Всеобщая история




НазваниеВсеобщая история
страница3/7
Дата публикации14.06.2013
Размер0.7 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7
[179]

В продолжение некоторого времени он скитался по лагерю варварского народа, который наконец продал его христианам, бывшим в Гагской крепости. Они выкупили его, не как Евреи для позорной смерти, но как Господь, для славного избавления, (выкупили его) 50 дахеканами дороже, чем Христа: такова была алчность продавца Господа нашего, которого он слишком дешево ценил, судя по себе. После этого Ванакан вардапет жил еще пятнадцать лет во славу божию и на пользу многих и почил от тяжких трудов своих в скинии просветителей (т. е. апостолов) мира, 18-го марта, 10-го числа месяца арега старого стиля, в субботу великого поста, в которую празднуется память Орентия с его братьями, а у нас — Кирилла, пaтpиapxa Иерусалимского. Успение его было празднеством в горнем Иерусалиме, чада которого — сыны света, здесь на земле находили в нем своего поклонника, во славу жениха его, бессмертного царя Ииcyca, Отца Его и Духа Святого. Он перешел в безвременную вечность в 700 — 1251 году, оставив по себе доброе имя в учениках своих и в книгах церковных гимнов, которые суть плод благодати божией и чистого творческого ума его 717.

Начиная с 685 года армянского летосчисления до 714, в которым мы живем, (т. е. с 1236 — 1265), все, что совершил народ стрельцов 718 с царями и с царствами, (находившимися) по сю сторону великого моря 719: с Пapcиeй и землею Ахованов, с Арменией и Ивepиeй и так называемой Греческою страною, где обитали Армяне, Сирянс, Греки, Татчики и Туркманы — со всей подробностью описали: отец наш, [180] с божиими святыми прославленный, Ванакан вардапет и друг наш — Киракос вардапет, шедший во всем по стопам отца нашего, — так что мы уже не дерзнули в третий раз повторять ими рассказанное или распространяться о том. Мы сочли нужным, для хронологической связи, вкратце упомянуть о замечательнейших событх и деяниях, и тем закончить наш ученый труд, давно начатый и до сих пор неоконченный: нам и без того совестно перед историками, о которых мы упомянули выше. Ибо слово и память (человеческая) не в состоянии привести в известность множество грехов, преступлений и нечестий наших, равно как и справедливое воздаяние божиего суда, не говоря о том — есть ли возможность исчислить воздаяния или злодеяния наши? Но глубина, бездна и неизмеримость божиего милосердия всегда торжествовали и будут торжествовать. Благодать, благодарение, слава, честь, благословение да будет Господу вовеки веков от всех и каждого, от Его видимых и невидимых твopeний; да скажет он аминь неисчерпаемому беспредельному и безконечному Существу.

В 691 году армянского летосчисления (1212) Бачу нуин сменил Чармах'ана и взял город Карин, изгнав оттуда мужа знаменитого, богатого, благоче стивого: Умека с его сродниками, сыновей барона Иоанна, Стефана с пятью его братьями 720; а в 692 — 1243 году (взял) всю страну, называемую Греческою: сначала знаменитый город Кесарию, потом Севаст, жители которых были пощажены, ибо немедленно изъявили покорность; далее Езенку, жители которой или истреблены или отведены в плен, ибо они [181] воспротивились; и другие страны и области, в особенности где жил многострадальный народ армянский. Ибо численные буквы нашей эры были: *** - (692); и в это время действительно совершились события, достойные плача и слез, обнимающие собою не только ра-зумные существа и бессловесиые животные, но и горы и поля, орошаемые кровью и слезами. И это вох'б, *** повторилось в 698 — 1249 году 721: Бачу и с ним все старейшины стали подозревать в самонадеянности и непокорности царя и князей иверийких. Поэтому они схватили царя Давида 722 и других вельмож, заключили их в оковы и приговорили к смерти. Но по милости божией они избавились от смерти. За то бесчисленное множество людей погибло от неприятельского меча; целые деревни и селения отведены в плен, преданы позору женщины в Армении, а еще более в Иверии.

В 699 — 1250 году умер Аваг, сын Иване, и погребен в Пехендцаванке 723 подле отца своего: человек он был щедрый; войнолюбивый и благочестивый.

В 700 — 1251 году ведший папа римский 724 поднял вопрос (о Св. Духе). Он писал ко всем христианским народам, (предлагая им) исповедать всесвятого Духа исходящим от Отца и Сына. Сиряне, Греки, Иверийцы и Армяне не дали на то своего согласия. Последние пересмотрели исповедание первых святых отцев через посредство близкого Богу Ванакана вардапета, и нашли (yчeниe своей церкви) единомысленным с (учением) знаменитых [182] славных мужей: Афанасия, Григория Богослова, Григория Нисского, Григория Просветителя и других святых.

В 701 - 1252 году появилась саранча в Верхней Армении 725 и причинила вред многим провинциям.

В 702 — 1253 году Мангу-хан дал повеление учинить ревизию во всех землях, находившихся под его властью, через знаменитого мужа Архуна 726 и назначить поголовную подать с мужчин, за исключением женщин, дряхлых стариков и грудных младенцев.

В 703 — 1254 году христолюбивый царь армянский, Хетум, отправился к Бату, великому северному царю 727, сроднику Чангез-хана, а оттуда к Мангу-хану, который с большими почестями сделал ему достойный прием. От него Хетум через год возвратился к престолу своему с миром.

В 704 — 1255 году Хулаву 728, брат Мангу-хана, с огромной силой и с бесчисленным войском пошел на Парсию, Ассирию, Армению, Иверию и Землю Ахованов. Прежде всего он дал приказание при шедшему с ним войску со всеми своими приготовлениями напасть на страну Греческую. Устрашенные появлением неприятеля Греки нашлись вынужденными, оставив Верхнюю Армению, равно как и Средиземные страны 729 до самого моря, удалиться, предоставив Хулаву-xaнy господствовать над зем лями, бывшими под властью султанов греческих. Сам же великий Хулаву в самый год прихода своего, в 701 — 1255 году пошел походом в землю Мельхедов — в Аламут, завладел ею, прогнав [183] оттуда начальника. Еще до его прибытия войско его под начальством Исавур-нуина было окружено и поставлено в стесненное положение. По возвращении оттуда Хулаву вызвал к ce6е царя иверийского, Давида, с вельможами страны; принял их всех с любовью и почестями, в особенности христиан. Ибо первая жена его, Дохуз-хатун, была xpистиaнкa по учению Сирийцев-несториан, с ересью которых она впрочем не была знакома; она с непритворною любовью любила все христианские народы и просила их молитвы, как-то делал и сам Хулаву, названный Эль-ханом 730. За ними всюду носили палатку из холста в виде церкви; ударами о молитвенную доску ежедневно призывались к молитвам, к обедне, которую служили священники с диаконами; у них были училища, где детям свободно преподавали (учение христианское). У них-то находили убежище духовные лица различного происхождения, которые из различных христианских стран приходили просить о мире и часто получали его и радостные возвращались с подарками 731.

В 705 — 1256 году умер Бату, великий властелин севера. В том же году сын его, Сардах, был отравлен своими братьями, возбужденными завистью; ибо Сардаху передал отец власть свою с присовокуплением к тому же владений Мангу-хана. Смерть его была великим горем для христиан, ибо он был совершенным христианином и часто являлся виновником спасения многих, обращая в христианскую веру из своих и из чужих.

В 707 — 1258 году храбрый Хулаву взял [184] Багдад, 515 лет спустя после построения его Джафаром и Измаильтянами, в 194 году нашего летосчисления (= 745), на реке Тигре, на расстоянии, как говорят, семидневного пути от древнего Вавилона. Собственными руками он убил халифа Мустасара; бывшиe же там христиане по воле и ходатайству великой царицы Дохуз все были спасены. Халифа означает наследника из рода Махмеда, появившегося в 60 году армянского летосчисления (611), последний же Халифа жил до 707 — 1258 года. В том же году, когда Эль-хан Хулаву возвратился из разрушенного Багдада, был осажден Муфарх'ин, Город-мучеников (Мартирополь); и осада эта продолжалась два года. Ибо султан этого города, из рода Эдилов, противился Исмуду, сыну Хулаву, запер городские ворота и продолжал войну, и тем стал предметом гнева божия. Во время осады 732 жители ели безразлично (сначала) чистые и нечистые животные, потом нищих, а наконец детей своих и друг друта, когда бывали в состоянии. Один тамошний протоиерей, вынужденный злейшим голодом, стал зверем и съел своих детей: он сам написал эту свою исповедь на бумаге в надежде, что мы увидим ее и что он получить прощение от милосердого Создателя человеческой природы. До последнего своего издыхания он не переставал рыдать, плакать, горевать и воздыхать с беспрестанным сожалением. Мы видели, как он того надеялся, написанную им исповедь, и надеемся, что не оставит его своей милостью Знающий и Создавший нашу природу: милосердый Отец, глубина [185] милости и бездна любви, Который из сострадания к нам принял смерть, да умилостивится и да очистить его через таинство церкви, с ним вместе и всех, кои с раскаянием возложили и возложат свое упование на Христа, Бога нашего. Вы же, читатели, в свою очередь усердно молите Его, повторяя аминь.

В 708 — 1259 году Хулаву предпринял поход в Месопотамию и завладел областями и городами ее, как о том подробно писали историки 733. К нему явился армянский патриарх кафоликос 734 с благословением и заслужил его расположение. Когда Хулаву покорял себе всю страну Шамскую 735, при нем находился наш венценосец, Хетум, который, являясь всюду, избавлял от смерти христиан, как светских так и духовных; за это да воздаст ему Господь сторицею, прощением грехов и долголетием и ему и его сыновьям! — Отсюда Хулаву возвратился на зимние квартиры на Муханскую равнину 736, и на летние стоянки в Даринский округ, или как другие называют, в Даранскую равнину 737: здесь вокруг гор находится много каменистых пещер; эту местность он полюбил и обстроил ее зданиями по своему желанию. Он даже думал выстроить здесь город, почему и вся окрестная страна пострадала от этого, ибо и люди и скоты должны были из дальных месть доставлять тяжелые бревна.

В 709 — 1260 году взят Мартирополь после больших бед и потерь, понесенных не только осажденным городом, но осаждающим войском Татар и христиан, борющихся с ними вместе и между [186] собою извне и изнутри. Здесь был убит прелестный юноша, Севада хаченский, сын великого князя Гpигopия, который в мужественной борьбе увенчан мученическим венцем, сохранив веру и страх к Богу и Эль-хану. Пусть будет и он участником во славе мучеников Христа, хранивших в себе веру в него и страх; аминь!

В этом же году было истреблено войско, оставленное Хулаву Эль-ханом в Шамской земле для ее охраны в числе двадцати тысяч под начальством великого полководца, Кит-Бухи, христианина по вере, которому султан Мисра (Египта) во главе бесчисленного войска дал сражение у подошвы Фаворской горы. Войско Бухи, как малочисленное, потерпело поражение; часть его отведена в плен, а другая, размявшись, скрылась и, таким образом избавившись, явилась к царю армянскому. Многие Татары и христиане встретили в нем сострадание и, получив от него одежду, лошадей и съестные припасы, с признательностью (в сердцах) возвратились к своему государю. С тех пор в лице царя Хетума прославилось имя Христа и между своими и между чужими.

В 710 — 1261 году князь князей, царственный Джалал, в следствие горьких мучений скончался смертью Христа и Его мучеников, оклеветанный Татчиками, обвиненный и преданный Архуну. Его отвели в Татчкастан в город Хазвин и там ночью убили его, рассекая все члены его по суставам. Единственной причиной его смерти была любовь его ко Христу и то, что до старости он проводил свое время в [187] пocтe, молитвах, в благотворениях, а воскресные дни в стоянии. Вот почему Бог удостоил его света, ниспосланного свыше на разрозненные его члены, которые Он осенил им, свидетельствуя тем о безвинной мученической его смерти. Убийцы, видя это, в ужасе бросили святые останки в высохший колодезь, пока наконец пришли его сродники, перенесли и погребли их в его собственном монастыре Гандцасаре 738, наследственной погребальнице его предков: cияниe того же света видели переносившие его останки 739.

В том же 710 — 1261 году при дворе Хулаву Эл-хана был убит иверийский главнокомандующий, Закаре, сын Шахан-Шаха, в юношеском возрасте во цвете лет в блестящую эпоху своей жизни, когда имя его стало уже всем известно. На него взвели какие-то обвинения, в том числе и то, что он воспрепятствовал своевременному поступлению назначенной дани в казну. Смерть его оплакивала вся Иверия с соседственной Арменией, не говорю уже о том, сколько горьких слез было пролито его родителями. В следствие чего вскоре, во время глубокого траура, с растерзанным сердцем умер и отец его, названный Шахан-Шахом, владетель столичного города Ани, бывшего некогда местопребыванием царя, старейшего между царями Багратидами: вот почему владетель этого города назывался Шахан-Шахом, т. е. царем царей 740. Таинственное число * = 700, т. е. совершенный покой, и * = 10, т. е. святой, означает ycпoкoeниe, ожидающее святых в грядущую божию субботу. Сказанное нами имеет [188] символическое значение 741. В это число совершена молитва о всех святых.

В 711 — 1262 году скончался кафоликос ахованский, владыка Нерсес, от жестокой водяной болезни, против которой оказались бсссильными средства врачей. Единственным облегчением для него был Бог наш Иисус, лекарство бессмертной жизни; к Нему-то, после исповеди и завещания своего, переселился он с великой надеждой. Вся жизнь его прошла достойным образом в кротости и человеколюбии.

В 712 — 1263 году почил о Христе знаменитый отшельник, достойный высокого звания и сана. Благодать божия призвала его на священство, учительство и архиепископство страны Гардманской и других областей и крепостей: я разумею именитого, известного всему миpy, владыку Иоaнна Тустци. Он соблюдал посты трех пятидесятниц без хлеба и воды, что он делал также по средам и пятницам. Он отправился в Иерусалим пешком и босой; все дни великого поста проводил там, стоя без пищи, до самого дня Христова Воскресения. Бывшиe там Франки удивлялись тому, что он все время стоял, и стоял безмолвно и без пищи. Он просил Бога об одном: убедиться в молве, ходившей в нашем народе, а именно, что когда сходит свет, армянская лампада первая зажигается. Он сам рассказывал: что “хранитель усыпальницы святого Гроба любил и ласкал нас; у него-то мы и просили доказательства в справедливости молвы”. Тот сказал: “Купи лампады, и сам ты повесь их своими руками”, что я и сделал: купил [189] лампады и повесил их над св. Гробом: по правую сторону во имя Франков, по левую во имя Греков, а в средний — Армян, как то они обыкновенно и делали. Мы даже заперли дверь и приложили печать, которую хранитель вручил мне с ключем вместе. В великую субботу в девять часов, когда мы со всем городом и богомольцами, пришедшими из дальных стран, стояли и молились, подошел ко мне хранитель Гроба и сказал: “Владыка, пожалуйте отоприте, ибо свет сошел”. Я пошел, отпер, снял печать: действительно средняя лампада горела ярким прелестным огнем”. Этим чудом прославился владыка Иоанн и молва о нем далеко распространилась.

Он же рассказывал и следующее: “Я отправился в Вифлеем, где я видел изображенными на стенах церковных лики святых апостолов; видел, что Татчики в знак своего неуважения вырвали у них глаза: и мне стало грустно. Я обратился к св. апостолам с мольбою: угодно ли им, чтобы всюду были их изображения! По возвращении в Иерусалим в первую же ночь я видел в видении двух славных мужей, идущих ко мне; я сам пошел им на встречу и спросид: “Кто вы, святые Божии?” Они в ответ: Мы — Петр и Иоанн, которых ты просил вразумить тебя относительно того, что христиане изображают нас; это нам совсем неугодно; они нас не слушаются, не смотря на то, что не раз уже мы являлись им во многих местах”. [190]

Монах, который сопровождал его в Иерусалим, рассказывал, “что владыка Иоанн дошел до места назначения босой, и что однажды он подозвал меня и сказал: — Посмотри, нога моя болит и беспокоит меня. Я стал рассматривать ногу, ощупывать опухоль иголкой и нашел в нeй острый толстый кусок терния, который выходил оттуда с большим количеством гноя. Это меня удивило, ибо святой муж до самого Иерусалима из любви к Богу и святым местам — никому из нас не говорил о том, пренебрегая болью”. Такой-то крутой и тесной тропой дошел он до глубокой старости и почил о Христе в славном монастыре Анапате, что в крепости Нор-берде 742. Его погребли у входа в церковь, им построенную. По приказанию, по воле и при содействии царственного Васака Багратуни он соорудил много зданий. Память его да останется с благословением во веки веков неугасимою перед Богом в церкви кафолической.

В 713 — 1261 году Хулаву Эль-хан пригласил нас через одного человека, по имени Шнорхавор 743, бывшего в большом почете у людей своего времени, в особенности у завоевателей — у Бату, северного властителя, к которому еще прежде он являлся и удостоивался почетного от него пpиeмa, равно как и у Халаву Эль-хана. Этот последний приказал на свой счет и на своих лошадях везти к себе нас и бывших с нами вардапетов, братьев наших: Саргиса и Григора и тепхисского протоиерея. Мы видели наконец великого (повелителя) в великий день начала нового месяца и нового их года — [191] соответствующая июлю месяцу Римлян, и армянскому арац. Эти праздничные дни продолжались у них целый месяц и назывались Хурутай, т. с. Праздником coвещаний 744. В это время прочие ханы, сродники Чангез-хана, в новых одеждах собирались к главному повелителю со всеми своими старейшинами держать совет обо вссм нужном: каждый день они надевали новые разноцветные платья. Туда, являлись с обильными и богатыми дарами покорные им цари и султаны, между которыми, во время нашего посещения, были и царь армянский, Хетум, и царь ивepийский, Давид, и принц аптакский и многие султаны из Пapcии и из других стран. Когда Хулаву завидел нас, не приказал нам бить челом и становиться на колени по их обычаю 745, потому (говорил он), что христиане 746 преклоняют колено только перед Богом. Подали вина, которое он приказал нам благословить и которое (снова) взяли из рук наших 747. И первое слово, которого он меня удостоил, было следующее:

“Я тебя вызвал с тем, чтобы ты меня видел и узнал, и чтобы ты от всего сердца молился за меня”... Считаю излишним передать письму всю нашу беседу. Много о чем он говорил, и мы на все дали ему ответ. Потом он нас посадил, подали вино и братья-монахи, бывшие с нами пропели шаракан 748, тоже сделали Иверийцы, Сирийцы и Греки. Тогда Хулаву Эль-хан, окинув одним взглядом пришедших из всех стран, сказал: “Я вызвал только тебя; что бы это могло значить, что не прежде и не после (тебя), а в один и тот же [192] день все они стеклись со всех сторон видеть и благословить меня?” На этот вопрос сам же поспешил ответить: “Это, вероятно, доказательство тому, что сердце Бога лежит ко мне”.

Мы сказали: “Мы тоже не мало удивлены этим и по той самой причине, на которую вы изволите указать”. Затем он присовокупил: “У меня есть кое-о-чем потолковать с тобой на едине”.

Раз он сделал около себя пустыню: весь свой лагерь поставил в отдаленности и сам в присутствии только двух лиц долго беседовал с нами (о своей жизни) с самого своего рождения и о своей матери, которая была христианка; наконец сказал: “Ребенок, будучи вскормлен кормилицей, когда возрастает, все-таки любит мать свою. Мы нечужды любви к христианам: выскажи что у тебя на душе”. (Говоря это), он держал мои руки в своих.

Мы же сказали ему все, что тогда внушил нам Бог: “Чем ты выше людей, тем ближе к Богу. Престол божий зиждется на праведном суде. Бог каждому народу дал владычество над миром для испытания. До тебя (твои предшественники) были разрушителями миpa: безжалостно они навязывали тяжкое бремя нищим, которые глубоко воздыхали и много пролили слез перед Богом. (У подобных народов) Бог отымал владычество и передавал его другому народу. Если вы будете строителем мира и милостивым к бедным, Бог не возмет у вас того, что уже дал вам, но оставит при вас; даст и то, что намерен давать. При дворе своем поставь такого человека, который бы боялся Бога и [193] любил тебя; который бы несчастного, без ходатая и подкупа пришедшего со слезами, отпускал домой обрадованным и помянущим тебя добром. Страну жe нашу передай в управление такому человеку, который видит ясно, не ослепляется лихвою и говорит тебе правду”. — Я с ним долго беседовал в этом смысле.

Он изволил сказать: “Все, тобою сказанное, я положил на дно моего сердца. Каким это образом ты высказал все то, что уже было в моем сердце и что так мне по душе? Говорил ли когда-нибудь с тобою Бог, и являлся ли Он тебе?”

Мы ответили: “Нет, я грешный человек; я только читал книги боговдохновенных людей. Сердца царей в руке божией: Бог открылся тебе и без книг”. Потом мы присовокупили: “Перед Богом я хочу сказать тебе слово, которое сначала Он услышит, а потом ты, и в котором нет лжи”. Он сказал: “Говори”.

Я сказал: “Сколько ни есть христиан на море и на суше, сердца их всех расположены к тебе: все они молятся о тебе”.

Он изволил заметить: “Верю, что так; но христиане не идут по пути, Богом им указанному, к чему мне послужит их молитва? Если бы даже они молились, неужели Бог когда-нибудь услышит их? В силах ли христианин свести Бога с неба на землю? (не думаю); пусть лучше молятся (за меня) те, кои идут по указанному Богом пути 749. — Наши братья зa то готовы вести с нами войну, что мы любим христиан, что христианство существует в нашем [194] доме; они же любят Татчиков, и в их доме религия Татчиков”. Потом он прибавил: “Отчего же ты одет в овчинку, а не в золото?”

На мой ответ, “что я не важная особа, не сановник, а простой монах,” он сказал: “Я тебя одену в золотую одежду и дам много золота”.

Я ответил: “В моих глазах золото и прах одно и тоже: я прошу более драгоценного, что в полне достойно твоего величества: милости нашему краю”. И он изволил сказать: “Видно придется шить тебе платье простое, очень грубое, очень узкое, такое, в котором ты мог бы носить только ладон для церкви 750! (Но шутки в сторону); когда ты возвратишься (на родину), ведь спросят же тебя: ну что? Эль-хан какой тебе сделал прием? — Впрочем то, что ты высказал, я исполню: пошлю таких людей, которые в состоянии будут управлять моим государством”.

Когда же мы стали просить позволения пуститься в обратный путь, он вторично позвал меня и начал беседовать со мною; он держал в руках один балиш и пару платьев, им (для нас) заказанных 751. При этом мы ему напомнили (сказанное нами при первом свидании): “Эль-хан, зтот балиш истратится здесь же при твоем дворе, равно и платья износятся; а мы просили у тебя даров, которые не истощаются и не изнашиваются”.

Он сказал: “Еще в первый день я исполнил твой совет; я уже приказал написать ярлык 752; пусть прочтут его тебе и что душе твоей угодно, прикажи приписать. Твое отечество и тебя я поручил [195] Сахальту и Шахабатину, которые исполнят что ты скажешь”.

Мы поблагодарили его и вышли. — Может быть, излишне было писать нам все это; но мы это записали из уважения к памяти нашего доброго, кроткого и великого Хулаву в пользу и в пример тем, которые будут посли нас: кто знает? Ибо в начали 714 года армянского летосчисления (1265) явился к великому (повелителю) величайший посол, сильный жезл которого поразил храброго победоносного Хулаву; настиг его приговор, (произнесенный) над праотцем нашим: и он, как сын Адама, испил из той чаши, из которой все вкусили и вкусят. Хотя и горька была желчь смерти, но он ее испил не с радостью, как Господь и уповающие в Него. Его обманывали астрологи и жрецы каких-то изображений, называемых Шакмуниа 753, который, говорят, есть бог, живущий 3040 лет, которому предстоит жить еще 37 т'уманов (каждый т'уман равняется 10,000 лет). Говорят, что ему наследует другой (бог), по имени Мандрин 754. Жрецы, в которых он веровал и по приказанию которых он шел или не шел на войну, назывались доинами 755. Они говорили ему, что ты еще долго останешься в своем теле, и что когда дойдешь до глубокой старости, ты облечешься в другое новое тело 756. Они заставили его построить храм упомянутым изображениям, куда он ходид молиться и где они предсказывали ему что только хотели.

Пока мы ожидали другого (удобного) времени, [196] нового свидания и более близкого с ним знакомства, чтобы высказать ему надлежащее; пока мы надеялись видеть в нем, как в человеке добром и расположенном к христианам, какое-нибудь знамение, внушенное ему Богом в пользу христиан, дабы высказать ему что-нибудь с большею смелостью — ибо он был воспитан в учении жрецов — он заболел. Тогда жрецы, искушенные в обмане и колдовстве, начали заставлять говорит войлочные изображения 757 и лошадей. Впрочем они были воздержаны в пище и одежде, целомудренны, в супружестве в сообщениях с женами умеренны. Говорят, что они женятся двадцати лет; до тридцати-летнего возраста в неделю три раза имеют сообщение; до сорока лет — в месяц три раза; до пятидесяти — в год три раза; за пятьдесят лет, говорят, они уже не имеют сообщений. Очень может статься, что в этом возрасте они и обманывали.

Между тем настал день кончины; и смерть широкой своей ногою, наступив на тот высокий холм, раздавила и сравнила его с предками. Ибо гора, которая должна рушиться, обрушится, говорит Писание. Оправдалось и пророческое слово, что слава человека, как цветок травы. Но верный и справедливый Господь воздаст ему за часть добра, которую получил он от природы и за сохранение в тоже время преданий отцев своих. Ибо постановления, сделанный Чангез-Ханом, и называемые у них асахом 758, а именно: не лгать; не красть; не иметь сообщения с чужою женою; любить друг друга, как самого себя; не поносить и не знать [197] никакой брани; щадить добровольно покорившиеся земли, города, так называемые домы Бога, Его служителей, какие-б они ни были, оставлять их свободными от налогов и почитать их: все это соблюдал сам Хулаву и предписывал другим.

Я помню одно его замечание: “Мы приказываем вам молиться за нас не для того, чтобы избавиться от смерти, нет, час ее нам нсизвестен; но для того, чтобы вы просили Бога избавить нас от руки наших врагов”. — Быть может, это его предчувствие и сбылось, что знает один Бог; верно то, что сначала распустили молву, что Хулаву отравлен или убит каким-нибудь иным способом, но потом замяли вcе эти толки. Впрочем прежде нежели молва о его смерти распространилась, Дохуз-хатун 759 тайно прислала сказать нам, “что Бог полюбил Эль-хана и взял его отсюда; Он, давший Эль-хану этот мир и все, что он любил на земле, теперь дал ему тот мир; будет ли по нем oбедня или нет?” — Я ответил: “Не следует служить обедню; но прикажите раздать милостыню и облегчите налоги”. — (На тот же вопрос ее) Сиряне отвечали, что следует служить обедню.

После она вопрошала нас также насчет Абаха-хана, старшего сына Хулаву: “Следует ли возвести его на престол, ибо завещание в его пользу?” — Мы ей ответили из Писания, что старшему следует наследовать и что завещание по смыслу своему должно оставаться ненарушимым;” что и исполнилось. Ибо их же сродник, по имени Эль-хан Такутар, [198] пришел и возвел Абаха-хана на седалище и на престол отца его. Все войско изъявило свое одобрение 760. Но так как грехи наши были безмерны, то и печаль наша не была умеренна. Ибо в том же году через три месяца переселилась ко Христу христолюбивая царица, Дохуз-хатун, и народы христианские, глубо пораженные, погрузились в безутешную печаль. При ее жизни скоро стала исцеляться рана, (нанесенная смертью) Эль-хана, и мы надеялись видеть христианство в более цветущем состоянии; ибо по нашему мнению, если оно и процветало, то тому виновницей была она. Но так как причина всех благ — Бог, то человеку не следует предаваться отчаянию. И в самом деле, она назначила на свое место верную сродницу свою, женщину благочестивую, по имеии Т'ухт'ан.

Абаха-хану привели жену из Греции, по имени Деспина, дочь царя Ватаца, с приказанием, чтобы Абаха-хан принял крещение и потом взял бы ее в жены. Ходила молва, что он действительно крестился и взял ее во славу Христа.

В эти дни по причине моих грехов, книжка эта вместе с моими служителями попалась в руки нечистым 761. Благодаря милосердию Иисуса, слуги мои немедленно избавились; а полтора года спустя, книжка моя продавалась в Теп'хисе, где и купил ее некто, по имени Мелер, из дома моего брата. За эту милость слава Господу нашему во всех святых и в творениях Его; покупателю же ее да будет милость от Христа! [199]

В начале 715 года (1266) северный наместник Барк'а (Береке), занимавший место ату и Caрдaxa и исповедывающий закон Татчиков, узнав о смерти великого Хулаву, с многочисленным воиском явился на берегах Кура, чтобы показать себя стоявшим по ею сторону реки войскам Абаха-хана и брата его, Исмуда, и тем доказать им, что он жив после смерти отца своего. Протоптав эти берега, он беспечно отправился в хадж 762 помолиться на радость всем Татчикам. По сю сторону реки, стоявшие (войска) укрепили весь берег реки по ее протяжению, что они называли шибаром 763, и в продолжениe всей зимы охраняли его, готовые на всякое нападение. Но Барка обманулся в своей надежде и, по возвращении в свои владения, летом кончил жизнь свою. Говорят, что он был миролюбивого нрава и ненавидел кровопролитие.

Осенью того же года раскрылся для нас сосуд горького уксуса и осадок гнева Божия хайканскому народу; ибо султан мисрский, Пендехдар, требовал возвращения крепостей, взятых армянским царем, Хетумом, с помощью Татар. Получив отказ, Пендехдар собрал многочисленное войско преимущественно по ненависти своей к Татарам, отправил его под начальством полководца своего, Меселмот'а (Семлемота) в Киликию. Он вторгнулся туда неожиданно, взял Сис — столицу и местопребывание царя, и предал его огню с бывшими в нем церквами. Он нашел подземное казнохранилище, которое сильно ограбил: говорят, что тут в [200] каждом сосуде хранилось 60,000 червонцев 764. Он распространил свои опустошения до самой Аданы 765, где он получил тревожное известие из Мисра, возвратился с добычей и с сорока тысячью пленных, не говоря уже об убитых. Между последними занимает первое место царевичь Т'орос, смерть которого оставила неисцелимую рану в сердцах всех. Он погиб во цвете лет в нежном возрасте, когда только что начинала пробиваться у него борода; все единодушно свидетельствовали о полнейшей его доброте, целомудренности и о готовности его идти на встречу кровавому венку Христову. Когда (перед смертью) стали спрашивать его — кто он? он не назвал своего отца, боясь, чтобы не отвели его в плен, (полагая, что) тогда он и для своего отца и для государства будет бременем вместе с старшим своим братом, Левоном, еще при жизни отца увенчанным и возведенным на престол. Левон был первый между нашими, взятыми в плен: этим он причинил жгучую боль и стране нашей и народу нашему, который в трепете, притаив дыхание, ожидает руки Вышнего. Кто в гневе своем нанес удар, Тот, милосердо исцелить, врачуя широко-раскрывшуюся рану — возвращением пленного, отведенного с прочими, которые в продолжение пятнадцати дней, проведенных ими в той стране, перенесли много бедствий, молва о которых уязвляла нас жестоко 766.

В 716 году нашего летосчисления (1267) в исходе великого поста, на шестой недели, в воскресенье [201] Лазаря, 26-го числа месяца сахми, перешел из миpa видимого в невидимый мир патриарх армянский, владыка Константин, удрученный летами и шедший всегда по изволению божию. О нем свидетельствовали все народы и языки: в нем как духовный, так и физический, человек всеми чувствами и всеми членами в следствие его целомудрия остались нетленными. В наш греховный, гневом пораженный век, в наше горестное и жалостное время он являл, он принимал участие и в страданиях и в бедствиях. и в печали нашего народа; он принималь на себя все бремя, стараясь по возможности облегчить его а не щадил для этого ни чувства, ни слова, ни денег. Об нем-то надлежит сказать его Господу: “Мы прошли сквозь огонь и воду различных испытаний жгучими и удушающими ковами”. Под конец своей жизни он, подобно Господу, вкусил от сгустившейся миром смешанной желчи, т. е. он видел потрясение нашего царства, меч и плен собственной родной страны своей, преданной на испытание огнем адской печи; он был свидетелем гибели вскормленных им царевичей; гибели, ускорившей день его кончины, последния его минуты и усилившей жажду освободиться от плачевной сей жизни! Его Иисус и Бог, видя это, вырвал его из среды таких жестоких страданий (и перенес) в лучшую жизнь вместе с Лазарем.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Всеобщая история iconПрограмма дисциплины Всеобщая история для направления 030100. 62 «Философия»
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления 030100. 62 «Философия»...

Всеобщая история iconАвтор, название учебного пособия, учебника
Юдовская А. Я., Баранов П. А., Ванюшкина Л. М. Всеобщая история. История нового времени

Всеобщая история iconУчитель – Дорофеева Г. В
...

Всеобщая история iconИстория России. Всеобщая история
Что изучает история Отечества. История России — часть всемирной истории. Факторы самобытности российской истории. История региона...

Всеобщая история iconУчебник: А. А. Данилов, Л. Г. Косулина История России с древнейших...
Учебник: А. А. Данилов, Л. Г. Косулина История России с древнейших времен до конца XVI века. М.: «Просвещение» 2013; М. В. Пономарев,...

Всеобщая история iconВсеобщая история
Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

Всеобщая история iconДополнительная литература по истории Древнего мира
Энциклопедический словарь юного историка. Всеобщая история. Сост. Елманова Н. С., Савичева Е. М

Всеобщая история icon1. Особенности западной цивилизации XIX в. (1800-1880-е гг.)
Модули 1 и 2: учебник «Всеобщая история Нового времени», авт.: Данилов Д. Д. и др

Всеобщая история iconВсеобщая история. Средние века. (6 «Г» класс)
Историческая игра между 6 классами «Средневековый бал» команда 5 человек (примерно 28-29 мая)

Всеобщая история iconПояснительная записка к рабочей программе по истории Древнего мира....
Под редакцией А. А. Вигасина, Г. И. Годера и др. «Всеобщая история, 5-9 кл», издательство «Просвещение», 2011 г



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница