против течения" (1992-1993, ртр), "Хронограф" (Россия, 2002). Член Союза российских писателей (сентябрь...

Огненная межа. Архангельск. 1997 iconЗаочное путешествие по дорогам Великой Отечественной войны
...

Огненная межа. Архангельск. 1997 icon«Продлёнка» протокол
...

Огненная межа. Архангельск. 1997 iconГород Архангельск" "
Цель: Создать особый эмоциональный климат для формирования доверительных отношений детей и родителей



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница