История первой булгарской империи




НазваниеИстория первой булгарской империи
страница1/21
Дата публикации15.06.2013
Размер3.49 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21



СТИВЕН РАНСИМАН


ИСТОРИЯ ПЕРВОЙ БУЛГАРСКОЙ
ИМПЕРИИ

Перевод с английсского В.С. Мирзаянова

Принстон, США

2012 год

ПРЕДИСЛОВИЕ
На Балаканах воспоминания живут долго. Столетия турецкого правления прошли как одна ночь и предыдущие века сохранили все живые страсти вчерашнего дня. На землях, где нации вечно накладывались друг на друга и где границы редко были естественными и никогда не оставались постоянными, дух соперничества и связанна с ней горечь неминуемо проникали в международные отношения и в записи о них в далеком прошлом. Балканские историки неизбежно стали жертвой этого духа. Несмотря на все слишком разумного в той поддержке, которая любезно история приносит в их страну, они не могут удержаться от обеспечения доброты, от окрашивания истории в цвета, которые предпочтительны для них. Это достаточно естественная, но ошибочная политика. Она не только часто по существу поражает ее конечные пункты –когда славянские писатели в унисон выливают потоки презрения на Восточную Римскую империю, потому что она была, главным образом, греческой, совершенно забывая, что умалять своих врагов является менее эффективным путем своего возвеличивания –но она также давно вышла из употребления для достижения целей зарубежом. В Западной Европе, где национальное соперничество является намного менее острым и где наука освободилась от патриотизма, слова балканских историков более не носят их убежденность.

Достойно сожаления, что имется много интересных отрывков в Балканской истории и достаточно важных, заслуживающих их записи. Однако весьма малое их количество было удовлетворительно записано. В Восточной Европе было слишком много страсти; в то же время как Западная Европа адаптировал взгляд, который утверждает, что в Восточной Европе ничего существенного не случилось до возникновения так называемого восточного вопроса в восемнадцатом веке. Таким образом Первая Булгарская Империя оставалась в качестве смутного и малоизвестного периода, само название которой слышится как сюрприз для большинства западноевропейцев. Тем не менее ее история заслуживает внимания, как по ее значимости в истории Европы, так и по ее качествам и с целью изучения великих людей, коими были ее правители. Именно в надежде привлечь внимание на это я написал эту книгу. Следуя правилу, что не дело историка вмешиваться в современную политику, я ограничил себя историей Первой Булгарской Империи и не более. Однако, если ее история вызовет интерес и симпатию к стране, которая является ее современной наследницей, я был бы весьма удовлетворен; поскольку возможный результат будет находиться, полагаю, в пределах законных устремлений историка.

Первая Булгарская Империя представляет одну большую изначальную трудность для историков. Ее историю мы знаем почти исключительно из внешних источников. За исключением ценных, но скудно датированного списка ранних монархов, нескольких агиографических записей и нескольких надписей, в основном, недавно открытых, мы владеем лишь сведениями, оставленными нам летописцами Восточой Римской Империи, наряду со случайной информацией из Западной Европы. Я остановлюсь более полно об оригинальных источниках в другом месте; однако, все время необходимо помнить, что имеют место неизбежные пробелы в нашей информации, в частности, относительно к внутренней истории и истории границ на стороне, далекой от от цивилизованного мира. Такое вопиющее отсутствие сведений является превосходной площадкой для шовинистов, где их фантазия может разыграться весьма буйно; однако для серьезного историка такой факт является очень обескураживающим, заставляя его продвигаться боязливо или признаться в невежестве, что является для него наиболее чувствительным ударом по его репутации. Возможно, что появятся новые сведения, когда будут найдены новые надписи; однако это сдерживает историка еще больше; он никогда не может надеяться сказать последнее слово по ранней истории булгар.

Последовательно мало историков попыталось иметь дело с Первой Империей в целом. В Западной Европе она нашла место для одной или двух глав в историях, имеющих дело с общей историей Балкан или Булгарии; и наиболее важной из них является работа Jireček, C., Geschichte der Bulgaren, которая уже явно устарела. Другие работы имеют малую ценность. В Англии, однако, имеется также глава, читаемая, но по необходимости поверхностная, в книге Cambridge Medieval History, том IV. Лишь в книгах, имеющих дело с различными периодами истории Константинполя, где ранняя Булгария получила концентрированное внимание со стороны западных историков, но лишь кусками. Однако некоторые из этих работ имеют большое значение, как, например, труд Бури History of the Eastern Roman Empire, 802-67 (его книга Later Roman Empire, 395-800 была написана давно, чтобы ее использовать сегодня), труд Рембо Empire Grec au X Siecle и превосходная монография Шлумбергера об императорах позднего македонского периода. Труды Кирилла и Мефодия дали толчок возникновению обилия литературы, в основном, связанной с Булгарией и с различными религиозными предрассудками. Наиболее умеренной из этих книг является восхитительная книга Дворника Les Slaves, Byzantce et Rome. Вдобавок, такие авторы как Buri, Jireček, Marquart и другие написали статьи и монографии на различные темы, касающиеся истории Булгарии; я цитирую их в моей библиографии и там, где они уместны, в моих примечаниях. Я сам в моей книге Emperor Romanus Lecapenus дал детализированное описание последних войн Симеона.

Тем не менее только тогда, когда мы пришли к славянским авторам, то нашли надлежащий интерес, проявленный по отношению к ранней булгарской истории. В течение некоторого времени русские историки, такие как Палаузов, Дринов, Голубинский, Успенский и Василевский, написали о различных аспектах и периодах ранней булгарской истории и провели раскопки, в результате которых открыли надписи весьма ценного значения. В последние годы сами булгары приступили к изучению своей истории. В частности, я должен упомянуть об Иванове, книге которого по богомилской литературе я весьма обязан и о наиболее важным из всех историков по ранней Булгарии профессоре Златарском. Златарский кроме написания многих полезных коротких статей и монографий по этому периоду, является единственным историком, который попытался создать полную историю указанного периода; его великолепная история своей страны в двух толстых томах охватывает период до Первой Империи. Она является трудом, наполненным познаниями и мастерством изложения и абсолютно необходимым для каждого исследователя ранней булгарской истории. Я имел смелость не соглашаться с профессором Златарским по различным пунктам оценок и интерпретаций событий; однако его работы вместе с личной помощью, которую он оказал мне, поставили меня в положение обязанного ему, за что трудно даже адекватно быть признательным. ( Автор здесь останавливается о трудностях передачи имен и местностей на английском, что я, естественно, опускаю – В.М.).

Я во всем тексте провожу различие между названиями булгар и булгарин. Под первым названием я имею в виду расу гуннских захватчиков, которые образовали ядро Булгарии, а под вторым – позднюю нацию, составленной из сплава булгар и славян. Термины империя, император и имперский, все относятся к Восточной Римской Империи, обманчиво известной как Византия. Современному миру эта империя была просто империей и император был Басилеусом, который правил в Константинополе; и Востоку, во всяком случае, ситуация не изменилась из-за появления соперничающих императоров в Германии.

Я даю краткое обсуждение оригинальных источников в приложении I; и в конце книги добавил полный обьем библиографии.

В заключение я хотел бы сердечно поблагодарить моих булгарских друзей, которые оказали мне большую помощь не только во время моих посещений Булгарии, но и также предоставлением мне соответствующих карт. Единственно о чем сожалею, это то, что я не был в состоянии лично посетить превосходные примеры старой булгарской архитектуры в Преспе и Очриде, находящихся ныне под владением Югославии. Я хочу также поблагодарить мисс Р.Ф. Форбс за помощь в работе с корректурой.


СОДЕРЖАНИЕ

^ СТР.
КНИГА I ДЕТИ ГУННОВ 5

Глава I Пять сыновей хана Кубрата 5

Глава II Варвары на Балканах 17
КНИГА II ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ ЕВРОПЫ 30
Глава I Череп императора 30

Глава II Экскурсия на Запад 45

Глава III Аукцион душ 65
^ КНИГА III ДВА ОРЛА 82
Глава I Император булгар и римлян 82

Глава II Люди бога и люди крови 113

Глава III Конец империи 132
Эпилог 151
ПРИЛОЖЕНИЯ 155
I Оригинальные источники по истории ранней Булгарии 155

II Список булгарских принцев 160

III Ернах и Ирник 164

IV Христианство среди славян до девятого века

V Булгарские титулы 166

VI Великая ограда Тракии 169

VII Успешные кампании Льва Армянина 170

VIII Маламир и Пресиам 171

IX Кириллица и глаголица 172

X Проект Симеона по имперской женитьбе 173

XI Мир 927 года и титул Петра 175

XII Хронология булгарских войн императора

Никифора Фокаса 176

Библиография 178

Карта Первой Булгарской Империи 189

Глава I
Пять сыновей короля Кубрата

Во времена, когда Константин был императором Византии, на берегах Азовского моря жил король по имени Кубрат. После своей смерти он оставил пятерых сыновей, завещав им жить в согласии. Однако, братья скоро поссорились, как это часто случается с принцами, разделив наследство между собой, уходя каждый по своей дороге и уводя с собой свою часть людей. Старший сын Баян, остался там, где родился. Второй брат Кутрак, пересек Дон по направлению на север и жил на дальнем берегу. Четвертый брат пошел далеко на запад и, перейдя через Дунай, пришел в Панонию, где он попал под покровителсьтво аваров. Младший брат пошел еще дальше, закончив свои дни в Пентаполисе Равенны. Однако, третий брат по имени Аспарух пересек Днепр и Днестр и осел на берегах нижнего Дуная.

Здесь он жил до тех пор, пока император Константин, недовольный пристуствием этих варваров на границе своей империи, решил их вовсе искоренить. Имперские армии прошли к Дунаю и вторглись в дикие края, где орды Аспаруха в ужасе прятались за своими укреплениями. Однако, ноги императора были изнеженными и заболели. Он решил отойти и дать им отдохнуть в своем городе Мезембрии. Шпионы варваров были начеку. По его отбытию, варвары вышли из-за укреплений и бросились в атаку. Имперские войска оказались без своего вождя. Их император сбежал, подумали они, и поэтому им также надо бежать. Следуя по их пятам, варвары перешли Дунай в провинцию Моезия. Эти земли понравились Аспаруху и его народу. Они были победоносными и император не смог им сопротивлятсья. Так они остались здесь, где их потомки живут и по сей день.

За исключением духа легенды, эта история, написанная греческими летописцами1, является правдивым описанием вступления булгар в Булгарию. Однако, это было не в первый раз, когда империя сталкивалась с булгарскими племенами. Королевство Кубрата, по-старому названию Великая Булгария (хотя и величие его было установлено лишь в последнее время), имеет прошлое, известное, в частности, историкам Константинополя.

Гунны и их бурный натиск на всю Европу составляет историю, которая так часто повторяется. Однако, откуда они пришли и куда они делись, кануло в неизвестность. Некоторые думают, что они были хиун-ну, народ, который был страхом Китая. Однако, готы, которые знали их лучше, думают по-другому. Они говорили, о злых колдунах, которые изгнали короля Филимора готов из его скифского королевства, который смешался при своих блужданиях со злыми духами степи и от этого родились гунны1. Их уход, также, как приход, окутан завесой тумана. Не так давно по Европе прошла волна милитаризма и ужасающее происхождение стало предметом хвастовства каждой воинственной нации; всеми ими Аттила был гордо назван двоюродным братом, если совсем еще не дедом. Из всех претензий булгарские наиболее оправданы; кровь Проклятия Бога ныне течет в долинах Балкан, разбавленной временем и пастушескими славянами.

В то время, как проходили гунны, империя все еще была единственным цивилизованным государством в Европе и поэтому мы должны обратиться к имперским авторам, чтобы получить о них информацию. Они не могут рассказать нам многого. Степи были беспокойны и весьма загадочны и не могли делать события ясными. Тем не менее, возникают некоторые факты. После смерти Аттилы его империя разрушилась. Его народ, который был, вероятно, лишь конгломератом родственных племен, что он сплавил вместе, теперь вновь разделился в эти племена и каждое из них пошел своим путем. Одно из этих племен стало известным скоро как булгары.

Это было в 482 году, тридцать лет спустя после смерти Аттилы, когда впервые булгары появились под своим именем. Император Зенон, воюющий против двух Теодерихов и их готов, нашел, что необходимо позвать на помощь булгар, племя, проживающее, по-видимому, к северо-востоку от Дуная2. Случай научил булгар тому, что империя может послужить для некоторого использования. В последующие несколько лет они предприняли несколько успешных вторжений на Балканы, в частности, в 493, 499 и 502 годах3. Они также проникли в карьеру великого Теодериха. В 504 году они были союзниками гепидов против него4. В 505 году, когда вождь разбойников по имени Мундо (родственник Аттилы, но некоторые говорят, что он был гетом, а другие – гепидом) был атакован в Маргуме (на слиянии Моравы и Дуная) «греками» (имперскими войсками), Питция, генерал Теодериха, пришел к нему на помощь. Греки позвали булгар воевать за них и булгары тогда понесли свое первое поражение5.

В 514 году мятежный Виталиан нанял булгар на помощь к себе в своей попытке захватить власть у императора Анастасия6. В 535 году они вторглись в Мисию. В 538 году огромное количество булгар под руководством двух королей вторглись на Балканы, одержав там победу, захватили в плен многих имперских генералов, включая крещеного гунна по имени Акум1. В следующем году Мундо вовсе возник известной личностью. Он теперь правил в Сирмиуме и поскольку его старый покровитель Теодерих умер, он обратился за покровительством к императору Юстиниану. Он оказался полезным вассалом, нанеся поражение булгарским рейдерам так эффективно, что больше ни один гунн не отваживался пересекать Дунай2. И таким образом на время мы больше не слышим о булгарах.

В действительности, булгары, о которых мы до сих пор слышали, были народом небольшого значения, скитающимся, предательским отпрыском великих народов, который располагался за ними к востоку. Это замечание относится к историкам великих народов во времена Юстиниана, когда мир на время был в добром порядке.

Согласно Прокопию, в областях к востоку от Азовского моря и севернее Кавказа однажды жил народ гуннов или киммерийцев. Король этих гуннов имел двух сыновей, Кутургура и Утургура. После его смерти они разделили народ и Кутургур отправился завоевать новые земли. Он добился успеха в этом засчет тетраксайтских (кавказских) готов Таманьского полуострова, крымских готов и других племен, живущих вдоль северного берега Черного моря и его народ сделал из этих земель базу, из которой они вторгались в страны, лежащие за ее пределами. Утургур, однако, остался на своей старой земле3. Одноименные принцы, вероятно, были рождены в упрощающем мозгу Прокопия, однако определенно в шестом веке существовали два близко родственных гуннских племени, булгарская ветвь гуннов4, расположенная по обеим сторонам Азовского моря, котригуры – к западу и утигуры – к востоку. Дипломаты в Константинополе вынуждены были держать их под наблюдением.

Было также и несколько гуннских племен, живущих в степях, с которыми имела дело империя. Были сабиры, чей правитель, буйная вдова по имени Боа, искала союза с императором5, были ултизуры и бургунды, близкие родственники котригуров и утигуров, о которых Аагатиас упоминает по поводу их разрушения6; были сарагури, уроги и оногури, жертвы роста власти сабиров1. Тем не менее, с возможным исключением только одни котригуры и утигуры пользовались грозной властью и эффективной организацией.

В 528 году король крымских гуннов по имени Грод (Феофан первратил его в благозвучное Гордас и Иоанн Антиохский сделал из имени даже более сладкозвучное Гордиан), который прибыл в Константинополь принимать христианскую религию. Его крымские гунны были, по-видимому, киммерийскими гуннами Прокопия, иначе говоря, котригурами, которые осели на крымских землях готов, которые сами были людьми христианской веры. Грод был определенно обладателем некоторой власти. Его помощи уже искал император для защиты иберийцев против персов. Однако, имперские дипломаты переиграли сами себя и это раннее крещение было явной ошибкой. Когда Грод возвратился домой с намерением разрушить идолы своих людей из серебра и электрума (сплав золота с серебром), его народ возразил против этого и убил его, поставив на трон его брата Мугела. Мугел предпочел оставаться язычником2.

Между тем власть котригуров росла в силе. Тетраксайтские готы, побежденные котригурами, перешли под покровительство утигуров. Они были православными христианами и в 548 году они отправили в Константинополь просьбу назначить им нового епископа, в действительности, с целью дать знать о тревожных сигналах в степях3. Их сигналы были оправданы. В 551 году двенадцать тысяч котригуров под руководством своего вождя Чиниалуса, по подстрекательству гепидов, вторглись и опустошили Балканы. Император Юстиниан, помня об информации от тетраксайтов, поспешно направил посольство и подарки к Сандлиху, хану утигуров с просьбой атаковать котригуров с тыла. Сандлих с восторгом принял просьбу и сделал свое дело очень тщательно. Так, Юстиниан с помощью искуссной византийской дипломатии сказал котригурам об атаке на их дома и дал им денег для отступления и даже предложил им поискать обиталище в пределах своих владений, если они при возвращении найдут себя вытесненными. Котригуры тревожно отступили и вскоре после этого две тысячи из них под вождем по имени Синнион, который однажды служил у Белизариуса, пришли обратно в империю и были расселены в Тракии. Сандлих, которому надоела переменчивая политика императора, направил длинный протест – в словах, через послов, поскольку гунны не умели писать. Однако, Юстиниан проигнорировал эти жалобы и просто продолжил отправлять утигурам ежегодные платежи4. Была короткая передышка. Однако котригуры были неисправимы. В 558 году под руководством своего короля Забергана они пришли вновь и даже еще с большей силой. Их армии разделились на три части. Одна вторглась в полуостровную Грецию, одна атаковала тракийский Херсонес и другая, самая большая, под руководством самого Забергана, проделала свой путь через Длинные Стены до самого пригорода Константинополя. Император был в ужасе и был вызван старый Белизариус для спасения империи. Его стратегия была успешной и котригуры были обыграны и сбиты с толку: в то время как их первая армия была задержана защитой Термоплая и их вторая армия была побита племянником императора Германусом на подступах Херсонеса. Между тем император вновь обратился к утигурам. Опасаясь, что они недоверчивы после своего первого опыта с союзом с империей, он говорил им, что котригуры унесли деньги, предназначенные для них на этот год. Он может их возвратить сам, но предпочитает испытать их дружбу, давая возможность это сделать им самим. Сандлих был впечатлен этими аргументами и хотел, естественно, получить деньги назад. Так, котригуры и утигуры энергично начали межусобную борьбу, что поддерживала их полностью занятыми до тех пор, пока не появился на сцене новый фактор и бесцеремонно не утихомирил обе стороны1.

В первые годы шестого века народ, известный среди держав Дальнего Востока как жен-жен или жуан-жуан, господствовал над обитателями Туркестана. Со временем тюркам надоел этот гнет и в последующих конвульсиях жен-жен отправился для поиска новых миров, чтобы их завоевать на Западе. Здесь они получили новое имя и как авары они играли свою ужасную роль в истории2. Гунны степей находились как раз на их пути. Однако, ничего не могло противостоять аварам и Кандиху, их кагану. Утигуры были разбиты, сабиры полностью разрушены; котригуры были покорены и авары прошли дальше, чтобы вызвать панику среди славян, которые спокойно жили на Балканах и чтобы разбить антов, наиболее храбрых из них. И так они проникли вглубь Европы и проводили свои дни то вторгаясь в Германию, то атакуя стены Константинополя. В 562 году Кандиха унаследовал Баян, который, кажется, организовал и правил обширной империей, простирающуюся от Дона до середины Дуная. Среди их строго репрессированных покоренных народов были котригуры3. Между тем тюрки подражая своим прежним хозяевам, также пошли в западном направлении для завоеваний. Уставшие утигуры не могли противостоять им. В 568 году они пали под тюркское господство – в первый раз, когда булгары испытали вкус своей дальнейшей судьбы4. Таким образом, с котригурами, порабощенными аварами и утигурами, порабощенными тюрками, закрывается занавес первого акта истории булгаров.

Когда занавес вновь поднимется, то окажется, что сцена уже полностью изменилась. Она была в руках Кубрата, короля старой Великой Булгарии.

До сих пор мы знаем о булгарах только как они вступили на поле зрения имперской истории. Однако, такое является неизбежным ограничением, поскольку империя одна была достаточно цивилизованной, чтобы производить свидетельство, способное служить материалом для написания истории. Тем не менее, здесь имеется другое важное свидетельство, которого ныне стоит рассмотреть. Булгары, которые осели в нынешней Булгарии, создали в 8-ом веке Список своих предшествующих вождей, причем с датами – работа, которая не была подвергнута влиянию каких-либо историков империи. К сожалению, они дали свои даты на их старом, мертвом языке, оставив потомкам бесчисленный ряд филологических и математических загадок. Только недавно новое свидетелство позволило историкам придти к какому-то удовлетворительному заключению1.

Четвертым в списке мы находим хана Курта, который правил с 584 по 642 годы. Имя и дата, похоже, идентифицирют его как Кубрат или Кробатус, Король Старой Великой Булгарии, Король булгар и их родственников котрагов. О предках Кубрата имперские историки ничего не говорят. Однако, Список говорит нам, что он был из семьи Дуло. Два его предшественника принадлежали к этой семье, хотя третий, которого он непосредственно унаследовал, был из династии Ерми.

Первым упомянутым монархом был Авитохол из династии Дуло, который правил в течение необыкновенного периода с 146 до 437 годов н.э. Его наследник, Ирник, не совершил такой настойчивости жизни, а лишь полтора века правил (437-582). Следующим пришел Гостун из семьи Ерми, правя небольшое время – 17 месяцев (582-4). И так мы переходим к Курту, который унаследовал достаточную продолжительность жизни от своих предков Дуло, чтобы править почти 60 лет (584-642). (Хочу обратить внимание читателя на то, что эти даты не должны его смущать, поскольку они относятся к различным летоисчислениям, о чем речь идет в приложении II – В.М.).

Имя Авитохол кажется бессмысленным: если мы не вспомним, что к седьмому веку христианские, еврейские и мусульманские миссионеры распространяли по всей степи рассказы из Старого Завета. Тюрки улучшили Писание и рассказывали о поздней истории Джафета, чей старший сын и наследник назывался Тюрком и имел прозвище Яфет-Оглани (сын Яфета). Яфет мог быть легко модифицирован в Авит, означающее «предок». Таким образом, возможно, Авитохол, предок первой царствующей семьи Булгарии, был никем иным, как внуком самого Ноя. Определенно, ни один член августейшей семьи патриарха не мог думать что-либо о правлении в течение каких то там трех сотен лет2. Происхождение Ирника явно менее святое. Наоборот, его отец был Кара Господня. Аттила, король гуннов, оставил сына, чье имя было Ернах или Гернак (греки в настоящее время не используют свои h). Булгары, мы знаем, были гуннами и Аттила умер в 453, когда, согласно Списку, Ирник находился на троне. Что Ирник или Ернах были той же самой личностью, не вызывает сомнения3. Однако, Ернах жил в Малой Скифии – в Бессарабии – и Старая Великая Булгария находилась на берегах Азовского моря, простираясь до реки Куфис (Кубань). Потомки Ернаха поэтому должны были иметь некоторое время для продвижения на восток. Возможно, один из них ранее установил контроль над котригурами, когда это племя мигрировало в западном направлении. Однако, более вероятно во время темных дней аварского правления это был принц династии Аттилы – чья семья когда то приобрела прозвище Дуло и несомненно сохранила главенство над одним из многих гунно-булгарских племен степей – который был способным снабдить объединиящей силой, сплотившей всех гуннов и булгар и таким образом построить королевство Старой Великой Булгарии. Этим объединителем, я уверен, был король Кубрат1.

Список затем позволяет делать следующие дедукции. Во-первых, из трех веков Авитохола мы можем полагать, что булгарский народ осознанно существовал в прошлом некоторое время, возможно с 146 года – в продолжении времени, достаточном для него, чтобы приобрести патриархальное начало: во-вторых, из полутора веков Ирника, что булгары Списка принадлежали к ветви семьи Аттилы, основанной его сыном Ернахом и что приблизительно с 453 до 582 год его потомки, известные как династия Дуло (почему, мы не знаем), были ничтожествами, находящимися в тени памятью своих предков: наконец, с 582 до 584 год династия Дуло была смещена новой, но кратковременной династией Ерми и ее главы Гостуна до тех пор, пока в 584 году Дуло не возвратились к власти в лице Кубрата или Курта, Освободителя, который правил 58 лет.

Это было во времена императора Геракла, когда имя Кубрата впервые стало слышно в Константинополе. Иоанн, епископ никийский, который писал из глубины Египта, рассказал историю о известном по слухам союзе между вдовой Геракла, императрицей Мартиной, и Кубратом, королем гуннов и он объяснил это упоминанием, что Геракл подружился с гунном в Константинополе в своей молодости. Кубрат стал христианином и затем возвратился для триумфального правления своей собственной страной и он всегда в дальнейшем относился к семье Геракла с великим уважением. По этой причине когда Мартина и патриарх Пирр устроили заговор, чтобы сместить с трона ее пасынка, императора Константина III, люди подозревали Кубрата как соучастника2.

Эфиопский епископ фантазирует, когда он описывает как Кубрат был доставлен в Константинополь. Геракл, его добрый император, начал править в 610 году, когда Кубрат был королем уже в течение 66 лет. Тем не менее, представляется определенным, что Кубрат прибыл в Константинополь с визитом позднее. В 619 году, согласно патриарху Никифору, правитель гуннов прибыл сюда с целью получить крещение. Крещение состоялось и гуннский монарх возвратился назад, будучи уже патрицием. Через несколько страниц, после рассказа об аварах, Никифор говорит о Кубрате, правителе уногундури, которые восстали против аварского кагана и направили просьбу Гераклу о союзе: который поддерживался в течение его жизни. Кубрат также был сделан патрицием3. Как Никифор, так и Иоанн никийский, когда упоминают о Кубрате, то называют его племянником Органы.

Ясно, что две записи Никифора относятся к одному и тому же визиту. Второй визит, действительно, датируется в районе 635 года, однако из его контекста определенно может быть отступление назад. И рассказ Иоанна никийского о юности Кубрата в Константинополе является определенно украшенным улучшением описания того же визита. Таким образом, из фрагментов в записях возникает история жизни Кубрата.

Кубрат правил 58 лет. Поэтому он, должно быть, ребенком, когда начал свое правление и как таковой нуждался в регенте. Регентом, несомненно, был Органа, возможно, дядя с материнской стороны. Другими словами, как взрослый член дома Дуло, он определенно предшествовал своему детскому племяннику на варварском троне1. Гостун был или узурпатором (самозванцем) или возможно, назначенным аварами губернатором и именно Органа восстановил власть Дуло. В 619 году Кубрат, взяв в свои руки правление, нанес визит в Константинополь, чтобы обеспечить помощь в борьбе с аварами, против которых он недавно восстал. В это время он был, по-видимому, лишь гуннским вождем; его великое королевство еще не было основано. Он обеспечил себе имперскую помощь – император был только благодарным за союз против аваров – ценой принятия христианства; и после своего возвращения он установил не только независимость, но и верховенство над соседними племенами. Ко времени своей смерти он был правителем страны, лежащей вокруг нижнего Дона и на юге до Кавказа, королевства, назваемого Старой Великой Булгарией. И он оставил пятерых сыновей легенды.

Немного трудно идентифицировать племена, которые составляли его королевство. В ранние годы своей жизни Кубрат назывался властителем гуннов или (однажды Никифором) уногундури. Теофан, говоря о его сыновьях, называет его властителем Булгарии и родственного народа котраги (котригуры) и говорит о оногундури, булгарах и котрагах как о составляющих членах его подданных. Однако, расположение этой Булгарии от Дона до Кавказа является тем же самым, что и для королевства утигуров. Мы ничего не слышали об утигурах со времени их захвата тюрками. Тюркская волна к тому времени пошла на убыль, однако она должна была быть достаточно сильной, чтобы полностью устранить власть утигуров; поскольку странно, что название котригур выжили, в то время как название утигур исчезло. Однако, принимая во внимание географию, невозможно не видеть в булгарах Теофана основу старого народа утигуров, лишенного несомненно, своего правящего класса, в то время как котригурская аристократия продолжала свою непрерванную карьеру. Оногундуры или уногундуры представляют новые трудности. Раньше до Кубрата мы никогда не слышали о них, но во время последующих нескольких лет иперские летописцы использовали название гунны и название булгар, определенно описывая один и тот же народ. Вполне возможно, что слово является композитным, смесью гуннов и булгар, изобретенных из источника, из которого как Теофан, так и Никифор вывели в смутном конфузе с воспоминаниями о таких ранних булгарах как оногуры и буругунды. Однако, все гуннские племена имели названия с наиболее непредприимчивым сходством между ними и таким образом опасно видеть в каждом из них искусственную композицию. Более вероятно, что оногундуры были племенем, которым правили потомки Ернаха. Кубрат в своей юности бы лишь властителем оногундуров, как говорит Никифор; однако, он возглавил восстание против аваров и, расширяя свою власть к востоку над котригурами и лишенных вождей утигурами, обосновал новое королевство. Однако, котригуры никогда не были полностью поглощены. Они оставались на своих старых землях через Дон и через поколение вновь отделились. Второй из пяти сыновей в легенде по имени Котраг пересек Дон. Ясно, что он дал свое имя народу, которым правил.1

В 642 году, скоро после его, по слухам, интриги с императрицей Мартиной, Кубрат умер в зрелом возрасте и, мы надеемся, в духе святости – но мы не слышим более о его христианстве после визита в Константинополь; фактически, еще два века булгары оставались безошибочно язычниками. Согласно Списку, его наследником был Безмер, который правил три года, однако после нескольких месяцев в феврале 643 году мы слышим о восхождении на трон Испериха – здесь мы приходим к Аспаруху – который правил 58 лет. Однако, согласно с греческой истории, пять сыновей Кубрата, после совместной жизни в мире в течение некоторого времени под руководством старшего брата Баяна, разделились и каждый отправился по своей дороге.

Возможно, что Баян (или Батбаян, как Теофан называет его) и Безмер были теми же самыми личностями.2 С другой стороны, такое является поспешностью в идентифицификации имен лишь потому, что это более удобно и оба имеют те же самые начальные буквы; кроме того, было бы реально более удобно выставлять поколение между Кубратом и его сыновьями. Аспарух, как говорит нам Список, правил 58 лет. Сходство его правления с правлением Кубрата подозрительно, хотя правление Аспаруха было на несколько месяцев длиннее; однако, это недостаточная причина для того, чтобы отвергать его. Определенно и Кубрат, и Аспарух правили долго. Тем не менее, кажется бесподобным, что сын должен был умирать через 190 лет после восхождения на трон его отца. Более того, Аспарух, выходит, должен был иметь младших братьев. Даже позволяя такие долгие годы жизни засчет превосходного заквашенного молока, что обеспечивало такие долгие годы жизни, вопрос остается неубедительным. Сыновья Кубрата были более вероятно – некоторые, если не все из них – его внуками.3 Их отцом был Безмер; однако, вклинившись своим жалким правлением между правлением Кубрата и правлением великого Аспаруха, его слава никогда не достигла до Константинополя.

Скоро после восхождения на трон Безмера королевство распалось и племена разделились между различными принцами династии Дуло. Причиной было натиск со стороны нового тюркского завоевателя – народа хазар, чье принятие иудаизма было странным явлением в христиано-мусульманском мире. В то время хазары были беспощадными военными дикарями; и Старая Великая Булгария лежала на их пути. Старший из булгарских братьев Баян стоял на свом посту; его королевство, истощенное ужасающей эмиграцией, пала легкой жертвой хазаров и он стал их даньщиком. Постепенно, кажется, его люди в основном абсорбированы завоевателями, без особого труда, поскольку гунны и тюрки оба приходят из общей туранской расы (Большинство западных историков в лице Э. Паркера, Маенхен-Хельфена, Р. Груссе, Ф. Хирца и др. считают, что гунны принадлежат к тюркской расе – В.М.); и остатки народа просуществовали до тех пор, пока не были уничтожены мадъярами. Таким образом Старая Великая Булгария тихо исчезла.1

Второй брат был известен грекам как Котраг, очевидно потому, что правил котригурами. По-видимому, он был наместником, который объявил свою независимость при падении центральной власти. Согласно легенде, он пересек Дон и жил на отдаленной стороне, на северном берегу. Это пересечение едва ли было неизбежным, когда он отправился править котригурами. Однако, позднее, когда хазарское господство увеличилось, котригуры двинули дальше на север, обратно пересекая Дон на продолжении его верхнего течения по направлению на восток и оседая на середине Волги и Камы. Здесь их потомки остались на многие будущие поколения, известные для внешнего мира как Черная или Белая («Белая» является синонимом «Великая»), или даже Серебрянная (улучшение «Белой»), или просто как камские булгары. Со временем они приобрели цивилизацию, по-видимому, через хазаров; их столица, Булгар, на слиянии Волги и Камы, стал важным торговым центром для всей волжской равнины. В начале десятого века они приняли ислам и даже импортировали мусульманского миссионера, чьи подарки включали строительство замков – фактически он укреплял не только их души, но и их столицу – историка Ибн Фадлана. Их империя просуществовала до двенадцатого века, когда она пали перед испепляющей мощью монголов. Они до конца оставались известными и результативными рейдерами.2

Третьим братом был Аспарух, чью судьбу мы проследим далее по греческим источникам. Четвертый брат пересек Карпаты и Дунай и прибыл в Паннонию, где находился центр аварской империи. Он здесь стал вассалом аваров. По-видимому, эта миграция была вызвана из-за желания соединиться с булгарами, которые пришли вместе с аварами в центральную дунайскую равнину. То, что здесь были булгары является неоспоримым фактом. Действительно, булгары, которые сопровождали аваров для великой осады Константинополя в 626 году, были почти определенно этой ветви; кубратские булгары в это время интриговали с императором против аваров. Более того, в 630 году германские историки рассказывают странный, трагический эпизод. В том году, они говорят, была война в Паннонии между аварами и булгарами. Последние понесли поражение и 9 тысяч из них, мужчины, женщины и дети мигрировали в Германию и попросили короля Дагоберта дать им убежище. В ответ он велел им идти в Баварию, предварительно повелев баварцам их уничтожить. Приказ был почти полностью выполнен; лишь вождь Алсиок и семьсот из них остались в живых и бежали к вендскому Марку. По-видимому, эта война была восстанием западных булгар в связи с успешным восстанием Кубрата на востоке. Однако, несмотря на эмиграцию Алсиока, по-видимому было еще много болгар, оставшихся в Паннонии; и это было подкреплением к тем, которые прибыли с четвертым сыном Кубрата. Паннонийские булгары оставались под господством аваров до начала девятого века, когда мы вновь услышим о них.1

С 675 до 677 год крупный город Салоники был осажден булгарскими племенами в союзе с восставшими славянами по соседству. Различные булгарские племена упоминаются по названиям, которые встречаются только здесь и нигде более; однако, их вождем был некий Кубер, который недавно восстал против своих аварских господ и пересек Дунай, чтобы осесть на кормесианской долине, около города. Как и в случае крупных осад славянами, было необходимо личное вмешательство святого покровителя Димитрия, чтобы спасти Салоники.2 Появление Кубера и его булгар, которые пересекли Дунай в 675 году, вызывает некоторые проблемы. Чтобы их решить Кубер был идентифицирован как четвертый сын короля Кубрата. Он отправился в начале в Паннонию и там попал под аварское господство; однако, разлюбя его, он восстал и пошел на юг через Дунай и до Моравы и таким образом до Салоники.3 Это возможно, но кажется невероятно, что четвертый сын Кубрата должен был быть таким энергичным. С другой стороны, очевидное сходство между именами Кубрата и Кубера не должно нас искушать на поспешную идентификацию. Тем не менее сходство может быть не полностью бессмыслено. Кубрат был все еще единственным великим булгаром, о котором мы до сих пор слышали. Жители Салоники может также дали его имя в унизительной форме местному булгарскому населению; или исследователь мучеников может быть дал просто запутанное отчество. Однако, представляется, что лучше не заниматься украшением известных фактов и оставить Кубер несвязанным с родством или с именем короля Кубрата. Кубер был просто блуждающимся булгарским племенным вождем, который, возможно, находился в авангарде рейдеров Аспаруха, но более вероятно, принимая в расчет географию Балкан, просто пришел из Паннонии. Он, возможно, был путешествующим сыном Кубрата или, возможно, восстал против аваров вместе с Алсиоком, или независимо в более позднее время. Во всяком случае, после долгой, божественно разочарующей осады мы больше не слышим о Кубере. Его племена смешались и были поглощены их союзниками - славянами и таким образом положили первый фундамент на притязания булгар на Македонию.

Младший сын отправился в Равенну. Здесь греческие летописцы допустили маленькую, простительную ошибку. Равенна, как они знали, была большим итальянским городом и вокруг него в эти беспокойные времена с потерей населения осели многие варвары и булгары были среди них;1 так, они использовали Равенну Италии. На самом деле, младший сын пошел еще дальше. Во времена ломбардского короля Гримоалда (662-671 г.г.) булгарский «герцог» Алзеко мирно вторгся в Италию и предложил себя и свою армию в качестве вассалов короля. Гримоалд направил их к Беневенто, к своему сыну Ромоалду, который назначил им три деревни около столицы – Сепинум, Бовианум и Исерниа. Он осели здесь и «до этого дня» - веком позднее – все еще говорили на своем языке.2 Нет причины для сомнения, что мы видим судьбу пятого подразделения кубратских булгар – слабое, беспорядочное подразделение к концу долгого путешествия. Имя Алзеко подозрительно похоже на имя Алсиока. Однако, это ничего не доказвает. Два племенных вождя были определенно не одним и тем же лицом.

Таким образом булгарская семья разделилась и была разбросана по всей Европе, от Волги до подступов Везувия. Теперь остается лишь рассмотреть наиболее сильную ветвь из всех, единственную ветвь, выжившую в течение веков. Аспарух, менее беспокойный чем его младшие братья, но более предприимчивый чем его старшие, двинулся вдоль берегов Черного моря, через крупные реки степей, на земли лагунов и болот, где Дунай соединяется с морем.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

История первой булгарской империи iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Территория и население Российской империи в первой половине ХIХ века. Территория. Административное деление. Население (этнический,...

История первой булгарской империи icon«История русской литературы xviii-первой половины XIX века» Цели и задачи освоения дисциплины
Дисциплина «История русской литературы XVIII – первой половины XIX века» предполагает изучение литературного процесса 1700–1850-х...

История первой булгарской империи iconТема: «образование франкской империи»
Франкской империи; о личности Карла Великого и его завоевательных походах – целях и результатах

История первой булгарской империи iconРабочий план учителя на 2008/2009 учебный год
Эстония в составе российской империи. Особый прибалтийский (остзейский) порядок. Крестьянские законы XIX века. Культура XVIII и первой...

История первой булгарской империи iconКонтрольная работа по дисциплине «Отечественная история» на тему...
Федеральное агентство по образованию Всероссийский Заочный Финансово-Экономический Институт

История первой булгарской империи icon«История отечественной литературы первой половины ХХ века» Специальность...
История русской литературы ХХ века: Учебное пособие. Под ред. Л. П. Кременцова. – М., 2002

История первой булгарской империи icon7. Государство и право России в период первой мировой войны и буржуазно-демократической...
СеминарТема Государство и право Российской империи в период буржуазно-демократических реформ (вторая половина XIX – начало XX веков)....

История первой булгарской империи iconМинистерство финансов Российской империи в
Министерство финансов Российской империи в 1858 1903 гг организация и функционирование

История первой булгарской империи iconМакарий История Русской церкви
Константина Палеолога, считая себя как бы законными преемниками величия православных греческих императоров, усвояют себе, хотя и...

История первой булгарской империи iconШрила Индрадьюмна Свами Дневник Странствующего Проповедника Том 10, Глава 7 1 июня 2009
В начале июня я прилетел в Санкт-Петербург, один из последних городов моего проповеднического турне по России. У санкт-Петербурга...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница