Историческая поэтика




НазваниеИсторическая поэтика
страница2/6
Дата публикации09.07.2013
Размер0.75 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6

^ Канон как основа эйдетической поэтики.

Осознание эйдоса как порождающего принципа новой поэтики позволяет увидеть в иной системе традиционализм, каноничность, рефлексию и риторику. Затрагивая существенные стороны феномена эйдетической поэтики, но не охватывая его целиком, эти традиционно выделяемые признаки входят в органичное единство нового принципа.

Так, рефлексивность оказывается одним из аспектов принципа различения, и в этом смысле она — сущностное качество эйдетической поэтики. Но у нее есть своя граница, именуемая каноном. Мы лучше поймем это, если разберемся, что представляет собой канон.

Многие считают, что канон — система неких правил, данных извне, нечто вроде принудительного закона стоящего над чел.ом и художником. Д/изучаемой нами эпохи это не так. Д/нее канон — не столько данные извне правила, сколько заданные порождающие принципы произведения искусства.

В этом качестве он не обязательно жесток — он допускает большую (в принципе неисчерпаемую) свободу вариаций и сам по себе неопределим сколько-нибудь однозначно, ибо его моделью является творческий акт Бога. Следование канону можно назвать следованием готовому образцу только в том смысле, что этот образец уже был дан в прошлом — имел божественный прецедент. Но этот прецедент только задан, а не дан в готовом, в тривиальном смысле слова, виде. Повторение-воспроизведение его есть акт творчества, приобщение к божественному началу и противостояние хаосу, «держание» мира в состоянии гармонии. У индусов сам бог постоянно повторяет свой творческий акт. В «Бхагавадгите» он говорит: «Я пребываю в действии, ибо если бы я вообще не пребывал непрестанно в действии, то моим путем последовали бы все люди. Эти миры погибли бы, если бы не совершал я кармы, я был бы причиной смешения и погубил бы эти существа». И на исходе нашей эпохи Декарт утверждает философский принцип непрерывности, предполагающий постоянное воспроизведение акта творения.

В плане эстетическом канон — это эйдос произведения, его идеальная порождающая и в то же время конкретно-чувственная модель. Своеобразие эстетического сознания нашей эпохи состоит в непоколебимом убеждении, что такой канон-эйдос существует, что он задан и что искусство, если использовать формулировку Ю.М. Лотмана, — «игра», принципы которой заданы до начала игры, но заданы божественным прецедентом (мы увидим, что следующая эпоха поэтики будет исходить из другого убеждения).

Возвращаясь к соотношению канона и рефлексии, мы теперь можем сказать: как образ в эйдетической поэтике еще синкретичен с понятием, так и рефлексия не отделена от канона и находится не вне, а внутри него. Канон — не внешне данная граница рефлексии, а ее собственный внутренний предел.

Эти отношения станут яснее на примере прямой и обратной перспективы. Известно, что прямая перспектива дистанцирует зрителя от предмета изображения и дает на предмет взгляд со стороны. Напротив, обратная перспектива втягивает зрителя внутрь того, что он созерцает, и делает его не дистанцированным наблюдателем, а участником события. Так вот, канон в эйдетической поэтике организует рефлексию по законам обратной перспективы. И именно в этом смысле (а не в качестве внешней принудительной силы) он задан до начала игры. Рефлексии предоставлена любая возможная свобода внутри события, художник может рефлексировать и над самим каноном, но только как внутренне причастный ему субъект, а не как сторонний наблюдатель.

Мы говорили о порождающем принципе эйдетической поэтики. Он эволюционировал во времени, принимал разные формы в разных культурах — об этом пойдет речь в других главах нашего раздела.

  1. ^ Развитие сюжета в эйдетической поэтике.

В эпоху синк-зма сложились 2событийных архетипа — кумулятивный и циклический, переданные последующим стадиям художественного развития как готовые сюжетные языки. Принято считать, что в эйдет. поэтике творчество сюжета прекратилось и началось его использование. По Фрейденберг, обо всем периоде от эпохи эллинизма до 19в. можно сказать, что он «целиком характеризуется традиционализмом, который выражается в том, что лит-ое произведение строится на готовом жанровом и сюжетном материале». «Готовым» сюжет может быть назван в следующих смыслах.

1)Уже сформировались кумулятивный и циклический сюжеты, а новые типы сюжетного построения не возникают. Сколь долго ни разрабатывались бы кумулятивная и циклическая схемы, они не дают принципиально нового качества, то есть не перестают быть именно кумулятивной и циклической схемами.

2) Сюжет строится не только по заданной архетипической схеме, но и из готовых блоков-мотивов. При этом традиционные мотивы являются активным началом, обусловливающим сюжетное построение. Избранный мотив становится принудительной силой, направляющей развитие сюжета в определенное русло. Не только в канонических жанрах.

3) Сюжет не принадлежит автору, не является его личным творением, а пришел к нему из традиции. Как правило, он представляет собой вариацию или прямую обработку другого, ранее созданного сюжета

Именно учет взаимодействия и внутренних трансформаций кумулятивной и циклической схем помогает выявить новые качества сюжета: иносказательность и связанный с нею принцип сюжетной неопределенности; движение от сюжета-мотива к сюжету-ситуации; появление «двойного» сюжета и начало формирования наряду с кумулятивным и циклическим сюжета становления — третьего исторического типа сюжета.

Соотношение кумулятивного и циклического сюжетов в нашу эпоху имеет структурный аналог в единстве образа и понятия в эйдосе. Они еще тесно связаны друг с другом, хотя в разных случаях может акцентироваться то одна, то другая схема. Кумулятивный сюжет как бы берет на себя функцию «образа» — он воспроизводит конкретно-чувственное многообразие жизни в его стихийности, неупорядоченности и случайности. Циклический сюжет ближе к «понятию» — он выражает идеальное начало целостности и законосообразности бытия.

Единый и имеющий прямой смысл сюжет эпохи синк-зма в эйдетической поэтике начинает дифференцироваться на прямой и иносказательный сюжеты разного типа — аллегорический и символический.

Чрезвычайно наглядный случай вызревания аллегорического сюжета внутри традиционного — «Повесть об Исмине и Исминии» византийского писателя Евматия Макремволита. Внешне это типичный греческий роман испытания со всеми его топосами. Описываются встреча юных героев, любовь, препятствия на ее пути. При том, что основная сюжетная канва греческого романа сохранена, очевидно, что по сравнению с классическими образцами жанра у Евматия резко ослаблено внешнее действие. В то же время ослабленность внешнего действия сопровождается пространными описаниями. Наряду с этим постоянно повторяются одинаковые или сходные сюжетные Фрагменты. Эти приемы, вытесняя внешнее действие, создают его неопределенную модальность и придают сюжету ненавязчиво аллегорический характер.

Как показало дальнейшее изучение сюжета-ситуации, сама его возможность коренится в особом типе «непричастной причастности» героя к изображенным событиям.

В наиболее очевидных случаях, в плутовском романе, герой сам является рассказчиком, и возникающее благодаря этому «противоречивое единство мировоззренческой установики героя как рассказчика и его практически-жизненной установки как действующего лица представляет собой ситуацию, которая создает сквозное единство сюжета» и «составляет основу сюжета нового типа». Здесь впервые я-повествование начинает обретать самостоятельный статус. Но я-повествование не является непременным условием сюжета-ситуации. Главное — именно теперь обретаемое «несовпадение героя с собой, которое делает его субъектом изображения и оценки своих же действий и судьбы даже в тех случаях, когда рассказ ведется не от первого лица».

Таким образом, изначальная связь героя и сюжета, которую мы наблюдали уже в поэтике эпохи синк-зма, остается ключевой и д/эйдетической поэтики. На наших глазах возникающий неравный самому себе герой становится силой, трансформирующей традиционные сюжетные архетипы и порождающей сюжет-ситуацию, затем «двойной сюжет и наконец сюжет становления — третий исторический тип сюжета (наряду с кумулятивным и циклическим).

Уже развитие плутовского романа выявило «возможность резкого противопоставления двух точек зрения и позиций героя и превращения каждой из них в обособленную и самостоятельно развивающуюся сюжетную линию». Первая, кумулятивная, линия (связанная с героем — участником событий) воспроизводила действительность как хаотическую и дискретную частную жизнь («быт»). Вторая, циклическая, в кругозоре

героя-рассказчика (при я-повествовании) или всезнающего автора (при аукториальном повествовании) изображала существующее как целостный и разумный миропорядок («бытие»). Эти две миросозерцательные установки, реализованные в архетипических сюжетных схемах, сошлись в эпоху Просвещения

в некоем альтернативном равновесии.

Эпоха Просвещения — переходная к новому этапу в истории поэтики. Она еще, как эйдетическая поэтика, исходит из, «Идеи», понятой как порождающий принцип бытия. Но она уже всерьез считается с бытом и формами частной жизни как (с ее точки зрения) «исторически сложившимися, но у словными и в этом смысле "неразумными"». Поэтому д/нее в сфере возможного доминирующей является концепция закономерного и разумного бытия, выражаемая циклической событийной схемой, а в сфере действительного — кумулятивная бессвязность быта. Это и обусловливает альтернативное равновесие двух сюжетных схем, каждая из которых может оказаться ведущей при акцентировании одной из противоположных художественных концепций. Прорыв в этой ситуаИции и осуществляет сюжет становления, окончательно оформляющийся во 2-ой пол.18 — н.19в., уже в новую эпоху поэтики.

  1. ^ Принципы поэтики художественной модальности.

Во 2-ой пол.18 — н.19в. длившаяся около 2500лет стадия эйдетической («риторической») поэтики сменяется новой ее стадией, продолжающейся по сегодняшний день. Новое искусство еще «страшно молодо». Но оно уже успело и за это время пройти 2 этапа в своем развитии. 1) 2ая половина 18в.— 80-е гг.19в., 2) к19в. и весь 20в. С точки зрения истории лит-ры, различие между этими этапами (классическим и неклассическим) очень существенное.

Высокий уровнь личностного сознания в эйдетической поэтике, но оно зиждется на неавтономной причастности чела Богу и миру. Новая эпоха раскрыла личность во всей ее самоценности и неповторимости. В личности теперь ценится не то, что приближает ее к отвлеченной идее чела, а ее отличие от других людей при автономной причастности к ним, ее уникальность, «единственная единственность». Отсюда эстетическая установка на оригинальность художественного решения, рождающаяся именно сегодня. Личность осознает сегодня не только свою неповторимость — она становится «такой точкой в мире, от которой отсчитываются все мировые смыслы».

Открытие автономно причастного субъекта и его модального статуса изменило видение мировой целокупности и привело к рождению художественного мира, качественно иного по сравнению с эйдетическим. В частности, в нем автономный статус и модальные отношения приобрели образ и идея. искусство шло от синк-зма к различению но на стадии эйдетической поэтики идея и образ еще не обрели полной самостоятельности.

Образ обретает свою собственную содержательность, которая несводима ни к предмету, его смысл не воспринимается как чисто предметный, но он перестает тяготеть и к умозрительной схеме. Вводится внутренняя точка зрения, апеллирующая к глубинным пластам сознания.

В сентиментализме совершается открытие самого порождающего принципа новой поэтики — принципа художествеяной модальности.

Мир един не как вещь или идея, а как состояние этих двух автономных начал, между которыми всегда остается непроходимая черта, — отсюда и невыразимое или, в более поздней интерпретации, соответствие, не заполняющее «зияния». От синк-зма идеи и образа через их неавтономное различение искусство пришло к их автономной причастности, не стирающей границы между модальными феноменами.

Если сентиментализм открыл сам принцип художественной модальности, то романтизм акцентировал потенциально заложенное в нем понимание мира и чел.а как еще неосуществленной возможности, как чего-то неготового, становящегося и непрерывно творимого. Отсюда романтический принцип — «спрашивать не о том, что есть, но что возможно».

Возможность — это свобода, внутриприсущая самой природе вещей. Вещи же — лишь «относительные точки покоя, временные узлы постоянного движения, пауза ради отдыха и нового собирания сил».

Романтики подвергли сомнению не только частные эстетические установки классицизма, но и венчаемую им концепцию готового мира. С их точки зрения, акт творения не завершен — он еще длится.

ПХМ исходит из того, что творческий акт еще длится и сама мера его не дана в готовом виде — она рождается и оформляется в самом процессе становления мировой целокупности.

Неклассическая лит-ра более детально разработала и развила этот эстетический принцип. Она показала, что и сам

художник, и любой «носитель психических процессов—есть нечто, возникающее и порождаемое движением». Точно так же мысль не предшествует своему выражению, а рождается в его процессе. Это относится и к любому переживанию. Свобода от «предрассудков любимой мысли», делающая искусство неканоническим, не означает отсутствия в нем всякой меры и закона. Но эти мера и закон пробивают себе дорогу уже в процессе творческого акта, а потому каждый раз индивидуально неповторимы. Будем называть такую меру в отличие от канона внутренней мерой. Внутренняя мера окончательно заменяет собой канон именно в реализме. Реализм утвердил в лит-ре в качестве исходной неповторимую ситуацию, «единичное, психологически конкретное событие» в отличие от суммарной эмоции или «вечной темы» эйдетического искусства.

Обретение искусством художественной модальности стало решающим в процессе его обособления от других форм идеологии. Искусство эйдетическое было отделено от жизни, но неавтономно. Именно в нашу эпоху искусство самоопределяется в системе идеологии, находит в ней свое, по праву ему принадлежащее место и становится автономно причастным целому жизни.

Тот художественный мир, который создается современной литературой, совершенно специфичен, принципиально отличен от эмпирической действительности, этического мира поступка, теоретического мира науки и философии, наконец, от сферы религиозных верований, более всего сохраняющих связь с синкретическим мироотношением. Художественная реальность — особый вид реальности.

  1. ^ Концепции происхождения лит-ых родов.

Эпос, лирика и драма сформировались на самых ранних этапах существования общества, в первобытном синкретическом творчестве. Происхождению лит-ых родов посвятил первую из трех глав своей «Исторической поэтики» Веселовский, один из крупнейших русских историков и теоретиков лит-ры 19 в. Ученый доказывал, что лит-ные роды возникли из обрядового хора первобытных народов, действия которого являли собой ритуальные игры-пляски, где подражательные телодвижения сопровождались пением — возгласами радости или печали. Эпос, лирика и драма трактовались Веселовским как развившиеся из «протоплазмы» обрядовых «хорических действий».

Из возгласов наиболее активных участников хора (запевал, корифеев) выросли лиро-эпические песни (кантилены), которые со временем отделились от обряда: «Песни лирико-эпического характера представляются первым естественным выделением из связи хора и обряда». первоначальной формой собственно поэзии явилась, стало быть, лиро-эпическая песня. На основе таких песен впоследствии сформировались эпические повествования. А из возгласов хора как такового выросла лирика (первоначально групповая, коллективная), со временем тоже отделившаяся от обряда. Эпос и лирика, таким образом, истолкованы Веселовским как «следствие разложения древнего обрядового хора». Драма, утверждает ученый, возникла из обмена репликами хора и запевал. И она (в отличие от эпоса и лирики), обретя самостоятельность, вместе с тем «сохранила весь <…> синкретизм» обрядового хора и явилась неким его подобием.

Теория происхождения лит-ых родов, выдвинутая Веселовским, подтверждается множеством известных современной науке фактов о жизни первобытных народов. Так, несомненно происхождение драмы из обрядовых представлений: пляска и пантомима постепенно все активнее сопровождались словами участников обрядового действия. Вместе с тем в теории Веселовского не учтено, что эпос и лирика могли формироваться и независимо от обрядовых действий. Так, мифологические сказания, на основе которых впоследствии упрочились прозаические легенды (саги) и сказки, возникли вне хора. Они не пелись участниками массового обряда, а рассказывались кем-либо из представителей племени. Лирика тоже могла формироваться вне обряда. Лирическое самовыражение возникало в производственных (трудовых) и бытовых отношениях первобытных народов. Существовали, таким образом, разные пути формирования лит-ых родов . И обрядовый хор был одним из них.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Историческая поэтика iconВеселовский А. Н. Историческая поэтика Веселовский А. Н. Историческая...
Готовясь к экзамену, будущий магистрант знакомится с научной литературой из раздела «Теория», а также из того раздела («Средние века...

Историческая поэтика iconО. Э. Терехов Историческая мысль и историческая наука
I. Историческая мысль и историческая наука в эпоху романтизма в первой половине XIX века

Историческая поэтика iconКурсовая на тему: Поэтика цветовых и звуковых обозначений в романе...
I. Поэтика произведений М. Е. Салтыкова – Щедрина в трудах литературоведов

Историческая поэтика iconПояснительная записка Курс «Поэтика лирического произведения: основы стиховедения»
«Поэтика лирического произведения: основы стиховедения» для студентов 2 курса факультета филологии и журналистики (отделение отечественной...

Историческая поэтика iconЯзык романтической мысли. О философском стиле Новалиса и Фридриха...
Язык романтической мысли. О философском стиле Новалиса и Фридриха Шлегеля / Российский государственный гуманитарный ун-т. М., 1994....

Историческая поэтика iconКонтрольная работа «Историческая школа Германии: оппоненты классической школы» содержание
Тема контрольной работы «Историческая школа Германии: оппоненты классической школы»

Историческая поэтика iconУрок литературы в 5 классе по теме: М. Ю. Лермонтов «Бородино». Историческая...
М. Ю. Лермонтов «Бородино». Историческая основа и патриотический пафос стихотворения

Историческая поэтика iconПрограмма учебной дисциплины Сравнительно-историческая фонетика индоевропейских...
Целями освоения дисциплины «Сравнительно-историческая фонетика индоевропейских языков» являются

Историческая поэтика iconУрок. Тема: Поэтика творчества Галины Литвиновой. Лирика о любви...
Тема: Поэтика творчества Галины Литвиновой. Лирика о любви и дружбе. Стихотворения- посвящения

Историческая поэтика iconПлан конспект урока литературы в 7 классе а н. А. Некрасов. Жизнь...
Н. А. Некрасов. Жизнь и творчество писателя. Историческая основа поэмы «Русские женщины»



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница