Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать




НазваниеХотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать
страница8/11
Дата публикации08.06.2014
Размер1.04 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ Илья Львович. Пожалуй, ради этого случая надо остаться. (После паузы.) А не выпить ли нам травнику?

Лев Львович (слуге). Илья Васильевич, подай нам травнику и закусок.

^ Александра Львовна. Как смешно! Это завещание, похоже, единственный пункт, на котором наша семья еще может объединиться.
Не отвечая ей, Лев Львович подходит к патефону и ставит пластинку Вари Паниной.

^ Сцена третья. Новое завещание
Буфет на железнодорожной станции Щекино. Все тот же буфетчик Семен за прилавком раскладывает на тарелках пироги. За столом сидят Александра Львовна в дорожном платье и доктор – они ждут поезда, с которым должен приехать из Москвы Чертков.
^ Александра Львовна. Года три назад изобретатель Эдисон из Америки прислал отцу усовершенствованный граммофон для записи устной речи. Папа был очень увлечен этим граммофоном, и первое время всё записывал в него – и письма, и статьи… А после ему прискучило, и теперь мы снова пишем на бумаге под его диктовку… Я чувствую, что и во мне есть это свойство – я жадно увлекаюсь чем-то, но быстро остываю. Мне надоедает однообразие, и становится скучно…

Доктор. Вам бы замуж выйти, Александра Львовна. За доброго, порядочного человека… У вас же, кажется, и приданое есть?

^ Александра Львовна. Я получила сто тысяч при общем разделе имущества. И еще Овсянниково, но там я хочу всю землю отдать крестьянам…

Доктор. Похвальное решение. Однако, с этим не нужно торопиться.

Александра Львовна (после паузы). А вы почему не женитесь, доктор?

Доктор. Да как-то во время не успел, а теперь уж поздно менять холостяцкие привычки.
Пауза.
^ Александра Львовна. А на мне вы могли бы жениться?

Доктор. Стар я для вас, дорогая Александра Львовна. К тому же, я хоть и не прочь быть женат, но не хочу быть рогат… Вы ведь другого любите-с?

^ Александра Львовна. Нет, я никого не люблю. Было бы легче, когда бы любила. А так пустота на душе и скука…
Пауза.
Доктор. Да-с… Вы где новую упряжь покупали, в Туле?

Александра Львовна. Нет, в Крапивне. Адриан всегда там выбирает.
Пауза.

Доктор. Хм… Заеду в Крапивну, как будет оказия. (После паузы.) Что нужно делать с лошадью и не следует делать с рисом?
Александра Львовна качает головой.
Доктор. Лошадь ковать нужно, а рисковать не следует.
Пауза.
^ Александра Львовна (немного оживляясь). Я вам секрет скажу. Сестра Таня вздумала вдруг всё устроить, чего мы никто не можем уже столько лет. Она предлагает нам с мама и отцу ехать в Крым, а управление Ясной передать всем братьям. Она держит со мной пари на два фунта тянушек, что она это уладит… Я сказала, что готова ей дать целый пуд тянушек, лишь бы что-то разрешилось!

Доктор (после паузы). Я люблю вашего отца, Александра Львовна. И всю вашу семью. Но есть во Льве Николаевиче что-то такое, из-за чего я понимаю вашу матушку… Понимаю ее нервность и раздражительность.

^ Александра Львовна (холодно). Что же этому причиной, как не ее скверный характер и эгоизм?

Доктор. Не торопитесь судить ее. Она прожила с вашим отцом нелегкую трудовую жизнь, при этом не утратив самобытности характера. А как метки и справедливы часто бывают ее наблюдения! Вот она сказала как-то, что Лев Николаевич напоминает ей Святогора-богатыря, которого земля не держит. (Отпивает чаю из чашки.) И в самом деле, его непомерно разросшаяся личность в общественном сознании сегодняшней России – явление чудовищное, почти уродливое.

^ Александра Львовна. В этом он не виноват. Это люди сделали из него пророка, помимо его воли.
Доктор внимательно смотрит на нее.
Доктор. Вы правда так думаете? Что ж, может быть…

Александра Львовна. А вы разве не видите, как тяжело ему быть возведенным на пьедестал «мирового учителя» и «прорицателя»?

^ Доктор (снова смотрит на нее). Знаете ли, Александра Львовна, может быть, именно ваша мать, а не почитатели и последователи, ближе всего подошла к пониманию «загадки Толстого». Она не умеет это сформулировать, и додумать до конца, но недаром она так часто упрекает мужа в равнодушии и нигилизме. В нем и в самом деле есть эта демоническая склонность к «отрицанию всех утверждений». Он ощущает себя настолько выше и мощнее обыкновенных смертных, что должен испытывать поистине отчаянное одиночество… Думаю, все мы кажемся ему мелкими мошками, а суета наша – смешной и жалкой.

^ Александра Львовна (качая головой). Вы страшные вещи говорите.

Доктор. Простите. Я – всего лишь уездный врач, мне не по чину судить об этих вещах…

^ Александра Львовна. Нет, продолжайте.

Доктор. Иногда, глядя на него, я вижу, что он не с нами в комнате, а далеко ушел в некую пустыню и там, с величайшим напряжением сил своего мощного духа, одиноко всматривается в самое главное, что его волнует и заботит – в смерть.

^ Александра Львовна (подумав). Да, смерть занимает много в его мыслях в последние годы… Но это естественно на закате дней.

Доктор. Однако такой жуткой завороженности смертью, смешения трепета перед ней и влечения я не встречал еще в людях. Когда он рассказывает про пережитый им «арзамасский ужас», он словно утягивает слушателя за собой в какой-то бездонный колодец, и глаза у него в эту минуту пустые и страшные… (Доктор видит, что Александра Львовна неприятно поражена его словами.) Впрочем, когда он хочет нравиться, он достигает этого легче, чем красивая и умная женщина. Иногда посмотришь, сидят вокруг него какой-нибудь живописный сектант из Сибири, тут же профессор консерватории, а с ним молодой Абрикосов, сын кондитера, который уехал от богатой сытой жизни и живет в избе у мужика. И все смотрят на Льва Николаевича влюбленными глазами…
В комнату входят Михайлов и Лицке. Они так же одеты и несут ту же своеобразную поклажу, что и в первой сцене.
Лицке. А, господин доктор… И вы, Александра Львовна! Приятнейшая встреча. А мы, как видите, новоявленными Одиссеями, от сих гостеприимных берегов, населенных циклопами духа и обманчивыми цирцями, устремляемся в обратный путь к нашей бедной покинутой Итаке.

^ Доктор. Где, полагаю, вас ожидает фрау Пенелопа с парочкой пухлых белокурых Телемаков?

Лицке. Восторгаясь вашей проницательностью, господин доктор, смею заметить, что фрейлен Пенелопа пока еще состоит в девицах, хотя у нее и имеется парочка пухленьких белокурых братцев.

Доктор. А также любящий папаша, готовый вознаградить будущего зятя пухленьким приданым?

^ Лицке. И этого не буду отрицать. (Буфетчику.) А что, дядя, подай-ка нам пирожков с печенью. И анисовой.

Семен. Сию минуту, господин Лицке.

Доктор. А, вы уж и здесь известны?

Лицке. Большей частью обязаны этим знакомству с уважаемым нашим другом Владимиром Григорьевичем, а также печальной истории несчастной любви двух сердец, навеки разлученных самодурством родных девицы. История, достойная пера Шекспира.
Михайлов тяжело вздыхает.
^ Александра Львовна. Я очень сожалею, господа, что это дело так обернулось. Мне жалко Вари – за Адрианом она будет несчастна. Но тут уж ничего не сделаешь, свадьба назначена.

^ Доктор. Я тоже вам сочувствую, Алексей…

Михайлов (подсказывает). Дмитриевич.

Доктор. Алексей Дмитриевич. Но отчего же вы не написали вашей матушке и не попросили благословения на брак? Думаю, пасечник отдал бы за вас девушку – вы из господ, имеете определенное занятие. А если бы вы нашли путь к сердцу Софьи Андреевны, она могла бы за Варей и приданое дать.

Михайлов. Что ж вы думаете, я не написал маменьке? Но она отвергла мою просьбу, и угрожала даже, что проклянет, если я женюсь.

^ Доктор. Полно, вы взрослый человек. Слушать родителей надобно, но в вашем возрасте и свой ум должен быть.

Александра Львовна. Вероятно, ваши чувства, господин фотограф, были не так сильны.

Михайлов. О, если б вы заглянули в мое сердце, вы б не говорили так!.. Я люблю Варю, я бы жизнь отдал за нее… Но что ж делать, когда нам было назначено разлучиться!
Михайлов сидит, грустно опустив подбородок на руку, Лицке закусывает. Семен, который смотрит на перрон, стоя у распахнутой двери, объявляет:
^ Семен. Московский прибывает. Стрелочник семафор опустил. А за ним следом и Курский.

Доктор. Так вы что же сейчас, в Москву?

Лицке. Да-с, а оттуда в Нижний. Ярмарочные гулянья будем снимать и цирк Никитиных. А там поедем в Макарьевский Желтоводский монастырь. Наша фирма имеет обширные интересы в центральных губерниях… (Доедает пирожок.) Ну что же, пора. Давайте прощаться, доктор.

^ Доктор. Счастливый путь.

Лицке. Вам, Александра Львовна, позвольте выразить благодарность за приятнейшим образом проведенные минуты, и за ваше сердечное покровительство. Кланяйтесь матушке и батюшке. Внукам буду рассказывать, как великий старец, сотрясающий троны, пожимал вот эту руку… (Семену.) И ты прощай, дядя. Что-то ты нынче не шутишь, как в тот раз.

^ Семен. Живем-то, ваше благородие, шутя, а помрем-то вправду.

Михайлов (прижимая руки к груди). Александра Львовна! Прошу вас, разрешите мне писать на ваше имя для Варвары Ниловны!

^ Александра Львовна. Извольте. Зачем только?

Михайлов (достает из кармана измятое письмо). Вот, хотел отправить со следующей станции, но если вас не затруднит… Здесь я пишу, что вечно буду хранить память о ней в своем несчастном сердце. И ещё – пусть люди разлучили нас на земле, настанет день, когда мы соединимся в небесах!

^ Александра Львовна. Что ж, я передам. Но лучше бы вы ей не писали. Время пройдет, она вас забудет, и успокоится. А так только напоминать о несбывшемся.

Лицке. Как всегда правы, разумнейшая нимфа здешних мест… Идем, Алешка. Слышишь, поезд?
Слышен свисток и стук колес подъезжающего поезда. Крики кондукторов: «Станция Щекино! Остановка пять минут!». Лицке и Михайлов еще раз кланяются и выходят.
^ Александра Львовна (с усмешкой). Какие странные и неприятные люди… Он это всё выдумал, немец, я ему никогда не покровительствовала. И отец ему никогда руки не пожимал.

Доктор. А рассказывать будет, что на брудершафт целовались…
В помещение буфета входят несколько пассажиров, среди них Чертков и Файнерман. Они подходит к столу, Александра Львовна встает навстречу Черткову.
^ Александра Львовна. Здравствуй, Владимир. Вы с Курским поездом?

Файнерман. Прибыл раньше на пять минут. У нас нельзя, как в Европе, чтобы всё строго по табло, обязательно или раньше приедешь, или опоздаешь…
Чертков целует Александру Львовну в щеку, здоровается с доктором, садится за стол. Файнерман также садится.
^ Доктор. А вы и в Европе бывали, господин бывший студент?

Файнерман. Нет, не был, но мне Владимир Григорьевич рассказывал. А к чему этот допрос?

Чертков. Перестань, Исаак, доктор без умысла спросил. (Буфетчику.) Здравствуй, Семен, налей нам чаю. (Доктору.) Что в Ясной? Как здоровье Льва Николаевича?

Доктор. Всё как прежде, но ухудшения нет.

^ Александра Львовна. Отец передал к тебе письма, и новые заметки к статье по земельному вопросу.

Чертков (берет письма и пакет с рукописями). Хорошо. Я привез для Льва Николаевича «Лекции по истории древней церкви» Болотова. А вам, доктор, брошюру по гистологии.

Доктор. Благодарствуйте, Владимир Григорьевич. Я, собственно, Александру Львовну доставил, и вас дождался, а теперь позвольте откланяться, потому как более не имею досуга. Волка ноги кормят.

Чертков. За мной должны прислать коляску, я Александру Львовну отвезу.
Доктор подходит к прилавку.
^ Доктор (Семену). Заверни мне, Семен, штук пять пирогов с ливером.

Семен. С нашим удовольствием, Сергей Иванович. Как это вас еще в усадьбе не обратили в вегетарианство? Оттуда гости больше с капустой и грибами кушают-с.

^ Доктор. Ну, кому скоромно, а нам на здоровье.
Доктор уходит. Буфетная уже опустела, только Александра Львовна, Чертков и Файнерман сидят за столом. Чертков отпивает чая, отставляет стакан, рассеянно смотрит в окно.

Дальнейший разговор идет тихо и быстро – сидящие за столом не только кажутся заговорщиками, но и являются ими.
^ Александра Львовна. Доктор ушел, мы можем говорить.

Чертков. Да, я должен сообщить тебе нечто важное.

Александра Львовна. Исаак Борисович в курсе нашего дела?

Файнерман. Графиня, я принимаю в нем самое непосредственное участие.

Чертков (поморщился). Мне не хотелось бы, чтобы это дело трактовалось как «наше», или чье-то личное. Оно совершается на благо всех людей. И ныне живущих, и будущих поколений, для которых очистительная мощь слова Толстого необходима, как окно, дающее свежий воздух в затхлом склепе. Мы не можем позволить закрыть это окно.

^ Александра Львовна. Ты знаешь мой образ мыслей, зачем повторять эти фразы? Чертков. Затем, что от тебя может зависеть будущность писаний твоего отца.

^ Александра Львовна (пристально смотрит на него). Владимир, ты уже много лет блестяще справляешься с разборкой и печатанием его трудов. Тебя он сделал распорядителем и издателем его наследия. Я не верю, что ты хочешь отказаться от этой обязанности.

Чертков. Главный смысл и счастие моей жизни состоит в том, чтобы быть простым поденщиком Льва Толстого – переписчиком, редактором, собирателем и хранителем рукописей.

^ Александра Львовна. О чем же мы говорим сейчас?
Пауза, во время которой Чертков вынимает из кармана конверт, открывает его и достает несколько плотно сложенных бумаг.
Чертков. В Москве я был у присяжного поверенного Муравьева, и точно выяснил, что прежнее завещание неудовлетворительно как по существу, так и по форме. Нам нужно иметь бумагу, которая, по возможности, не подаст никаких поводов к возбуждению судебного иска. (Разворачивает прежнее завещание.) Прежде всего, неудовлетворительна формулировка желания Льва Николаевича, чтобы его писания не составляли после его смерти «ничьей частной собственности».

^ Александра Львовна. Но если такова его воля?

Файнерман. Как выяснилось, по русским законам завещать собственность возможно только определенному лицу или нескольким лицам.

^ Александра Львовна. Ты хочешь, чтобы отец снова переписал права наследования на тебя?

Чертков (смотрит на нее, после паузы). Мы должны твердо помнить, что к «формальному» завещанию, имеющему юридическую силу, Лев Николаевич прибегает не ради утверждения за кем бы то ни было собственности на его писания, а наоборот, для того, чтобы предупредить возможность обращения их после его смерти в чью-либо частную собственность. Кому бы он ни поручил распорядиться его писаниями после смерти, необходимо защитить эти труды от возможности отнятия в чью-то пользу на основании законов о наследстве.

^ Александра Львовна. Что же мы можем сделать?

Чертков. У нас было совещание с Муравьевым, где присутствовали Страхов и Гольденвейзер. Вместе мы составили проект текста завещания в нескольких версиях. Теперь нужно показать их твоему отцу, чтобы он прочел и остановился на каком-нибудь из них. Или забраковал все, если найдет их не соответствующими его намерениям.
Чертков передает ей несколько бумаг.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconКлирик Никольского храма Красногорска Московской епархии
Льва, Макария, Амвросия, разноформатные дневниковые записи, жития, летописи, многообразные сборники духовного содержания, исторические,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconОткрытый урок по литературе «Тропинка к Есенину» (жизнь и творчество поэта)
Оборудование: компьютерная презентация, сборник стихотворений С. А. Есенина, раздаточный материал «Памятка по написанию синквейна»,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconКнига позволила родственникам ветеранов совершенно по-другому посмотреть...
В 2007 году в Барнауле издательством «А. Р. Т.» была издана книга «Письма с фронта любимым». В книгу вошли никогда ранее не публиковавшиеся...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconВнеклассное мероприятие является итогом исследовательской работы...
Разработка включает в себя сведения по биографии поэта, анализ некоторых стихотворений А. Фета, критические замечания исследователей...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconОбобщение знаний о почве началось в античные времена с трудов Аристотеля...
В результате труды ученых–естествоиспытателей, путешественников–исследователей, церковные записи и записи государственных чиновников,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconИмел западного аналога коими для «И-90» стал atf, а «Б-90», хотя...
Это только в конце восьмидесятых годов выяснилось, что атв дозвуковой и соответствует не б-90, а его туполевскому собрату «202» стратегической...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconВыражаю глубокую признательность коллективу Сибирского Центра фармакологии...
И, конечно же, в создании книги участвовали те, кто имел непосредственное отношение к предмету разговора, о котором пойдет речь,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconГалина Пржиборовская Лариса Рейснер
Автор книги Галина Пржиборовская, много лет собиравшая материалы о своей героине, успела записать живые воспоминания родственников,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconБюллетень новых поступлений «говорящих»
В. В. Фаровского и И. В. Мещерекова, теплые и искренние воспоминания его жены Валентины Гагариной, очерки литераторов и журналистов....

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconСтарцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания...
Старцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания современников, поучения, подвиги и чудеса, молитвы. Составитель...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница