История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек




Скачать 499.35 Kb.
НазваниеИстория хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек
страница1/5
Дата публикации16.06.2013
Размер499.35 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5
ИСТОРИЯ ХОТИНСКОЙ ВОЙНЫ, ПРОИСХОДИВШЕЙ ВО ВРЕМЕНА ТУРЕЦКОГО СУЛТАНА ОСМАНА, КОГДА АРМЯНСКИМ КАТОЛИКОСОМ В СВЯТОМ ЭЧМИАДЗИНЕ БЫЛ МЕЛХИСЕДЕК

Предисловие к истории Хотинской войны, которая велась во времена благочестивого и боговенчанного короля илахов, то есть поляков, Зикмунда Третьего, и была начата нечестивым и своевольным султаном турецким по имени Осман Младший. Изложено неким неразумным и отсталым Иоаннесом по просьбе отца его, благолюбивого дьякона Тер-Акопа, во славу братьев-единоверцев

Искусство повествования складывается из трех качеств — умения познавать мыслью, видеть глазами и слышать ушами.

Итак, о почтенный отец, наиболее значительное из трех указанных [качеств] — познание, ибо познающая душа предсказывает подобно пророку. [Пророки же] отнюдь не нуждались в писаниях, но обладали святым духом, наделенным понятливостью, который запечатлевал в их сердце любую мысль, так что устным словом и на различных языках, которым они ни у кого не учились, они повествовали о сущем и несущем. И Павел соответственно пишет, что «он поставил одних апостолами, других пророками, иных Евангелистами» (Ефес. 4, 11), но не все удостоились этой благодати; или, как он повторяет в последующих словах, не все будут пророками и толковниками, но лишь наделенные свыше, почему и божье следовало приложить к божьему во славу его.

Второе же и третье [качества] не столь совершенны, они мельче, чем первое. Но тот же самый дух делит многочисленные дары между всеми; многие из наших предков, вооружившись им, отдались различным призваниям, соответственно полученному от господа, как свидетельствует апостол: «Одному дается Духом слово мудрости; другому слово знания, тем же Духом» (I Коринф. 12, 8). Одни пожелали добродетели, другие отдались философии, многие познакомились с грамматикой и обращением звезд, часть же взялась за летописи и исторические сочинения, так что и поныне отдается этому призванию. [Исторические знания] становятся возможными благодаря длительному труду и взаимной помощи, ибо тленное тело давит на мысль, [отягощенную] многими заботами, и мы с трудом различаем то, что благодаря третьему качеству (Речь идет, очевидно, об умении "слышать ушами", о чем говорится в самом начале.) находится у наших ног.

Я же не только лишен лучших и великих способностей, но мысль моего исстрадавшегося естества не насыщается даже наиболее скудными и общеизвестными [знаниями]. Но твое, Тер-Акоп, постоянное желание, настоятельное повеление и страх перед тобой — воспитателем — обратили меня к добродетели и заставили, путем перевода с чужого языка на наш, описать боевые победы польского короля. Ты заставил [263] предать забвению мирские занятия, которые с давних пор внушают мне отвращение своими соблазнительными иллюзиями, и покорный труд, таким образом, я предпочел смиренному молчанию.

После поисков я нашел сочинение почтенного мужа, который, будучи очевидцем всех [этих событий], последовательно и подобающим образом, на чужом языке кратко изложил историю соответственно происходившему 1. Моему замыслу послужили также данные, которые исходят от многих лиц, поведавших об этих славных делах, известных немного и мне.

Итак, презрев умственную немощь, мы попытаемся представить и изложить задуманное, уповая на Иисуса, чтобы место и время позволили завершить эту ничтожную книгу, облегчено было начало малодушного согласия [взвалить на себя] это бремя и [представилась возможность] неуклонно идти по пути истины, приведя в соответствие сочинения чужих племен, хоть и нелегко будет собрать воедино мое бесполезное творение.

У меня нет желания выявить собственную смелость и пышность [слога] или добиться чьего-либо одобрения, но я стремлюсь превзойти использованные сочинения, как и обещано было ранее. И в ответ на твое почетное повеление я молчаливо и с сыновней покорностью принимаю твое пожелание и буду писать в соответствии со строгим заветом; без промедления, начну с того места, откуда начать положено.

^ ГЛАВА I

О тирании народа исмаильского и о намерениях султана Османа напасть, пренебрегая данной клятвой, на страну илахов

Итак, варварское племя сарацин, после того, как Сара изгнала служанку свою Агарь, рассеялось повсюду, захватывая все направо и налево, согласно сказанному в писании, и подчинило себе значительную часть вселенной и многочисленные народы, превратив их в данников.

[Сарацины заняли] Великую и Малую [страну] Араратскую, древний Вавилон и передний Египет, Дамаск и Палестину, Грузию и Албанию 2 и многие другие страны, и [эти деяния] ослабляют ныне дух мой. И, в особенности, [покорили] целиком государство греков, [преодолели] великую смелость непобедимых цезарей византийских, совершенно уничтожили надежду христианских народов на усиление, опоганили души, обратив их в гибельную веру беснующегося обманщика Магомета, одних — предательскими обещаниями, других — различными угрозами, почему и осуществилось в отношении нас предсказание пророка, оплакивающего Израиль: «Наследники пришли в наследие Твое; осквернили святый храм Твой» (Псал. 78, 1) и так далее.

Но к чему мне тянуть повествование о многими изложенных событиях? Полагаю, что у всех имеются совершенные описания, сделанные предками, которые донесли до нас правдивую [картину прошлого] и лишь [описание] настоящего вменили нам в обязанность. Потому-то мне, ничтожному, пришлось коротко рассказать о настоящем. Я опишу не добродетель язычников, но [подвиги] отцов, уверовавших в свое могущество, и поражение могучих, ибо злонравное племя исмаильское продолжает грабить мир и, покорив вселенную, подобно дикому зверю и с дерзкой ненасытностью, постоянно огрызается.

Один из них стал девятнадцатым султаном в столице Константинополе. Был он коварен и заносчив, малолетний и небольшого роста. Предшественники провозгласили султаном его — Османа, сына Ахмеда, [264] внука Магомета. Таким образом, исполнилось предсказанное в песнях мудреца, оплакивающего город с царем-младенцем.

Много горя и бедствий познал из-за него мир, ибо [несчастья] возрастали не только соответственно завещанному его предками, но и сам он, следуя их нравам и деяниям, был противником мирной жизни людей. Таким образом, «не может... дерево худое приносить плоды добрые» и «дерево познается по плоду» (Матф. 7, 18 и 12, 33).

На третьем году царствования в сердце его проснулась недобрая мысль, он стал постоянно думать о нападении на почитающую бога страну илахов, которых зовут сарматами. По происхождению они далматы, вероисповедания римского, проживают на западе, соседствуют с немцами и мадьярами, богданийцами 3 и русскими, зовущимися московитами. Это злое намерение укоренилось в бесчестной душе султана, он дерзко замыслил недостижимое и невозможное, задумал овладеть польским государством, покорить всех жителей и нарушить тем самым клятвенное соглашение о мире, которое издавна существовало между [обоими правителями].

Таким образом, завершение дела привело к гибели души его, в соответствии с сказанным некиим философом: «Если кто выйдет за пределы родины, ужалят его ядовитые змеи». Если я завершу обещанное, то опишу его мученическую смерть по возвращении после войны.

Но ныне отступим [от желания] нашего повелителя и заказчика и будем излагать весьма кратко, дабы обилие событий не сковывало рассказ.

Племена агарян, которые представляются рожденными служанкой,
Ныне устремляются к воздушным вершинам, хотя и живут они, словно в пропасти.
Но Нерсес, духовный отец, внушил надежду нашим думам,
Что могущественные далматы отомстят магометанам 4.
Один из этих презренных, зовущийся по примеру предков Османом,
Восседая на ромейском престоле, правил многими странами.
Стремящиеся ввысь мысли мучили его как демоны,
Он рвался подобно волку, чтобы овладеть чужой славой.
Зарился на наши края, [стремился] уничтожить сарматское племя,
Пока яростью, подобной реке, не направил волны в свою же душу.
И я всем сердцем стремлюсь, чтобы божественный дух — надежда праведников —
Осветил мой путь и я бы выполнил обещанное! (Первые девять строф — славословие богу — в переводе опущены.)

ГЛАВА II

Об угрожающем послании Османа Младенца и покорном ответе короля илахов, то есть поляков

Считая от спасителя исполнился 1621 год, а по счислению, которое принято у гайканского народа — яфетидов и ведется в соответствии с пятьюстами — 1070, а от тирании арабов, прежнего Магомета и Халирда — 980 5.

В те времена [турки] распространились по всем четырем странам [света], а вышеупомянутый Осман заносчиво и дерзко правил народами и племенами. Возгордившись благодаря подобной пышности, он стал кичливым, пожелал и от других иметь наследника, дабы всяческими способами овладеть оставшимися странами. Посему он отправляет [265] грамоту к христолюбивому и славному королю илахов Зикмунду Третьему. [В этой грамоте] он с языческой яростью, вопреки закону и царским обычаям, угрожал следующим образом:

«Милостью единого бога и помощью пророка моего Осман, император всех турок, царь над царями и князь над князьями, могучий и высокий происхождением и родом, отпрыск корня первого Османа, повелитель и господин всех народов — евреев, арабов, эфиопов, македонян, армян Междуречья, киликийцев, хананеев, амореев, палестинян, халдеев и многих других. Да будет незыблемой и твердой вера мусульманская, которая явилась бессмертным стражем могилы Магомета, рассеяла и совратила христиан, сокрушила и уничтожила целые племена врагов — могучие и ужасные!

Ныне говорю я тебе, Зикмунду, королю илахов, и всем, кто под тобой, что мы узнали о вашей вражде и бесчеловечности, [направленных] против нас, и весьма разгневались. Будьте готовы, ибо я пойду на вас, и страну, в которой вы проживаете, предам огню. Я разрушу ваши церкви, разобью пресловутый деревянный крест, на шею вашим священникам надену ярмо, сделаю их пленниками моего народа, так, как это удалось моим предкам по отношению к остальным христианам. И тогда посмотрю — как вам удастся вырваться из моих рук, если вы мне не покоритесь!»

И добавил еще много иных непотребных слов. Узнав об этом, разумнейший король Зикмунд весьма удивился наглости этого мужа и направил ему покорный ответ, ибо, согласно поучению отцов, недобрые замыслы рассеиваются перед покорностью. И сделал это не из страха перед неверными, но потому, что был справедлив и богобоязнен и мудростью стремился сокрушить гнусный замысел гордеца, предотвратить бесконечное пролитие крови невинных людей. И ответил он следующим образом:

«О Осман, самодержавный и могущественный султан! Недостойно великих и великодушных людей писать друг другу отвратные слова. Как с высоты своего положения ты решился написать столь непотребное и наглое и тебя не достойное? Знай же — с тебя достаточно и тех многих народов, которых ты имеешь под своей властью. Остерегайся открыто выражать свое недовольство и знай, что мы не боимся твоих пустых угроз и лишь не желаем ради преходящего нарушить завещанные нам клятвы отцов наших, держим их непреклонно и поныне. Таким же образом и ты выбери достойное тебя. Если же не согласен, можешь не медлить с задуманным. Но то, что найдешь у нас, восприми без печали. Мы же более не повинны в нарушении вашего покоя. Пусть за вашу кровь отвечает ваша же голова!». (Вставка Саргиса Дпира: "Здесь следовали 12 строф стихотворной истории")

^ ГЛАВА III

О том, как Осман подготовил все свое войско и подошел к реке Дунай

Когда Осман — второй Навуходоносор — прочел мудрый ответ короля илахов, он разозлился пуще прежнего, призвал к себе сановников и князей, начальников и правителей провинций, военачальников и дворцовых стражников 6 и заявил им в ярости: «Идите и спешно подготовьте мне все вооружение, ибо я намерен пойти на непокорных жителей страны илахов и стереть с лица земли все их войско!». [266]

Услышав это, один из советников, прозываемый муфтием, выступил вперед прежде других и сказал с великим страхом: «Здравие тебе, о величайший и непобедимый султан! Слуга твой осмеливается сказать несколько слов перед тобой, государем. Почему твое не знающее нужды величество стремится к смуте и бесполезной гибели наших и чужих людей? Неужели не достаточны покорные и служащие тебе народы и племена?» Он с мольбой произносил и другие слова. Но из сказанного этим человеком султан ничего не усвоил, с суровым видом порицал его и сказал: «Вон отсюда, сумасшедший старик, и не смей больше показываться мне на глаза! В противном случае закую тебя в кандалы и ты не вылезешь из них до самой смерти!» И тот отправился полный горечи, опороченный султаном, после чего никто не осмеливался выступить с подобным напоминанием.

Затем султан отправил своих многочисленных стражников и слуг во все концы вселенной — своей огромной страны — к отдаленным войскам своим, дабы они оповестили о следующем: «Да будет известно всем подданным, покорным моей власти, что царство мое пожелало, чтобы вы все быстро и без возражения направились в столицу Константинополь».

И в эти дни вокруг султана собрались бесчисленные толпы, не только тысячники и правители провинций, вместе с конницей, но и простолюдины, горожане и крестьяне, которые нахлынули подобно урагану или стаям птиц.

И видя, что воля его исполнилась, Осман приказал отворить казну и арсеналы и подготовить снаряжение, оружие и щиты, [приказал выделить] многих верблюдов и буйволов, чтобы нести страшное оружие — пушки и ружья, бесчисленные сокровища — золото и серебро, пищу и питье. Кто бы мог описать множество войска неверных!

И с большой армией, без страха на лице, он подошел к великой реке, которая зовется Дунай.

Я не желаю затягивать повествование, чтобы рассказать о том, какие мосты были переброшены через дороги и воды, и лишь уповаю на прекрасное знакомство [с предметом] знатоков, ибо лишние слова противны ушам.

ГЛАВА IV

О том, как польский полководец отправился в Хотин

Когда благочестивый султан Зикмунд увидел, что беззаконный Осман не изменил своего поведения, но подобно гадюкам и аспидам близок к тому, чтобы своим смертоносным ядом отравить невинных, на тридцать четвертом году своего царствования (что составляет 1071 год, считая со времени первого царства Польского), он собрал многочисленных, рассеянных повсюду христиан, владетельных и именитых, начальников и правителей провинций, духовенство и мирян, повелителей и подчиненных, собрал их в царственном городе Варшаве и приказал принести письмо Османа и прочесть его во всеуслышание. Король начал успокаивающие речи, [которые нашли отклик] в сердцах князей, воодушевлял их, говоря:

«О, любезные и верные мне правители илахов! Эти события заставляют вспомнить ассирийского царя Синахериба, который некогда писал Езекии и, понося живого бога, обещал обвязать иерусалимские стены веревкой и стащить в Вавилон.

И вы, славные сыны царства и наследники родины, вспомните ныне величайшую славу деяний предков ваших, [вспомните] сколько [267] мужества и смелости проявили они, сколько побед одержали над внешними и внутренними врагами, будь то крижаки 7 или шведы, сарацины или «стрелки» 8. Память о предках жива вечно. Так и вы, как родные их дети, следуйте их доброму пути, вооружитесь именем бога и не бойтесь толп язычников, ибо в глазах господа все они как капля в ведре или мельчайшая гирька. Ни один смертный, [даже] уповающий на могущество божье, не в силах сделать что-либо против его выбора, не говоря уж о вероломцах и преступивших заповедь божью. Господь же восстает против нечестивых и воздает покорным».

Когда многочисленные воины услышали это, подняли шум и сказали: «Здравие тебе, непобедимый король! Каждый из нас готов умереть за имя христово, ради защиты родины нашей и святой церкви. И не нуждаемся в помощи других народов или королей, пока раз или два не испытаем могущества варваров.

Итак, если будет на то твоя высокая королевская воля, мы прежде отправим нашего великого князя, гетмана Литовского, по имени Каруль Ходкевич, дабы он, придя к богданийским границам, прежде чем подойдут войска неверных турок, подготовил нам место в соответствии с военными требованиями».

Ходкевич был муж умелый, могучий словом и делом, высокого роста и приятной внешности, преисполненный мудрости и наделенный от бога. С младенчества, на протяжении пятидесяти лет, он упражнялся в мужестве в Московии и Германии, Фландрии и Венгрии. Своей смелостью он одержал многие победы и всем наносил поражения.

И поскольку и королем и всеми присутствующими это было воспринято благосклонно, ему тотчас же пожаловали звание гетмана и назначили полководцем единоверной страны Польской. Ему дали полк всадников — тридцать тысяч, и он без промедления прибыл в город Хотин, в стране олахов 9, 10 июля, во вторник. Там, на берегу реки, которая зовется Нистр 10, он нашел подходящее место.

И вот он с большим умением располагает войско на высокой и недоступной площадке, подобно тому, как говорится в притче господа: «копал, углубился и положил основание на камне; почему, когда случилось наводнение и вода наперла на этот дом, то не могла поколебать его, потому что он основан был на камне» (Лук. 6, 48).

Войско же он расположил таким образом, что крепость Хотин стала главою лагеря, то есть «табора» или «обоза». Ходкевич со своими храбрецами обосновался в крепости и некоторое количество дней ожидал прихода своего короля и господина.

  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек iconЗагадка ребус
Когда папа был в лагере, с ним случилась такая история. Лагерь был в двухэтажном здании. На втором этаже был балкон. И вот как-то...

История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек iconКонкурсе такая одинаковая и такая непохожая история одной семьи в...
На тот момент, когда началась война семья Утёмовых находилась в Новокузнецке. Их дом был рядом с железной дорогой. Жили они в двухэтажном...

История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек iconТиппельскирх История Второй мировой войны. Блицкриг «История Второй...
Второй мировой войны. Этот капитальный труд увидел свет в 1954 году и до сих пор не потерял актуальности. Данная книга представляет...

История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек iconАнастасия Гавриловна Лисовская; Alexandra Lisowska (польск.)); ок....
Роксола́на (Анастасия Гавриловна Лисовская; Alexandra Lisowska (польск.)); ок. 1506 — 18 апреля 1558) — известная славянка, наложница,...

История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек iconМеррик
Кто-нибудь из вас помнит меня в те времена, когда я был Главой Ордена Таламаска, Ордена исследователей паранормальных явлений, чьим...

История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек iconВстреча с воинами-афганцами классный руководитель 9 кл. С. П. Товменко 2013 год
Родину. А настоящие мужчины обязаны заботиться о чести своей армии, а через нее – и чести Отечества. Примером мужества и героизма...

История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек icon-
История пророков 5 (Пророк Мухаммад Мустафа 2). Перевод с турецкого. – М.: Ооо «Издательская группа «сад», 2009. – 616 стр., 2-е...

История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек iconПрограмма «Времена года»
Первым шагом познания мира всегда был вопрос. Если смотреть наокружающие нас вещи с любопытством, с желанием узнать о них больше,...

История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек iconСочинение по теме: История о боевом пути моего прадедушки
До начала войны он работал в школе учителем физики. В декабре 1941 года Виктор Симкин был призван рядовым в сапёрную роту. Вскоре...

История хотинской войны, происходившей во времена турецкого султана османа, когда армянским католикосом в святом эчмиадзине был мелхиседек iconВсеобщая история
Абас пошел ему на встречу с армянским воинством, предал мечу все неприятельское войско, и самого Бера, схватив, привел живого в Карс,...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница