Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание "Воли к власти" появилось в 1901 году. Далее




НазваниеВоля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание "Воли к власти" появилось в 1901 году. Далее
страница5/8
Дата публикации18.06.2014
Размер0.93 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8
частью на самооборону, частью на борьбу. Глубокое ослабление

самопроизвольности: историк, критик, аналитик, толкователь,

наблюдатель, коллекционер, читатель — все "реактивные" таланты; все

— наука).

Искусственное уподобление своей природы "зеркалу": есть интересы,

но только не проникающие далее эпидермы; принципиальная

холодность, уравновешенность, строго поддерживаемая низкая

температура непосредственно под топким верхним слоем, на котором

есть тепло, движение, "буря", игра волн.

Противоположность между внешней подвижностью и некоторым

отяжелением и утомлением в глубине.


Куда можно отнести наш современный мир: к эпохам истощения или

эпохам наслаждения? — Его многообразие и беспокойность

обусловлены высшей формой сознательности.

Переутомление, любопытство и сочувствие — наши современные

пороки.


К характеристике "современности". — Пышный расцвет

промежуточных форм; убыль типов; разрыв с традицией, со школами;

господство инстинктов (подготовление высокой философской оценкой

бессознательного), последовавшее за ослаблением силы воли, —

волнение целей и средств...


Дельному ремесленнику и ученому приличествует гордиться своим

искусством и со скромным довольством взирать на жизнь. С другой

стороны, нет зрелища печальнее, чем то, когда какой-нибудь сапожник

или школьный учитель со страдальческим видом дает понять, что он,

собственно, рожден для чего-то высшего. Нет вообще чего-либо

лучшего, чем хорошего. А это последнее в том и заключается, чтобы

быть в чем-нибудь дельным и соответственно тому творить, — virtu в

смысле Итальянского ренессанса.

В настоящее время, когда государство отрастило себе бессмысленно

толстый живот, появились во всех полях деятельности и во всех

специальностях, кроме действительных работников, еще

"представители", как то: помимо ученых еще литераторы, помимо

страждущих слоев народа еще болтающие и хвастливые бездельники,

считающие себя "представителями" этого страдания, не говоря уже о

профессиональных политиках, которые благодушествуют и при помощи

крепких легких "представительствуют" перед каким-либо парламентом

общественные нужды. Наша современная жизнь стала страшно дорога

ввиду массы посредников; между тем в античном городе, а как

отголосок древности и во многих городах Испании и Италии, каждый

выступал за себя и не дал бы даже ломаного гроша за такого

современного представителя и посредника.


Преобладание мелочного торговца и посредника — даже в сфере

наиболее духовного: литератор, "представитель", историк (спаивающий

прошлое с настоящим), экзотик и космополит; посредники между

естественными науками и философией, полутеологи.


Наибольшее отвращение возбуждали во мне до сих пор лизоблюды

духа; их можно уже теперь найти в нашей нездоровой Европе повсюду,

и что их особенно отличает — это полнейшая чистота их совести. Они,

пожалуй, немного мрачны, немного air pessimiste, но главным образом

прожорливы, грязни, марки, вкрадчивы, пролазы, вороваты, паршивы —

и невинны, как все маленькие грешники и микробы. Они живут за счет

умных и остроумных людей, полной пригоршней бросающих людям

свой ум и свое остроумие; они знают, что богатым духом по существу

их свойственно беззаботно, пренебрегая мелочной осторожностью, день

за день и даже расточительно отдавать себя и свое. — Ибо дух плохой

домохозяин, и сам не замечает, как все живет и питается за его счет.

Комедиантство
Пестрота красок в современном человечестве и ее

привлекательность. По существу игра в прятки и пресыщение.

Литератор.

Политик (в "в национальном шарлатанстве").

Комедиантство в искусствах:

Недостаток в основательной научной подготовке и дисциплине

(Фромантен);

Романтики (недостаток философии и науки и избыток литературы);

Романисты (Вальтер Скотт, но также и чудовища — Нибелунги с

наинервнейшей музыкой);

Лирики.

"Научность".

Виртуозы (евреи).

Народные идеалы, как превзойденные и замененные, но еще не в

глазах народа:

святой, мудрец, пророк.


Недисциплинированность современного духа под всевозможными

моральными уборами. — Пышные наименования: терпимость (а в

сущности неспособность сказать "да" или "нет"); le largeur de sympathie

(=на треть — равнодушие, на треть — любопытство, на треть —

болезненная возбудимость); "объективность" (=недостаток личности,

недостаток воли, неспособность к "любви"); свобода по отношению к

правилам (романтика); "истина" в противовес лжи и подделке

(натурализм); "научность" ("le document humain": в переводе —

лубочный роман и суммирование, сводка вместо компановки);

"страсть", где в действительности беспорядочность и безмерность;

"глубина", где в действительности путаница и сумятица символов.


К критике великих слов. — Я исполнен подозрения и злобы к тому,

что называют "идеалом": мой пессимизм в том, что я постиг, насколько

"высшие чувства" суть источники бедствия, т.е. умаления и

обесценения человека.

Ожидая от идеала какого-нибудь "прогресса", неизменно впадают в

заблуждение: до сих пор победа идеала всякий раз была движением

вспять.

Христианство, революция, отмена рабства, равенство прав,

филантропия, миролюбие, справедливость, истина: все эти великие

слова имеют цену лишь в борьбе, как знамена — не как реальности, а

как пышные наименования для чего то совсем иного (даже

противоположного!).


Известен тот сорт людей, который влюблен в изречение tout

comprendre c'est tout pardonner. Это — слабые, это прежде всего —

разочарованные: если во всем можно найти чего-либо, подлежащее

прощению, то, следовательно, и во всем есть нечто, достойное

презрения! Это — философия разочарования кутается здесь столь

туманно в сострадание и так умильно смотрит.

Это — романтики, вера которых улетучилась, и вот им хочется теперь

по крайней мере полюбоваться со стороны на то, как все бежит и

исчезает. Они называют это l'art pour l'art, "объективностью" и т.д.


Главные симптомы пессимизма: — les diners schez Маgny;

русский пессимизм (Толстой, Достоевский); эстетический пессимизм, l'art

pour l'art, "description" (романтический и антиромантический пессимизм);

гносеологический пессимизм (Шопенгауэр, феноменализм);

анархический пессимизм; "религия сострадания", предварение

буддизма; культурный пессимизм (экзотизм, космополитизм); этический

пессимизм; я сам.


"Без христианской веры, думал Паскаль, вы сами в своих глазах, так

же как и природа и история, будете — un monstre et ur cnaos". Это

пророчество исполнилось на нас, после того, как малодушно-

оптимистическое восемнадцатое столетие прикрасило и

рационализировало человека.

Шопенгауэр и Паскаль. — В одном важном смысле Шопенгауэр

первый продолжил дело Паскаля: un monstre et ur chaos, следовательно,

нечто, подлежащее отрицанию... История, природа, и сам человек!

"Наша неспособность познать истину есть следствие нашей

испорченности, нашего нравственного падения" — так говорит Паскаль.

И то же, в сущности, говорил Шопенгауэр. "Чем глубже извращение

разума, тем необходимее учение об искуплении" — или, выражаясь по

шопенгауэровски, — отрицание бытия.


Шопенгауэр как подделка (дореволюционное состояние):

сострадание, чувственность, искусство, слабость воли, католицизм даже

наиболее духовных порывов — это au fond подлинный восемнадцатый

век.

Коренное непонимание Шопенгауэром воли (как будто вожделение,

влечение, инстинкт — самое существенное в воле) — типично:

умаление ценности воли вплоть до полного непонимания его. Вместе с

тем — ненависть к воле; попытка в "не-волении", в "пребывании

бесцельным субъектом" (в "чистом, безвольном субъекте") усмотреть

нечто более нечто высокое, даже самое высшее, самое ценное по

существу. Великий симптом усталости или ослабления воли: ибо она и

есть то, что господствует над вожделением, указуя ему меру и путь его.


Была сделана недостойная попытка, — рассматривать Вагнера и

Шопенгауэра как типы умственно ненормальных людей; в интересах

уяснения вопроса было бы несравненно важнее, если бы с научной

точностью определили тот тип декаданса, к которому принадлежат они

оба.


Генрих Ибсен стал мне отчетливо понятен. При всем своем здоровом

идеализме и "воле к истине" он не осмелился сбросить с себя оковы

того морального иллюзионизма, который говорит "свобода" и не хочет

признаться себе в том, что такое свобода: вторая ступень в метаморфозе

"воли к власти" со стороны тех, кто лишен ее. На первой требуют

справедливости от тех, в руках которых власть. На второй говорят

"свобода", т.е. хотят "отделаться" от тех, в чьих руках власть. На

третьей говорят "равные права", т.е. хотят, пока сами еще не получили

перевеса, воспрепятствовать и другим расти в могуществе.


Упадок протестантизма: теоретически и исторически он оценен как

нечто половинчатое. Фактический перевес католицизма; чувство

протестантизма настолько угасло, что сильнейшие

антипротестантские движения не ощущаются более, как таковые

(пример: вагнеровский Парсифаль). Вся высшая духовность во Франции

католична по инстинкту; Бисмарк понял, что протестантизма вообще

уже более нет.


Протестантизм, — это умственно нечистоплотная и скучная форма

декаданса, в которой христианство сумело оберечь себя до наших дней

на жалком Севере — ценен для познания как нечто половинчатое и

составное, поскольку он объединяет в одних и тех же головах

восприятия разного порядка и происхождения.

Во что обратил немецкий дух христианство! — И, возвращаясь к

протестантизму: сколько пива в протестантском христианстве! Мыслимо

ли более духовно-затхлая, более ленивая, развалистая форма

христианской веры, чем верования среднего немецкого протестанта?..

Это воистину назову я скромным христианством! Гомеопатией

христианства назову я это! — Мне напоминают о том, что в наше время

существует и нескромный протестантизм, — протестантизм придворного

проповедника и антисемитских спекулянтов, — но никто еще не

утверждал, чтобы какой-нибудь "дух" "носился" над этими водами...

Это попросту более непристойная форма христианства — а вовсе не

более разумная...


Прогресс. — Не надо впадать в ошибку! Время бежит вперед, — а

нам бы хотелось верить, что и все, что в нем, бежит также вперед, что

развитие есть развитие поступательное... Такова видимость,

соблазняющая самых рассудительных. Но девятнадцатое столетие не

есть движение вперед по сравнению с шестнадцатым; и немецкий дух в

1888 году есть шаг назад по сравнению с немецким духом в 1788.

"Человечество" не движется вперед, его и самого-то не существует.

Общий аспект напоминает огромную экспериментальную лабораторию,

где кое-что удается, рассыпанное на протяжении всех времен и эпох, и

несказанно многое не удается, где нет никакого порядка, логики, связи и

обязательности. Как можно не усмотреть, что возникновение

христианства есть декадентское движение?.. Что немецкая реформация

есть вторичное появление в усиленной форме христианского

варварства?.. Что революция разрушила инстинкт, влекший к великой

организации общества?.. Человек не есть шаг вперед по отношению к

животному; культурная неженка — выродок по сравнению с арабом или

корсиканцем; китаец — тип удачный, а именно более устойчивый, чем

европеец.
В) Последние века


Омрачение, пессимистическая окраска — неизбежные спутники

просвещения. Около 1770 года уже стали замечать отлив веселости.

Женщины полагали со свойственным женщине инстинктом, всегда

становящимся на сторону добродетели, что виною тому

безнравственность. Гальяни, тот попал прямо в цель: он цитирует стихи

Вольтера:

Un monstre gai vaut mieux

Qu'un sentimental ennuyeux.

Если я теперь полагаю, что ушел в просвещении столетия на два

вперед от Вольтера и даже Гальяни, который был нечто значительно

более глубокое, то насколько же я при этом должен был подвинуться и в

омрачении. Оно так и есть: и я своевременно с некоторого рода

сожалением стал ограждать себя от немецкой и христианской узости и

непоследовательности или даже леопардиевского пессимизма и

пустился в поиски наиболее коренных, принципиальных форм (Азия). Но

чтобы вынести этот крайний пессимизм (отзвуки которого тут и таи

слышатся в моем "Рождении Трагедии"), чтобы прожить, одиноким, "без

Бога и морали", мне пришлось изобрести себе нечто противоположное.

Быть может, я лучше всех знаю, почему только человек смеется: он

один страдает так глубоко, что принужден был изобрести смех. Самое

несчастное и самое меланхолическое животное — по справедливости и

самое веселое.


По отношению к немецкой культуре у меня всегда было чувство, что

она идет на убыль. То, что я познакомился именно с падающим видом

культуры, делало меня часто несправедливым по отношению к явлению

европейской культуры во всей ее совокупности. Немцы всегда идут

позади, с опозданием: они несут что-нибудь в глубине.

Зависимость от чужих стран, например: Кант — Руссо,

сенсуалисты, Юм, Сведенборг.

Шопенгауэр — индийцы и романтика, Вольтер.

Вагнер — французский культ ужасного и большой оперы, Париж и

бегство в первобытное состояние (брак брата с сестрой).

Закон идущих в хвосте (провинция за Парижем, Германия за

Францией). Как именно немцы открыли греков (чем сильнее мы

развиваем в себе какое-либо стремление, тем привлекательнее

становится броситься при случае в его противоположность).

Музыка есть постепенное стихание звука.


Возрождение и реформация. — Что доказывает Возрождение? То,

что царство "индивида" может бить лишь краткосрочным.

Расточительность слишком велика: отсутствует даже самая возможность

собирать, капитализировать, и истощение идет по следам. Есть времена,

когда все растрачивается, когда растрачивается даже та сила, при

помощи которой собирают, капитализируют, копят богатство к

богатству... Даже противники таких движений обречены на

бессмысленное расточение сил — и они быстро приходят к истощению,

обессилению, опустошению.

В реформации мы имеем одичалое и мужицки грубое подобие

итальянского ренессанса, вызванное в жизни родственными

инстинктами, с тою лишь разницей, что на севере, отсталом и
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание \"Воли к власти\" появилось в 1901 году. Далее iconФридрих Ницше Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей
«Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей»: Культурная Революция; Москва; 2005

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание \"Воли к власти\" появилось в 1901 году. Далее iconМотивация власти в выборе карьеры и жизненного пути
А мотивация власти – это совокупность стремлений человека получить влияние на индивидуумов или группы людей с помощью средств власти....

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание \"Воли к власти\" появилось в 1901 году. Далее iconПсихология власти
Трехмерная структура носителей власти. Система отношений носителей власти в политической психологии

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание \"Воли к власти\" появилось в 1901 году. Далее iconПрокаччи Дж. История итальянцев. Москва. Весь мир Кон И. Бить или не бить?
Ледяев В. Социология власти. Теория и опыт эмпирического исследования власти в городских сообществах. Москва. Ид вшэ

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание \"Воли к власти\" появилось в 1901 году. Далее icon48 законов власти
Г85 48 законов власти и обольщения / Пер с англ. Е. Я. Мигуновой.— М.: Рипол классик, 2005.—736 с

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание \"Воли к власти\" появилось в 1901 году. Далее iconЛитература введени е
Трехмерная структура носителей власти. Система отношений носителей власти в политической психологии

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание \"Воли к власти\" появилось в 1901 году. Далее iconКнига противостоит злу, суховею, коммунистическому режиму. Написана...
Первое издание книги появилось в Нью-Йорке в 1988 году, в переводе на английский. Затем она была напечатана в серии Penguin-Books...

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание \"Воли к власти\" появилось в 1901 году. Далее iconКогда и где было напечатано первое стихотворение С. Михалкова?
В 1928 году в журнале «На подъеме» (Ростов-на-Дону) появилось первое напечатанное стихотворение Сергея Михалкова «Дорога»

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание \"Воли к власти\" появилось в 1901 году. Далее iconНиколай Бердяев
Наше народничество, явление характерно-русское, незнакомое Западной Европе, есть явление безгосударственного духа. И русские либералы...

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей Первое издание \"Воли к власти\" появилось в 1901 году. Далее iconУчебник написан на основе современного российского законодательства,...
Административное право российской федерации 3-е изд., пер и доп. Учебник для бакалавров



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница