Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать




НазваниеХотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать
страница10/11
Дата публикации08.06.2014
Размер1.04 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Софья Андреевна. Ну иди, иди, вели там самовар кому-нибудь… Да и кухарка пьяна! Это невозможно что такое.

^ Илья Васильевич. Если изволите, я чай соберу.

Софья Андреевна. Ну собери, подай… И закусок каких-нибудь. Или мне самой идти?

Доктор. Не хлопочите, голубушка. Я лучше поеду, дома выпью.

Софья Андреевна. Нет, я вас так не отпущу.

Илья Львович (тоже слегка навеселе). Ничего, Илья Васильевич человек старой закалки. Хоть и выпил, а дело помнит.
Лев Львович и Илья Львович садятся за круглый столик. Лев Львович закуривает сигару.
^ Доктор. Некоторые занимаются воспитанием, а Софья Андреевна нас-питанием…

Софья Андреевна. А Саша где? Мы бы с ней сыграли.

Старик (рассеяно глядя на доску). Ты разве умеешь в шахматы, Соня?

Софья Андреевна. Как же я не умею? Почему ты всё время сомневаешься, что я ничего не умею… Я люблю шахматы, особенно коней… Это, наконец, невыносимо.

^ Лев Львович (громко). Всё же любопытны эти народные свадебные обычаи. Например, девишник, потом запой – когда невесту пропивают. Или как на сватовстве ложку ломают, чтобы невеста к матери домой реже ходила. И эти заплачки…

^ Софья Андреевна. Девушке так и полагается плакать на свадьбе – хорошая примета. Чтобы не сглазили. Да и как не плакать, прощаясь с девичьей волей?

Лев Львович. Ты зря не пошел туда, папа – было занятно. И Адриан такой значительный, трезвый. Как он это сказал: «Я тебе волю давал, хватит теперь, будешь моей женой». Так и проглянуло в этом что-то патриархальное, так и повеяло киевской Русью…

^ Софья Андреевна. Женщина в любом сословии страдает от деспотизма мужчины. Ее жребий – во имя счастья мужа и детей подавить в себе всё живое, затушить горячий темперамент, и жить не своими, а его интересами, не своей, а его жизнью. В то время, как муж пишет романы или философствует, женщина должна носить, рожать, кормить детей. А это настоящий, тяжкий труд…

^ Старик (с внезапным раздражением). Женщина, которую тяготят или не желанны дети – не женщина, а стерва.
Пауза.
Софья Андреевна. Как вы сказали?

Старик. Я сказал, что женщина, которая не хочет детей или сожалеет о трудах, затраченных на них – не человек, а зверь.

^ Софья Андреевна (медленно распаляясь). А по мне так, зверство настоящее в тех мужчинах, которые ради своего эгоизма поглощают всецело жизни жен, детей, друзей – всех, кто попадаются на их пути. (После паузы.) И не тебе судить, что такое труд! Ты всегда работал по своему выбору, а не по необходимости. Хотел – писал, хотел – пахал. Вздумал шить сапоги – упорно их шил. Задумал детей учить – учил! Надоело – бросил… А женщина не может бросить своих обязанностей!

^ Лев Львович (с раздражением). Мама, неужели вам самой не надоели эти бесконечные жалобы? Прервитесь хоть на один вечер…

Софья Андреевна. Отчего же я должна молчать, когда мне больно и досадно? Столько любви и заботы я даю ему, и такой холод в его душе! Его верховая лошадь, его спаржа и фрукты, его благотворительность, велосипеды, – все это делается на деньги, которые я достаю от издания его книг. Сама я меньше всех вас трачу, но я же виновата в том, что газеты пишут о какой-то соломоновой роскоши, в которой купается семья Толстого! Будьте свидетелем, Валентин Федорович, что я хоть завтра готова идти жить в избу с крестьянами, лишь бы с меня сняты были эти нелепые обвинения!

^ Старик (сухо). Тебя никто не обвиняет, да и не в чем.

Софья Андреевна. Однако я живу с сознанием, что всякое мое слово и движение будет описано и напечатано в искаженном виде. Твой Чертков, к которому ты питаешь какую-то ненормальную и непонятную обычным людям страсть, твердо намерен превратить меня в Кстантиппу, которая отравляла жизнь Сократу. (Булгакову.) Когда мы все умрем, Валентин Федорович, вы уж заступитесь за меня. (Внезапно срываясь на злой, ненавидящий тон.) И передайте вашему Черткову, чтобы он никогда больше не смел переступать порог моего дома! Он ненавидит меня, я чувствую это физически… Я сознаюсь, может быть, я сумасшедшая, но я собой не владею! Если я его увижу, со мной опять бог знает что сделается!! Я или его убью, или сама выпью опиума!
Видимо, привлеченная криками, из верхних комнат сходит Александра Львовна. В ее руке письма. Она входит на террасу, но останавливается у двери.
Булгаков. Софья Андреевна, вы очень ошибаетесь… Владимир Григорьевич питает к вам глубокое уважение, и он всегда отзывался о вас только в самом благоприятном смысле. Он ничего не жаждет более, чем примирения с вами и возможности по-прежнему называться вашим другом.

^ Софья Андреевна. Моим другом?! Значит, по-вашему, я должна смириться перед тем, что мой муж попал в паутину козней этого злого, хитрого и глупого Черткова, а ко мне так внезапно и болезненно охладел? По-вашему, я должна терпеть, как мой супруг в своих дневниках называет постороннего мужчину «самым близким ему человеком», тогда как самым близким человеком перед Богом и людьми ему должна быть жена!
Старик, который поднялся, чтобы уйти, пошатнулся на ходу. Булгаков успевает подхватить его. Доктор помогает. Они усаживают Старика в кресло, доктор щупает пульс.
Доктор (озабоченно, тихо). Господин студент, принесите мой чемоданчик – там, в прихожей.
Булгаков бежит за чемоданчиком. Словно опомнившись от столбняка, Софья Андреевна кидается к мужу.
^ Софья Андреевна. Лёвочка, что ты? Родной мой, единственный… (Падает перед ним на колени, целует руки.) Прости меня, прости… Я была как невменяемая… Доктор, что с ним?

Доктор. Александра Львовна, помогите Софье Андреевне. И дайте ей стакан воды.
Булгаков приносит чемоданчик. Помогает Александре поднять Софью Андреевну, усаживает на стул, наливает воду. Пока доктор слушает у него пульс, Старик слабым, по-детски высоким голосом зовет кого-то, глядя в пространство перед собой и протягивая руку.
^ Старик. Митенька! Митенька…
Доктор достает из чемоданчика склянку, капает в стакан лекарство.
Лев Львович (негромко, взволнованно, доктору). Что ж это? Конец?
Александра Львовна отводит в сторону Булгакова.
^ Александра Львовна. Сейчас, немедленно, возьмите на конюшне лошадь и скачите к Черткову… Скажите – началось, он может еще застать. Вот, возьмите письма… (Достает из кармана письма.) Отдайте ему.
Булгаков уходит.
Софья Андреевна. Лёвочка, Лёвочка… Что же, доктор? Что вы молчите?

^ Доктор (к Старику). Лев Николаевич, вы слышите меня?

Старик (слабым голосом). Слышу.

Доктор. Илья Львович, нужно отнести его в постель.

Старик. Ничего, Соня, мне стало нехорошо… Но теперь всё прошло.
Илья склоняется над стариком.
Илья Львович. Обхвати меня за шею.

Старик (недовольно). Полно, я сам… я бы сам… к чему это…
Старик обхватывает шею сына, тот легко поднимает его на руки и несет к лестнице.
Старик (удивленно, с недоумением). А ты уж облысел, Илья. Который тебе год?

^ Илья Львович. Сорок пятый.

Старик. А я и не помню… Прости меня за всё, если можешь.

Илья Львович. Да за что ж?

Старик. А так… И ты, Соня, прости.
Илья Львович со стариком на руках уходят, за ним следует Александра Львовна. Доктор собирает склянки в свой чемоданчик.
^ Софья Андреевна (она всё еще напугана). Что же это, доктор?

Доктор (сухо). Я предупреждал вас, Льву Николаевичу такие потрясения могут быть губительны. Вызовите из Москвы доктора Никитина и еще какого-нибудь специалиста по сердечным болезням.

^ Софья Андреевна. Доктор, я прошу, не бросайте нас! Я не знаю, что со мной сделалось, простите меня, милый, добрый Сергей Иванович! Мне страшно подумать, что со мной будет, если с ним что-то случится…
Пытается встать перед доктором на колени, он поднимает ее.
Доктор. Успокойтесь, Софья Андреевна! Пока ничего нет страшного, но Никитин должен осмотреть… И покой нужен. Дайте ему на ночь висмуту с содой и морфием – вот из этой склянки десять капель на полстакана.

^ Софья Андреевна. А чем кормить?

Доктор. Что-нибудь легкое – кашу, суфле, бульону.
Доктор уходит – слышно, как он отдает какие-то распоряжения кучеру, затем повозка отъезжает.

Софья Андреевна без сил опускается на диван, вытирает слезы платком.
^ Лев Львович. Мама, вы знаете, кто этот Митенька, которого он всё зовет?

Софья Андреевна. Это брат его, Дмитрий Николаевич, умерший от чахотки пятьдесят лет назад… Они как-то, кажется в детстве, сговорились, кто первый умрет, тот придет к другому во сне и расскажет, что будет на том свете.

^ Лев Львович. C`est admirable! Я всегда подозревал, что этот вопрос – единственный, который по-настоящему его занимает.

Софья Андреевна. Ах, Лёвушка, мне так сейчас невыносимо больно! Я никому не хотела говорить, но как-то на днях я раскинула карты, гадая на себя. И мне вышла смерть трефового короля.

^ Лев Львович (подходит к ней, садится рядом, смотрит в глаза). Мама, я согласен с братом Андреем. Завещание на Черткова есть, или появится в ближайшее время. Пока еще не поздно, возьмите с издателей миллион. Не надо ждать, что будет больше – может статься так, что мы не получим ничего.
Софья Андреевна смотрит на него с тихой скорбью.
^ Софья Андреевна. Твои дела сильно запущены, Лёвочка? Ты не выправишься без моей помощи?

Лев Львович. Нет, мама. Мне и моей жене решительно нечем жить. Имение заложено и разорено, я болен и не могу работать… У меня долгов двенадцать тысяч.
Софья Андреевна гладит его по щеке.
^ Софья Андреевна. Что же делать, милый мой? Я не могу продать права на сочинения Толстого. У меня только доверенность на управление делами, она не дает права на продажу…

^ Лев Львович (неприятно пораженный). Отчего ж вы говорили, что можете, только не хотите?! Я был уверен, что вы устроили все формальности еще тогда, при разделе имущества!
Софья Андреевна медленно поднимается.
^ Софья Андреевна. Что же сейчас жалеть… Если он умрет, мне уж ничего не нужно будет. Я вам всё отдам…

Лев Львович. Да что же вы отдадите, когда у вас ничего нет? (Хватается за голову.) О, дьявол! Как же вы могли всё выпустить из рук? Вы не вытребовали завещания, даже дарственной на один какой-нибудь роман! Вы останетесь нищей в своей разоренной Ясной Поляне, а меня посадят в яму за долги. И туда же пойдут Илья, Андрей и Михаил…
Софья Андреевна медленно идет к лестнице, которая выходит во двор. Ее внимание привлекают крики, которые раздаются со двора.
^ Женский голос. Убивают! Батюшки, насмерть убивают!..

Другой женский голос. Держи его! Хватай за кафтан!..

Голос Ильи Васильевича. Водой его облей из ведра!
По лестнице из верхних комнат сбегает Александра Львовна.
^ Александра Львовна. Что там, мама?

Софья Андреевна (кричит кухарке, которую заметила во дворе). Что там у вас, Агафья?

Агафья (со двора). Барыня! Адриан Варьку убивает! Оглоблю вырвал!

Другой женский голос. Насмерть девку забьет!

Софья Андреевна (беспомощно). Илья Васильевич! Отнимите у него оглоблю!

^ Илья Васильевич. Да как отнимешь, сударыня, он чистый ирод!
Александра Львовна решительно бежит по лестнице во двор. Слышно, как за ней следуют женщины, продолжая причитать. Уже издалека, из флигеля прислуги слышен рык Адриана, звуки ударов. Затем Адриан глухо кричит: «Уйди, барышня, попадешь под горячую!». Софья Андреевна с тревогой смотрит во двор и зовет дочь.
^ Софья Андреевна. Саша, Саша! Что ты! Не ходи к ним…
Гул голосов и шум становится громче, затем вдруг стихает. Становится слышно, как Адриан пьяно ревет. Появляются Александра и Илья Васильевич. Они ведут избитую полумертвую Варю с растрепанными волосами.
^ Софья Андреевна. Саша, что ж это, господи… И доктор уехал! Как же это, Саша?

Александра Львовна (со злым торжеством). Так, как ты хотела, когда отдала ее за Адриана. (Варе.) Пойдем, умоешься и ляжешь у меня в комнате.

^ Софья Андреевна. Варя, за что же он тебя? Я его завтра же рассчитаю! И высечь прикажу… Жандармов вызову!

Илья Васильевич (тихо причитает, качая головой). Грех, сударыня, грех… Обидели девку.

^ Софья Андреевна. Да что ты бормочешь там, Илья Васильевич!
Александра Львовна уводит Варю к себе, Илья Васильевич идет за ними со свечой. Софья Андреевна смотрит на сына.
^ Софья Андреевна. Что он говорил? Грех на мне?

Лев Львович. Мама, вы лучше идите к отцу.

Софья Андреевна (прижимает руки к вискам). Может, и так… (Вдруг поднимает голову.) Только я никакого греха за собой не чувствую. Я живу, как считаю нужным, по своим убеждениям… Я честна перед моим мужем и детьми. Разве же я хотела, чтобы кто-то страдал из-за меня?
Где-то залаяла и смокла собака. В тишине слышен стук копыт приближающейся одинокой лошади.
^ Лев Львович (вглядываясь в темноту двора). Кто там еще? А, это секретарь. Видно, ездил к Черткову.

Софья Андреевна. Ты иди спать, Лёвушка. А я пойду к папа, посижу с ним…

Лев Львович. Всё пропало, мама, а вы так покойны и отправляете меня спать!

^ Софья Андреевна (задумчиво). А знаешь, мне не страшно умирать. Может быть, у меня нет воображения? Или это оттого, что я верую в Бога и в другую жизнь?.. К Льву Николаевичу как-то пришел странник, вроде юродивого, этот мне понравился, хоть я их и не люблю. Я его спросила, как он думает, что будет на том свете? А он говорит: какой тот свет? Свет один…
^ Сцена шестая. Перед уходом
Терраса в доме Толстых. Один из последних теплых осенних дней. Старик, укутанный в куртку и закрытый пледом, с войлочной шапкой на голове, сидит в кресле. Софья Андреевна шьет на машинке, Булгаков и Александра Львовна разбирают письма, доктор пьет чай.
^ Софья Андреевна. Все разъехались, и пусто стало в доме. И посетителей в последние дни совсем нет. Один вы, доктор, нас не покинули.

Доктор. Знаете ли, один мой знакомый музыкант заметил – когда человек имеет несчастье петь, декламировать, играть на каком-нибудь инструменте, радость непосредственного общения между людьми для него навсегда потеряна. С ним не говорят, его мнением не интересуются, его только просят сыграть, спеть, прочесть… И я тогда подумал, ведь у докторов еще более несчастная планида. Тебя приглашают в дом, когда кто-то болен, и говорят с тобой только о болезнях и недомоганиях…

^ Александра Львовна. Вы несправедливы к нам.

Доктор. Нет, Александра Львовна, я справедлив. Я именно и езжу к вам, оттого что здесь могу побаловать себя отвлеченным разговором и лишней чашкой чаю. К тому же я изучаю здесь редкий феномен, когда больной оригинальнее, чем его болезнь.

^ Старик. Неужели бывает наоборот?

Доктор. Именно наоборот и бывает.

Старик (качая головой). Вы мизантроп, доктор.

Доктор. Отчего же, напротив. Я люблю людей. Иначе зачем бы мне было нужно их лечить? Прописал бы всем пациентам морфию, да и сам бы принял за компанию.
Пауза.
^ Софья Андреевна. Сегодня я получила письмо от моей сестры Лизы из Петербурга… Она прислала мне свои статьи о тарифе, о финансах, о крестьянской общине. Ведь придет же в голову женщине заниматься такими вопросами! А она вся ушла душой в финансы России и постоянно общается с министром Витте. (После паузы.) Подумать только, что когда-то Лёвочка чуть не женился на ней вместо меня.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconКлирик Никольского храма Красногорска Московской епархии
Льва, Макария, Амвросия, разноформатные дневниковые записи, жития, летописи, многообразные сборники духовного содержания, исторические,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconОткрытый урок по литературе «Тропинка к Есенину» (жизнь и творчество поэта)
Оборудование: компьютерная презентация, сборник стихотворений С. А. Есенина, раздаточный материал «Памятка по написанию синквейна»,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconКнига позволила родственникам ветеранов совершенно по-другому посмотреть...
В 2007 году в Барнауле издательством «А. Р. Т.» была издана книга «Письма с фронта любимым». В книгу вошли никогда ранее не публиковавшиеся...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconВнеклассное мероприятие является итогом исследовательской работы...
Разработка включает в себя сведения по биографии поэта, анализ некоторых стихотворений А. Фета, критические замечания исследователей...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconОбобщение знаний о почве началось в античные времена с трудов Аристотеля...
В результате труды ученых–естествоиспытателей, путешественников–исследователей, церковные записи и записи государственных чиновников,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconИмел западного аналога коими для «И-90» стал atf, а «Б-90», хотя...
Это только в конце восьмидесятых годов выяснилось, что атв дозвуковой и соответствует не б-90, а его туполевскому собрату «202» стратегической...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconВыражаю глубокую признательность коллективу Сибирского Центра фармакологии...
И, конечно же, в создании книги участвовали те, кто имел непосредственное отношение к предмету разговора, о котором пойдет речь,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconГалина Пржиборовская Лариса Рейснер
Автор книги Галина Пржиборовская, много лет собиравшая материалы о своей героине, успела записать живые воспоминания родственников,...

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconБюллетень новых поступлений «говорящих»
В. В. Фаровского и И. В. Мещерекова, теплые и искренние воспоминания его жены Валентины Гагариной, очерки литераторов и журналистов....

Хотя основой для этой пьесы стал документальный материал воспоминания современников, письма, дневниковые записи автор не имел намерения создать iconСтарцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания...
Старцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания современников, поучения, подвиги и чудеса, молитвы. Составитель...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница