Кризис в нашей партии 97




НазваниеКризис в нашей партии 97
страница12/19
Дата публикации14.06.2013
Размер2.79 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > История > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   19
расхождение маленькой ошибкой тов. Мартова и тов. Аксельрода? Да, господа, ошибка тов. Мартова была невелика (и я еще на съезде, в пылу борьбы, отметил это), но из этой маленькой ошибки могло получиться (и получилось) много вреда в силу того, что тов. Мартова перетянули на свою сторону делегаты, сделавшие целый ряд ошибок, проявившие на целом ряде вопросов тяготение к оппортунизму и принципиальную не­выдержанность. Индивидуальным и неважным фактом было проявление неустойчиво­сти со стороны тов. Мартова и тов. Аксельрода, но не индивидуальным, а партийным и не совсем неважным фактом было образование весьма и весьма значительного мень­шинства из всех, наименее устойчивых элементов, из всех тех, кто либо вовсе не при­знавал направления «Искры» и прямо боролся с ним, либо признавал на словах, а на деле сплошь да рядом шел с антиискровцами.

Не смешно ли объяснять расхождение господством заскорузлой кружковщины и ре­волюционной обывательщины в маленьком кружке старой редакции «Искры»? Нет, это не смешно, потому что на поддержку этой индивидуальной кружковщины встало все то в нашей партии, что боролось в течение всего съезда за всякую кружковщину, все то, что вообще не могло подняться над революционной обывательщиной, все то, что ссылалось на «исторический» характер обывательского и кружковщинского зла для оп­равдания и сохранения этого зла. Случайностью можно бы еще,

^ 332 В. И. ЛЕНИН

пожалуй, считать то, что узко-кружковые интересы одержали верх над партийностью в одном маленьком кружке редакции «Искры». Но не случайностью было то, что на под­держку этой кружковщины горой встали тт. Акимовы и Брукэры, которым не менее (если не более) дорога была «историческая преемственность» знаменитого Воронеж­ского комитета и пресловутой петербургской «Рабочей организации»114, встали тт. Его­ровы, которые оплакивали «убийство» «Рабочего Дела» так же горько (если не еще бо­лее горько), как и «убийство» старой редакции, встали тт. Маховы и пр. и пр. Скажи мне, с кем ты знаком, и я скажу тебе, кто ты такой, — гласит житейская мудрость. Скажи мне, кто твой политический союзник, кто за тебя голосует, — и я тебе скажу, какова твоя политическая физиономия.

Мелкая ошибка тов. Мартова и тов. Аксельрода оставалась и могла остаться мелкой, покуда она не послужила исходным пунктом для прочного союза их со всем оппорту­нистическим крылом нашей партии, покуда она не повела в силу этого союза к от­рыжке оппортунизма, к реваншу всех тех, с кем боролась «Искра» и кто готов был с величайшей радостью сорвать теперь сердце на последовательных сторонниках рево­люционной социал-демократии. Послесъездовские события как раз и привели к тому, что в новой «Искре» мы видим именно отрыжку оппортунизма, реванш Акимовых и Брукэров (см. листок Воронежского комитета ), восторги Мартыновых, которым нако­нец-то (наконец-то!) позволили в ненавистной «Искре» лягнуть ненавистного «врага» за все и всяческие прошлые обиды. Это особенно наглядно показывает нам, до какой степени необходимо было «восстановление старой редакции «Искры»» (из ультимату­ма тов. Старовера от 3 ноября 1903 г.) для охранения искровской «преемственности»...

Сам по себе факт разделения съезда (и партии) на левое и правое, революционное и оппортунистическое

* См. настоящий том, стр. 396—398. Ред.

^ ШАГ ВПЕРЕД. ДВА ШАГА НАЗАД 333

крыло не представлял еще из себя не только ничего страшного и ничего критического,
но даже и ровно ничего ненормального. Напротив, все последнее десятилетие в исто­
рии русской (и не только русской) социал-демократии неизбежно и неминуемо приво­
дило к такому разделению. Что основанием для разделения был ряд весьма мелких
ошибок правого крыла, весьма неважных (сравнительно) разногласий, — это обстоя­
тельство (которое поверхностному наблюдателю и филистерскому уму кажется шоки­
рующим) означало большой шаг вперед всей нашей партии в целом. Раньше мы расхо­
дились из-за крупных вопросов, которые могли иногда даже оправдать и раскол, теперь
мы сошлись уже на всем крупном и важном, теперь нас разделяют лишь оттенки, из-за
которых можно и должно спорить, но нелепо и ребячески было бы расходиться (как и
сказал уже совершенно справедливо товарищ Плеханов в интересной статье «Чего не
делать», к которой мы еще вернемся). Теперь, когда анархическое поведение меньшин­
ства после съезда почти привело партию к расколу, часто можно встретить мудрецов,
которые говорят: да стоило ли вообще бороться на съезде из-за таких мелочей, как ин­
цидент с OK, распущение группы «Южного рабочего», или «Рабочего Дела», § 1, раС-
ri τ/- *

лущение старой редакции и т. п. ! Кто рассуждает так , тот вносит именно кружковую точку зрения в партийные дела: борьба оттенков в партии неизбежна и необходима, покуда борьба не ведет к анархии и к расколу, покуда борьба идет в рамках, одобрен­ных сообща всеми товарищами и членами партии. И наша борьба

* Не могу не вспомнить по этому поводу одного разговора моего на съезде с кем-то из делегатов «центра». «Какая тяжелая атмосфера царит у нас на съезде!» — жаловался он мне. — «Эта ожесточенная борьба, эта агитация друг против друга, эта резкая полемика, это нетоварищеское отношение!..» «Какая прекрасная вещь — наш съезд!» — отвечал я ему. — «Открытая, свободная борьба. Мнения высказаны. Оттенки обрисовались. Группы наметились. Руки подняты. Решение принято. Этап пройден. Вперед! — вот это я понимаю. Это — жизнь. Это — не то, что бесконечные, нудные интеллигентские словопрения, которые кончаются не потому, что люди решили вопрос, а просто потому, что устали говорить...»

Товарищ из «центра» смотрел на меня недоумевающими глазами и пожимал плечами. Мы говорили на разных языках.

^ 334 В. И. ЛЕНИН

с правым крылом партии на съезде, с Акимовым и Аксельродом, с Мартыновым и Мар­товым, отнюдь не выходила из этих рамок. Достаточно вспомнить два факта, свиде­тельствующих об этом самым бесспорным образом: 1) когда тт. Мартынов и Акимов уходили со съезда, мы все готовы были всячески отстранить мысль об «оскорблении», мы все принимали (32 голосами) резолюцию тов. Троцкого, приглашающую этих това­рищей удовлетвориться разъяснениями и взять назад свое заявление; 2) когда дело дошло до выбора центров, мы давали меньшинству (или оппортунистическому крылу) съезда меньшинство в обоих центрах: Мартову в ЦО, Попову в ЦК. Иначе мы не могли поступить с партийной точки зрения, раз было решено нами еще до съезда выбирать две тройки. Если различие оттенков, обнаружившихся на съезде, было невелико, то не­велик, ведь, был и практический вывод, сделанный нами из борьбы этих оттенков: этот вывод исключительно сводился к тому, что две трети в обеих тройках следует предос­тавить большинству партийного съезда.

Только несогласие меньшинства на партийном съезде быть меньшинством в цен­трах привело сначала к «дряблому хныканью» потерпевших поражение интеллигентов, а потом к анархической фразе и к анархическим действиям.

В заключение, взглянем еще раз на диаграмму с точки зрения вопроса о составе цен­тров. Совершенно естественно, что, кроме вопроса об оттенках, перед делегатами стоял также при выборах вопрос о пригодности, работоспособности и т. п. того или другого лица. Теперь меньшинство очень охотно прибегает к смешению этих вопросов. А что это вопросы разные, — понятно само собой и видно хотя бы из того простого факта, что выбор первоначальной тройки в ЦО был намечен еще до съезда, когда союза Мар­това и Аксельрода с Мартыновым и Акимовым не мог предвидеть ни единый человек. На разные вопросы и ответ должен быть получаем разными способами: на вопрос об оттенках надо искать ответа в протоколах съезда,

^ ШАГ ВПЕРЕД. ДВА ШАГА НАЗАД 335

в открытом обсуждении и голосовании всех и всяческих пунктов. Вопрос о пригодно­сти лиц решено было всеми на съезде решать тайными голосованиями. Почему весь съезд единогласно принял такое решение? — это такой азбучный вопрос, на котором странно было бы останавливаться. Но меньшинство стало забывать (после своего по­ражения на выборах) даже азбуку. Мы слышали потоки горячих, страстных, возбуж­денных почти до невменяемости речей в защиту старой редакции, но мы не слышали ровно ничего о тех оттенках на съезде, которые связаны были с борьбой за шестерку и за тройку. Мы слышим изо всех углов толки и россказни о недееспособности, непри­годности, злонамеренности и пр. лиц, выбранных в ЦК, но мы не слышим ровно ничего о тех оттенках на съезде, которые боролись за преобладание в ЦК. Мне кажется, что вне съезда неприличны и недостойны россказни и толки о качествах и действиях лиц (ибо эти действия составляют, в 99 случаях из 100, организационную тайну, раскры­ваемую лишь перед высшей инстанцией партии). Вести вне съезда борьбу посредством таких россказней значило бы, по моему убеждению, действовать сплетнически. И единственный ответ, который я мог бы дать публике по поводу этих толков, состоял бы в указании на съездовскую борьбу: вы говорите, что Τ TTC выбран небольшим большин­ством. Это верно. Но это небольшое большинство составилось из всех тех, кто самым последовательным образом, не на словах, а на деле, боролся за проведение искровских планов. Моральный авторитет этого большинства должен быть поэтому еще несравнен­но выше его формального авторитета, — выше для всех, кто ценит преемственность направления «Искры» выше преемственности того или иного кружка «Искры». Кто компетентнее мог бы судить о пригодности тех или иных лиц для проведения полити­ки «Искры»? те ли, кто проводил эту политику на съезде, или те, кто в целом ряде слу­чаев боролся с этой политикой и отстаивал всякую отсталость, всякий хлам, всякую кружковщину?

^ 336 В. И. ЛЕНИН

о) ПОСЛЕ СЪЕЗДА. ДВА ПРИЕМА БОРЬБЫ

Анализ прений и голосований на съезде, с которым мы покончили, объясняет собст­венно in nuce (в зародыше) все, что было после съезда, и мы можем быть краткими, от­мечая дальнейшие этапы нашего партийного кризиса.

Отказ Мартова и Попова от выборов внес сразу атмосферу дрязги в партийную борьбу партийных оттенков. Тов. Глебов, считая невероятным, что невыбранные редак­торы серьезно решили повернуть к Акимову и Мартынову, и объясняя дело прежде всего раздражением, предложил мне и Плеханову на другой же день после съезда по­кончить миром, «кооптировать» всех четырех под условием обеспечения представи­тельства в Совете от редакции (т. е. чтобы из двух представителей один обязательно принадлежал к партийному большинству). Условие это показалось Плеханову и мне рациональным, ибо согласие на него означало молчаливое признание ошибки на съезде, желание мира, а не войны, желание быть ближе к нам с Плехановым, чем к Акимову с Мартыновым, к Егорову с Маховым. Уступка по части «кооптации» принимала, таким образом, личный характер, а отказываться от личной уступки, которая должна устра­нить раздражение и восстановить мир, не стоило. Поэтому мы дали с Плехановым свое согласие. Редакционное большинство отвергло условие. Глебов уехал. Мы стали выжи­дать последствий: удержится ли Мартов на лояльной почве, на которую он встал (про­тив представителя центра, тов. Попова) на съезде, или неустойчивые и склонные к рас­колу элементы, за которыми он пошел, возьмут верх.

Мы стояли перед дилеммой: пожелает ли тов. Мартов считать свою съездовскую «коалицию» единичным политическим фактом (вроде того, как была единичным случа­ем коалиция Бебеля с Фольмаром в 1895 г., — si licetparva componere magnis ), или он пожелает закрепить эту коалицию, направит все усилия, чтобы

если позволительно сравнивать малое с большим. Ред.

^ ШАГ ВПЕРЕД. ДВА ШАГА НАЗАД 337

доказать нашу с Плехановым ошибку на съезде, станет настоящим вожаком оппортуни­стического крыла нашей партии. Иными словами эта дилемма формулировалась так: дрязга или политическая партийная борьба? Из нас троих, которые были на другой день после съезда единственными наличными членами центральных учреждений, Глебов наиболее склонялся к первому решению дилеммы и наиболее старался помирить по­ссорившихся детей. Ко второму решению наиболее склонялся тов. Плеханов, к которо­му, что называется, приступу не было. Я изображал из себя на этот раз «центр» или «болото» и попробовал обратиться с убеждениями. В настоящее время пытаться вос­станавливать словесные убеждения было бы предприятием безнадежно-путаным, и я не последую дурному примеру тов. Мартова и тов. Плеханова. Но некоторые места из од­ного письменного убеждения, адресованного мною к одному из искряков «меньшинст­ва», считаю необходимым воспроизвести:

... «Отказ от редакции Мартова, отказ от сотрудничества его и др. литераторов пар­тии, отказ работать на ЦК целого ряда лиц, пропаганда идеи бойкота или пассивного сопротивления, — все это неминуемо приведет, даже против воли Мартова и его дру­зей, приведет к расколу партии. Если даже Мартов будет удерживаться на лояльной почве (на которую он так решительно встал на съезде), то другие не удержатся, — и указанный мною исход будет неизбежен...

И вот я спрашиваю себя: из-за чего же, в самом деле, мы разойдемся?.. Я перебираю все события и впечатления съезда, я сознаю, что часто поступал и действовал в страш­ном раздражении, «бешено», я охотно готов признать пред кем угодно эту свою вину, если следует назвать виной то, что естественно вызвано было атмосферой, реакцией, репликой, борьбой etc. Но, смотря без всякого бешенства теперь на достигнутые ре­зультаты, на осуществленное посредством бешеной борьбы, я решительно не могу ви­деть в результатах ничего, ровно ничего вредного для партии и абсолютно ничего обидного или оскорбительного для меньшинства.

^ 338 В. И. ЛЕНИН

Конечно, обидным не могло не быть уже то, что пришлось остаться в меньшинстве, но я категорически протестую против мысли о том, чтобы мы «пятнали» кого-либо, чтобы мы хотели оскорбить или унизить кого-либо. Ничего подобного. И не след до­пускать, чтобы политическое расхождение вело к истолкованию событий посредством обвинения другой стороны в недобросовестности, прохвостничестве, интриганстве и прочих милых вещах, о которых все чаще и чаще слышишь в атмосфере надвигающе­гося раскола. Не след допускать этого, ибо это, по меньшей мере, до пес plus ultra не­разумно.

Мы политически (и организационно) разошлись с Мартовым, как расходились с ним десятки раз. Будучи побежден на вопросе о § 1 устава, я не мог не стремиться со всей энергией к реваншу на том, что у меня (и у съезда) оставалось. Я не мог не стремиться, с одной стороны, к строго искровскому ЦК, — с другой, к редакционной тройке... Я считаю эту тройку единственно способной быть должностным учреждением, а не кол­легией, основанной на семейственности и халатности, единственным настоящим цен­тром, в котором каждый и всегда вносил бы и отстаивал свою партийную точку зрения, ни на волос больше и irrespective от всего личного, от всяких соображений об обиде, об уходе и пр.

Эта тройка, после событий на съезде, несомненно узаконяла политическую и органи­зационную линию, в одном отношении направленную против Мартова. Несомненно. Из-за этого рвать? Из-за этого ломать партию?? А разве по вопросу о демонстрациях не были Мартов и Плеханов против меня? А разве по вопросу о программе не был я и Мартов против Плеханова? Разве всякая тройка не обращается всегда одной своей сто­роной против каждого участника? Если большинство искровцев и в организации «Ис­кры», и на съезде нашло ошибочным вот этот специальный оттенок мартовской линии в организационном и политическом отношении, неужели не безумны, в самом деле, по­пытки

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   19

Похожие:

Кризис в нашей партии 97 iconМировые кризисы, проблема рациональности и свобода: синтетический...
Современные исследователи добавляют к этому кризис рациональности как главную проблему конца XX – начала XXI вв., кризис культуры...

Кризис в нашей партии 97 iconСемь лекций о живой этике лекция N1
Сейчас уже все согласны с тем, что общество переживает кризис. Однако часто можно услышать мнение, что кризис этот

Кризис в нашей партии 97 iconСочинений Том 5 Предисловие в пятый том включены произведения И....
Конституции СССР тезисы к Х и XII съездам партии, доклады на Х и XII съездах партии и

Кризис в нашей партии 97 iconВладимир ильич ленин. Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения
Партийная борьба придает партии силу и жизненность, величайшим доказательством слабости партии является ее расплывчатость и притупление...

Кризис в нашей партии 97 iconНомера
Кризис сегодняшнего человека – это по сути своей кризис смысла жизни. Человек не признает, не принимает, теряет или отвергает истинную...

Кризис в нашей партии 97 iconС замоскворецких куполов!
Вопросы, поставленные в докладе Л. Ф. Ильичева, в выступлениях по этому докладу, в речи Н. С. Хрущева и записанные в постановлении...

Кризис в нашей партии 97 iconФинансовый кризис, рецессия. Что дальше?
В этой вкладке Михаил Васильевич Селин, доктор экономических наук, подробно рассматривает вопрос об истоках нынешнего кризиса, об...

Кризис в нашей партии 97 iconКак молоды мы были
Темати­ческой партии, затем под руководством В. Г. Ветлужского в Северо-Становой партии. Некоторое время работала минералогом. Когда...

Кризис в нашей партии 97 iconАлександр Александрович Зиновьев Кризис коммунизма Александр Зиновьев кризис коммунизма
Алексиса де Токвиля. Многие рецензенты оценили книгу как первую попытку научного (а не идеологического!) подхода к реальному коммунистическому...

Кризис в нашей партии 97 iconДоклад комиссии ЦК кпсс президиуму ЦК кпсс по установлению причин...
Нами изучены имеющиеся в Комитете госбезопасности архивные документы, из которых видно, что 1935-1940 годы в нашей стране являются...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница