К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии




НазваниеК 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии
страница6/11
Дата публикации15.06.2013
Размер1.66 Mb.
ТипКнига
www.lit-yaz.ru > История > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ 8. На пути к выбору нового партийного псевдонима

 

Все это вместе взятое и предопределило еще ранее намеченную смену партийного и писательского псевдонима. Ни в партии русского пролетариата, ни тем более перед лицом международного рабочего движения, Иосиф Джугашвили, как член руководства большевиков, не мог уже оставаться Кобой.

Этот псевдоним, ранее не нуждавшийся в пояснении в кавказских условиях, и полный исторического и психологического смысла, теперь, переставал "работать", попав в русскую среду, т.е. уже не выполнял свою функцию.

Более того: он становился совершенно непонятным на фоне другой языковой среды, и даже превращался во что-то несерьезное, чуть комичное. А старый семинарист Иосиф Джугашвили, прилежно штудировавший древне-греческую философию, прекрасно знал классический философский постулат Аристотеля о том, что смешное есть главное отражение несовершенного, и поэтому смешное - самое неприемлемое в политике.

Юмор, смешочки, смешки да хаханьки - были всегда связаны с представлением о паясничанье, скоморошестве также и в среде простого русского народа, который рассматривал таких "юмористов", как юродивых, а потому и относился к ним в массе своей не только не серьезно, но и ощущал, как и образованные люди, в действиях юродствующих нечто несолидное, неприятное, шокирующее1.

Смех, комичное, если и возникали в народной среде, то всегда были связаны с пошлостью, с дефектом, с чем-то ущербным, недоразвитым. И то, что Ленин не терпел "юмора" в партии, не любил и не принимал его, особенно импонировало Сталину. Именно поэтому он видел в Ленине, несмотря на всю скромность Ильича, крупнейшего вождя партии, еще в ранней молодости выделив Ленина из прочих "вождей" именно по этой его черте.

Революционеру приличествует гневная, бичуюшая, уничтожающая сатира, а не пошлое и хлипкое интеллигентское хихиканье. Этого мнения придерживались и вожди и все члены большевистской партии, считавшие себя твердыми, несгибаемыми большевиками. Вот почему и позднее, уже после революции Ленин и Сталин бичевали всякие попытки заменить или подменить разящую, уничтожающую на повал сатиру, - хихикающим, меленьким, пошленьким "юмором". Этот вид "деятельности" не нужен был ни русскому народу, ни его пролетарской, серьезной, а не марионеточной партии. И именно на этой почве неоднократно происходили стычки и расхождения с меньшевиками. "Юмористов" было особенно много среди бундовцев и троцкистов, которые были склонны в силу психологии своего национального характера, даже и в политических спорах, не столько спорить по существу, сколько стараться "поддевать" разными "остроумными", но поверхностными замечаниями своих большевистских оппонентов, пытаясь уйти от сути проблемы и прибегнуть к какому-нибудь эффектному софизму. Эти "приемчики" нередко производили обескураживающее впечатление на простых рабочих, рядовых членов партии, и поэтому Ленин, а вслед за ним и Сталин, считали совершенно недопустимым такое поведение, когда дело касалось важнейших политических проблем.

Партии не нужны были люди, способные хихикать по поводу общественных явлений и привлекать симпатии масс дешевой, "развлекательной" популярностью. Русскому народу нужны были серьезные, строгие, солидные вожди, - не бросающие слов на ветер. В этом. вопросе Ленин и Сталин были всегда едины. И именно это обстоятельство чрезвычайно важно подчеркнуть, так как оно имело непосредственное отношение к выбору нового псевдонима Кобой в конце 1912 г. Его псевдоним отныне должен был быть:

во-первых, звучащим по-русски и русским по конструкции,

во-вторых, чрезвычайно серьезным, значительным, внушительным по содержанию, не допускающим никаких интерпретаций и кривотолков,

в-третьих, он должен был обладать глубоким смыслом, и в то же время не особенно бросаться в глаза, не бить на эффект, быть спокойным,

в-четвертых, этот псевдоним должен быть легко произносимым на любом языке и фонетически быть близким к ленинскому псевдониму, но так, чтобы сходство также не ощущалось "в лоб".

Ко всем этим выводам Сталин пришел, как мы видели выше, постепенно, если проанализировать его работу над его 22 псевдонимами за ... 17 лет (1895-1912 гг.). И всем этим условиям отвечал псевдоним - Сталин.

Трудно сказать теперь, когда не осталось никого в живых из старой ленинской партии большевиков, как был тогда воспринят новый сталинский псевдоним. Можно предположить, что его все же заметили, но отнеслись спокойно: очень много тогда было в партии псевдонимов. Но в 1935 г. Анри Барбюс не скрывая восхищения писал: "Это - железный человек. Фамилия дает нам его образ: Сталин - сталь. Он несгибаем и гибок, как сталь"2.

По-видимому, Барбюс, ухватил главную мысль Сталина, которая руководила им при выборе нового псевдонима: на смену многосмысловому и целиком окрашенному мистическими восточными персидско-грузинскими мотивами Кобе, - псевдониму логичному для молодого, романтически настроенного революционера, владеющего знанием древней истории своей родины и думающего посвятить себя только ей и своему народу, - приходит в 1912 г. - псевдоним руководителя революционным движением в огромной многоликой империи, задача которого состоит в том, чтобы выковать крепкую, стальную, железную партию, готовую к предстоящим боям. Здесь нет места для сложных исторических реминисценций. Мысль предельно проста, как и задача - она односложна, единственна и не терпит усложнения и распыления. Сталь имеет один смысл - это ясно каждому: крепкая, жесткая, неотвратимая, непреоборимая. Железо не только мягче стали, железо "мягче" фонетически. Сталь же имеет только два слога - и даже, если подумать - один. Быть собранным в кулак, не растекаться, поступать жестко, жестче, еще жестче! - вот тот смысл, который нес этот псевдоним. Сложность и романтизм Кобы отбрасывались как не отвечающие новым национальным и историческим условиям. Должны были присутствовать лишь ясность, единство смысла, не терпящие интерпретации.

И.В. Джугашвили стал подписываться новым псевдонимом "К.Сталин", начиная с 1913 г., точнее - с января 1913 г. Так была подписана первая серьезная крупная теоретическая работа "Марксизм и национальный вопрос"3.

От старого, знакомого друзьям псевдонима "Коба" Сталин позволил себе сохранить только один инициал "К". Он служил и "связывающим звеном" с предыдущим периодом деятельности, и "сигналом" друзьям и просто "памятным знаком" для самого себя, воспоминанием, что пройден один этап в жизни.

Теперь же, после 1912 г. наступал новый исторический этап в жизни партии и в жизни И.В. Джугашвили. И он вступал в этот период совершенно в "новой шкуре", в новом обличье, под новым псевдонимом. Это было партийное имя, которому еще надлежало завоевать авторитет в партии, и Сталин был серьезно и решительно настроен осуществить это "завоевание" под совершенно новым "флагом".

Выбор первой даты опубликования нового псевдонима не был случайностью: новое имя должно было начаться с нового года, а никак не иначе, хотя само имя, сам новый псевдоним был у Сталина готов раньше января 1913 г., заготовлен заблаговременно, до того, как ему исполнилось 21 декабря 1912 г. 33 года. Об этом говорит то обстоятельство, что "негласную обкатку" нового псевдонима Сталин осуществил уже в октябре 1912 г. Но так, что она осталась никем не замеченной, не бросилась никому в глаза. Небольшие заметки в "Правде" №147 от 19 октября 1912 г. и №151 и 152 от 24 и 25 октября того же года, посвященные выборам в Думу в Петербурге подписаны К.Ст. То, что за этим сокращением скрывается уже новый сталинский псевдоним, а не какая-либо его старая модификация (например, К.Ст[ефин]) доказывается не только хронологически4 (псевдоним К.Стефин применялся только в 1909-10 гг.), но и тем, что в "Социал-Демократе" №30 от 12(25) января 1913 г. под статьей "На пути к национализму" также стоит подпись К.Ст., а ведь эта статья была опубликована уже тогда, когда Сталин окончил рукопись своей работы "Марксизм и национальный вопрос", на которой стоит помета: "Вена, 1913 г. январь" и рядом ясная, столь знакомая нам теперь подпись: К.Сталин. С этих пор все статьи, и все документы подписывались Иосифом Джугашвили только этой фамилией.


Примечания

 

1. "Смех - свидетельство неполноценности, ущербности, низости", - говорит Аристотель. И эти слова повторяет А.С.Пушкин, объясняя, почему именно комедия признана низменным жанром и почему в России, у русского народа, усваивавшего с IX в. греческую культуру через религию, "зубоскальство" признано одним из самых отрицательных свойств человеческой натуры, и потому презирается как "скоморошество", "юродство", как показатель несерьезности и неполноценности. "Смех без причины - признак дурачины". В XX в. в этом смысле происходит резкий поворот и сдвиг в русской литературе. В ней появляются писатели-смехачи, начинают проникать переводные произведения западных юмористов - Джерома К.Джерома, О.Генри, Марка Твена, но лишь в советское время появляются "отечественные" "иностранцы еврейского происхождения по юмористической части" - Илья Ильф, Леонид Ленч, Михаил Зошенко, не говоря уже о "мелкоте", "мелкотравчатых хихикалах" - Дыховичном, Слободском, Райкине и их сегодняшних эпигонах.

Для русского национального характера типична уничтожающая сатира, разящая, давящая, беспощадная, как у Салтыкова-Щедрина, но смешки да хаханьки, так называемый "беззубый" (а на самом деле пошлый) юмор, никогда не был свойственен ни русской национальной культуре, ни русскому характеру, ни русским историческим условиям. Смешки да хаханьки - чисто южное явление, следствие исторически сложившейся беззаботности. И в том, что Чехов выросший на полугреческом-полуукраинском юге, в том углу Новороссии, где русской культуры вообще не существовало до 20-30-х годов XIX в. и где русское население стало притекать только после отмены крепостного права, стал первым русским писателем-юмористом, была своя историческая закономерность: на русском Севере, в великорусском Центральном районе Срединной России, среди русского коренного населения, писателя, способного хихикать и даже просто смеяться, скалить зубы прилюдно, не могло просто возникнуть и не возникло. Всех юмористов-литераторов, которые захотят опровергнуть подобное утверждение, достаточно просто слегка "колупнуть" на предмет их национального происхождения, чтобы сразу понять, что в их "юморизме" и склонности к смеху заложено слишком "южное".

2. Барбюс А. Сталин. Человек, через которого раскрывается новый мир. М., Гослитиздат, 1936. С.108-109.

3. Сталин И.В. Соч. Т.2. С.267.

4. Обладая несколькими модификациями или вариантами своих псевдонимов, Сталин употреблял их не как попало, а строго в соответствии с определенным органом печати и временем (годом). Так, например, в газетах "Дро" (на грузинском языке), в "Бакинском рабочем" и "Гудке" за 1906-08 г. Сталин подписывался только такими псевдонимами, как Коба, Ко., К.Ко., и Коба Иванович; в "Гудке" за 1908 г. - К.Като, в 1909 г. - К.Ко.; в "Бакинском пролетарии" за 1910 г. К.С., К.Ст., К.Стефин; в "Социал-демократе" за 1912 г. и в "Звезде" - К.С. и С., К.С-н., К.Салин, К.Солин, но в октябре 1912 г. - К.Ст. (и это был уже К.Сталин). И только в январе 1913 г. (12/25 января) в "Социал-Демократе" №30 впервые появилась полная подпись К.Сталин.

 

^ 9. Литературные интересы юного Сосо

 

Уже после революции, в начале 20-х годов в партийной среде и особенно среди интеллигенции было распространено мнение, что "Сталин" это простой перевод на русский язык грузинского корня его фамилии - "Джуга", что якобы означает "сталь". Такое мнение бытовало все советское время и было многократно упомянуто в литературе о Сталине. Вот почему вопрос о происхождении псевдонима "Сталин" был как бы автоматически "снят" заранее, поскольку считалось, что происхождение это известно, и что оно - кроме того - вполне стандартно, тривиально.

Это убеждение было тем сильнее, что оно находило подтверждение и с грузинской стороны. Так, например, даже многие крупные интеллектуалы Грузии, академики, писатели в своих частных разговорах со своими московскими и ленинградскими коллегами нередко подтверждали эту версию: "Да, "джуга" по-грузински, а точнее по древне-грузински - означает "сталь", "булат"".

Однако это не только не так, но и является прямой выдумкой, не имеющей под собой никакого фактического и филологического основания.

Дело в том, что сами современные грузины просто не знают, что означает слово "джуга", ибо слово это очень древнее. Звучит оно вроде бы по-грузински, но вот значение его просто утрачено. Черт знает, что оно означает. Говорят "сталь", значит вроде люди так считают, ну и пусть будет "сталь".

Однако известно, что на многих языках, в том числе и на русском, существует немало слов, значение которых уже никто не помнит, и которые, даже отсутствуют в словарях. Тем не менее, эти слова означают нечто определенное, имеют смысл и, в случае более тщательного исследования, поддаются расшифровке. Так, например, слово "смурыгий" - звучит как обычное русское прилагательное, но значение его нам уже неизвестно, поскольку в бытовом языке мы его, практически, не употребляем. На самом же деле оно означает "заношенную и затертую до такой степени одежду, первоначальный цвет, которой уже нельзя различить". Тем самым одно краткое слово емко определяет целое сложное понятие, передать которое современным языком способна лишь длинная фраза. Именно к такому роду "забытых" слов принадлежит и грузинское слово "джуга". И означает оно вовсе не "сталь".

Вот что писал по этому поводу в 1990 г. в ответ на мой запрос видный грузинский писатель-драматург Кита Михайлович Буачидзе, кстати, бывший узник сталинских концлагерей, человек замечательной стойкости и глубокой культуры, сохранивший в самых тяжелых условиях порядочность, высокий интеллект и нисколько не растерявший и не разменявший от превратностей судьбы - свою образованность.

 

Дорогой Вильям Васильевич!

Вы - интереснейший человек, с которым даже заочно-эпистолярное знакомство доставляет истинное удовольствие. Я говорю это потому, что благодаря Вашей дотошности и научной добросовестности, мне, наконец, удалось выяснить то, чего мы, грузины, к стыду своему, до сих пор не знали. "Джуга" означает вовсе не "сталь", как я Вам сообщал прежде, поскольку это было, так сказать, как бы известное, расхожее мнение. "Джуга" - это очень древнее языческое грузинское слово с персидским оттенком, вероятно, распространенное в период иранского владычества над Грузией, и означает оно просто имя. Значение, как у многих имен - не переводимо. Имя как имя, как русское Иван. Следовательно, Джугашвили - значит просто "сын Джуги" и ничего другого. Выходит, что Вы правы - к происхождению псевдонима "Сталин" его первоначальная, природная фамилия никакого отношения не имеет.

Искренне Ваш Кита Буачидзе,

Селение Парцхнали, февраль 1990 г.

 

Ко времени получения этого письма, я уже знал, как произошел псевдоним "Сталин" и сообщение Киты Михайловича лишь еще раз подтвердило, что Сталин не шел и не мог идти обычным путем в выборе своих псевдонимов и тем более - не мог примитивно и "прозрачно" переводить свою фамилию с одного языка на другой, что шло бы вразрез со всей его психологией. Так что мое предположение оказалось правильным - его псевдоним был "найден" необычным путем. И искать разгадку надо было также не совсем обычным путем, т.е. не в архивных документах, где такие веши просто не могут быть отражены, а в попытках раскрыть особенности характера и психологии Сталина.

Идея, которая лежала в основе моего поиска, была проста. Она исходила из того известного факта, что Сталин обладал феноменальной памятью и гигантской работоспособностью. Ясно, что в 33-летнем возрасте оба эти качества находились в состоянии расцвета.

Во-вторых, я исходил из того, что впечатления детства вообще, а значительные для ребенка впечатления - в особенности, сохраняются в памяти, порой до глубокой старости, и притом лучше и ярче, чем более поздние события. Это также не подлежало сомнению.

Ну, а теперь, вернемся в конец XIX в., в Грузию, в Горийское духовное училище.

Вскоре после поступления маленького Сосо в училище, а именно, в 1889 г., когда Иосифу было 10 лет, произошло немалое для того времени событие в культурной жизни Грузии: в Тифлисе появилось необычное по тому времени издание произведения Шота Руставели "Барсова кожа" в переводе на пять языков.

Неизвестно, мог ли видеть, тогда или немного позднее это издание ученик Джугашвили, но зато известно, что когда ему было 15-16 лет, Сосо придумал пополнять свое образование путем ... чтения книг в ... букинистических магазинах, подолгу простаивая у прилавка погруженным в чтение якобы "рассматриваемой" книги.

Когда же эта уловка была обнаружена и ему чуть было не запретили доступ в книжные магазины, молодой Джугашвили придумал другую штуку: он стал брать книги в магазине для чтения напрокат, платя по 10 коп. за сутки. Но он не читал эти книги, а уговорил нескольких друзей коллективно переписывать их. Переписывали сразу два человека - каждый по странице, сидя по обе стороны раскрытой на столе книги. Этот прием настолько убыстрял переписывание, что довольно толстую книгу ценой в 3 рубля друзья успевали переписать за три дня, и она, следовательно, обходилась им всего в 30 коп. (на троих), т.е. вдесятеро дешевле. Рукописи тщательно переплетались и таким путем в сравнительно короткое время у Сосо составилась довольно приличная библиотека1. Когда его исключили из семинарии и он стал работать в обсерватории, то эта "библиотека" хранилась у него в комнате. Позднее, когда Иосиф Джугашвили перешел на нелегальное положение (1901 г.), библиотечку рассовали по друзьям, но пользоваться ею продолжали вместе.

Среди книг этой "библиотеки", несомненно, должен был присутствовать и томик Шата Руставели. Во всяком случае известно, что Джугашвили познакомился с "Вепхис ткаосани", как по-грузински назывался "Витязь в тигровой шкуре", по крайней мере между 1895-1901 гг., в период своих литературно-поэтических опытов и увлечений. Поскольку тифлисское издание 1889 г. было самым ближайшим по времени и петербургские издания относившиеся к 1841, 1846, 1860 г. были практически недоступны в Тифлисе, а новые издания поэмы Руставели появились лишь тогда, когда Сталина уже не было в Грузии, т.е. в 1903, 1913 и 1914 году, то единственной возможностью для Сталина ознакомиться с произведением грузинской средневековой классики оставались либо грузинский текст издания 1880 г., либо более близкое ему по времени издание 1889 г., выпущенное к тому же гораздо большим тиражом. В пользу последнего издания говорит тот факт, что Сталин всегда цитировал в своих произведениях и в устной речи наиболее крылатые изречения Руставели обычно на русском языке2.

Прекрасно сознавая, какое значение и авторитет имеет в грузинской среде меткое слово классика, Иосиф Джугашвили умело пользовался в борьбе с меньшевиками именно ироническими двустишиями Руставели, сражая порой их неожиданностью своих более солидных и более утонченных интеллектуальных оппонентов, вроде Ноя Жордания, и вызывая у них приступы бессильного гнева. Так, например, отвечая на вопросы о разногласиях между большевиками и меньшевиками, Сталин довольно легко разрешал недоумения рабочих, почему же к меньшевикам следует относиться столь непримиримо, если и они "исповедуют" марксизм, - короткой и простой, понятной каждому репликой из Руставели - "Коль нашла ворона розу, мнит себя уж соловьем", подчеркивая этим, что одно лишь чтение марксистских книжек, или упоминание марксовой теории ничего не значит, - нужна правильная политическая линия, подлинно пролетарская тактика.

Сталин вообще утилитарно относился к знаменитой поэме, используя из нее не только отдельные "крылатые выражения", ставшие народной мудростью, но и определенные идеи. Или вернее, превращая в целые идеи, в принципы для постоянного руководства, некоторые высказанные там, хотя бы и по конкретному поводу, мысли.

Одним из любимых Сталиным был, например, часто повторяемый самим Руставели, и, по-видимому, прилагаемый им к себе афоризм: "Моя жизнь - безжалостная, как зверь". Сталин вспоминал его особенно часто после самоубийства жены - Н.С.Аллилуевой. Весьма рано, уже в период 1905-1907 гг., а тем более позднее, стали для Сталина руководящим принципом жизни и борьбы не менее знаменитые слова Руставели: "Недруга опасней, близкий, оказавшийся врагом". Они объясняют нам гораздо больше и правдивее всю деятельность Сталина, чем пресловутое утверждение, будто бы во всех событиях 30-х годов "виновата" теория усиления классовой борьбы, или какие-то особые "диктаторские" замашки Сталина. Нельзя забывать и игнорировать широко известные, но намеренно "забытые" или, вернее, скрываемые слова Ленина, развеивающие демократические иллюзии: "Демократия вовсе не отменяет классовой борьбы, а делает ее лишь более открытой, и свободной". Так что искусственно преуменьшать значение классовой борьбы, или обвинять Сталина в ее искусственном обострении, и тем самым делать именно идею классовой борьбы, так сказать, повинной во всех бедах нашего общества - это чистейший ревизионизм, типичная буржуазная клевета на социализм, как форму общества, свободного от эксплуатации. Как ни парадоксально это теперь звучит, но Сталин нисколько не был повинен как раз в классовых пристрастиях, которые у него в 30-х годах не обострились, а наоборот, притупились. Так, острое классовое чувство должно было бы остановить его, как марксиста, от уничтожения бывших товарищей по классу и партии. Однако он руководствовался не классовым сознанием, а средневековыми понятиями, навеянными красивыми и психологически сильными афоризмами Шота Руставели. "Недруга опасней близкий, оказавшийся врагом". Именно этот тезис полностью объясняет трагедию 1937-1938 гг.

Если недругов, т.е. классовых противников советской власти - сажали в тюрьмы и держали по 5-10 лет, то близких, оказавшихся опасней, чем недруги, можно было только расстреливать, уничтожать полностью, стирать с лица земли. Так как они - верх опасности. Так что Сталин совершал исторические и классовые ошибки (политические), не тогда, когда следовал теории марксизма, а как раз тогда, когда отступал от нее и вставал на эмоциональную почву средневековой морали, да притом еще - восточной! Ясно, что кроме крайнего ожесточения ничего после такой позиции и последовать то не могло. Оскорбление предательством бывших друзей или близких - ранит особенно больно, и потому вызывает в эмоциональном плане, более ожесточенную, почти зверскую реакцию. Чисто человечески понять это можно, но объяснять подобные действия - классовой борьбой, или приплетать сюда марксизм - совершенно напрасно и недопустимо, ибо это явная фальшь, ложь и более того - фальсификация истории.

Об этом приходится напоминать потому, чтобы подчеркнуть, в сколь огромной степени оказывали на Сталина воздействие идеи, заложенные в ранней молодости, - идеи, почерпнутые из гениального поэтического произведения, но относящиеся к эпохе средневековья и оперировавшего, естественно, средневековыми категориями и постулатами.

Отсюда читателю должно быть совершенно ясно, что Сталин хорошо знал "Вепхис ткаосани", что он внимательно читал, и, разумеется, не раз перечитывал это произведение и на воле, и в тюрьме, а возможно и в ссылке, черпая оттуда и вдохновение, и отдельные "перлы" и "идеи", и что он во всяком случае помнил обстоятельства своего первого знакомства с поэмой Руставели. Помнил, какое издание он впервые взял в руки. Помнил, несомненно, год этого издания. Помнил, что такое издание существует. Если читатель согласен, что все это можно утверждать априори, то перейдем к следующему этапу поисков - перенесемся в 1936-1937 годы.

 

* * *

 

В 1936-1937 годах торжественно праздновалось 750-летие Шота Руставели. Было все, что положено в таких случаях: Торжественное собрание общественности в Большом театре, передовицы и целые полосы в газетах, портреты Шоты Руставели на здании Дома Союзов, выставка, посвященная всем изданиям его поэмы на грузинском, русском, английском, французском, немецком и других языках. Кроме того, были изданы книги о Шота Руставели в серии ЖЗЛ, и главное - предприняты новые переводы его поэмы на русский язык и новые, богато иллюстрированные, юбилейные издания "Витязя в тигровой шкуре". И тогда обнаружилось следующее: на выставке, среди русских переводов "Вепхис ткаосани" отсутствовало чуть ли не лучшее, многоязычное издание 1889 г. Не было оно упомянуто и в биографии Руставели, написанной для ЖЗЛ (Вып.10 М., 1937 г.) литературоведом Д.Дандуровым (А.Дондуа). Наконец, ни слова не было сказано именно об этом издании поэмы Шота Руставели во всех многочисленных литературоведческих статьях, посвященных 750-летнему юбилею "Витязя в тигровой шкуре". Более того, вопреки обычным литературоведческим традициям, авторы на сей раз дружно забывали упомянуть о работе предшественников советских писателей, трудившихся над переводами творения Руставели на русский язык.

Вместо этого были изданы отдельно в течение 1937 г. старый перевод Бальмонта, переводы П.Петренко, Г.Цагорели и Ш.Нуцубидзе. В них говорилось лишь об особенностях работы каждого данного переводчика, но никаких ретроспективных экскурсов в историю перевода поэмы на русский язык не содержалось. Вообще, как ни странно, библиография "Витязя в тигровой шкуре" либо отсутствовала, либо осуществлялась с пропусками, сокращенно, причем во всех библиографических справках, сопровождавших статьи о Шота Руставели, обязательно отсутствовало тифлисское издание поэмы 1889 г.

Этот факт особенно наглядно был зафиксирован в энциклопедии Бр. Гранат, а именно в VII части т.36, где была опубликована статья "Руставели" (с.658-669). На десяти с половиной страницах убористого, частично даже написанного нонпарелью, текста содержалась разумеется, и библиография, которую "Гранат", как солидное издание, постарался сделать исчерпывающей. Но и здесь было пропущено издание 1889 г. и этот пропуск был тем более заметен для специалистов, что все остальные издания добросовестно перечислялись3.

Седьмая часть 36-го тома энциклопедии бр. Гранат со статьей о Руставели была издана, как известно, в 1941 г., накануне войны, и автор этой статьи - А.Дондуа, разумеется, отражал "все лучшее", что дал в области изучения творчества Руставели юбилей в 1937 г. А отличительной особенностью этого юбилея было то, что во время него всячески замалчивался сам факт существования тбилисского издания поэмы в 1889 г. и найти, или получить это издание в библиотеках СССР было невозможно, даже для специалистов, которые еще помнили, что такое издание существовало. Это обстоятельство, правда, мало кого заботило, да и в 1937 году лишних вопросов обычно не задавали. А в 1941 г. и вообще было уже не до них. После войны эта история совершенно забылась: не осталось в живых никого из руставеливедов, обративших внимание на исчезновение книги из музейных экспозиций и из каталогов библиотек.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии iconО проведении краевого (заочного) конкурса детского и юношеского
«Дети и книги» (далее – Конкурс) посвящен 265-летию со дня рождения писателя, философа А. Н. Радищева, 200-летию со дня рождения...

К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии iconМоу «сош с. Учебного» к юбилею поэтов Кабардино-Балкарии
В рамках месячника посвященного памяти поэтов-писателей: Бекмурзы Пачева (к 155-летию со дня рождения); Кязима Мечиева (к 150-летию...

К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии iconКонкурс мы начнем с
Сегодняшняя встреча посвящается памяти Сергея Васильевича Рахманинова – 140-летию со дня рождения великого композитора, пианиста...

К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии iconКто на все вопросы мне ответит?
С 26 по 29 марта в Центральной библиотеке №239 проходили мероприятия, посвященные Неделе Детской книги и 130 –летию со дня рождения...

К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии icon130- летию со дня рождения К. И. Чуковского. Вед
В посёлке Переделкино под Москвой, среди берёз и сосен, в небольшом доме много лет жил высокий седой человек, которого

К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии iconПлан мероприятий на 2013 2014 учебный год сентябрь
Мероприятие к 185 -летию со дня рождения писателя Льва Николаевича Толстого 5-11кл; к 95-летию со дня рождения русского поэта и переводчика...

К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии iconДиплом за активное участие Шергина М. Почетная грамота лауреата Всероссийского...
Республиканская краеведческая интернет-викторина, посвященная 160-летию со дня рождения Верещагина Г. Е и 120-летию со дня рождения...

К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии iconШкольный этап фестиваля, посвящённого 85-летию со дня рождения С. К. Никитина
В сентябре октябре 2011 года состоялось проведение школьного этапа городского фестиваля, посвящённого 85-летию со дня рождения владимирского...

К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии iconПлан юбилейных мероприятий Шамильского руо, посвященных 90-летию...
В каждой школе 8 сентября провести торжественную общешкольную линейку, посвященную 90-летию со дня рождения Расула Гамзатова

К 130-летию со дня рождения И. В. Сталина Книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина, в которой рассказывается о малоизвестных фактах сталинской биографии iconПоложение о конкурсе творческих работ, посвященном 130-летию образования...
Белгородский государственный университет в связи с празднованием 130-летия со дня образования объявляет открытый конкурс творческих...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница