The discovery of the unconsciouns




НазваниеThe discovery of the unconsciouns
страница3/60
Дата публикации15.06.2013
Размер8.29 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   60

-22-

штейном. Эти два подростка основали нечто вроде «Испанской академии», состоящей из двух членов, с собственной «мифологией». Позже Зильберштейн изучал юриспруденцию и переехал в Румынию. Они обменивались письмами на протяжении десяти лет, и письма Фрейда к Зильберштейну недавно удалось обнаружить. Когда они будут опубликованы, несомненно, из них можно будет извлечь ценную информацию о жизни Фрейда в тот период, когда ему было от шестнадцати до двадцати шести лет51.

Зигмунд оставил гимназию в середине 1873 года. То был год драматических событий в Вене. Едва открылась Международная выставка, как разразилась эпидемия холеры, и прибывшие в город посетители в панике бросились из Вены, вследствие чего рухнул биржевой рынок, вызвавший банкротства, самоубийства и глубокую экономическую депрессию. Неизвестно, повлияли ли эти события, и до какой степени, на дело Якоба Фрейда. Во всяком случае они, кажется, не помешали Зигмунду продолжить обучение. Согласно его собственному утверждению, они сказались на его выборе профессии к тому времени, когда он пошел на лекцию зоолога Карла Брюля, прочитавшего поэму «Природа», приписываемую Гете55. Для многих молодых людей в то время изучение медицины было средством удовлетворения их интересов к естественным наукам. Огюст Форель и Адольф Мейер также рришли к изучению медицины по этим соображениям.

В то время медицинское обучение в Вене продолжалось как минимум десять семестров (пять лет). Академический год разделялся на зимний семестр, длившийся от октября до марта, и летний семестр - от апреля до июля. Студент мог начать обучение в любом семестре. В медицинской школе, как и во всем университете в целом, царила академическая свобода. Это означало, что студент был абсолютно свободен в своем выборе работать или не работать; не было ни контроля посещаемости, ни проверок знаний или домашних заданий, ни экзаменов, за исключением выпускных. Студент мог выбрать любые курсы лекций, на которые записался, и занятия, которые он оплатил. Однако существовало несколько обязательных курсов. Некоторые студенты ограничивались посещением обязательных курсов, большинство из них также записывались на те медицинские курсы, которые соответствовали их личным интересам или будущей специализации. Часто студент записывался на один-два курса другого факультета, особенно если лекции читались выдающимся профессором. В большинстве случаев студенты не злоупотребляли «академической свободой»: они знали, что должны бу-

-23-

Генри Ф. Элленбергер

дут обязательно сдать изнурительные выпускные экзамены. Студенты-медики должны были выдержать три rigorosa (строгие испытания для получения докторской степени): первые два - в течение установленных сроков за пять лет обучения, а третье - до его конца. Многие студенты занимались дополнительной работой, особенно в дни летних каникул, нанимались в качестве famuli (ассистентов) в больницы или лаборатории, то есть занимались неквалифицированным трудом, для того чтобы со временем получить разрешение на более сложные занятия, даже оплачиваемые, если они проявляли рвение и способности. Многие также уделяли часть свободного времени «студенческим обществам».

Фрейд начал свое обучение в зимний семестр 1873 года и получил медицинскую степень 31 марта 1881 года. Тот факт, что его медицинское обучение продолжалось восемь лет, озадачивал биографов Фрейда, тем более что говорили, что его семья была бедной. Зигфрид Бернфельд опубликовал список курсов, взятых Фрейдом в течение его медицинского обучения, на основе данных исследования, проведенного в архивах Венского университета53. В течение первых трех семестров Фрейд посещал курсы, взятые другими студентами, а также несколько дополнительных. Начиная с четвертого семестра, он занялся интенсивным изучением естественных наук, особенно зоологией. В конце пятого семестра начал регулярно работать в лаборатории Карла Клауса, профессора сравнительной анатомии. Эта работа длилась в течение двух семестров, включила два временных проживания на Морской зоологической станции в Триесте и увенчалась публикацией его первой научной статьи. Казалось, Фрейд разочаровался в Клаусе и после двух семестров совместной работы перешел от него в лабораторию Брюкке, преподававшего физиологию и «высшую анатомию» (как он называл гистологию). Фрейд воспринял Эрнста Брюкке (1819 -1892) как достойного поклонения учителя и нашел в его лаборатории благоприятную атмосферу, в которой продолжал работать последующие шесть лет. Бенедикт оставил в своих мемуарах любопытный портрет этого жесткого, властного пруссака, никогда не ощущавшего себя комфортно в Вене, поражавшего венцев своими рыжими волосами иностранца, напряженным выражением лица и улыбкой Мефистофеля54. Научный уровень его обучения был слишком высок для студентов, но он никогда не позволял себе снисходить до их уровня. Вселявший наибольший ужас, чем все другие экзаменаторы, он задавал только один вопрос, и, если кандидат не зЦал на него ответа, никогда не задавал другого. Брюкке ждал в бесстрастном молчании, пока не проходили отпущенные пятнадцать минут. «Такое поведение показывает, что он относился к студентам с таким огромным

-24-

7. Зигмунд Фрейд и психоанализ

уважением, что они никогда не восставали против него», - добавляет Бенедикт. История о его длительной и свирепой вражде с анатомом Хиртлем в научных кругах Вены превратилась в легенду55. Брюкке был учеником Йоханнеса фон Мюллера - великого немецкого физиолога и зоолога, научная деятельность которого ознаменовала сдвиг от философии природы к новой механо-органистической тенденции, вдохновленной позитивизмом56. Это означает, что вместе с Гельмгольцем, Дюбуа-Реймоном, Карлом Людвигом и несколькими другими Брюкке отвергал любой вид витализма или финализма в науке и боролся за сведение психологических процессов к физиологическим законам, а физиологических процессов — к физическим и химическим законам57. Интерес Брюкке распространялся на множество отраслей науки и культуры: он писал о научных принципах изобразительного искусства, о физиологической основе немецкой поэзии и изобрел Pasigrahia - универсальную письменность, пригодную для всех языков мира.

В лаборатории Брюкке Фрейд познакомился с двумя старшими ассистентами, психологом Зигмундом Экснером и высокоодаренным Флейшлем фон Марксоу, а также с доктором Йозефом Брейером, проводившим там некоторые исследования. Фрейд обрел в Брейере поощряющего коллегу, друга, относившегося к нему по-отечески, одалживавшего ему позже значительные суммы, а также провоцировавшего в нем любопытство к истории необычайного заболевания и излечения некой молодой истерической женщины, которой предстояло прославиться под псевдонимом Анны О.

Йозеф Брейер (1842 - 1925) родился в Вене, где его отец, Леопольд, был религиозным учителем в еврейской общине58. В краткой биографической заметке Брейер говорит, что утратил мать в раннем возрасте и провел детство и юность «без нищеты и без роскоши»59. Он воздал величайшую хвалу своему отцу, преданному делу воспитания, всегда готовому помочь членам общины (очевидно, отец был для него образцом, которому Брейер стремился подражать всю свою жизнь). Леопольд Брейер написал учебник о религии, которым многие годы пользовались еврейские школы в Вене60. Однако Йозеф Брейер отошел от ортодоксального иудаизма61 и воспринял взгляды так называемого иудаизма либерального. Он изучал медицину, но также внимательно отслеживал направления развития в других отраслях науки. Его обостренный интерес и огромный талант к экспериментальным наукам были ознаменованы двумя выдающимися исследовательскими работами, одна из которых была посвящена изучению механизма саморегулирования дыхания, а другая - механизму восприятия

-25-

Генри Ф. Элленбергер

телесных движений и положений посредством ушного лабиринта. Согласно его биографам, он начал блестящую научную карьеру, но оставил должность приват-доцента вследствие интриг своих коллег и отказался от звания внештатного профессора. Одно из объяснений этих его поступков заключалось в том, что он настолько глубоко был предан своим пациентам, что не хотел пожертвовать ими во имя научной карьеры. Другие объясняли его отказ от должности приват-доцента интригами коллег. Конечно, его натура не отличалась воинственностью. Все те, кто знал его, соглашались с высказыванием о нем как о «самом непритязательном человеке, какого только можно себе представить». Превосходный клинический врач, он сочетал в себе научную проницательность с гуманностью. Он бесплатно лечил две группы пациентов: своих коллег и членов их семей, с одной стороны, и бедняков - с другой, и многие из них трогательными способами выражали ему свою благодарность62. Как один из самых популярных врачей в Вене, он имел большой доход и мог позволить себе жить на широкую ногу, включая регулярные путешествия по Италии. Человек исключительно высокой культуры, он страстно любил музыку, живопись и литературу и был вдохновляющим собеседником. Он был лично знаком с композитором Гуго Вольфом, писателем Шницлером, философом Брентано и состоял в переписке с поэтессой Марией Эбнер-Эшенбах63. Согласно определенным свидетельствам, он отличался абсолютной доверчивостью и был столь бескорыстен, что это свойство служило ему во вред64. Де Клейн, физиолог, навестивший Брейера, когда тот был уже в преклонном возрасте, восхищался «великолепной живостью его умственных способностей, его полной осведомленностью в новейших медицинских публикациях, безошибочными суждениями человека, чей возраст приближался к восьмидесяти». Он также рассказывал о его «чрезвычайной простоте и личной доброжелательности», как и о критической способности, «остававшейся замечательно проницательной, хотя и благодушной, до самого конца жизни»65. У него было столь великое множество преданных друзей и почитателей в Вене, что когда Зигмунд Экснер организовал подписку в честь семидесятилетия Брейера в 1912 году, самые знаменитые личности Вены приняли в ней участие. Так был основан Breuer-Stiftung (Благотворительный фонд Брейера) — фонд, целью которого стало присуждение премий за заслуживающие поощрения научные исследования или приглашение выдающихся ученых на чтение лекций в Вене66.

Фрейд еще не закончил медицинское образование, когда должен был исполнить свой долг - пройти одногодичную воинскую службу (1879 -1880). Его главным достижением в течение этого времени стал перевод

-26-

7. Зигмунд Фрейд и психоанализ

одного тома «Собрания сочинений» Джона Стюарта Милля67 Он осознавал, что должен сконцентрировать свои усилия на получении медицинской ученой степени. В «Толковании сновидений» он говорит, что приобрел репутацию вечного студента. Все еще работая в лаборатории Брюк-ке, он сдал два первых rigorosa в июне 1880 года, а третий rigorosum -30 марта 1881 года, так что получил медицинскую степень 31 марта 1881 года. Вслед за тем ему предложили временный пост «демонстратора» (лаборанта) или преподающего ассистента в лаборатории Брюк-ке с малой зарплатой, где он и продолжил свои гистологические исследования. В течение двух семестров он работал также в химической лаборатории профессора Людвига, но стало очевидно, что химия — не его специальность.

В этот момент в жизни Фрейда случилась удивительная перемена. До тех пор казалось, что он решил выбрать для себя научную карьеру. Теперь, в июне 1882 года, он внезапно уходит из лаборатории Брюкке, в которой проработал в течение шести лет (поддерживая с ним добрые отношения), и обратил свой взгляд на карьеру практикующего врача, по-видимому, без большого энтузиазма.

В те дни существовали три способа построения медицинской карьеры. Первый заключался в пяти годах напряженной работы с концентрацией усилий на клинической деятельности и в работе в качестве famuli (ассистента) в госпитале во время отпусков, после чего человек мог повесить табличку на дверь и ждать прихода пациентов. Второй путь заключался в дополнительных к регулярным занятиям двух-трех лет бесплатной интернатуры для получения большего опыта или специализации. Третий, и наиболее тяжкий из них, состоял в том, что после окончания образования человек в конкурентных условиях боролся за получение следующего ранга в академической карьере в какой-либо отрасли теоретической или клинической медицины. Получение звания приват-доцента занимало от двух до пяти лет, а для того, чтобы стать внештатным профессором, приходилось затратить пять или десять лет, а то и больше. Только небольшая горстка людей была способна получить ранг ординарного профессора, — положение с существенными привилегиями и высоким социальным статусом. В 1882 году Фрейд, казалось, избрал для себя второй путь, а именно специализированную медицинскую практику, но не утратил интереса и к гистологическому исследованию мозга, в котором он, возможно, уже тогда видел средства для Достижения будущей научной карьеры. Можно дать два различных объяснения этой перемене: сам Фрейд объяснял, что Брюкке указал ему

-27-

Генри Ф. Элленбергер

7. Зигмунд Фрейд и психоанализ

на отсутствие надежд на будущее в его институте, так как два его ассистента, Экснер и Флейшль, имели стаж работы, на десять лет превышающий его собственный, а это значило, что в течение весьма длительного времени Фрейду пришлось бы удовлетворяться более низким и скудно оплачиваемым положением. Зигфрид Бернфельд и Джонс предполагали, что подлинную причину следует искать в новых планах Фрейда о женитьбе и создании семьи.

Фрейд встретил Марту Бернайс, влюбился и обручился с ней в июне 1882 года. Согласно Джонсу, она принадлежала к хорошо известной еврейской семье из Гамбурга68. Ее отец, торговец, приехал в Вену несколько лет назад и умер в 1879 году. Те, кто знал ее, описывают ее очень привлекательной и наделенной твердым характером девушкой. В этих двух отношениях она напоминала мать Фрейда. Обе женщины прожили весьма долгую жизнь (Марта Бернайс родилась 26 июня 1861 года и скончалась 2 ноября 1951, в девяностолетнем возрасте). Согласно обычаям того времени, считалось, что брак должен был заключаться после того, как будет достигнуто надлежащее финансовое положение. Длительные помолвки, влекущие'расставания, и постоянная переписка были довольно распространенными явлениями. Узы между семьями Фрейда и Бернайс укрепились посредством брака брата Марты - Эли с сестрой Зигмунда, Анной.

В этот поворотный момент жизни ситуация для Фрейда была далеко не легкой. Он начал три года своей госпитальной ординатуры с низкой зарплатой и обнаружил, что на четыре года отстал от тех, кто выбрал для себя клиническую медицину с самого начала. Его перспективы были блестящи, но сдвинуты в отдаленное будущее. Единственный способ сократить этот медленный и напряженный путь к построению карьеры представлялся возможным только через великое открытие, которое смогло бы принести ему быструю славу (тайная надежда многих молодых врачей).

Старинный Венский главный госпиталь с его четырьмя или пятью тысячами пациентов был одним из самых прославленных учебных центров в мире, где почти каждый глава отделения был медицинским светилом. Между членами медицинского штата существовали воинственное соперничество и борьба за страстно желанные и плохо оплачиваемые должности69. Зигмунд Фрейд начал с того, что проработал два месяца в хирургическом отделении, затем в звании аспиранта - под началом великого терапевта Нотнагеля - с октября 1882 по апрель 1883 года. 1 мая 1883 года он был приглашен на должность второго врача в психи-

атрическое отделение, возглавлявшееся блестящим Теодором Мейнер-том. Фрейд уже раньше занимался гистологическим исследованием продолговатого мозга в лаборатории Мейнерта, где он остался и работал с 1883 по 1886 годы, и случилось так, как если бы теперь он нашел себе нового учителя.

Теодор Мейнерт был выдающейся фигурой в Вене, но также был тем, что немцы называют проблематической натурой70. Бернард Сакс, работавший в его лаборатории одновременно с Фрейдом, описывает его как «человека с потрясающей воображение внешностью: с огромной головой, посаженной на короткий торс, растрепанные кудри которой имели раздражающую привычку падать на лоб, в результате чего их так часто приходилось откидывать назад71. Мейнерт, наряду с Флейшигом, считался величайшим анатомом мозга в Европе. К несчастью, он постепенно отклонялся в «мифологию мозга» - современную тенденцию к описанию психологических и психопатологических явлений в терминах реальной или гипотетической структур мозга. Огюст Форель рассказывает в своих мемуарах, сколь он был разочарован тем, что, придя на работу к Мейнерту, обнаружил, что многие участки мозга, якобы им открытые, были не более чем плодами его воображения72. Мейнерт был известен как хороший клиницист, но довольно скучный лектор, и потому мало контактировал со студентами. Он был также поэтом73, любителем музыки и живописи, и его социальный круг состоял из представителей венской элиты, несмотря на то что Мейнерт был трудной личностью, склонной к неистовой вражде74.

Проведя пять месяцев в отделении Мейнерта, в сентябре 1883 года Фрейд перешел в четвертое медицинское отделение, возглавлявшееся доктором Шольцем, где приобрел блестящий клинический опыт в работе с неврологическими пациентами.

Между тем статья, написанная доктором Ашенбрандтом в декабре 1883 года, вызвала интерес к кокаину - алкалоиду коки75.

Фрейд экспериментировал на себе и на других с этим предположительно безвредным веществом, которое, как он обнаружил, было эффективным средством против переутомления и неврастенических симптомов. В июле 1884 года Фрейд опубликовал статью, в которой красноречиво воздавал хвалу достоинствам нового лекарства76. Он утверждал, что кокаин можно использовать как стимулятор, как средство, усиливающее половое влечение, лекарство против желудочных расстройств, худосочия, астмы и как устранитель болезненных симптомов, сопровождающих отказ наркоманов от потребления морфина. Он действи-

-29-

Генри Ф. Элленбергер

тельно применял его в этом качестве при лечении своего друга Флейш-ля, который, страдая от жестокой невралгии, стал морфинистом. Однако это лечение превратило Флейшля в тяжелого кокаиниста.

Однажды, беседуя о кокаине со своими коллегами Леопольдом Ке-нигштейном (приват-доцентом, бывшим на шесть лет старше его) и Карлом Коллером (который был на год моложе), Фрейд упомянул, что кокаин вызывает онемение языка. Коллер в это время занимался поиском вещества, посредством которого можно было бы проводить анестезию глаза. В то время как Фрейд уехал в отпуск, чтобы навестить свою невесту в Вандсбеке (пригороде Гамбурга), в августе 1884 года, Коллер приходил в лабораторию Штриккера и экспериментировал с воздействием кокаина на глаза животных, в результате чего вскоре открыл его анестетические свойства. Как часто случалось между учеными, страстно стремившимися сохранить приоритет своего открытия, он хранил молчание и поторопился послать 15 сентября предварительное сообщение своему другу, доктору Бреттауэру, чтобы тот прочел его на Офтальмологическом конгрессе в Гейдельберге77. Статья произвела сенсацию. Кенигштейн торопился выполнить те же эксперименты и применить открытие к хирургическим операциям на человеке. Он и Коллер представили открытие Обществу врачей 17 октября 1887 года. Вернувшись из Вандсбека, Фрейд обнаружил, что Коллер оказался счастливым победителем, овеянным внезапной славой, и эта новость тем более разочаровала его, потому что именно он сделал намек Коллеру, приведший того к открытию. Но Фрейд не забросил свои исследования кокаина78. Он экспериментировал с воздействием кокаина на мускульную силу и продолжал выступать в защиту медицинского использования нового лекарства. Это было незадолго до того, как Альбрехт Эрленмейер опубликовал статью, предостерегающую об опасности кокаиновой зависимости, и это событие послужило началом бури, разразившейся против Фрейда79.

Между тем 21 января 1885 года Фрейд подал заявление о желании занять должность приват-доцента в невропатологии, а в марте подал прошение о субсидии для полугодового отпуска из Венского университета. Фрейд работал в офтальмологическом отделении с марта до конца мая и в дерматологическом отделении в июне. Его статья о корнях и связях акустического нерва также появилась в июне и была встречена с одобрением. В том же месяце он сдал устный экзамен для получения звания приват-доцента и прочел испытательную лекцию80. Звание было присуждено ему 18 июля, а позже он узнал, что в результате вмешатель-
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   60

Похожие:

The discovery of the unconsciouns iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
На тему бизнес-модель познавательных каналов вгтрк и холдинга discovery. Сравнительный анализ



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница