Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать




НазваниеХотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать
страница3/11
Дата публикации08.06.2014
Размер1.04 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Софья Андреевна. Так возвращайтесь к обеду.

^ Доктор. Всенепременно. Лев Николаевич, не хотите прокатиться со мной на станцию? Лошади у меня покойные, я и распрягать не велел.

Старик. Я с радостью. Соня, где моя куртка и картуз? (Поднимается.) Давайте и Сашу с собой возьмем. (Слуге.) Илья Васильевич, позови сюда Сашу. Пусть шляпу наденет, поедем на станцию.
Слуга выходит.
^ Софья Андреевна (помертвелым голосом). Я не дам тебе крутки и картуза.

Старик. Отчего же, Соня? (Смотри на нее удивленно.) Ну прости, голубушка, я сам возьму.
Софья Андреевна тоже поднимается.
Софья Андреевна. А я тебе запрещаю ехать. Вон тучи, будет дождь, ты вымокнешь и заболеешь… Сергей Иванович, зачем вы его сманиваете? Вам развлечение, а мне опять выхаживать его – клистиры, припарки, компрессы, выливанья из горшков! Сама я тоже больна, для чего ж эта мука?

Старик. Да я совсем здоров, Соня. Мне нездорово лежать целыми днями в кабинете. Так я скорей умру.
Софья Андреевна загораживает собой дверь, раскинув руки.
^ Софья Андреевна. Я знаю, куда ты хочешь ехать.

Доктор. Софья Андреевна, поверьте честному слову – только на станцию и обратно.

Софья Андреевна. Вам легко давать слово, вы же думаете, что я из ума выжила! А сумасшедшим можно что угодно обещать. Я знаю, у вас заговор против меня.
Из другой двери появляются Александра Львовна и Булгаков.
^ Доктор. Бог с вами, Софья Андреевна. Невинная прогулка, а вы уж выдумали…

Лев Львович. Мы все знаем, Сергей Иванович, что именно после таких невинных прогулок появляются на свет бумаги, роковые для нашей семьи.

Доктор (после паузы). Ну, если, по-вашему, Лев Львович, я участвую в заговоре против вашей семьи, так не извольте более посылать за мной. В уезде есть и другие врачи. Честь имею кланяться.

^ Старик (растерянно). Что ты говоришь, Лев… как это можно говорить…

Лев Львович. Я говорю то, что все уж знают. Чертков нарочно приехал сюда, чтобы быть поблизости.

^ Александра Львовна. Какое ты имеешь право так третировать отца!?

Лев Львович. Такое право, что я защищаю мою мать!

Софья Андреевна (топает ногами). Ненавижу! Ненавижу твоего Черткова, и всю его шайку! Удивляюсь, как еще никто из мужиков не поджег их или не ткнул вилами из-за угла…

^ Старик. Соня, ты больна… ты не понимаешь, что ты говоришь…

Софья Андреевна. Больна? Вот оно что! Я знаю, вы с Чертковым хотите запереть меня в сумасшедший дом!

Доктор. Софья Андреевна, я как медик вам говорю – вы убиваете вашего мужа.

Софья Андреевна. Боже мой, да как вы не видите, доктор… Вы же чуткий, добрый… да ведь это меня – меня здесь убивают! Каждый час, каждую минуту! Всю любовь, всю молодость – всё, что имела, я отдала ему! Уже то, что он в дневниках своих последовательно и умно чернит меня, короткими ехидными штрихами очерчивая одни только мои слабые стороны… Уже это доказывает, как умно он себе делает венец мученика, а мне бич Ксантиппы! Он пустил на это весь свой талант повествователя! Я прожила с ним сорок восемь лет, родила ему тринадцать детей… А теперь, когда я больна, когда я испортила глаза, переписывая его книги, когда я стала не нужна ему как любовница от его дряхлости, теперь он хочет выплеснуть меня из своей жизни, словно помои из таза!

^ Александра Львовна (внезапно и громко кричит). Замолчи! Замолчи, или я ударю тебя!

Софья Андреевна (пораженно, как разбуженная). Что ты, Саша? Что ты смотришь на меня такими ненавидящими глазами…
Старик вдруг пошатнулся и едва не упал, Булгаков поддерживает его, помогает опуститься в кресло.
^ Доктор (озабоченно, тихо). Вам нехорошо, Лев Николаевич?

Старик. Нет, ничего, ничего… (Жене.) Можешь успокоиться, я не поеду на станцию.
Доктор щупаете его пульс, смотрит зрачки.
^ Доктор. Господин студент, дайте мне стакан воды.

Софья Андреевна (совсем опомнившись). Что ты, Лёвочка? Погоди, я тебе помогу…

Старик. Ничего, Соня, не нужно…
Софья Андреевна начинает хлопотать вокруг мужа – приносит плед и накрывает его ноги, растерянно смотрит на доктора, который капает в воду какие-то капли.
^ Доктор (Старику). Вот, выпейте. Что это у вас, дыхание затрудненное?

Старик. Теперь прошло. Нет, у меня ничего не болит… Я, пожалуй, прилягу.
Старик поднимается при помощи жены и Булгакова. Держась за стенку, продвигается к двери.
^ Старик. Прощайте, доктор. Покатаемся с вами в другой раз…

Софья Андреевна (поддерживая Старика). Доктор, приезжайте непременно обедать!

Доктор (ей вслед). Если не будет лучше, дайте тех капель, которые я вам в прошлый раз оставил.
Булгаков и Софья Андреевна ведут Старика наверх. Доктор берет свою шляпу и пальто.
^ Лев Львович (с усмешкой). Живуча толстовская порода! А, доктор?
Не глядя в его сторону, доктор идет к лестнице.
Александра Львовна (провожая доктора). Простите нас, Сергей Иванович… Мама стала совсем ужасна, и я не могу сдерживаться.

^ Доктор. Вам бы тоже капель выписать, Александра Львовна. Впрочем, вы молодая девушка, должны сами справляться…

Александра Львовна. Так вы вернетесь к обеду?

^ Доктор (с неохотой). Да-с. Мне по пути со станции, а нельзя уехать, не осмотрев Льва Николаевича.

Александра Львовна. Спасибо вам. Приезжайте обязательно. Вы один имеете влияние на мама
Доктор уходит – слышно, как он отдает какие-то распоряжения кучеру, затем повозка отъезжает. Александра Львовна возвращается на террасу, где остался один Лев Львович. Он курит, облокотившись о перила.
^ Лев Львович. Говорю, живуча толстовская порода… Так, сестра?

Александра Львовна. Я знаю – ты более всех ждешь его смерти. Но можно было бы не так показывать при посторонних.

^ Лев Львович. А вы разве не ждете его смерти? Ты с Чертковым, в которого ты влюблена как кошка, и готова ему отдать всё прямо в руки!

Александра Львовна (спокойно). Ты можешь думать, что хочешь.

^ Лев Львович. Странно, как ты покойна… Значит, это правда. Значит, он подписал бумагу!

Александра Львовна. Каким бы ни было решение отца по завещанию, мы должны принять его с уважением.

^ Лев Львович. С уважением отдать миллион Черткову и еще неизвестно каким мерзавцам? Нет уж, пусть не рассчитывают! (Подступая к ней.) Скажи мне прямо – подписал старик бумагу, или нет?

^ Александра Львовна. Ты пьян, Лев. Иди проспись.
Александра Львовна хочет уйти, Лев Львович хватает ее за руку.
Лев Львович. Отвечай, дрянь!
Александра Львовна хватает с рабочего стола матери колокольчик и звонит.
^ Александра Львовна. Илья Васильевич! Илья Васильевич!
Входит слуга.
Александра Львовна. Илья Васильевич, накрывайте к обеду.

Илья Васильевич. Слушаюсь, барышня.
Затушив сигарету в пепельнице, Лев Львович уходит, насвистывая.

^ Сцена пятая. Письма
Кабинет в верхних комнатах дома. Старик полулежит в плетеном кресле, укрытый пледом. Он дремлет. Софья Андреевна сидит на скамеечке у окна и шьет юбку. Александра Львовна и Булгаков у стола разбирают письма.
^ Софья Андреевна (стараясь говорить тихо). Вчера на ночь долго растирала ему живот камфарным маслом, потом положила компресс со спиртом. Ел он сегодня овсянку, рисовую кашу на миндальном пополам с простым молоком – я не сказала ему, что там коровье молоко, а то бы не стал… И доктор уговорил его съесть яйцо. (Пауза.) Знаете ли, Валентин Федорович, когда он болеет, я чувствую такую беспомощность, такое ужасающее одиночество… Как ни трудно мне подчас с Лёвочкой, но все-таки он меня одну любил, он был мне опорой и защитой всю мою жизнь. А если он уйдет? Трудно, грустно мне будет ужасно! Дай бог ему пожить подольше, и мне без него или не жить совсем, или как можно меньше…

^ Александра Львовна. Ты бы тоже прилегла, мама.
Старик внезапно просыпается.
Старик. Что ты, Соня? Что ты плачешь?

Софья Андреевна. Ничего, Лёвочка, я не плачу. Я разбудила тебя, прости.

Старик. Нет, я не спал, я всё слышал… Ты, Соня, не думай, что я тебе не благодарен и не люблю тебя… Ты хлопочешь обо мне, стараешься. А у меня такое равнодушие: здоров – так здоров, нездоров – и то ладно. Умру – так умру.

^ Александра Львовна. Папа, подать тебе чаю? Самовар горячий.

Старик. Пожалуй, выпью стакан. А что сегодня погода?

Александра Львовна. Хорошая, совсем весна. Я гуляла днем, нашла сморчков.

^ Старик (принимая от дочери стакан). Скучно тебе здесь, Саша… Замуж бы тебя отдать.

Александра. Нет, я не хочу! Ты же знаешь, папа, мой идеал с детства — не выходить. И теперь совсем не хочется.

Старик. Будто бы? Хотя, пожалуй, так даже лучше. Я как-то давно хотел рассказ написать, как молодой человек приехал в дом, где была молодая девица. В первый же день они влюбились и были без ума друг от друга. Ночью, когда он спал, его укусила в губу какая-то муха, и у него разнесло пол-лица. Когда наутро девица его увидела – сразу вся любовь прошла.
Старик тихо смеется. Александра Львовна тоже заражается его смехом. С ними смеется и Софья Андреевна.
^ Софья Андреевна. Что ж это за любовь, когда от пустяка прошла!

Старик. Обыкновенная любовь между мужчиной и женщиной – от пустяка начинается, пустяком и кончается… А что, Валентин Федорович, много у нас писем набралось?

Булгаков. Более ста. Мы с Александрой Львовной еще разбираем.

Старик. И что, есть интересные? Почитайте мне… А ты, Саша, сядь здесь, рядом. Люблю, когда ты так сидишь.
Булгаков выбирает несколько писем из стопки.
Булгаков. Какие читать – личные или философские?

^ Старик. А какие вам показались занятными? Личные я больше люблю – там люди живые.

Булгаков. Вот письмо от Анны Стрельцовой, двадцати лет. (Читает.) Высокопочитаемый Учитель! Хочу рассказать вам о своей взаимной любви с женатым человеком, у которого двое детей. Она длиться уже более года. Порвать со всем этим у нас не хватает силы. Хорошо, если кончится тем, что я сама уйду от противного мне мира сего...

^ Старик. Дальше не читайте. Отложите к тем, что «оставить без ответа».

Александра Львовна. Отчего же ты не напишешь ей, папа?..

Старик. Что же тут можно отвечать? Это дело их совести.

Булгаков. Вот интересное письмо. От рабочих. (Читает.) Его превосходительству, Льву Николаевичу, господину Толстому. Лев Николаевич, как вы великий и всемирный писатель, в особенности религиозный указатель, то мы и решили обратиться к вам, фабричные рабочие Ярцевской мануфактуры. Пожалуйста, Лев Николаевич, разрешите нам тяжелые вопросы о церковных таинствах: крещение, миропомазание, брак, причащение. Чем иным заменить эти таинства и как их принимать в действиях? А еще – хотя и попадается в Евангелии истина, но мы ничего решительно не понимаем, и тоже обращаемся к вам. Скажите, как нужно молиться богу, нужно принимать какие действия или нет? Пожалуйста, Лев Николаевич, разъясните нам эти тайны и пришлите ответ. А еще обращаемся к вам, пришлите вами переведенное Евангелие, а что стоимость его, то мы немедленно деньги вышлем. И еще просим вас прислать, если можно, какие поучительные книги, в особенности религиозные.

Старик. Нужно послать им книг. Ты собери, Саша, а вы, Валентин Федорович, напишите письмо… Скажите, что мое отношение к религиозным обрядам таково, что посредничество в общении человека с Богом – вещь излишняя. Человек должен поступать, что считает нужным перед Богом, а не перед священниками или другими людьми. А как люди судят – это их дело, и бояться их суда не нужно. Впрочем, открыто восставать против церкви я никогда никому не советовал, и предостерегите их от этого. Скажите, что мне доставило радость их послание. Это уже ценная и важная награда, знать, что все больше простых людей занимаются поиском истины и стремлением к хорошей, чистой жизни.
Булгаков быстро записывает. Александра Львовна читает одно из писем, усмехаясь про себя.
^ Старик. Что там, Саша? Чему ты смеешься?

Александра Львовна. Я себя вспомнила лет семь назад… От гимназистки письмо.

Старик. Ну, прочти.

Александра Львовна. Здравствуйте, уважаемый Лев Николаевич… Пишу вам, чтоб рассказать о том, как я несчастна. Если бы вы знали, что это за гимназия, где я учусь! Начальница, старая ханжа, с отжившей душой, с такими же взглядами, встречает и провожает по одежке... Из гимназисток, насколько я наблюдала, все такие заурядные личности, что трудно найти в них что-нибудь человеческое в истинном смысле этого слова. Все заботы и разговоры их сводятся к тому, чтобы погулять с реалистами... Приходишь домой, еще тоскливее, безотраднее становится на душе. Прошу вас научить, как жить, как быть полезной...

^ Старик. Ты разве так чувствовала, Саша?

Александра Львовна. Точно так же. (Улыбается.) Только мне не к кому было писать.

Старик. Ну, так ответь ей ты. Пиши, я продиктую… (Диктует.) Письмо ваше произвело на меня очень неприятное впечатление. Вы осуждаете всех окружающих вас, высказывая этим уверенность в вашем превосходстве над всеми и полное самодовольство. Вы желаете быть полезной людям? Но тот, кто желает быть полезным людям, должен, прежде всего, постараться быть не вредным им. А если вы хорошенько вглядитесь в себя, то легко увидите, что вам в этом отношении предстоит очень много работы над собою, хотя бы той, чтобы научиться не осуждать людей и любить их.
Александра Львовна записывает. Закончив, поднимает голову.
^ Александра Львовна. Это всё?

Старик. Всё. Вышли ей книжку «На каждый день». А ругательные письма есть?

Булгаков. Много есть с денежными просьбами.

^ Софья Андреевна. И всё пишут… Сколько раз Лев Николаевич просил не обращаться к нему, и даже в печати выступал. Это же невозможно что такое… То требуют уплатить их долги, то на обучение детей, то на свадьбу. Один раз инвалид с обрезанными пальцами, в подтверждение просьбы, обвел в письме контур своей руки – ему было нужно десять рублей.

^ Старик. У Чехова тоже часто просили… Почему-то у писателей все денег просят.

Александра Львовна. Такие просители обращаются ко всем известным людям.

Старик. Нет, тут есть разделение. Я говорил с Репиным, и с другими знаменитыми живописцами – им не пишут столько, и денежные просьбы бывают очень редки. И в отношении чувствуется разница. (После паузы.) Кстати, заметьте – ни за писателем, ни за живописцем не бегают так, как за актерами и, главное, за музыкантами. Музыка производит прямо физическое действие, очень острое, иногда хроническое.

^ Софья Андреевна. А всё же я послала этому инвалиду десять рублей.

Старик. Что же, Валентин Федорович, прочтите ругательное. Я что-то раскис, а ругательные меня всегда бодрят.

Булгаков (читает). Еретик, превзошедший всех еретиков, с коим сам дьявол не может сравниться в гордости! В безумной гордыне ты дерзнул написать свое евангелие, отвергаешь все таинства и все христианские церкви. Ты по той же гордыне отвергаешь литературу, науку, искусство. Литературу гораздо лучших тебя писателей называешь трухой и себя, следовательно, превозносишь очень высоко. Ты хитер, это видно из того, что, проповедуя отречение от собственности, сам имеешь миллионы, которые увеличиваешь своими подпольными сочинениями. А чтобы прикрыть такой разлад между словом и действительностью, ты отписал свое имение жене, которую не обратил в свое антихристовское учение, считая это невыгодным для себя. Для прикрытия своей алчности, жадности и необыкновенной скупости ты выдумал, что раздавать деньги бедным — зло и что лучше их оставить у себя. Да... это очень выгодно! Ты — антихрист, это видно из того, что даже старость тебя не коснулась. Когда тебя просят бедные крестьяне о помощи, то ты убегаешь от них с такой быстротой, что видящие принимают тебя за быстроногого Ахиллеса. Кроме того, мне снилось, что ты имел состязание со злыми силами ада, и что ни одна не могла сравниться с тобой по быстроте бега...
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconКлирик Никольского храма Красногорска Московской епархии
Льва, Макария, Амвросия, разноформатные дневниковые записи, жития, летописи, многообразные сборники духовного содержания, исторические,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconОткрытый урок по литературе «Тропинка к Есенину» (жизнь и творчество поэта)
Оборудование: компьютерная презентация, сборник стихотворений С. А. Есенина, раздаточный материал «Памятка по написанию синквейна»,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconКнига позволила родственникам ветеранов совершенно по-другому посмотреть...
В 2007 году в Барнауле издательством «А. Р. Т.» была издана книга «Письма с фронта любимым». В книгу вошли никогда ранее не публиковавшиеся...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconВнеклассное мероприятие является итогом исследовательской работы...
Разработка включает в себя сведения по биографии поэта, анализ некоторых стихотворений А. Фета, критические замечания исследователей...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconОбобщение знаний о почве началось в античные времена с трудов Аристотеля...
В результате труды ученых–естествоиспытателей, путешественников–исследователей, церковные записи и записи государственных чиновников,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconИмел западного аналога коими для «И-90» стал atf, а «Б-90», хотя...
Это только в конце восьмидесятых годов выяснилось, что атв дозвуковой и соответствует не б-90, а его туполевскому собрату «202» стратегической...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconВыражаю глубокую признательность коллективу Сибирского Центра фармакологии...
И, конечно же, в создании книги участвовали те, кто имел непосредственное отношение к предмету разговора, о котором пойдет речь,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconГалина Пржиборовская Лариса Рейснер
Автор книги Галина Пржиборовская, много лет собиравшая материалы о своей героине, успела записать живые воспоминания родственников,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconБюллетень новых поступлений «говорящих»
В. В. Фаровского и И. В. Мещерекова, теплые и искренние воспоминания его жены Валентины Гагариной, очерки литераторов и журналистов....

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconСтарцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания...
Старцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания современников, поучения, подвиги и чудеса, молитвы. Составитель...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница