Транзиткнига




НазваниеТранзиткнига
страница3/47
Дата публикации22.08.2013
Размер7.11 Mb.
ТипКнига
www.lit-yaz.ru > Физика > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47
^

Сергей Валянский, Дмитрий Калюжный


Ноябрь 2003.

ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ


Вместо вступления
Выше мы дали простую схему работы «русских горок». Но могут возникнуть вопросы. Почему, например, мы называем громадную эпоху циклом Ивана Грозного, а не начинаем её от правления его деда и не называем циклом Ивана III? Почему цикл Петра мы начинаем именно от Петра I, а не от его отца Алексея Михайловича или, ещё лучше, от патриарха Филарета и его сына Михаила Романова?

Для пояснения напомним о природно-климатических циклах. Люди обычно знают, какой сезон на дворе: зима, весна, лето или осень. Летом тепло, зимой холодно. Однако влияние на нашу погоду оказывают не только наше местоположение на Земном шаре или положение Земли относительно Солнца, но и различные циклоны. Например, пришёл полярный циклон, и летом холодает. А может прийти тёплый атлантический циклон зимой, и станет тепло. Но эти колебания не заставят нас назвать лето осенью, а зиму весной.

Так и в случае развития страны. Нам известен основной процесс, который назван здесь «русскими горками», и он имеет свои «сезоны». Это — отставание, мобилизационный период, рывок, стагнация, отставание... Но ряд привходящих факторов — своеобразные «циклоны» — искажают основную картину. Вот некоторые из них: принятый способ правления государством, иерархия целей государства, политика соседей по отношению к России.

Рассмотрим их подробнее.

16

^ Способ правления. В любой стране существует «два народа», или, иначе, два основных класса. Первый, основной — большинство населения страны, создающее материальные ценности. Второй — малая часть населения, называемая элитой. Обычно государство стремится к тому, чтобы различия между ними были как можно меньше. Если же власть осуществляется лишь в интересах элиты, а не большинства, то уровни жизни, мировоззрение, цели большинства и элиты начинают расходиться, и само сохранение государственности оказывается под вопросом, хотя государство может существовать ещё достаточно долго, эволюционируя в ту или иную сторону.

Это — в общем случае и в любой стране. В России же способ правления принципиально важен, здесь перекос в пользу элиты приводит к неминуемым потерям. Наша российская элита, видя, что верхушка общества в зарубежных странах живёт много лучше, силится ни в чём от неё не отставать. Но жизненный ресурс в России и так меньше, чем у других, и если элита начинает присваивать себе слишком большую часть прибавочного продукта, положение большинства катастрофически ухудшается.

При совпадении интересов, когда власть обеспечивает условия, позволяющие всем слоям общества трудиться на пользу государства (мы называем такой тип правления византийским, так как впервые он был позаимствован Россией от Византийской империи), государство укрепляется и успешно развивается. Когда же управление государством ведётся в интересах элиты (мы называем такой тип правления польским, по той же причине), она теряет чувство реальности, а основные производители богатств остро чувствуют несправедливость такого положения, и если не принимаются меры к исправлению ситуации, страна перестает нормально развиваться. Или происходят кровавые катаклизмы с целью устранить перекос.

Периоды, когда в России главенствовал византийский стиль управления, в совокупности составляют по времени существенно меньшую долю нашей истории, нежели когда государство управлялось по польскому типу. В представлениях правившей на протяжении почти всей нашей истории элиты византийский тип правления — самый плохой и отсталый,

17

а вот «польская вольница» есть прогресс и вершина государственной мудрости.

Поэтому эпоха Ивана Грозного и сама личность этого правителя, как в отечественной историографии, так и в зарубежной, изображается только в чёрных красках. Зато «смуту» с её избранным боярским царём считают чуть ли не предтечей всей демократии в Европе. Так, А.Л. Янов отмечал, что конституция Михаила Салтыкова, принятая и одобренная Боярской думой 4 февраля 1610 года, — во времена, когда конституционной монархией в Европе даже не пахло, — была самым прогрессивным событием этого времени. Также и В.О. Ключевский считал, что конституция 1610 года — «это целый основной закон конституционной монархии, устанавливающий как устройство верховной власти, так и основные права подданных».

А если посмотреть с точки зрения устойчивости государства, то принятие этого документа было как раз действием, нарушающим эту устойчивость. И понятно, что, давая свои оценки тому давнему периоду, эти историки исходили из принятых в их время идеологических моделей, а вовсе не из тогдашних интересов страны, историю которой они описывают. Янов исходит из интересов стран Запада (вот и хвалит конституцию, «предвосхитившую» очень правильные западные порядки), а Ключевский служит интересам своего дворянского класса.

^ Иерархия целей государства. Первая, основополагающая и самая простая цель — это самосохранение властителей. Для её достижения верховная власть готова на любые действия, даже если они идут во вред существованию самого государства. Такая власть у нас была, например, в «смутное время», в период «женского царства» и по сей день остаётся со времён Горбачёва. Как правило, если целей следующих степеней сложности нет, положение государства неустойчивое.

Следующая цель государства — это либо военная защита страны, либо нападение на соседей; в любом случае её можно назвать целью геополитического позиционирования. Возможен сложный, «дипломатический» вариант: спланировать свои действия так, чтобы избежать прямых военных действий, но получить желаемое улучшение своего положения.

Следующая по сложности цель государства — создание сильной экономики, чтобы потенциальные противники пред-

18

почитали с ним дружить, а не навязывать ему свою волю. Достижение этой цели делает положение устойчивым: в частности, богатая страна может купить «благосклонность и преданность» соседей или с помощью займов привязать их к себе ссудным процентом.

Такой экономический рывок требует высокого уровня образованности общества. Но образование не должно быть самоцелью, поскольку оно может быть не только не полезным, а даже вредным. Дело в том, что без необходимого уровня культуры, формирующейся под влиянием господствующей в обществе идеологии, отдельные «слишком» образованные индивидуумы могут навязать внедрение иностранных социальных и экономических моделей, которые подорвут стабильность.

^ Внедрение в общество идеологии, соответствующей изменяющимся внешним условиям, — вот ещё одна цель государства. Соответствие идеологии моменту особенно важно в мобилизационный период, когда экономика и страна переходят в новую фазу развития. Необходимо иметь в виду, что призывы к деидеологизации общества — это тоже идеология, правда, насаждаемая врагами данного государства. Без идеологии, отвечающей требованиям времени, невозможно консолидировать нацию. Именно это произошло в России в годы Первой мировой войны: приверженность старой идеологии помешала принятию необходимых решений о модернизации, общество не только не смогло объединиться, но раскололось, и эта нестабильность привела к известному развитию событий.

Цели низкого уровня являются составной частью целей высокого уровня. Можно считать идеальным, когда власть страны в состоянии сформулировать цели высокого уровня, сделав, тем самым, осмысленными все цели низких уровней. Но для этого нужна не только способность Высшей власти к таким действиям, но и преемственность в политике. Если такой преемственности нет, новая власть в первую очередь ставит перед собой простейшую цель — самосохранение, и всякая модернизация опять выпадает из поля её зрения.

Здесь мы сталкиваемся с проблемой кадров. То есть, встаёт вопрос: кто будет эти цели реализовывать? Ясно, что те, кому выпадет эта задача, становятся частью элиты страны,

19

между тем у элиты — как класса, как части общества — цели совсем другие. Вот здесь и нужно государство со всей мощью его аппарата принуждения и с его соответствующей моменту идеологией, государство, которое не должно допустить, чтобы исполнители действовали в своих интересах и против интересов государства.

В каких-то случаях можно менять кадры (если есть кадровый резерв), а в каких-то нет. Как говорил Сталин: «У меня нет для вас других писателей». Если находился вождь, который мог держать элиту в кулаке, всё получалось, и цели достигались весьма высокие. Но когда государство ослабевало, элита начинала добиваться своих шкурных интересов. В наших книгах можно найти примеры: это и князь Курбский, и боярская вольница при Елене Глинской, и Меншиков.

Как отмечалось выше, поскольку реализация целей высокого уровня требует достаточно продолжительного времени, необходима преемственность власти. Например, и Иван III, и Алексей Михайлович пытались поставить цели очень высокого уровня, но возможность приступить к претворению их в жизнь появилась значительно позже, соответственно при Иване Грозном и Петре I. Поэтому мы и называем соответствующие циклы их именами.

К сожалению, после правления как Ивана, так и Петра, не было преемственности, поскольку не только прервалась династия, но и потому, что их наследники не понимали целей, которыми руководствовались Иван и Пётр. Они оба были подлинными хозяевами своего государства, а не временщиками, поэтому им было легче увидеть перспективу и представить его задачи. А власть Годунова была ничтожной, так как решала задачи гораздо более низкого уровня, чем те, что решались при Грозном. Про Екатерину 1 и говорить не приходится.

Но хозяин в государстве и просто в доме должен вести себя как хозяин. А то напросятся к иному слабохарактерному владельцу квартиры бродяги с базара: пусти, дескать, переночевать одну ночку, а потом живут годами, а он за ними бутылки выносит, не решаясь выставить их вон. Какой же он после этого хозяин?

Важно, чтобы истинный хозяин земли русской понимал суть протекающих процессов и видел общий ход событий. То

20

есть, он должен понимать и оценивать обстановку и в соответствии с ней принимать решения. Огромное значение здесь имеет историческая информация — только она позволяет определить направление общей динамики социальных процессов, сохранить преемственность, создать задел на будущее. А информация, к сожалению, очень часто бывает искажена по причинам, о которых мы говорили выше. Ангажированные историографы или какие-нибудь другие мудрецы и советчики наплетут царю, что хорошо, что плохо — но это «хорошо» только с точки зрения элиты, — а царь-государь кивает с умным видом. Понятно, что результат его правления не принесёт пользы для страны в целом.

Но даже если суть процессов понята и цель поставлена, хозяину надо ещё обладать управленческим талантом. То есть, он должен представлять, к какой цели стремится, и постоянно корректировать свои действия, так как вовсе не обязательно, что намеченные им шаги приведут к ожидаемым результатам. Ведь ситуация постоянно меняется под воздействием других сил, в том числе иностранных государств, преследующих свои собственные цели.

И наконец, хозяин должен уметь создавать механизмы для реализации своих целей и понимать, чем власть может управлять, а чем нет; какие структуры управления создать можно, а какие нет; есть ли у него люди для такой работы или нет, и сумеет ли он их держать под контролем.

Кстати, оценивать деятельность высшей власти можно и нужно не по заявлениям, призывам и праздникам, а лишь по тому, насколько в результате её действий страна продвинулась в избранном направлении, то есть, насколько качественно власть осуществляла управление. Скажем, при Екатерине II «гром победы, раздавайся» гремело во всех парадных залах, а когда сменивший её Павел провёл ревизию, оказалось, что армия вооружена пушками, сделанными ешё при Петре I.

Влияние соседей на выживание страны. Естественно, что на мировой арене никакая страна не будет способствовать появлению конкурентов. Всегда, когда предоставляется возможность, соседи силовыми или другими методами подчиняют своей воле слабые страны, вплоть до уничтожения их государственности. И пытаются так или иначе оказывать давление на сильных. Например, Турция поддерживала крымских

21

татар в их набегах на нашу страну. Но и мы поддерживали казаков, когда те нападали на турецкую и иранскую территории, в то же время не позволяя им своевольничать у себя. А чем как не стремлением оттеснить конкурента была блокада Московии западными странами, отсечение её от морей и, стало быть, от внешних рынков?

Всё это примеры того, как соседи пытаются вызвать нестабильность государства, а когда оно теряет устойчивость, возникает угроза прямой агрессии. В этой обстановке в обществе растёт осознание того, что страна может прекратить своё существование, и тогда начинается новый цикл в «русских горках»: происходит мобилизация общества и рывок. Так было при Иване IV Грозном и Петре I, и эти циклы мы назвали их именами.

Для реализации государственных целей царям нужны были исполнители, а, как правило, их выбор был весьма ограничен. Исполнителей надо готовить, на что требуется время. Поэтому приходилось пользоваться услугами тех, кто есть, пусть они и не всегда подходят для выполнения поставленных задач.

Ивану Грозному пришлось изначально опираться на тех людей, чьи личные цели хоть в чём-то совпадали с его целями государственного масштаба. Поэтому по ходу выполнения своей программы он расставался с теми из своих помощников, цели которых начинали расходиться с его задачами. Например, так произошло с Адашевым, кто наиболее продолжительное время был сподвижником царя. Но что делать с оставшейся не у дел элитой? Эти люди прекрасно понимают, к чему идет дело, и начинают объединяться в группировки.

Хорошо, если цели этих группировок совпадают с целями государства, но обычно-то они действуют во вред ему. Вспомним убийство Павла I. Или, например, поведение бояр в малолетство Ивана IV. Их действия были направлены против интересов государства. Царю пришлось бороться с боярами и позже заменить их дворянством, лишив их экономической опоры.

К событиям прошлого нельзя подходить с сегодняшними мерками. Вот пример. Известно изречение одного из наших вождей: «Нет человека — нет проблемы». Раньше было не так. Раньше властители в Бога верили, и с исчезновением че-

22

ловека проблемы не кончались. Иван Грозный, подробно описав в первом письме Курбскому, сколько зла сделали государству и ему, царю, и Адашев, и поп Сильвестр, и другие, вдруг пишет:

«Пребывая в такой жестокой скорби и не будучи в состоянии снести эту тягость, превышающую силы человеческие, мы, расследовав измены собаки Алексея Адашева и всех его советников, наказали их за всё это, но милостиво: смертной казнью не казнили, а разослали по разным местам. Поп же Сильвестр, увидя, что его советники впали в ничтожество, ушёл по своей воле, но мы, благословив его, не отпустили, не потому, чтобы устыдились его, но потому, что за его коварную службу и понесённые от него телесные и душевные страдания мы хотим судиться с ним не здесь, а в будущей жизни, перед агнцем Божьим».

Воистину, власть в старину была более человечной, не такой техничной, как сейчас. А элита тех времен вела дела так,. чтобы достичь целей, прямо противоположных царским. В сложной геополитической обстановке нужно было принимать срочные меры, и царю приходилось решать этот кадровый вопрос. Кстати, он устранил негодную элиту очень искусно.

Когда Иван Грозный вводил опричнину, он не обрушил против неё репрессии, а уехал из столицы, объявив, что часть страны отдаёт боярам: мол, правьте, как хотите. Он добился, что простой люд встал на его сторону, так как царь оказался «обиженным». И потом, когда подвергался репрессиям тот или иной боярский род, другие бояре и народ особо не возмущались, потому что по большей части репрессии были обоснованны. Если бы царь сразу начал с репрессий, то народ встал бы на сторону «невинных жертв». От активного протеста против репрессий при Иване Грозном старую элиту удерживали такие соображения: бояре понимали, что стране всё равно нужна управляющая элита, и поэтому «всех не изведут», и может быть удастся не только отсидеться, но и войти в новую элиту.

В последующем историографы исказили этот процесс: они представили репрессированных жертвами произвола. Но их же преследовали по суду! А разве сегодня большинство народа стало бы считать произволом судебное преследование Ельцина, Чубайса, Гайдара и прочих? Народ хлебнул от этой элиты в полной мере.

23

При реализации опричной программы царь опять столкнулся с дефицитом кадров. Сами исполнители — опричники — оказались неспособными понять, что от них требуется, а стали реализовывать свои собственные цели, дискредитировав всю идею.

Пётр I также реализовывал цели очень высокого уровня. Если этого не учитывать, в его действиях может показаться некоторая хаотичность. Какие-то дела начинаются, не заканчиваются, затеваются новые. Вполне возможно, Пётр видел, что его ближайшие помощники не в состоянии ставить и осуществлять самостоятельно цели даже невысокого уровня. Без должного контроля они забывали о государственном интересе, продолжая, однако, крепко помнить о своём. Поэтому он и хотел, начав преобразования, создать некую структуру, которая заставила бы его наследников действовать в определённых рамках. И это ему удалось. А то, что казалось хаотичным, непродуманным, стало отправным пунктом развития страны в последующие царства. Таким образов, можно сказать, реформы Петра задали направление последующим преобразованиям.

Вот только наследники Петра (за исключением Павла I и Александра III, которые осуществляли цели более высокого порядка, чем другие цари) всё же оказались не на высоте стоявших перед страной задач. А когда работа, запланированная высоко, идёт на сниженном уровне, то многие осмысленные действия превращаются в свою противоположность.

Например, Табель о рангах, введённая при Петре, замышлялась как своего рода механизм вовлечения в систему управления (элиту) наиболее талантливых людей, в том числе выходцев из низов, что делало общество, в целом, более социально мобильным. При следующих правителях эта система стала коснеть и превращаться в тормоз для социальной мобильности.

Другой пример — учреждение Академии наук. Её задачей было создание национальных научных кадров, но в дальнейшем, при наследниках Петра, она стала синекурой для иностранцев, которые, в большинстве своём, старались препятствовать именно созданию национальных кадров, чтобы те не стали их конкурентами. И таких примеров множество.

Заложенные Петром общественные механизмы позволили России сохранить устойчивость в период «женского цар-

24

ства» после его смерти, но дворянам удалось заменить византийский стиль правления на польский. Это они сажали на трон императриц, естественно, с учётом своих интересов. Полного краха в этот период Россия избежала только благодаря разгрому Турции, приобретению южных чернозёмов, что дало большой резерв для развития страны и появлению нового экспортного товара — хлеба.

Завоевание юга было долгосрочной программой в политике России. Об этом думал ещё Иван Грозный. Страна давно готовилась к решению этой задачи. То, что её удалось реализовать в период правления Екатерины II, — случайность. Но по этому событию о правлении императрицы, весьма посредственном с точки зрения целей государства, потомки судят как об особенно выдающемся.

А хлеб юга не только позволил удержаться ей, но и дал изрядную устойчивость (и резерв для развития) царскому режиму в XIX веке.

Вернуться к византийскому типу правления попытался Павел I, но история уже показала, что отсутствие у властителя помощников может загубить самые лучшие начинания. Его «соратники» — сформировавшаяся в прошлые царствования дворянская элита — не только противились его начинаниям, но пошли на прямое устранение не устроившего их правителя. А заодно было создано о нём превратное мнение как о государе без царя в голове.

Последующие правители делали робкие попытки умерить аппетиты элиты, но эти паллиативные меры обернулись экономическим кризисом, а вслед за ним и политическим, и военным: — поражением в Крымской войне.

Александр II начал свои реформы, пытаясь вывести страну из кризиса, но это привело к внутренней неустойчивости, так как не решался главный вопрос: единение страны, уменьшение напряжённости между народом и элитой.

Определённые шаги сделал Александр III. Что интересно, его готовили как главнокомандующего, но при нём Россия не воевала вовсе, так как он работал на более высоком уровне целей, чем его отец. В его царствование появилось выражение: «Россия сосредотачивается».

А Николай II, хотя и имел специальную подготовку, не имел силы воли, чтобы поставить и провести в жизнь более

25

или менее достойные цели. Он следовал за обстоятельствами, а важнейшей целью, стоящей перед страной, было проведение индустриализации. Наладить этот процесс взялся министр финансов С.Ю. Витте, но темпы были не те, в каких нуждалась Россия. Модернизация проводилась по западным «лекалам», а они нам не подходят. Невозможно догнать Запад завтра, взяв сегодня на вооружение его вчерашние методы. Всё равно отстанем.

При последнем императоре предлагались разные, внутренне противоречивые программы, которые не могли ничего дать, а только разбалансировали и без того изношенный механизм. В итоге страна попала в такую ситуацию, выход из которой был только в новом рывке. Но его готовили и проводили уже совершенно другие люди.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47

Похожие:

Транзиткнига iconЛинн Мессина Модницы Scan, ocr & SpellCheck: Larisa F
Мессина, Л. М53 Модницы: [роман] / Линн Мессина; пер с англ. М. В. Синельниковой. — М.: Act: act москва: Транзиткнига, 2006. — 317,...

Транзиткнига iconУэнди Уэкс Поговорим о любви
Уэкс, Уэнди. Поговорим о любви: Роман / У. Уэкс; Пер с англ. Г. Е. Рязанцевой. — М.: Ооо «Издательство act»: ooo «Транзиткнига»,...

Транзиткнига iconШкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана
Издание: Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана. — М.: Act: Транзиткнига, 2004

Транзиткнига iconО западе, который пыжился, пыжился, а Россия сама по себе
«о западе, который пыжился, пыжился, а Россия сама по себе»: аст, Астрель, Транзиткнига; М.:; 2004



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница