Ветер крепчает




НазваниеВетер крепчает
страница1/5
Дата публикации15.06.2014
Размер0.5 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Информатика > Документы
  1   2   3   4   5



Григорий КАКОВКИН
ВЕТЕР КРЕПЧАЕТ
Комедия-буфф

для детей с родителями и для родителей с детьми

смотреть одним без других строго воспрещается.

(Но если очень хочется, то можно).

Юность – это болезнь, во время которой мы или выживаем, сохранив в себе ребенка, или умираем, теряя свое детство и превращаясь во взрослого.

Жан Луи Барро

Каковкин Григорий Владимирович - писатель, журналист, сценарист, режиссер документального кино. Печатался в журналах «Знамя», «Дружба народов» и других, работал в «Известиях», «ЛГ», ТВ, главный редактор ряда журналов. Роман «Мужчины и женщины существуют» был выдвинут журналами «Дружба народов и «Вестник Европы» в 2011 году на премию «НОС – новая словесность» и вошел лонг-лист Национальной литературной премии «Большая книга» в 2012 году. В издательстве «НЛО» выходит новый роман «Теория и практика расставаний. (знак скрепки)». Окончил философский факультет МГУ, член КиноСоюза и Союза журналистов России. Живет в Москве.

^ Пьеса «Ветер нужен парусам» (первое название) вошла шорт – лист Международного конкурса драматургии для детей и юношества «Маленькая премьера» за 2011 год.
мобл. 8 916 685 28 56

grkmedia@mail.ru

2011
^ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Береговые тени:

СЫТАЯ ЖИЗНЬ

ЛОЖЬ

ПРОДАЖНОСТЬ

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

СПОКОЙСТВИЕ

Команда:

^ КАПИТАН ВУД

БОЦМАН

ПОЭТ

ШПАНА

ДЕВУШКА
ПОЛИЦЕЙСКИЙ ВАСЯ

и другие полицейские

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Все действие происходит в двух пространствах.

^ Наверху - нечто похожее на веранду, кафе и офис одновременно - компьютер, телефон-факс, кресло качалка, зеркало, букет роз... Это пространство для береговых теней.

Внизу - море, маяк, порт, причал. В глубине сцены видны очертания судов. Точное время происходящего определить невозможно. На сцене видавшая виды двухмачтовая шхуна с косым парусом, но и с трубой – странное смешение стилей и времен. Это пространство для всех остальных героев.

^ Реплики сверху и снизу то накладываются друг на друга, и действие происходит в одном пространстве сцены, то это происходит параллельно.

Наверху, среди береговых теней суета. Слышны обрывки фраз...
СЫТАЯ ЖИЗНЬ: Говорите ему все что угодно: что он выиграет в лотерею, что его ждут везде, во всем мире и отстаньте от меня! Мне уже надоело учить вас врать! В конце концов, это ваша прямая обязанность...

ЛОЖЬ: Мы и врем...

СПОКОЙСТВИЕ: ... как можем.

СЫТАЯ ЖИЗНЬ: Вот именно «как можете». Идите, идите... Что за тени! С кем я работаю!
^ Долгий гудок отходящего судна.

Из кубрика на палубу выбегает капитан Вуд, поднимается на мостик и вглядывается вдаль.
КАПИТАН ВУД: Эй вы, черти! Бинокль капитану! Не пойму, что за посудина отходит! Далеко – не вижу! Ну! Кто-нибудь… Тащите же бинокль, морские, черт вас подрал, волки! Бинокль!
^ Судно уходит. Вуд не успевает его рассмотреть.
…Ну и команда! Сорвешь глотку…
БОЦМАН: Вуд…
Опять долгий гудок отходящего судна.
КАПИТАН ВУД: Мне нужен был бинокль, а ты пришел, когда поп отслужил панихиду.

БОЦМАН: Вуд… я хотел

КАПИТАН ВУД: Что ты заладил – Вуд, Вуд. Каждая устрица знает, что я Вуд!

БОЦМАН (спокойно): Вуд, команда ушла от тебя.

КАПИТАН ВУД: Что?!

БОЦМАН: Я тоже ухожу.

КАПИТАН ВУД: Что?!

БОЦМАН: Команда ушла. Я ухожу тоже… (Вуд хочет что-то сказать). Только не говори, что крысы бегут с корабля. Не говори, не надо так.

КАПИТАН ВУД: Ладно, не буду. Ты слишком умный, мой боцман. Я этого тебе говорить не буду.

БОЦМАН: Да уж, не дурак.

КАПИТАН ВУД: За это ты мне и нравился… до сегодняшнего дня. Ладно. Я вижу, ты устал. Это бывает. Садись, посидим на корме. На прощанье. Помнишь, в Бенгальском заливе … Шторм, нас бросало, как щепку… Ты это помнишь или все уже забыл?! А?!

БОЦМАН: Амба, капитан. На этот раз я ухожу сразу. Без всяких морских воспоминаний. Сегодня я говорю: к черту! Я - говорю! А - не ты!

КАПИТАН ВУД: Брось! Не переживай. Тяжело, это бывает... я понимаю… Нас двое - это уже команда. Мы еще наберем настоящих ребят, которым не все равно! Они будут идти наперекор всему! Это будут настоящие…

БОЦМАН: Это будет уже седьмая команда.

КАПИТАН ВУД: Что ж, семерка - счастливая цифра!

БОЦМАН: Я больше не буду играть в эту игру: в морских волков, в штормы, в серо-буро-малиновые паруса. В моем возрасте люди имеют внуков. Они каждое утро могут погладить детскую головку с мягкими волосиками и везти их в школу или детский сад, и вообще… А я ношу эту идиотскую повязку (срывает черную повязку с глаза) для того, чтобы быть настоящим «боцманягой»! К черту! У меня прекрасно видят оба глаза! Понятно?! Оба! И я больше не хочу…

КАПИТАН ВУД (философски): Ну и что? Ты стал лучше видеть? Лучше? С повязкой ты был настоящим боцманом, морским волком, которому ничего не страшно ни на море, ни на берегу. Ну, крикни же, как ты кричал, «Всем наверх! По местам стоять! С якоря сниматься!»
СЫТАЯ ЖИЗНЬ: ... ты смотри, он хочет, чтобы к боцману прилип этот имидж на всю жизнь. Мальчики должны быть мальчиками, мужчины должны быть мужчинами, Женщины - женщинами. Девочки - девочками.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО: (подхватывает) ... чайники - чайниками.

СЫТАЯ ЖИЗНЬ: Ты думаешь, что он «чайник»? Он – старый самовар! Люди должны жить, как люди… Это очевидная вещь. Только некоторые этого не понимают!
БОЦМАН: Хватит! Хватит давить мне на нервы! У меня два глаза, два, а не один, и это, наверное, не зря придумано так. Зачем мне носить это, зачем мне орать в пустоту, и в каждом порту надираться, как свинья!? (В сторону Береговых теней): Я женюсь, устроюсь в порту механиком. Я же неплохо разбираюсь в этом. У нас будут дети. Потом они вырастут, появятся внуки, и каждое утро за большим столом будет собираться вся наша большая дружная семья. Они будут ко мне подходить, мои мальчики и девочки. Они будут показывать, как они вымыли руки, и я их буду гладить по головкам…

КАПИТАН ВУД: ...а потом вы все вместе сядете на диван и будете смотреть этот дурацкий ящик. (Посмотрев наверх): Ты уже стар, боцман. Стар. Стар, чтобы все менять!

БОЦМАН: Я возьму мальчишку из приюта.

КАПИТАН ВУД: Вечный странник не будет отцом, не будет владельцем дома. Ты один. Ты настоящий боцман. Настоящий! Не каждый может быть настоящим, не каждый...

БОЦМАН: Я устроюсь на ту же «Глорию» и прекрасно буду возить апельсины из Сингапура.

КАПИТАН ВУД (смеется): Апельсины из Сингапура! Апельсины из Сингапура! Дурак! Апельсины из Сингапура!

БОЦМАН: Бананы из Конго!

КАПИТАН ВУД: И бананы! Боже мой!

БОЦМАН: Да! Да! И да! Бананы, апельсины, ананасы, киви, капитан Вуд! В конце концов, я могу выиграть в лотерею! Да, могу выиграть в лотерею. Я простой человек, я устал спасать каких-то четырех сумасшедших из тюрьмы, везти их сюда в трюме только потому, что кто-то сказал, будто они хорошие и честные ребята, я устал кому-то устраивать праздники... А искать сокровища? Двести лет, как затонула посудина, двести лет! Да что там можно найти! Затонула – и чёрт с ней!

КАПИТАН ВУД (спокойно): Боцман, как тебя зовут? Ты помнишь? (Боцман напрягся - не может вспомнить). Вот видишь, ты не помнишь. Ты «боцман». Это имя ты мог бы писать с большой буквы. Это и есть твое имя. Я не держу тебя, старая ты посудина, дырявое ты корыто. Двуглазый, дай я тебя поцелую на прощанье. Когда снимаются с якоря, поцелуй должен быть долгим, чтобы запомнился.
^ Подходит и целует растерянного боцмана, тот пытается вырваться, но Вуд крепко держит его.
БОЦМАН: У, прилип!

КАПИТАН ВУД: А теперь я должен дать тебе х-х-хорошего пендаля под зад!

Бьет. Промахивается. Боцман убегает. Вуд бежит за ним.
КАПИТАН ВУД: Куда же ты! Нельзя нарушать морских традиций!


^ КАРТИНА ВТОРАЯ
Тихо звучит музыка. Капитан Вуд сидит на корме и о чем-то думает. Заходит в кубрик и через минуту выходит с полным фужером. Музыка затихает.
КАПИТАН ВУД: Ну что, довольны? Снова я один. Один. Я и море. Море. Мое море. Море капитана. С берега падают тени. Береговые тени...
^ Появляются тени.

О! Старые знакомые! Вот Предательство. Тихо ступает. Идет, будто не замечает меня. Голова опущена. Не замечает. Какая кроткая дамочка! А вот и ее подруга – Ложь. Смотри, как блестит. Как чертовски красива, ты только полюбуйся на эту голубушку, я бы на ней женился, если б она не была… Ложью! А вот и Продажность – милая старуха. Сколько тебе лет, старая? Ты всем раздаешь деньги, а в твоем сундуке их не убывает. Расскажи, как они снова оказываются у тебя? По-твоему, все продается и покупается!? Я знаю, ты, старая кляча, не такая дура. Только идиоты говорят, что у тебя одна извилина. А ты им отвечаешь: «А зато какая, зато какая!..». (Пауза). Спокойствие - со своим вечным, подлым советом - не переживать. Правильно. С тебя все начинается. А вот и ты, главная береговая тень.
Где-то наверху появляется ярко накрашенная женщина, одетая «от кутюр». Она в шикарной шубе, но обмахивается дешёвым китайским веером. Выплюнув жвачку, она что-то достает из кармана шубы.

СЫТАЯ ЖИЗНЬ: Во. Семечка. Последняя.
КАПИТАН ВУД: Ну что, Сытая жизнь, довольна? Разлузгала мою команду? А ведь это были хорошие ребята. Что? Плохие тебе не нужны? Плохие, и так всегда твои, это верно. Хороших тебе как раз и не хватает. Мой механик хотел работать на настоящей паровой машине, он любит технику – это ты вбила ему в голову такую глупость? Чем ты их берешь? Ты же не красива…Нет, Ты, конечно, не уродина, но ведь ничего же в тебе нет…
^ Сытая жизнь поворачивается, показывая себя со всех сторон.

СЫТАЯ ЖИЗНЬ: У меня фигура! У меня линия! У меня шуба! У меня вертикаль! Он меня недооценивает...

КАПИТАН ВУД: Хорошо выглядишь, у тебя нет ни одной морщинки, ну и что? Все равно ты отвратительна.
^ Сытая жизнь зло сплевывает шелуху на капитана Вуда и отворачивается.

СЫТАЯ ЖИЗНЬ (тихо): Идиот.
Капитан поднимает пустую бутылку, ударяет ею о стакан, Сытая жизнь оборачивается.
КАПИТАН ВУД (смеется): А! Колокола сытой жизни! Ты на них откликаешься, это твоя любимая мелодия - хрустальный звон бокалов. «Шампанское! Все должно быть красиво». Кислятина! (Успокаивается, садится). Ненасытная. Ничего, я наберу новую команду. Это будут замечательные ребята. Им только покажи одного несчастного, обиженного, страдающего – они бросаются его спасать, и ни предательство, ни ложь, ни продажность с длинным рублем, ни сытая жизнь не остановят их! Это будут настоящие ребята, которым не нужна нормальная, сытая, спокойная жизнь. Она им просто не нужна! Команда! Как один! Морские волки – им давай море, стихию, ветер! Хорошо, когда ветер, соленый океанский ветер, обдувает лицо, и ты стоишь на мостике, смотришь вперед и веришь. Веришь! Ты поняла, розовощекая старуха? Береговая, черт побери, кикимора? Веришь!
^ Показывает кулак.

ЛОЖЬ: Во что еще надо верить? Скучно. Ты и соврать не можешь... (уходя, почти про себя) «Веришь… веришь… во что? Во что сегодня можно верить? Кому?! Что он говорит…
^ Береговые тени обижаются и исчезают.
КАПИТАН ВУД: Семерка – счастливая цифра, и ты молчи, что люди сейчас уже не такие. Такие! Так было и будет всегда!
Он спускается с воображаемого мостика, идет в кубрик и вновь появляется с полным стаканом, и вдруг слышит чьи-то шаги.
КАПИТАН ВУД: Эй, кто там? У кого там такие шаркающие сандалии?
^ Капитан подбегает к прожектору на паруснике и наводит его на человека.
ПОЭТ: Эй, эй, не надо, не светите мне в лицо!

КАПИТАН ВУД: Ты кто?

ПОЭТ: Я, понимаете ли, шел… как вам сказать… по улице, потом, меня почему-то потянуло сюда. Здесь… здесь очень похоже на… не найду точного слова. Это всегда так сложно. Только кажется, что все можно объяснить… В общем, я шел...

КАПИТАН ВУД: Я вижу, ты не из тех, кто все объясняет.

ПОЭТ: Да… я не…

^ КАПИТАН ВУД (не дает говорить): Понятно, ты зануда.

ПОЭТ (обиженно): Нет, я – поэт!

КАПИТАН ВУД: Значит, ты поэт-зануда!

ПОЭТ (пытается все же объяснить): Нет, вы, совершенно, вы абсолютно не в контексте моих устремлений… вы не понимаете... Я поэт, я пишу стихи…

^ КАПИТАН ВУД (не дает договорить): … и тебя нигде не печатают.

ПОЭТ: Откуда вы знаете?

КАПИТАН ВУД (оглядывает поэта с головы до ног, и тот оглядывает его): Ну, понимаешь, старина, это почему-то видно!
^ Поэт придерживает оторванный карман и закрывает ногой дырку в носке на другой ноге. Поза его смешна и нелепа.
КАПИТАН ВУД: Да ладно ты брось. Оторванный карман идет тебе. Он делает тебя значительнее.

ПОЭТ: Вы так считаете?

КАПИТАН ВУД: Ведь не каждый носит оторванный карман. (Подходит) Я только считаю, что для большего лоска надо и другой карман…
^ Капитан отрывает карман поэту, оттуда выпадают листки.
ПОЭТ: А где я буду хранить стихи?..

КАПИТАН ВУД: Вот теперь ты выглядишь еще значительнее. Шарф так не носят – так он висит у мелкого служащего, желающего показать, что он в белой рубашке и галстуке. У тебя есть белая рубашка?

ПОЭТ: Была, кажется..

КАПИТАН ВУД: И галстук был. Шарф обматывают вот так. Волосы всклокочены. Еще можно рукава засучить. Взгляд! Побольше отрешенности. (Поэт слушается). Нет, это слишком много. Тут надо и презрения, надменности (поворачивает поэта, разглядывает, что получилось). Вот теперь ты похож на человека, которого человечеству страшно потерять. Тебе бы еще надо поучиться ходить, не шаркая, и тогда ты можешь на что-то претендовать.

ПОЭТ: Вы считаете, что так лучше?

КАПИТАН ВУД: Во всяком случае, от такого эти придурки готовы услышать настоящую правду Поэта.

ПОЭТ (жалея о кармане): А где же мне теперь хранить стихи?

КАПИТАН ВУД: Хорошие стихи хранятся в голове.

ПОЭТ: Как вам сказать, (привычно) современные стихи, они тонкие, подчас не связанные рифмой, они рассчитаны на сложные ассоциации и, скорее, существуют для уединенного чтения, чем для прочтения вслух. Современный человек, он уже... он уже в интернете… с первого класса. У него другие, как это сказать...

^ КАПИТАН ВУД (в сторону): Зануда! (Обращаясь к поэту): Прочти что-нибудь.

ПОЭТ (Ищет по листкам, что прочесть): Может, это?

КАПИТАН ВУД (отбирает у него листки): Прочти, что помнишь… Давай!

ПОЭТ: Это стихотворение я написал под впечатлением, так сказать…

^ КАПИТАН ВУД (раздраженно): Начинай! Стихи должны говорить сами за себя.

ПОЭТ: Мы с тобой сидели, ели

Бланманже. Бланманже.

От домашней канители

Мы устали. Бланманже.

Ели старого жирафа.

Бланманже. Бланманже.

И с изысканностью графа

Я жевал. Бланманже.

КАПИТАН ВУД: Все?

ПОЭТ: Все.

КАПИТАН ВУД: Отлично. (В сторону): Для туземца – это было бы неплохо. (Поэту): Только скажи, где ты ел жирафа?

ПОЭТ (раздраженно, видимо, его не раз об этом спрашивали): Это метафора, образ! Сколько можно объяснять! Образ!

КАПИТАН ВУД: Я понимаю. Но с кем?

ПОЭТ: Что – с кем?

КАПИТАН ВУД: С кем ты ел?

ПОЭТ: Не помню, кто-то угощал меня жареным мясом с чем-то белым. Это, правда, было давно. Оно было жилистым, и я подумал, что такое мясо может быть только у старого-старого жирафа.

^ КАПИТАН ВУД (оценивая): Я думаю, со временем у тебя должно получиться со стихами. В этом, черт подери, что-то есть. Съесть кусок мяса с чем-то белым и потом написать вот такое…

ПОЭТ: Да, я мог бы писать замечательные стихи. Знаете, так сложно, так интересно найти слово. Точное слово. Его будто кто-то специально прячет. Иногда вот хочешь что-то сказать, что-то такое необычное, большое, а не можешь. Если бы у меня была маленькая, тихая квартирка, где я мог бы уединиться и писать, писать, писать… У меня могла бы быть любимая, она бы помогала мне, она бы вдохновляла …
^ На прежнем месте появляется Сытая жизнь в новом образе. Она - сама кротость; одета строго, интеллигентно, со вкусом. В руках – поднос с кофе.

.

СЫТАЯ ЖИЗНЬ: Я принесла вам кофе, мой милый, мой гениальный, поэт. Вам нужно выпить чашечку кофе. И писать, писать, писать…

^ Капитан Вуд показывает ей кулак. Береговая тень исчезает.
ПОЭТ: … Да, она бы приносила мне в кабинет утренний кофе. Я люблю горячий-горячий кофе и слегка поджаренный хлеб. Его корочка напоминает… утреннее солнце, чуть встающее над полем. Это время, когда только закинул свои удочки…

КАПИТАН ВУД: Зануда ты! Тебе надо совершенно другое! Никакой квартирки! Никакой любви! кофе в постель – к черту! Я вижу, я вижу из тебя получится настоящий морской волк! (Бьет его по плечу. Поэт еле устоял). Посмотрим, какой у тебя оскал. Ну-ка, сделай страшное лицо!

ПОЭТ (Делает страшное лицо, как на приеме у врача, высовывает язык): А-аа!

КАПИТАН ВУД: О, теперь я понимаю, как ты ел жирафа!

ПОЭТ (в отчаянии кричит): Это метафора!!!
Капитан уводит поэта в сторону кубрика.
  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Ветер крепчает iconОрнитарий Иван Мишутин Журавли
И в сумерках стареющего мира из крыльев зимородка капал ветер, и ветер пел деревьям carpe diem

Ветер крепчает iconПлан-конспект урока по географии в 6-м классе Тема: «Атмосфера. Ветер»
«ветер»; с типами ветров; с приборами, определяющими направление и скорость ветра

Ветер крепчает iconМкоу дупленская сош коченевского района
«Холодки-морозки, Озябли наши ножки. Ветер, ветер, наш дружок, Ты подсыпь к корням снежок, Чтоб с весною мы могли Зеленеть, кудрявиться,...

Ветер крепчает iconВетроэнергетика
Ветер дует везде — на суше и на море. Человек не сразу понял, что перемещение воздушных масс связано с неравномерным изменением температуры...

Ветер крепчает iconИрина Грекова На испытаниях
На летном поле неподвижно застыли самолеты, похожие на больших, чем-то озабоченных рыб. Раннее солнце ярко отсвечивало на скошенных...

Ветер крепчает iconРевнует – значит, любит?
Ревность она разрушительна. Она – сила, как и любовь, только с противоположным знаком. Как если бы вы стремились вперед, а вам навстречу...

Ветер крепчает iconУрок чтения и развития речи на тему «Ветер»
Я хочу представить урок чтения и развития речи на тему «Ветер» Михаил Васильевич Исаковский проведенный в Цивильской специальной...

Ветер крепчает iconЭрнест Хемингуэй Фиеста (И восходит солнце)
Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги своя. Все реки текут в море,...

Ветер крепчает icon«Листает ветер летопись времен »
Дня учителя совместно с местным отделением Всероссийского педагогического собрания и районной организацией Всероссийского педагогического...

Ветер крепчает iconВо-первых, когда рассказываете малышу сказки, стихи, например, упоминаете...
Со временем он начнет подражать вам. Потом вы можете еще и поиграть, предлагая ребенку дуть: дайте малышу маленький кусочек распушенной...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница