Транзиткнига




НазваниеТранзиткнига
страница10/47
Дата публикации22.08.2013
Размер7.11 Mb.
ТипКнига
www.lit-yaz.ru > Физика > Книга
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   47
^

Производство и вывоз зерна в 1913 году








Население

(тыс. чел.)

Производство хлебов

(тыс.пуд.)


На душу(пуд.)

Вывоз(тыс.пуд.)

%вывоз к произвед.

Остаток в стране


Всего(тыс.пуд.)


На душу(пуд.)

Аргентина

7988

742 936

93,0

529 609

71,3

213 327

26,7

Канада

7541

886 841

117,6

202491

22,8

684350

90,8

США

98781

6 370 636

67,2

360 450

5,7

6010168

60,8

ИТОГО

114310

8000413

70,0

1092 550

13,7

6 907 863

60,4

Россия

178 905

5 636 601

31,5

663 465

11,8

4 973 136

27,8

% к итогу трёх стран

156,5

70,5

45,0

60,7

-

72,0

46,0


Очевидно, что и в канун Первой мировой войны зерно вывозили в ущерб своему народу, а хуже всех жил при этом производитель зерна, крестьянин. Дворянин по-прежнему паразитировал.

И.Л. Солоневич писал по этому поводу:

«По данным профессора Озерова — вероятно, преувеличенным, крестьяне платили (налог. — Авт.) с десятины в пять раз больше помещиков. По данным Плеханова, дворянство получило от казны (следовательно, от крестьянства по преимуществу) около семи миллиардов в виде выкупных платежей, банковских кредитов, арендной платы и т.п. «Большая советская энциклопедия» утверждает, что в предвоенные годы крестьянство уплачивало паразитарному дворянству до 289 миллионов в год арендной платы за землю. Все эти цифры, может быть, и преувеличены: было бы легкомысленно принимать статистику очень уж всерьёз. Но, во всяком случае, шёл процесс перекачивания денег из растущего крестьянского хозяйства в умиравшее дворянское — этот процесс находится вне всякого сомнения. И именно он задерживал техническое переоборудование сельского хозяйства».
^ Культура и наука накануне войны
Пока основой промышленных технологий был видимый мир механики, где причинно-следственные связи доступны непосредственному наблюдению, совершенствование технологий осуществлялось почти исключительно усилиями ремесленников, которые были, конечно же, более настойчивыми, одарёнными и изобретательными, чем большинство их современников, но не были людьми науки.

Примерно с 1875 года фронт промышленных технологий Запада начал смещаться от видимого мира рычагов, шестерён, эксцентриков, шатунов, осей и коленчатых валов к невидимому миру атомов, молекул, электронных потоков, электромагнитных волн, индукции, магнетизма, амперов, вольтов, бактерий и вирусов. В результате изменился главный источник совершенствования промышленной технологии. Новым источником стала система взаимных связей между работой учёных и промышленностью.

И в России внедрение достижений науки в производство вело к росту экономики, а рост экономики — к заметному увеличению поступлений в госбюджет, что позволяло наращивать затраты на культуру и просвещение. Развёртывалось повсеместное строительство школ и детских учебных заведений, для чего использовались не только централизованные вложения, но и средства местных властей, общественные и частные пожертвования.

Значительно разнообразились интересы и увлечения российских граждан, прежде всего в крупных городах. Развивалось библиотечное дело, возникали общества любителей старины, кружки краеведов. Получила распространение фотография. С первыми шагами автостроения в столичных центрах появлялись общества веломотоавтолюбителей. Настоящий бум среди жителей Москвы, Петербурга, Одессы вызвали первые показательные авиаполёты.

Спорт стал массовым увлечением. Если в XIX веке физкультура была уделом избранных (фехтование и верховая езда как часть военного и аристократического образования, силовые номера в цирках), то в начале XX века она превратилась в повсеместную моду. Особой популярностью пользовались коньки, теннис и французская борьба, развивались лёгкая и

83

тяжёлая атлетика, гимнастика, футбол, бокс. Поклонники тех или иных видов спорта объединялись в любительские клубы для совместных тренировок и организации показательных выступлений перед публикой.

Дворяне при устройстве своего быта заимствовали многие западноевропейские стандарты. Обязательным считалось знание нескольких иностранных языков. При обучении мальчиков, будь то кадеты, пажи, лицеисты или правоведы, много внимания уделялось светским манерам и знанию придворного этикета. В не меньшей степени это касалось юных дворянок—воспитанниц Смольного института, которых учили еще и рукоделию, музицированию, кулинарии, уходу за детьми — из них готовили не просто фрейлин, а жён будущих гвардейских офицеров и министерских чиновников. В уставах элитных учебных заведений был пункт, лишавший родителей права требовать своих детей назад до полного окончания учебного курса. Это придавало обучению дворян особый общественный статус, формировало у них осознание сословной значимости.

Разумеется, от жизни крестьян они были оторваны полностью.

Между тем и крестьяне вполне осознавали себя отдельным сословием. Издревле важнейшей чертой крестьянской жизни была общинность, не нарушенная даже столыпинскими реформами. Совместные жатва или сенокос, взаимопомощь при постройке жилья были типичными явлениями для деревенского быта. Среди крестьян в то время говорилось: «На Руси никто с голоду не помирал», — поскольку община всегда помогала человеку, попавшему в беду. Отражением общинного быта была артельность, распространённая среди сельских промысловиков и ремесленников, крестьян, уходивших в города на заработки. Артели использовались и при организации промышленного производства — на заводах, в строительстве, на транспорте.

Частная жизнь крестьян была тесно связана с общиной, каждый член которой зависел от коллективного мнения, проводившего резкую грань между грехом и праведностью. Сознание крестьян ставило традицию выше закона, именно она регулировала сельскую жизнь (отсюда довольно распространённая практика крестьянских самосудов над пойман-

84

ными преступниками). Совместной была церковно-приходская жизнь крестьян. Традиции связывались в сознании с сохранением духовных и этических норм, сформированных не только православием, но и уходящих корнями в дохристианский период.

Сельский мир хранил старину — крестьянство не было склонно к переменам. А для либеральной интеллигенции верность селян традициям, с которыми они только и выживали на протяжении столетий, служила лишь доказательством «отсталости, реакционности и косности» российского крестьянина. Среди радикальной части интеллигенции были распространены идеи о «реорганизации человеческого материала» — подразумевалось, что главным объектом этих «реорганизаций» и «переделок» должна стать, прежде всего, крестьянская масса.

Но пока грезили о «переделке» людей, в 1905—1907 годах идеи модернизации нашли прямое выражение в копировании западных политических институтов (Государственная дума) и конституционных принципов (свободные выборы, свобода слова, печати, собраний и т.д.). Кроме того, идейное влияние Запада привело к появлению в России рабочих партий анархистского и марксистского направлений.

Между тем, культурное развитие шло своим чередом. Грамотность населения поднялась с 31% для мужчин и 13% для женщин в 1859 году до соответственно 54% и 26% в 1913 году. Число начальных школ, находившихся в ведении Министерства народного просвещения, увеличилось с 37 тысяч в 1900-м до 81 тысячи в 1914-м, а число учащихся в них — с 2,6 миллиона до 6 миллионов. Кроме того, накануне Первой мировой войны еще 2 миллиона человек посещало церковно-приходские школы. Стремительно росло число различных добровольных образовательных обществ, народных университетов.

Расходы государства, органов местного самоуправления на нужды образования увеличивались весьма высокими темпами. Если в середине 1890-х годов на эти цели ежегодно отпускалось примерно 40 миллионов рублей, то к 1914 году уже 300 миллионов. Тем не менее, по финансовому обеспечению образования Россия уступала более развитым государствам. Так, в 1914-м расходы на просвещение в России, пре-

85

вышающей по численности население Англии в 4 раза, были больше, чем соответствующие расходы в Англии лишь в 1,5 раза.

Самым образованным слоем было дворянство.

Вся история русского дворянства распадается на четыре периода. В первом, продолжавшемся до конца XV века, дворяне были вольными слугами князей. Во втором, в течение XVI—XVII веков, они сделались невольными слугами и были привязаны к своему занятию — ратному делу и прочей службе государству. В XVIII столетии они были раскреплены, но сохранили за собой даровой труд и сделались привилегированным сословием. Наконец, в последний период, наступивший с отменой крепостничества, русское дворянство оказалось на распутье.

Оно не привыкло к труду или хозяйственной деятельности. Оно нуждалось в покровительстве и опеке, которые и были даны ему в виде дешёвого кредита. Но при отсутствии хозяйственных привычек, дешёвый кредит привёл только к скорейшей ликвидации дворянского землевладения. Потеряв опору в землевладении, дворянство в то же самое время постепенно лишалось и других своих прежних привилегий — не какими-нибудь законодательными распоряжениями, а просто естественным ходом событий. Освобождение от военной службы потеряло смысл при введении всеобщей воинской повинности, как и освобождение от податей при переходе государства от сословных податей к подоходным.

Что касается дворянской образованности, то ещё со времени петровских реформ появилась особенность в формировании российского дворянства. В XVIII—XIX веках возникло до 80-90% всех дворянских родов; почти каждый образованный человек любого происхождения становился сначала личным, а затем и потомственным дворянином, и сословные права дворянства фактически были в России принадлежностью всего интеллектуального слоя. Так что не дворянство стало образованным слоем, а образованный слой превращался в дворянство. Можно сказать, образованный слой, состоявший из людей самого разного происхождения, был до середины XIX века целиком дворянским по сословной принадлежности.

86

Интересно, что хотя с середины XIX века дворянский статус перестал играть сколько-нибудь существенную роль в жизни человека, психологически принадлежность к высшему сословию способствовала духовной независимости интеллектуала, осознанию ценности своей личности. Представления недавних времен, когда образованный человек отождествлялся с дворянином, как бы накладывали отпечаток «благородства» на всю сферу умственного труда.

Человек недворянского происхождения, попав в «образованное сословие», даже если он официально не получал статус дворянина, не мог не ощущать себя «вышедшим в люди». Закономерно, что любой представитель этого слоя воспринимался в народе как «барин», что отражало разницу между ним и подавляющим большинством населения страны.

Абсолютное большинство людей интеллектуального слоя России вошли в него благодаря своим заслугам, а их дети практически всегда наследовали статус своих родителей, оставаясь в этом сословии. К началу XX века из тех, кто относился к потомственному или личному дворянству, от 2/3 до 3/4 не имели дворян среди своих родителей. Среди государственных служащих дворян по происхождению было 30,7%, среди офицеров — 51,2%, среди учащихся гимназий и реальных училищ — 25,6%, среди студентов — 22,8% (1897 год).

И всё же интеллектуальный слой дореволюционной России был сравнительно немногочисленным. По данным переписи 1897 года, он насчитывал примерно 870 тысяч человек (2,7%) самодеятельного населения, а на 1913 год общая численность образованного слоя определяют примерно в 3 миллиона.

Литераторов к 1910 году насчитывалось около 2500 человек; к 1909-му имелось также около 10 тысяч переводчиков. Почтово-телеграфных служащих в 1911-м было в стране 39 713 человек. Ветеринаров в 1912-м насчитывалось 7200. К концу 1912-го в российской армии служило 48 615 офицеров и 11 237 военных чиновников (в том числе 3 708 медиков), кроме того, имелось 1645 офицеров Отдельного корпуса пограничной стражи и 997 офицеров Отдельного корпуса жандармов. Во флоте к 1913 году насчитывалось 1 970 строевых офицеров, 550 инженеров-механиков, 230 врачей.

Всех ИТР — инженерно-технических работников, включая мастеров и их помощников, в 1913 году было 46 502 че-

87

ловек, из них 7 880 инженеров имели высшее образование; было также 9 112 агрономов. Вообще же в 1913—1914 годах специалистов с высшим и средним специальным образованием было 190 тысяч; научных работников 11 600, учебный персонал вузов насчитывал 6 800 человек при 135 800 студентах.

Перед революцией занимались творчеством не менее 2 тысяч дипломированных художников (в том числе архитекторов); адвокатов насчитывалось 11 800 человек. К 1917 году членов Российского театрального общества было до 6 тысяч, приходских священников —111 тысяч и ещё 92 тысячи монашествующего духовенства, не считая духовенства иных конфессий.

Конец XIX века — начало XX века ознаменовались интенсивным развитием отечественной науки. Крупными достижениями снискали себе заслуженную известность учёные-естественники.

П.Н. Лебедев получил известность своими работами в области светового давления. Н.Е. Жуковский и его ученик С.А. Чаплыгин заложили основы аэродинамики. Исследования К.Э. Циолковского предвосхитили современные достижения в освоении космоса. Мировую известность приобрели исследования в области минералогии и геохимии В.И. Вернадского. На рубеже двух веков успешно работал в области ботаники К.А. Тимирязев. Признание международной общественностью успехов .отечественной науки проявилось в присуждении русским ученым Нобелевских премий: лауреатами стали выдающийся физиолог И.П. Павлов (1904) и один из основоположников сравнительной патологии и микробиологии И.И. Мечников (1908).

Значительным был вклад русских учёных и конструкторов в технический прогресс. А.С. Попов вошел в историю техники как изобретатель радио. В 1910-м в воздух поднялся аэроплан отечественной конструкции, созданный Я.М. Гаккелем. Выдающийся русский авиаконструктор И.И. Сикорский построил сверхмощные (для тех лет) самолёты «Илья Муромец», «Русский витязь». Создателем первого ранцевого парашюта стал Г.Е. Котельников (1911).

Сподвижник Н.М. Пржевальского — П.К. Козлов прославился серией, путешествий по Центральной Азии. Изве-

88

стный геолог В.А. Обручев организовывал экспедиции в районы Сибири и Дальнего Востока. В 1914-м при попытке достигнуть Северного полюса погиб учёный-гидрограф, смелый полярный исследователь Г.Я. Седов; материалы, собранные его экспедицией, имели большое научное значение и были впоследствии использованы советскими исследователями Арктики.

Связь «образованного сословия» с собственностью была незначительной — большинство принадлежавших к нему людей не имело ни земельной, ни какой-либо иной недвижимой собственности. В начале XX века даже среди той его части, которая занимала самое высокое положение на государственной службе (чины 1-4 классов), не имели собственности более 60%, а среди офицеров даже более 95%, и всё же материальное обеспечение интеллектуального слоя в целом было достаточно удовлетворительным. Жалованье и доходы, которые лица умственного труда получали от своей профессиональной деятельности, были довольно высоки, в несколько раз превышая доходы работников физического труда. По основным профессиональным группам имеются следующие данные:

Инженеры. В МПС начальники линий получали 12-15 тысяч рублей в год, начальники служб — 5,4-8 тысяч, начальники телеграфа — 3 300-4 800 рублей. В горном ведомстве начальники получали 4-8 тысяч, средние чины — 1 400-2 800 рублей. В частном секторе заработки могли сильно колебаться, в два-три раза.

Медики. Земские врачи получали 1 200-1 500 рублей в год, фельдшера — от 500-600 до 200-300 рублей, фармацевты в среднем 667.

Учителя. Преподаватели средней школы с высшим образованием зарабатывали от 900 до 2 500 рублей (со стажем в 20 лет), без высшего образования — 750-1 550. Учителя городских начальных школ (1911 год) получали в среднем 528 рублей (женщины — 447), сельских школ — 343 и 340 соответственно. В 1913 году 70,9% из них получали в год свыше 200 рублей. Есть также данные о заработках народных учителей: 180-300, а иногда даже 48-60 рублей в год.

Журналисты провинциальной прессы зарабатывали, как правило, 600-1 200 рублей в год, но четверть из них получа-

89

ли доход свыше 1 200, а небольшая часть (1/6) менее 360 рублей. Заработки столичных литераторов и журналистов, сотрудников ведущих газет были намного больше.

Военные. Оклады младших офицеров составляли 660-

1 260 рублей в год, старших — 1 740-3 900, генералов — до 7 800. Кроме того, выплачивались квартирные деньги: 70-250, 150-600 и 300-2 000 рублей соответственно.

Художники. Руководители мастерских Академии художеств имели оклады в 2 400 рублей в год, профессора —

2 000, преподаватели — 400-2 800. В провинциальных училищах преподаватели искусств получали 1 200 рублей и казённую квартиру, в прочих учреждениях живописцы и архитекторы получали от 500 до 1 600 рублей. Известные же художники зарабатывали до 12 тысяч и более.

Актёры. На провинциальной сцене актёры получали, как правило, 1 200-1 800 рублей в год, что превышало актёрские оклады в государственных театрах. Минимальным окладом на казённой сцене считался оклад 600 рублей. При этом оклады наиболее видных актёров императорских театров достигали 12 тысяч.

Адвокаты имели годовой доход в 1-2 тысячи рублей (7, 9%), 2-10 тысяч (84,7%) и даже 10-50 тысяч (7,4%). Профессора вузов получали не менее 2 тысяч в год, в среднем 3-5 тысяч, а иногда и до 12 тысяч.

А крестьяне-середняки, как оно следует из приведённых ранее данных академика Л.В. Милова, должны были вытягивать 26 рублей в год, иначе бы не выжили.

В целом, в 1913 году при среднем заработке рабочего 258 рублей в год, заработок лиц интеллектуальных профессий составлял 1058 рублей (технического персонала — 1462). Лишь некоторые низшие категории этого слоя: учителя сельских начальных школ, фельдшера и т.п. имели заработки, хоть как-то сопоставимые с основной массой населения. При выслуге установленного срока службы пенсия назначалась в размере полного оклада жалованья. Так что благосостояние среднего представителя образованного слоя в полной мере позволяло ему поддерживать престиж своей профессии и отвечало представлениям о роли этого слоя в обществе.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   47

Похожие:

Транзиткнига iconЛинн Мессина Модницы Scan, ocr & SpellCheck: Larisa F
Мессина, Л. М53 Модницы: [роман] / Линн Мессина; пер с англ. М. В. Синельниковой. — М.: Act: act москва: Транзиткнига, 2006. — 317,...

Транзиткнига iconУэнди Уэкс Поговорим о любви
Уэкс, Уэнди. Поговорим о любви: Роман / У. Уэкс; Пер с англ. Г. Е. Рязанцевой. — М.: Ооо «Издательство act»: ooo «Транзиткнига»,...

Транзиткнига iconШкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана
Издание: Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана. — М.: Act: Транзиткнига, 2004

Транзиткнига iconО западе, который пыжился, пыжился, а Россия сама по себе
«о западе, который пыжился, пыжился, а Россия сама по себе»: аст, Астрель, Транзиткнига; М.:; 2004



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница