Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1




Скачать 348.08 Kb.
НазваниеДиссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1
страница1/2
Дата публикации03.08.2013
Размер348.08 Kb.
ТипДиссертация
www.lit-yaz.ru > История > Диссертация
  1   2


Упадышев Николай Васильевич. История исправительно-трудовых лагерей в Архангельской области, 1937 - 1953 гг. : Диссертация ... канд. исторических наук : 07.00.02. - Архангельск, 2002.- 236 с.: ил. РГБ ОД, 61 02-7/595-1
Содержание

Введение

Глава I. Образование и функционирование исправительно-трудовых лагерей в 1937-1953 гг.

1. Образование и функционирование исправительно-трудовых лагерей в довоенный период 31

2. Исправительно-трудовые лагеря в годы Великой Отечественной войны 69

3. Функционирование исправительно-трудовых лагерей в послевоенный период 95
Глава II. Численность, динамика и состав заключенных исправительно-трудовых лагерей в 1937-1953 гг.

1. Численность и динамика лагерного контингента 117

^ 2. Состав заключенных исправительно-трудовых лагерей 148

Список использованных источников и литературы 182

Заключение 174

Приложения 201
Введение

Процесс преобразований, начавшийся в СССР во второй половине 80-х годов, с неизбежностью поставил вопрос о переосмыслении и более глубоком и объективном изучении советского исторического прошлого, в том числе проблем, связанных с политическими репрессиями, организацией и функционированием пенитенциарной системы государства, неотъемлемой составной частью которой являлись исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ). Повышение интереса к данной проблематике обусловлено как развитием гласности, так и появившейся возможностью работать с огромным пластом ранее недоступных архивных документов ОГПУ-НКВД-МВД СССР, позволяющих заполнить широкие лакуны в историческом прошлом советского государства и его карательной системы в частности.

Исследование истории Главного управления лагерей (ГУЛАГ) и региональных ИТЛ является весьма актуальным, т. к. это способствует более глубокому осмыслению механизма функционирования лагерной системы, ее места и роли в репрессивной и экономической политике государства, является непременным условием отказа от тоталитарного типа мышления, перехода к демократическому, гражданскому обществу и гарантией необратимости происходящих в стране демократических перемен. Следует отметить, что специальных исследований по истории исправительно-трудовых лагерей, действовавших на территории Архангельской области в 1937-1953-е годы, не проводилось, так как до недавнего времени, ввиду засекреченности, недоступной была источниковая база. Однако фрагментарно исследуемая тема нашла свое отражение, как в отечественной, так и в зарубежной литературе.

Отечественную историографию по указанным проблемам можно разделить на два принципиально различающихся, но в то же время взаимосвязанных периода. Первый включает в себя исследования советского периода, второй - историографию постсоветского времени. С зарождением советской пенитенциарной системы стали появляться труды, в которых авторы пытались теоретически обосновать основные подходы к формирующейся карательной политике государства и системе органов и учреждений исполнения наказания. В основе этих подходов лежал классовый принцип и идеологическая детерминированность.

В 1923 году вышла в свет работа С.В. Познышева «Основы пенитенциарной науки», в которой автор, обосновывая необходимость пенитенциарных учреждений, рассматривал их историю, основные виды и принципы организации.1 Классификация пенитенциарных учреждений дана также в книге М.М. Исаева «Основы пенитенциарной политики».2 Важное место в этот период занимают научные труды М.Н. Гернета.3 В работе «Преступность за границей и в СССР» автор, наряду с европейскими странами, анализирует динамику преступности в СССР и состав осужденных по различным показателям (виды преступлений, возраст, пол, классово-социальный состав и др.) за 1925-1928 годы.

Исключительность этого исследования состоит в том, что он явилась последней открытой публикацией, где дана подлинная статистика преступности в СССР. Совершенно прав В.П. Попов, утверждающий, что в дальнейшем, вплоть до конца 80-х, в опубликованных по данному вопросу материалах содержался «формальнологический анализ сводок и таблиц судебной статистики», который, из-за отсутствия в них действительных цифр, был не доказателен.4

1 Познышев СВ. Основы пенитенциарной науки. - М, 1923.

2 Исаев М.М. Основы пенитенциарной политики. - М.-Л, 1927.

3 Гернет М.П. Преступность за границей и в СССР.-М, 1931.

4 Попов В.П. Государственный террор в советской России. 1923-1953 гг. (источники и их интерпретация).
//Отечественные архивы. 1992. - № 2. - С. 20.


Репрессии 1937-1938 г.г. нашли свое отражение в многочисленных официальных статьях и брошюрах, вышедших в конце 30-х - начале 50-х годов, где авторы обосновывали их необходимость и политическую целесообразность.5

Следует отметить, что в самих пенитенциарных органах для внутреннего пользования выпускалась ведомственная литература, которая имела главным образом практическое назначение. Здесь освещались вопросы деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, в том числе исправительно-трудовых лагерей, их организационно-управленченская структура, функции, цели и задачи. Примером тому являются брошюры, подготовленные профессором Е.Г. Ширвиндтом по вопросам советского исправительно-трудового права и исправительно-трудовой политики и предназначенные для служебного пользования сотрудниками Главного Управления Лагерей (ГУЛАГ) и пенитенциарных учреждений.6

Со второй половины 50-х годов в отечественной историографии предпринимались попытки переосмыслить некоторые вопросы нашей истории, в том числе и карательную политику государства, проводимую в предыдущие десятилетия. Но прорыв в этом направлении сделать не удалось. Большинство публикаций не вышло за рамки официальной позиции, выработанной XX съездом КПСС, который, разоблачив культ личности Сталина, по существу персонализировал явление нашей истории, получившее в дальнейшем определение сталинизма, не позволив, тем самым вскрыть пороки самой политической системы. Репрессивная политика государства в целом оценивалась как объективная необходимость, призванная обеспечить нормальные условия для поступательного продвижения общества по пути строительства социализма.

5 См. Заковский Л. шпионов, диверсантов и вредителей уничтожим до конца. - М, 1937; Софинов П. Карающая рука советского народа. - М, 1942; Кубланов А. Разгром фашистской троцкистеко-бухаринской «пятой
колонны» в СССР. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. ист. наук.- Л., 1946.


6 Ширвиндт Е.Г. Основные принципы советского исправительно-трудового нрава и исправительно-трудовой
политики. Материалы к лекции. - M, 1956.


С конца 80-х годов начался современный этап отечественной историографии по проблемам политических репрессий и пенитенциарной системы в СССР. Первыми в этом ряду стали работы А. Ципко, Г. Попова, Ю. Афанасьева, Ю. Померанца, А. Бутенко, Д. Волкогонова, А. Орлова и др.7 В них впервые открыто разоблачался не только культ личности Сталина, но и была поставлена проблема о масштабах и механизме репрессий, сталинских лагерях, судьбах репрессированных.

При всех недостатках, фрагментарности и научной неравноценности множества публикаций по указанной тематике, появившихся на рубеже 80-х - 90-х годов, они, безусловно,8 сыграли важную роль в трансформации общественного сознания.

8 См.: Ципко А. Насилие лжи, или Как заблудился призрак. - М, 1990; Попов Г., Афанасьев Ю., Померанц Г. Мамин вопрос // Век XX и мир. - 1989. - № 3; Бутенко А. Откуда и куда идем. Взгляд философа на историю советского общества. Л, 1990; Волкогонов Д. Триумф и трагедия. Политический портрет И. Сталина. М, 1989. - Кн. I , 2; Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. //Огонек. - 1989. - № 48.

См.: Бакунин А.В. История советского тоталитаризма. - Екатеринбург, 1997; Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945-1991. - Новосибирск, 2000; Стецовский Ю. История советских репрессий. - М, 1997. -Т. 1,2.

Важнейшей особенностью нового этапа стало качественное изменение источниковой базы исследований. Сначала отрывочно, а с 1992- 1993 годов (в связи с расширением доступности ранее закрытых архивов) в большом количестве стали публиковаться научные труды, основанные на анализе архивных документов пенитенциарных органов и учреждений (ОГПУ-НКВД-МВД СССР) и их структурных подразделений. По своему содержанию, целям, методологии, подходам и направленности они неоднородны и неоднозначны.

Условно все работы и публикации по данной тематике можно разделить на две группы. Во-первых, это исторические труды, имеющие глобальный, фундаментальный характер, в центре внимания которых стоят проблемы советского тоталитаризма, государственного террора, массовых репрессий и их последствий. Другую группу представляют исследования по проблемам советской пенитенциарной системы, истории ГУЛАГа и его структурных подразделений.

К числу последних относится изданная в 1992 г. монография М.Г. Деткова, в которой анализируется деятельность мест заключения и организационно-управленченская структура ГУЛАГа в 30 - 50-е годы.9 В частности, дается негативная оценка работе аппаратов управлений исправительно-трудовых лагерей, которые отличались громоздкостью, нечеткостью и взаимным переплетением функций различных служб и отделов. При этом автор обоснованно указывает, что имеющаяся у лагерей самостоятельность в определении собственных управленческих структур давала им широкие возможности для приспособления к изменяющимся условиям и обстановке. Совершенно правильно он, в качестве основных организационно-структурных звеньев системы ГУЛАГА, выделяет исправительно-трудовые лагеря, районы, лагерные отделения, лагерные пункты, трудовые отряды и бригады. При анализе режима содержания осужденных делается вполне обоснованный вывод о том, что ведомственное регулирование режима приводило к ущемлению прав заключенных, к их физической и духовной деградации.

Одной из первых работ, где подробно, на конкретных материалах проанализирована история зарождения и функционирования лагерной системы 30-х годов стала публикация С. Кузьмина. В ней автор, определяя ГУЛАГ лишь как систему управления местами лишения свободы, подчеркивает, что в этом смысле «ГУЛАГ был, есть и будет независимо от того, кто станет управлять страной».10

9 Детков М.Г. Содержание карательной политики советского государства и ее реализация при исполнении уголовного наказания в виде лишения свободы в 30-50-е гг. - Домодедово, 1992.

10 Кузьмин С. Лагерники (ГУЛАГ без ретуши) - // Молодая гвардия. - 1993. - № 3-6.

Проблеме становления и эволюции лагерной экономики, а также использования подневольного труда осужденных посвящен ряд работ Г. M Ивановой.11 Заслугой автора является то, что она прослеживает эволюцию принудительного использования труда заключенных. Она правильно указывает, что широкое использование труда осужденных на строительстве народнохозяйственных объектов началось в 30-е годы и в последующие годы (вплоть до 1951 г.) объем работ, выполняемых лагерным контингентом, неуклонно возрастал. Делается также вполне обоснованный вывод о том, что лагерная экономика как целостный хозяйственный организм могла существовать только в условиях командно-административной системы, когда правительственные указы и партийные решения заменяли естественные хозяйственные связи и экономические законы.

Попытка анализа деятельности ГУЛАГа, уголовного и исправительно-трудового законодательства, регулировавшего использование труда заключенных, предпринята в книге Л.П. Рассказова и И.В. Упорова.12 В частности, они правильно отмечают, что накануне Великой Отечественной войны ГУЛАГ представлял собой огромный многопрофильный производственный комплекс, которому поручались самые сложные и трудоемкие задачи.

Важные сведения о строительстве Северо-Печорской железнодорожной магистрали (Коноша-Воркута), которая возводилась силами заключенных, в том числе и Северо-Двинского лагеря, дислоцированного на территории Архангельской области, содержатся в монографии Ю.Л. Дьякова13.

Ценные статистические данные, характеризующие производственную деятельность ГУЛАГа, приведены в статье С.Г. Эбеджанса и М.Я. Важнова14. Пороки лагерной системы хозяйствования вскрыты в исследовании С. Труса.15 Классификация заключенных в соответствии с их трудовым использованием, а также методика учета труда осужденных проанализированы в статье А.С. Наринского.16

Весьма полезной с точки зрения познания основных принципов лагерной жизни, подробностей быта заключенных является работа А. Хабарова.17 В ней также дается характеристика основных групп, на которые неформально делились заключенные в послевоенный период и показаны взаимоотношения между ними.

Заслуживает внимания научная работа, подготовленная В.А. Берлинских, в которой впервые комплексно исследуется история одного из лесозаготовительных лагерей Европейского Севера. Автор, используя обширный фактический и мемуарный материал, на примере конкретного лагеря
(Вятский ИТЛ) раскрывает механизм функционирования лагерной системы и убедительно доказывает, что она представляла собой заповедник рабства в СССР.18

11 Иванова Г.М. ГУЛАГ как социальный феномен советского общества // Социальные реформы в России: теория и практика. - М, 1995; Иванова Г.М. Лагерная экономика. // ГУЛАГ. Eго строители, обитатели и герои. Под ред. И.В, Добровольского. - М-СПб, 1998. - С. 28-40.

12 Рассказов Л.П., Упоров И.В. Использование и правовое регулирование труда осужденных в российской истории. - Краснодар, 1998.

13 Дьяков Ю.Л. Развитие транспортно-дорожной сети СССР в 1941-1945 гг. - М, 1997.

14 Эбеджанс С.Г., Важнов М.Я. Производственный феномен ГУЛАГа // Вопросы истории. -1994. - № 6.

15 ТрусЛ.С. Введение в лагерную экономику. //Эко.- 1990. - № 5.

16 Наринский А.С. Учет на стройках ГУЛАГа // Бухгалтерский учет. - 1992. - № 11.

17 Хабаров А. Тюрьма и зона: от звонка до звонка, между законом и совестью. Факты и документы. - М, 1997.

18 Бердинских В.А. Вятлаг. - Киров, 1998.

Тема политических репрессий, деятельности карательных органов и пенитенциарных учреждений советского государства активно исследуется зарубежными историками, в том числе бывшими нашими соотечественниками.19 Именно им принадлежал приоритет в постановке и осмыслении указанных проблем в советский период.

Характерной чертой исследований зарубежных авторов является ярко выраженная обличительная направленность. Первым исследовательским трудом на Западе, посвященным советской лагерной системе, стала работа Б.А. Яковлева.20 Достоинством книги является описание географического и административного расположения и производственной деятельности исправительно-трудовых лагерей. Для современной зарубежной историографии характерным является осмысление воспоминаний бывших заключенных; в-третьих, анализа некоторых опубликованных в конце тридцатых годов советских статистических данных по развитию народного хозяйства, где, по мнению автора, были неувязки и которые давали пищу для размышлений; в-четвертых, различного рода слухов и рассказов из информированных кругов. Этими же данными оперирует в своих работах известный советолог С. Коэн.

М. Геллер и А. Некрич, считают, что Р. Конквест необоснованно исключает из числа жертв сталинского террора обычных уголовников, так как, по их мнению, среди них было большое число детей репрессированных 24 Такой подход вряд ли является правильным, потому что вычленить детей репрессированных из общей массы уголовников сложно, а включать их всех в число пострадавших от государственного террора нельзя, так как большинство из них таковыми не были.

О. Шатуновская, входившая в хрущевский период в состав Комитета партийного контроля при ЦК КПСС и Комиссии по расследованию убийства С. М. Кирова и политических судебных процессов 30-х годов, указывает на документ, который якобы поступил из КГБ, где говорится о том, что в период с 1 января 1935 г. по 22 июня 1941 г. было арестовано 19 840 000 человек, из которых 7 миллионов были расстреляны.25

По расчетам В. Чаликовой в 1937-1950 годах в лагерях СССР находилось 8-12 миллионов человек.26

Следует отметить, что, несмотря на некоторые расхождения в цифрах и различия в методике определения численности жертв сталинских репрессий, все вышеуказанные исследования имеют много общего. Их авторы в своих одсчетах руководствуются, главным образом, предположениями, домыслами, проблемы репрессий, истории советских карательных органов пенитенциарной системы с учетом изменений, происшедших в последнее время в источниковой базе, и на основе анализа новых, ранее недоступных архивных документов.21

19 См.: Арон Р. Демократия и тоталитаризм. - М, 1993; Геллер М., Некрич А. Утопия у власти: история Советского Союза с 1917 г. до наших дней. - В 3-х кн. - Пер. с англ. - М, 1995; Конквест Р. Большой террор. - 1991. Т.1, 2.; Максудов М. Потери населения СССР в 1918-1958 гг. // СССР: внутренние противоречия. - Вып. 11. - Нью-Йорк, 1984. - С. 156-242 и др.

20 Яковлев Б. Концентрационные лагери СССР. - Лондон, 1983.

21 См.: Stalinist terror: New perspectives Edited by Y. Arch Qetty and Roberta T. Manninq. - Cambridqe Universaty, 1993; Стефан Куртуа, Николай Верт, Жан-Луи Панне, Анджей Пачковский, Карел Бартошек, Жан-Луи Марголсн Черная книга коммунизма. Преступления. Террор. Репрессии. - Перев. с фр. - М, 2001.

22 Конквест Р. Большой террор. - Рига, 1991. - Т. 2. - С. 364-368.

23 Коэн С. Бухарин: политическая биография. 1888 -1938. - М., 1988. - С. 407.

24 Геллер M., Некрич А. Утопия у власти.- M., 1995. - Кн. 1. - С. 326.

25 Шатуновская О. Фальсификация //Аргументы и факты. -1990. - № 22.

26 Чаликова B.A. Архивный юноша // Нева. -1988. -№ 10. - С. 158.

Одной из центральных проблем, которой в западных исследованиях всегда, а в отечественной историографии в последнее десятилетие уделялось наибольшее внимание и посвящена значительная часть публикаций, является вопрос о численности жертв репрессий и количестве осужденных, содержавшихся в сталинский период в местах лишения свободы, в том числе в исправительно-трудовых лагерях. Данная проблема многогранна и включает в себя ряд других, более конкретных, но взаимосвязанных вопросов, по которым ни в отечественной, ни в зарубежной историографии нет единого подхода и единой точки зрения. Именно по ним в 1990-е годы развернулась наиболее острая дискуссия, в которою оказались вовлеченными многие исследователи.

По оценкам Р. Конквеста 22 в тюрьмах и лагерях на январь 1937 года находилось около 5 миллионов человек. За период между январем 1937 и декабрем 1938 года было арестовано около 7 миллионов. Итого получается около 12 миллионов, из которых, за указанный период, было расстреляно около 1 миллиона и умерло около 2 миллионов. Таким образом, на конец 1938 года в заключении находились около 9 миллионов человек, из них около 1 миллиона - в тюрьмах и около 8 миллионов — в лагерях. Следует отметить, что методика, по которой автор производил свои расчеты, вызывает сомнения в истинности полученных данных, так как он определял численность заключенных в лагерях, исходя из: во-первых, анализа ряда цифр по использованию рабочей силы, которую ГУЛАГ рассчитывал иметь в 1941 году (эти цифры, как указывает автор, даны в секретном разделе государственного плана развития народного хозяйства СССР на 1941 г.); во-вторых, свидетельствами, мемуарными воспоминаниями и разрозненными данными, не основанными на архивных источниках.

Вместе с тем, с конца 80-х годов в отечественной историографии по проблеме численности жертв государственного террора и количества осужденных появляются исследования, в которых, сначала отрывочно, а затем все в большем объеме, используются архивные материалы, основу которых составляют статистические данные ОГПУ-НКВД-МВД СССР. В числе первых были опубликованы работы А.Н. Дугина, А.Я. Малыгина, В.В. Цаплина и другие, в которых использовались ранее недоступные архивные материалы, раскрывающие статистику репрессированных и осужденных за годы Советской власти.27

Но наиболее плодотворно в этом направлении работает В.Н. Земсков, который в последнее десятилетие опубликовал значительное число работ, содержащих в себе огромный объем статистических данных ОГПУ-НКВД-МВД ССССР, которые дают представление о масштабах репрессий и численности заключенных (в том числе лагерных) в СССР.28

В своих исследованиях эта группа авторов, опираясь на архивные документы, доказывает, что все ранее опубликованные материалы, в которых число жертв репрессий измерялось десятками миллионов человек, не соответствуют действительности и в несколько раз завышены. Заслуга этих историков состоит также в том, что они ввели в научный оборот целый пласт новых источников, что заметно активизировало исследовать иной проблемы.

27 Дугин А.Н. ГУЛАГ; глазами историка // Союз. - 1990. - № 9.;

Дугин А.Н. Сталинизм: легенды и факты // Слово. -1990. - № 7;

Дугин А.Н. Говорят архивы: неизвестные страницы ГУЛАГа //Социально-политические науки. - 1990. - № 7;

Дугин А.Н. Малыгин А.Я. Солженицын,Рыбаков:технология лжи //Военно-исторический журнал. - 1991. - № 7;

Цаплин В.В. Статистика жертв сталинизма в 30-е гг. // Вопросы истории. - 1989. - № 4;

Цаплин В.В. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х годов // Вопросы истории. - 1991. - № 4-5.

28 Земсков В.Н. «Архипелаг ГУЛАГ»: глазами писателя и статистика // Аргументы и факты. -1989. - № 45;

Земсков В.Н. Об учете спецконтингента НКВД во всесоюзных переписях населения 1937 и 1939 гг. // Социологические исследования. - 1991. - № 2;Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологичсский аспект). //Социологические исследования. - 1991. - № 6, 7; Земсков В.Н. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные. (Статистико-географический аспект) // История СССР. - 1991. -№ 5;

Земсков В.Н. ГУЛАГ, где ковалась победа. //Родина. - 1991. - №№ 6-7;Земсков В.Н. К вопросу о масштабах репрессий в СССР // Социологические исследования. - 1995. - № 9;Земсков В.Н. Заключенные в 1930-е годы: соииально-демографические проблемы //Отечественная история. - 1997. - № 4;Земсков В., Нохотович Д. Данные о числе осужденных по 58-й статье //Аргументы и факты. - 1990. - № 5.

Однако появление этих работ вызвало острую полемику, в центре которой оказался вопрос о достоверности и подлинности рассекреченной ведомственной статистики репрессивных органов, прежде всего сводной отчетности ГУЛАГа. Ряд исследователей поставили под сомнение достоверность указанной статистики, считая ее ненадежной и даже фальшивой 29. Другая группа историков30 (в том числе автор диссертации) придерживается противоположной точки зрения, считая содержащиеся в ведомственной статистике ОГПУ-НКВД-МВД данные о масштабах репрессий и численности осужденных наиболее обоснованными и правдивыми.

Современную отечественную историографию по исследуемой проблематике невозможно представить без работ и публикаций региональных исследователей. Достаточно активно тема репрессий, ГУЛАГа, исправительно-трудовых лагерей, спецконтингента разрабатывается на Дальнем Востоке, Европейском Севере, в Сибири, где присутствие ГУЛАГа было наиболее заметным явлением.

На Архангельском Севере, как и по всей стране, к данной теме исследователи стали обращаться с конца 80-х годов. В 1989 г. в Архангельске и на Соловках прошла межреспубликанская научно-практическая конференция «Десталинизация сознания: проблемы и перспективы», на которой впервые открыто и откровенно говорилось о репрессиях и деятельности исправительно-трудовых лагерей на Севере страны 32.

29 См.: Максудов С. О публикациях в журнале «Соцнс». //Социологические исследования. - 1995. - № 9; Гвоздкова Л.И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. - Кемерово, 1997 и др.

30 См.: Поляков Ю.А. Воздействие государства на демографические процессы в СССР (1920 - 1930-е годы). //Вопросы истории. - 1995. - № 3; Жиромская В.Б., Киселев И.Н., Полчков Ю.А. Полвека под грифом «секретной. * M, 1996; Экономика ГУЛАГа и ее роль в развитии страны. 1930-с годы. - М, 1998; ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960. - М, 2000 и др.

31 См.: Лаптев Г.Н. К вопросу о роли ГУЛАГа в социально-экономическом развитии Ввроиейского Севера РСФСР. //Европейский Север: история и современность. Тезисы докладов Всероссийской научной конференции. - Петрозаводск, 1990; 1991; Морозов Н.А., Рогачев М.Б. ГУЛАГ в Коми АССР (20-50-е гг.). // Отечественная история. - 1995. - № 2; Кириллов В.М. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала (1920-1950 годы). - Нижний Тагил, 1996; Гвоздкова Л.И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. -Кемерово, 1997; Папков С.А. Сталинский террор в Сибири. 1928-1941 гг. - Новосибирск, 1997; Мить А.А. Численность и состав заключенных Сибирского исправительно-трудового лагеря. 1942-1960 гг. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. - Кемерово, 1997; Иванов В.А. Механизм массовых репрессий в Советской России в конце 20-х - 40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). Авторсф. дисс. на соиск. уч. степ. докт. ист. наук. – С.-Пб, 1998 и др.

32 Десталинизация сознания; проблемы и перспективы. Тезясы докладов межреспубликанской научно-практической конференции 12-17 июля 1989 г. - Архангельск, 1989.

В 1992 г. был издан сборник материалов научно-практической конференции «ГУЛАГ на Севере и его последствия», на которой обсуждались вопросы репрессий и раскулачивания в Северном крае, польских поселений и спецпереселенцев. Здесь же опубликованы воспоминания очевидцев - бывших спецпереселенцев. Истории Вайгачской экспедиции, где использовался принудительный труд заключенных, посвящена статья архангельского краеведа В.А. Митина, который был в числе первопроходцев, исследующих проблему ГУЛАГа на Европейском Севере.33

Одной из первых работ, раскрывающей борьбу против произвола советского тоталитарного режима, стала монография Ю.Ф. Лукина, в которой автор тщательно анализирует антисталинское сопротивление и протест не только внутри самой партии, но и со стороны различных слоев общества.34

В 1998 г. вышла в свет книга «Северодвинск. Испытание на прочность», в которой помещена отдельная глава, посвященная гулаговской странице истории города. Авторы, опираясь на местные архивные материалы н воспоминания очевидцев, убедительно раскрывают причины и последствия передачи в 1938 г. строительства Архангельского судостроительного завода (завода № 402) вновь организованному лагерю. В частности, краевед Л. Шмигельский делает вполне обоснованный вывод о том, что планировавшегося повышения темпов строительства после передачи его в систему ГУЛАГа не получилось. В указанной главе показана также жизнь и быт заключенных, прослеживается судьба некоторых руководителей строительства.35

В качестве одного из аспектов исследуемой темы диссертации М.Б. Валовой36 анализируется производственная деятельность Ягринского ИТЛ.

33 ГУЛАГ на Севере и его последствия (по материалам научно-практической конференции и воспоминаниям очевидцев. - Архангельск, 1992.

34 Лукин Ю.Ф. Из истории сопротивления тоталитаризму в СССР (20 - 80-е годы). - М, 1992. JS Северодвинск. Испытание на прочность. Очерки, воспоминания, исследования. - Северодвинск, 1998.

36 Валовая М.Б. Предпосылки и особенности развития военного кораблестроения на Европейском Севере России в 1920 -1950-е годы. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. - Архангельск, 2001.

Проблеме лагерной колонизации Северного края в 30-е годы и ее последствиям посвящен один из параграфов исследования СИ. Шубина «Северный край в истории России. Проблемы региональной и национальной политики в 1920-1930-е годы». В нем подробно анализируется тяжелое положение спецпереселенцев, высланных в Северный край в начале 30-х годов. Автор совершенно правильно отмечает, что со второй половины 1937 года на Север последовал новый поток «колонизаторов» - заключенных, значительную часть которых составляли жертвы массовых репрессий 1937-1938 г.г. В работе также справедливо указывается, что в конце 30-х годов наш регион выходит на первые места по численности лагерного населения.37

Но, на наш взгляд, этот вывод требует уточнений и некоторых пояснений. Во-первых, в январе 1937 г. по численности заключенных Северный край уступал не трем регионам (Ленинградской, Московской и Челябинской областям), как и указано в тексте, а четырем - еще и Восточно-Сибирскому краю. Во-вторых, называя эти данные, необходимо делать оговорку, что здесь имеются в виду лишь заключенные, содержавшиеся в исправительно-трудовых учреждениях, подведомственных территориальным органам ГУЛАГа. Но нельзя забывать, что во многих регионах страны, наряду с ними, существовали исправительно-трудовые лагеря и другие структуры, подчинявшиеся непосредственно ГУЛАГу. В 1939 г. на территории Архангельской области дислоцировались 5 таких ИТЛ (Архангельский, Каргопольский, Кулойский, Онежский и Ягринский), а также Котласский пересыльно-перевалочный пункт, в которых в щей сложности отбывали срок наказания более 90 тысяч осужденных, и именно они составили в то время основную часть «колонизаторов» в нашем регионе. 38

Важной, актуальной и, несомненно, перспективной представляется постановка В.И. Голдиным проблемы о роли и месте российских спецслужб в системе государственных и властных отношений советского общества 39. Автор, определяя концептуально содержание проблемы, в частности отмечает, что такие государственные структуры, как ОГПУ-НКВД-КГБ в СССР «превратились в сложнейший симбиоз (включавший в себя политический контроль и сыск, репрессивно-карательные органы, разведывательные и контрразведывательные подразделения, войска различного предназначения) подчинявшийся и ответственный только узкому кругу партийно-государственных функционеров.

Опираясь на материалы опубликованных работ и воспоминания очевидцев, попытку воссоздать историю Котласского пересыльного пункта и лагеря предприняла А. Смолина. В частности, она приводит убедительные факты ужасного положения, в которых содержались заключенные.41

37 Шубин С.И. Северный край в истории России. Проблемы региональной и национальной политики в 1920-1930-е годы. - Архангельск, 2000.

38 Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960: Справочник: О-во «Мемориал», ГАРФ. Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н.Г. Охотина, А.Б. Рогинского. - М, 1998. - С. 533-536.

39 См. Приложение № 7.

40 Голдин В.И. Спецслужбы: тайная история России и международных отношений в XX веке: поиски концептуального видения. //XII Ломоносовские чтения: Сборник научных трудов. - Архангельск, 2000. 40 Смолина А. Котласлаг/Котлас: очерки истории. - Архангельск, 2001.

41 Смолина А. Котласлаг/Котлас: очерки истории. - Архангельск, 2001.

Историографический обзор позволяет сделать вывод о том, что на сегодняшний день история ГУЛАГа и исправительно-трудовых лагерей, действовавших в стране и на территории Архангельской области, изучена слабо и находится лишь в начальной стадии исследования. На данный момент имеются лишь отрывочные сведения о некоторых лагерях, их месторасположении и деятельности. Нет ни одной работы где бы в комплексе раскрывались вопросы организации и функционирования как отдельных исправительно-трудовых лагерей, так и всей ее сети, разбросанной по территории Архангельской Севера. Отсутствуют данные о численности лагерного контингента, динамике его движения по годам, трудовом использовании заключенных, условиях их режима и быта.

Практически нет анализа и характеристики состава лагерного населения по видам преступлений, по срокам осуждения, национальности, по полу и возрасту. Слабо освещена производственная деятельность лагерей, не показана их роль в социально-экономическом развитии региона. Вне поля зрения исследователей остается изучение субкультуры заключенных и ее влияния на окружающую социальную среду. Не выявлены общие и специфические черты функционирования лагерей, расположенных на территории области.
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1 iconМанифест революции в бизнесе
Переводчики: канд экон наук Ю. Е. Благов, канд экон наук Д. Л. Волков, канд экон наук В. С. Катькало, канд экон наук Т. Н. Клемина,...

Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1 iconОбщеобразовательная программа дошкольного образования Авторский коллектив
Н., канд пед наук, Дякина А. А., доктор филол наук, Евтушенко И. Н., канд пед наук, Каменская В. Г., доктор псих наук, Кузьмишина...

Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1 iconОбразовательная программа дошкольного образования Москва «Просвещение»
Т. И. Ерофеева, канд пед наук; В. Г. Каменская, доктор псих наук; Т. Л. Кузьмишина, канд псих наук; М. Ю. Парамонова; О. Н. Сомкова,...

Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1 iconКанд психол наук Бабаева Ю. Д., докт психол наук, проф. Богоявленская...
Мелик-Пашаев А. А., докт психол наук, член-корр. Рао проф. Панов В. И., канд психол наук Ушаков Д. В., докт психол наук, проф. Холодная...

Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1 iconКультурно-языковые контакты
Л. П. Бондаренко, канд филол наук, профессор; Л. Е. Корнилова, старший преподаватель; Н. С. Морева, канд филол наук, профессор, М....

Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1 iconТихоходки (Tardigrada) Окско-Волжского междуречья
Тинокодки (Tardigrada) Окско-Волжского междуречья [Электронный ресурс]: Дис канд. 5иол наук : 03. 0 16. М.: Ргб, 2 00 3 (Из фондов...

Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1 iconСтроительные нормы и правила административные и бытовые здания
Р (канд мед наук Т. М. Шаровар), вцнииот вцспс (канд мед наук Л. П. Королева), цнииэп учебных зданий Госкомархитектуры (канд архит....

Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1 iconУкраин ы градостроительств о планировкаизастройк а городскихисельски Х поселени й
С. Н. Проценко; канд мед наук Л. И. Литвинова; канд с-х наук Я. Л. Садовенко, Ю. В. Авдеев, Н. А. Байбакова, Р. И. Бесшейко, А. М....

Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1 iconУтверждены Постановлением Госстроя СССР от 30 декабря 1987 г. N 313...
Р (канд мед наук Т. М. Шаровар), вцнииот вцспс (канд мед наук Л. П. Королева), цнииэп учебных зданий Госкомархитектуры (канд архит....

Диссертация канд исторических наук : 07. 00. 02. Архангельск, 2002. 236 с.: ил. Ргб од, 61 02-7/595-1 iconГосударственные строительные нормы украины
Оао киевзнииэп (канд техн наук Поляков Г. П., Москалева Э. М.), Института технической теплофизики нан украины (докт техн наук Круковский...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница