Кризис в нашей партии 97




НазваниеКризис в нашей партии 97
страница16/19
Дата публикации14.06.2013
Размер2.79 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

1 9 S

членов в местные комитеты Центральным Комитетом . Я не буду говорить о тех дет­ских софизмах, которыми защищал автономизм тов. Мартов на съезде Лиги и защища­ет в новой «Искре» , — мне важно здесь отметить несомненную тенденцию защищать автономизм против централизма, как принципиальную черту, свойственную оппорту­низму в организационных вопросах.

Едва ли не единственной попыткой анализа понятия бюрократизма является проти­воположение в новой «Искре» (№ 53) «формально-демократического начала» (курсив автора) «формально-бюрократическому». Это противоположение (к сожалению, столь же не развитое и не разъясненное, как и указание на неискровцев) содержит в себе зер­но истины. Бюрократизм versus демократизм, это и есть централизм versus автоно­мизм, это и есть организационный принцип революционной социал-демократии по от­ношению к организационному принципу оппортунистов социал-демократии. Послед­ний стремится идти снизу вверх и потому отстаивает везде, где можно и насколько можно, автономизм, «демократизм», доходящий (у тех, кто усердствует не по разуму) до анархизма. Первый стремится исходить сверху, отстаивая расширение прав и пол­номочий

Перебирая разные §§ устава, тов. Мартов опустил именно тот §, который говорит об отношении це­лого к части: ЦК «распределяет силы партии» (§ 6). Можно ли распределять силы без перевода работни­ков из комитета в комитет? На этой азбуке, право, неловко как-то останавливаться.

versus — по отношению к.

^ ШАГ ВПЕРЕД. ДВА ШАГА НАЗАД 385

центра по отношению к части. В эпоху разброда и кружковщины этим верхом, от кото­рого стремилась организационно исходить революционная социал-демократия, был не­избежно один из кружков, наиболее влиятельный в силу своей деятельности и своей революционной последовательности (в нашем случае — организация «Искры»). В эпо­ху восстановления фактического единства партии и распущения в этом единстве уста­релых кружков, таким верхом неизбежно является партийный съезд, как верховный орган партии; съезд соединяет по возможности всех представителей активных органи­заций и, назначая центральные учреждения (нередко в таком составе, который более удовлетворяет передовые, чем отсталые элементы партии, более нравится революцион­ному, чем оппортунистическому крылу ее), делает их верхом впредь до следующего съезда. Так бывает, по крайней мере, у европейцев социал-демократии, хотя мало-помалу, не без труда, не без борьбы и не без дрязг, этот принципиально ненавистный анархистам обычай начинает распространяться и на азиатов социал-демократии.

В высшей степени интересно отметить, что указанные мной принципиальные черты оппортунизма в организационных вопросах (автономизм, барский или интеллигентский анархизм, хвостизм и жирондизм) наблюдаются mutatis mutandis (с соответствующими изменениями) во всех социал-демократических партиях всего мира, где только есть де­ление на революционное и оппортунистическое крыло (а где его нет?). Особенно рель­ефно выступило это на свет божий именно в самое последнее время в германской соци­ал-демократической партии, когда поражение на выборах в 20-ом саксонском избира­тельном округе (так назыв. инцидент Гёрэ ) поставило

* Гёрэ был выбран в рейхстаг 16 июня 1903 года в 15-ом саксонском округе, но после Дрезденского съезда126 сложил с себя мандат; избиратели 20-го округа, ставшего вакантным после смерти Розенова, хотели предложить кандидатуру снова Гёрэ. Центральное правление партии и саксонский центральный агитационный комитет восстали против этого и, не имея права формально запретить кандидатуру Гёрэ, добились, однако, того, что Гёрэ отказался от кандидатуры. При выборах социал-демократы потерпели поражение.

^ 386 В. И. ЛЕНИН

на очередь дня принципы партийной организации. Возбуждению принципиального во­проса по поводу указанного инцидента особенно содействовало усердие немецких оп­портунистов. Гёрэ (бывший пастор, автор небезызвестной книги: «Drei Monate Fabrikarbeiter» и один из «героев» Дрезденского съезда) — сам ярый оппортунист, и орган последовательных немецких оппортунистов «Sozialistische Monatshefte» («Со­циалистический Ежемесячник»)127 сейчас же «заступился» за него.

Оппортунизм в программе естественно связан с оппортунизмом в тактике и с оппор­тунизмом в вопросах организационных. Излагать «новую» точку зрения взялся тов. Вольфганг Гейне. Чтобы охарактеризовать читателю физиономию этого типичного ин­теллигента, примкнувшего к социал-демократии и принесшего с собой оппортунисти­ческие навыки мысли, достаточно будет сказать, что тов. Вольфганг Гейне, это — не­множко меньше, чем немецкий тов. Акимов, и немножечко больше, чем немецкий тов. Егоров.

Товарищ Вольфганг Гейне пошел в поход в «Социалистическом Ежемесячнике» с неменьшей помпой, чем тов. Аксельрод в новой «Искре». Чего стоит одно уж заглавие статьи: «Демократические заметки по поводу инцидента Гёрэ» (№ 4, апрель, «Sozialistische Monatshefte»). И содержание — не менее громовое. Тов. В. Гейне восста­ет против «посягательств на автономию избирательного округа», отстаивает «демокра­тический принцип», протестует против вмешательства «назначенного начальства» (т. е. центрального правления партии) в свободный выбор делегатов народом. Дело тут не в случайном инциденте, поучает нас тов. В. Гейне, а в общей «тенденции к бюрократиз­му и централизму в партии», тенденции, которая замечалась-де и раньше, но теперь становится особенно опасной. Надо «принципиально признать, что местные учрежде­ния партии являются носителями ее жизни» (плагиат из брошюры тов. Мартова: «Еще раз в меньшинстве»), Не следует

«Три месяца рабочим на фабрике». Ред.

^ ШАГ ВПЕРЕД. ДВА ШАГА НАЗАД 387

«привыкать к тому, чтобы все важные политические решения исходили из одного цен­тра», надо предостерегать партию от «доктринерской политики, теряющей связь с жиз­нью» (позаимствовано из речи тов. Мартова на съезде партии о том, что «жизнь возь­мет свое»). «... Если смотреть в корень вещей, — углубляет свою аргументацию тов. В. Гейне, — если отвлечься от личных столкновений, которые и здесь, как и всегда, игра­ли немалую роль, то мы увидим в этом ожесточении против ревизионистов (курсив ав­тора, намекающего, надо думать, на различие понятий: борьба с ревизионизмом и борьба с ревизионистами) главным образом недоверие официальных лиц в партии про­тив «постороннего элемента» (В. Гейне, видимо, не читал еще брошюры о борьбе с осадным положением, и потому прибегает к англицизму: Outsidertum), недоверие тра­диции к тому, что необычно, — безличного учреждения к тому, что индивидуально» (см. резолюцию Аксельрода на съезде Лиги о подавлении индивидуальной инициати­вы), «одним словом, ту же самую тенденцию, которую мы уже охарактеризовали выше как тенденцию к бюрократизму и централизму в партии».

Понятие «дисциплины» внушает тов. В. Гейне не менее благородное негодование, чем тов. Аксельроду. «... Ревизионистов, — пишет он, — упрекали в недостатке дисци­плины за то, что они писали в «Социалистическом Ежемесячнике» — органе, который не хотели даже признавать социал-демократическим, ибо он не стоит под контролем партии. Одна уже эта попытка сужения понятия: «социал-демократический», одно уже это требование дисциплины в области идейного производства, где должна господство­вать безусловная свобода» (вспомните: идейная борьба есть процесс, а формы органи­зации только формы), «свидетельствуют о тенденции к бюрократизму и к подавлению индивидуальности». И долго еще, долго громит В. Гейне на всевозможные лады эту ненавистную тенденцию создать «одну всеохватывающую большую организацию, воз­можно более централизованную, одну тактику, одну теорию», громит требование «без-условнейшего повиновения», «слепого подчинения»,

^ 388 В. И. ЛЕНИН

громит «упрощенный централизм» и т. д. и т. п., буквально «по Аксельроду».

Поднятый В. Гейне спор разгорелся, и так как в немецкой партии никакие дрязги из-за кооптации не засоряли его, так как немецкие Акимовы выясняют свою физиономию не только на съездах, а постоянно в особом органе, то спор быстро свелся к анализу принципиальных тенденций ортодоксии и ревизионизма в организационном вопросе. Одним из представителей революционного направления (обвиняемого, разумеется, как и у нас, в «диктаторстве», «инквизиторстве» и прочих страшных вещах) выступил К. Каутский («Neue Zeit», 1904, № 28, статья «Wahlkreis und Partei» — «Избирательный округ и партия»). Статья В. Гейне, — заявляет он, — «показывает ход мысли всего ре­визионистского направления». Не в одной только Германии, а и во Франции, и в Ита­лии оппортунисты горой стоят за автономизм, за ослабление партийной дисциплины, за сведение ее к нулю, везде их тенденции приводят к дезорганизации, к извращению «де­мократического принципа» в анархизм. «Демократия не есть отсутствие власти, — по­учает К. Каутский оппортунистов в организационном вопросе, — демократия не есть анархия, она есть господство массы над ее уполномоченными, в отличие от других форм власти, когда мнимые слуги народа в действительности являются его владыка­ми». К. Каутский прослеживает подробно дезорганизаторскую роль оппортунистиче­ского автономизма в разных странах, показывает, что именно присоединение к социал-демократии «массы буржуазных элементов» усиливает оппортунизм, автономизм и тенденции к нарушению дисциплины, напоминает паки и паки, что именно «организа­ция есть то оружие, которым освободит себя пролетариат», именно «организация есть свойственное пролетариату оружие классовой борьбы».

В качестве примера К. Каутский называет Жореса. По мере их уклонения в оппортунизм, таким лю­дям «партийная дисциплина неизбежно должна была казаться непозволительным стеснением их свобод­ной личности».

^ ШАГ ВПЕРЕД. ДВА ШАГА НАЗАД 389

В Германии, где оппортунизм слабее, чем во Франции и Италии, «автономистские тенденции привели пока лишь к более или менее патетическим декламациям против диктаторов и великих инквизиторов, против отлучений от церкви и выискиваний ере­си, к бесконечным придиркам и дрязгам, разбор которых повел бы лишь к бесконечной ссоре».

Неудивительно, что в России, где оппортунизм в партии еще более слаб, чем в Гер­мании, автономистские тенденции породили меньше идей и больше «патетических декламаций» и дрязг.

Неудивительно, что Каутский приходит к заключению: «Может быть, ни в каком другом вопросе ревизионизм всех стран не отличается такой однородностью, несмотря на все его разновидности, всю его разноцветность, как именно в организационном во­просе». Основные тенденции ортодоксии и ревизионизма в этой области и К. Каутский формулирует при помощи «страшного слова»: бюрократизм versus (против) демокра­тизма. Нам говорят, пишет К. Каутский, что дать право правлению партии влиять на выбор кандидата (в депутаты парламента) местными избирательными округами — зна­чит «постыдно посягать на демократический принцип, который требует, чтобы вся по­литическая деятельность развертывалась снизу вверх, путем самодеятельности масс, а не сверху вниз, путем бюрократическим... Но если есть какой-нибудь действительно демократический принцип, так это тот, что большинство должно иметь перевес над меньшинством, а не наоборот...» Выбор депутатов в парламент от какого бы то ни было отдельного избирательного округа есть важный вопрос всей партии в целом, которая и должна влиять на назначение кандидатов хотя бы через посредство доверенных людей партии (Vertrauensmänner). «Кому кажется это слишком бюрократическим или центра­листическим, тот пусть попробует предложить, чтобы кандидатов намечали прямые голосования всех членов партии вообще (sämtliche

Bannstrahl — анафема. Это немецкий эквивалент русского «осадного положения» и «исключитель­ных законов». Это — «страшное слово» немецких оппортунистов.

^ 390 В. И. ЛЕНИН

Parteigenossen). Раз это неисполнимо, то нечего и жаловаться на недостаток демокра­тизма, когда указанная функция, подобно многим другим, касающимся всей партии, выполняется одной или несколькими партийными инстанциями». По «обычному пра­ву» германской партии и раньше отдельные избирательные округа «товарищески дого­варивались» с правлением партии о выставлении того или иного кандидата. «Но партия стала уже слишком велика, чтобы достаточно было этого молчаливого обычного права. Обычное право перестает быть правом, когда его перестают признавать, как нечто само собою разумеющееся, когда содержание его определений и даже самое его существо­вание оспаривается. Тогда становится безусловно необходимым точно формулировать это право, кодифицировать его...», перейти к более «точному уставному закреплению (statutarische Festlegung), а вместе с тем к усилению строгости (größere Straffheit) орга­низации».

Вы видите, таким образом, в другой обстановке ту же борьбу оппортунистического и революционного крыла партии по организационному вопросу, тот же конфликт авто-номизма и централизма, демократизма и «бюрократизма», тенденций к ослаблению строгости и к усилению строгости организации и дисциплины, психологии неустойчи­вого интеллигента и выдержанного пролетария, интеллигентского индивидуализма и пролетарской сплоченности. Спрашивается, как отнеслась к этому конфликту буржу­азная демократия, — не та, которую проказница-история только еще обещала по сек­рету показать когда-нибудь тов. Аксельроду, — а настоящая, реальная буржуазная де­мократия, имеющая и в Германии не менее умных и наблюдательных представителей, чем наши господа освобожденцы? Немецкая буржуазная демократия сразу откликну­лась на новый

В высшей степени поучительно сопоставить эти замечания К. Каутского о замене молчаливо при­знаваемого обычного права формально закрепленным уставным правом со всей той «сменой», которую переживает наша партия вообще и редакция в частности со времени партийного съезда. Ср. речь В. И. Засулич (на съезде Лиги, стр. 66 и след.), которая вряд ли реализует себе все значение происходящей смены.

^ ШАГ ВПЕРЕД. ДВА ШАГА НАЗАД 391

спор и горой встала, — как и русская, как и всегда, как и везде, — за оппортунистиче­ское крыло социал-демократической партии. Выдающийся орган немецкого биржевого капитала, «Франкфуртская Газета»128, выступил с громовой передовицей («Frankf. Ztg.», 1904, 7 Apr., № 97, Abendblatt ), которая показывает, что бессовестные плагиаты из Аксельрода становятся прямо какой-то болезнью немецкой печати. Грозные демо­краты франкфуртской биржи бичуют «самодержавие» в социал-демократической пар­тии, «партийную диктатуру», «автократическое господство партийного начальства», эти «отлучения от церкви», которыми хотят «как бы наказать весь ревизионизм» (вспомните «ложное обвинение в оппортунизме»), это требование «слепого повинове­ния», «мертвящей дисциплины», требование «лакейского подчинения», превращения членов партии в «политические трупы» (это еще много покрепче будет винтиков и ко­лесиков!). «Всякая личная своеобразность, — негодуют рыцари биржи при виде анти­демократических порядков у социал-демократии, — всякая индивидуальность должна, изволите ли видеть, подвергнуться преследованию, потому что они грозят привести к французским порядкам, к жоресизму и мильеранизму, как прямо заявил Зиндерманн, реферировавший по этому вопросу» на партийном съезде саксонских социал-демократов.

Итак, поскольку есть принципиальный смысл в новых словечках новой «Искры» по организационному вопросу, постольку не подлежит никакому сомнению, что смысл этот оппортунистический. Этот вывод подкрепляется и всем анализом нашего партий­ного съезда, разделившегося на революционное и оппортунистическое крыло, и приме­ром всех европейских социал-демократических партий, в которых оппортунизм по ор­ганизационному вопросу выражается в тех же тенденциях, в тех же обвинениях, а сплошь да рядом и в тех же самых словечках. Конечно, национальные особенности различных партий

«Франкфуртская Газета», 1904, 7 апреля, №97, вечерний выпуск. Ред.

^ 392 В. И. ЛЕНИН

и неодинаковость политических условий в разных странах налагают свой отпечаток, делая немецкий оппортунизм совсем не похожим на французский, французский на итальянский, итальянский на русский. Но однородность основного деления всех этих партий на революционное и оппортунистическое крыло, однородность хода мысли и тенденций оппортунизма в организационном вопросе выступают отчетливо, несмотря на все указанное различие условий . Обилие представителей радикальной интеллиген­ции в рядах наших марксистов и наших социал-демократов сделало и делает неизбеж­ным наличность порождаемого ее психологией оппортунизма в самых различных об­ластях и в самых различных формах. Мы боролись с оппортунизмом в основных во­просах нашего миросозерцания, в вопросах программы, и полное расхождение в целях неизбежно привело к бесповоротному размежеванию между испортившими пат легаль­ный марксизм либералами и социал-демократами. Мы боролись с оппортунизмом в во­просах тактики, и расхождение с тт. Кричевским и Акимовым по этим менее важным вопросам, естественно, было лишь временным и не сопровождалось никаким образова­нием различных партий. Мы должны теперь побороть оппортунизм Мартова и Аксель­рода в вопросах организационных, еще менее коренных, разумеется, чем вопросы про­граммные и тактические, но выплывших в настоящий момент, на авансцену нашей пар­тийной жизни.

Когда говорится о борьбе с оппортунизмом, не следует никогда забывать характер­ной черты всего современного

* Никто не усомнится в настоящее время, что старое деление русских социал-демократов по вопросам тактики на экономистов и политиков было однородно с делением всей международной социал-демократии на оппортунистов и революционеров, хотя различие между тт. Мартыновым и Акимовым, с одной стороны, и тт. фон-Фольмаром и фон-Эльмом или Жоресом и Мильераном, с другой, очень вели­ко. Точно так же несомненна и однородность основных делений по организационному вопросу, несмотря на громадные различия условий между политически бесправными и политически свободными странами. Крайне характерно, что принципиальная редакция новой «Искры», бегло коснувшись спора Каутского с Гейне (№ 64), боязливо обошла вопрос о принципиальных тенденциях всякого оппортунизма и всякой ортодоксии в организационном вопросе.

^ ШАГ ВПЕРЕД. ДВА ШАГА НАЗАД 393

оппортунизма во всех и всяческих областях: его неопределенности, расплывчатости, неуловимости. Оппортунист, но самой своей природе, уклоняется всегда от определен­ной и бесповоротной постановки вопроса, отыскивает равнодействующую, вьется ужом между исключающими одна другую точками зрения, стараясь «быть согласным» и с той и с другой, сводя свои разногласия к поправочкам, к сомнениям, к благим и невин­ным пожеланиям и проч. и проч. Оппортунист в вопросах программы, тов. Эд. Берн­штейн, «согласен» с революционной программой партии и хотя желал бы, наверное, «коренной реформы» ее, но считает это несвоевременным, нецелесообразным, не столь важным, как выяснение «общих принципов» «критики» (состоящих главным образом в некритическом заимствовании принципов и словечек у буржуазной демократии). Оп­портунист в вопросах тактики, тов. фон-Фольмар, тоже согласен со старой тактикой революционной социал-демократии и тоже ограничивается больше декламацией, по­правочками, насмешечками, отнюдь не выступая ни с какой определенной «министе-
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Похожие:

Кризис в нашей партии 97 iconМировые кризисы, проблема рациональности и свобода: синтетический...
Современные исследователи добавляют к этому кризис рациональности как главную проблему конца XX – начала XXI вв., кризис культуры...

Кризис в нашей партии 97 iconСемь лекций о живой этике лекция N1
Сейчас уже все согласны с тем, что общество переживает кризис. Однако часто можно услышать мнение, что кризис этот

Кризис в нашей партии 97 iconСочинений Том 5 Предисловие в пятый том включены произведения И....
Конституции СССР тезисы к Х и XII съездам партии, доклады на Х и XII съездах партии и

Кризис в нашей партии 97 iconВладимир ильич ленин. Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения
Партийная борьба придает партии силу и жизненность, величайшим доказательством слабости партии является ее расплывчатость и притупление...

Кризис в нашей партии 97 iconНомера
Кризис сегодняшнего человека – это по сути своей кризис смысла жизни. Человек не признает, не принимает, теряет или отвергает истинную...

Кризис в нашей партии 97 iconС замоскворецких куполов!
Вопросы, поставленные в докладе Л. Ф. Ильичева, в выступлениях по этому докладу, в речи Н. С. Хрущева и записанные в постановлении...

Кризис в нашей партии 97 iconФинансовый кризис, рецессия. Что дальше?
В этой вкладке Михаил Васильевич Селин, доктор экономических наук, подробно рассматривает вопрос об истоках нынешнего кризиса, об...

Кризис в нашей партии 97 iconКак молоды мы были
Темати­ческой партии, затем под руководством В. Г. Ветлужского в Северо-Становой партии. Некоторое время работала минералогом. Когда...

Кризис в нашей партии 97 iconАлександр Александрович Зиновьев Кризис коммунизма Александр Зиновьев кризис коммунизма
Алексиса де Токвиля. Многие рецензенты оценили книгу как первую попытку научного (а не идеологического!) подхода к реальному коммунистическому...

Кризис в нашей партии 97 iconДоклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин...
Нами изучены имеющиеся в Комитете госбезопасности архивные документы, из которых видно, что 1935-1940 годы в нашей стране являются...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница