Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства)




Скачать 453.21 Kb.
НазваниеРождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства)
страница1/4
Дата публикации21.02.2014
Размер453.21 Kb.
ТипЛекция
www.lit-yaz.ru > Философия > Лекция
  1   2   3   4
Лекция 4

Философское пробуждение

Русское общество и культура

в начале XIX века

Общество любомудрия

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства)


Есть свои времена и сроки для философских
рождений. И не вообще наступает время философствовать, но у определенного народа возникает определенная философия. Такому пробуждению всегда предшествует более или менее сложная историческая судьба, полный и долгий исторический опыт и искус, — теперь становится он предметом обдумывания и обсуждения. Начинается философская жизнь, как новый модус или новая ступень народного существования… Такое философское рождение или пробуждение, это распадение «внутреннего стремления» со «внешней действительностью», переживало русское сознание на рубеже двадцатых и тридцатых годов прошлого века… Это был душевный сдвиг, прежде всего…

Г. Флоровский1

^ Русское общество и культура в начале XIX века

В первой четверти XIX века новая русская культура достигает творческой зрелости. Этот период отечественной истории иногда называют «александровским». Император Александр Павлович был натурой сложной, противоречивой. Из всех русских царей XIX-го века только его судьба получила «легендарное» продолжение2. Александр, воспитанный Ф. Ц. Лагарпом на идеалах Просвещения, начал свое царствование с либеральных реформ и с еще более широких реформаторских замыслов. Взойдя на престол, Александр намеревался осуществить радикальную реформу политического строя России путем создания конституции, гарантировавшей всем подданным личную свободу и гражданские права; сознавая, что подобная «революция сверху» приведет фактически к ликвидации самодержавия, он готов был в случае успеха удалиться от власти. Однако закончилось его царствование аракчеевскими военными поселениями, запретом масонских лож и тайных обществ.

В царствование Александра I имперская Россия пережила один из самых блистательных периодов своей двухвековой истории. Либеральные реформы и Отечественная война 1812 года, активное взаимодействие с европейской культурой и рост патриотических настроений — все это рождало общественную атмосферу, в которой, как по волшебству, появлялись литературные и философские общества, яркие личности, новые идеи и произведения. Именно в это время европейские формы жизни были усвоены русскими дворянами органически, европейские «идеи» вошли не только в обиход столичной знати, но и в усадебный быт русской провинции.

Однако более глубокое укоренение новоевропейских ценностей в повседневной жизни русского дворянства приводило к обострению противоречия между гуманистическими идеалами и «крепостническо-авторитарной» действительностью3. Феномен декабризма показал, насколько острым было переживание несоответствия идеала и действительности. Движение декабристов было попыткой разрешить это противоречие «практически», путем вооруженного восстания и государственного переворота.

Противоречивым было и положение России в сообществе европейских держав. Первые десятилетия XIX-го века принесли с собой (вместе с проникновением в Россию романтизма и историзма, вместе с ростом военно-политического могущества России) острую постановку вопроса о месте русской культуры в кругу европейских культур, о ее духовной самобытности и продуктивности. «Несоответствие» политического веса России в международной жизни и ее роли в культурной и идейной жизни Европы начала XIX-го века ставило вопрос о «необходимости и возможности» философского самосознания. И если восстание декабристов (1825) ознаменовало рождение русского революционного движения, то образование в 1823 году «Общества любомудров» знаменует рождение в России философского самосознания.

Первые шаги отечественной философии как явления русской жизни следует связывать не с академической мыслью, существование которой в этот период целиком зависело от государства, а с философией «внеакадемической», где теоретическая мысль не была стеснена внешними рамками и где ее существование определялось личным почином, а не заимствованной из Европы структурой высшего образования. Вместе с тем, весьма примечательным историко-культурным фактом является то, что именно в двадцатые годы вольная русская философия приходит в тесное соприкосновение с академической философией. Поколение любомудров было, пожалуй, первым поколением «дворянской интеллигенции», которое получило философский импульс от представителей «университетской философии», от профессоров-шеллингианцев М. Г. Павлова, И. И. Давыдова, Д. М. Велланского, А. И. Галича и др. От увлечения молодых профессоров натурфилософией Шеллинга протянулась ниточка к увлечению немецким идеализмом любомудров, от любомудров — к западникам и славянофилам, а от них — к Владимиру Соловьеву и мыслителям религиозно-философского движения первой половины ХХ века. Именно романтики «разбудили» русскую мысль. С восприятием немецкого идеализма в его самой романтической, шеллингианской версии связана тема философского самосознания и духовного творчества как критерия историчности существования культур и народов.
Историзм романтического миропонимания побуждал к постановке вопроса о месте, которое занимает русская культура в культуре европейской и мировой.

Почин введения этой темы в отечественную литературу принадлежит философам-романтикам 20-х годов (так называемым «любомудрам»). Впрочем, недостаточно просто указать на связь между первыми русскими философами и немецкой классической философией. Здесь важно установить ту культурную, экзистенциальную и мыслительную перспективу, в которой происходила рецепция немецкой философии русскими любомудрами.

Идеи свободы и творчества, порыв к абсолютному, культ гениальной и героической личности, историзм и тяга к особенному, необыкновенному — вот наиболее общие черты романтического умонастроения. Для романтизма было характерно сближение поэзии с философией. Романтики рассматривали искусство как высшую форму духовной жизни, как синтез идеального и материального, субъективного и объективного, как высшую (интуитивную) форму познания.

Фигура романтического скитальца, разочарованного в окружающей его действительности и устремленного к совершенному и вечному, была близка русскому дворянину, оторванному и от народа с его допетровским бытом, и от той цивилизации, чьи формы и ценности были для него образцом для подражания со времен Петра I. После войны двенадцатого года «русский европеец» все острее начинает ощущать свое отщепенство от власти, все дальше отступавшей от идеалов просвещения и свободы во имя сохранения самодержавной власти монарха. Эти «домашние обстоятельства» делали романтическое мирочувствие, с его ощущением неустойчивости, условности жизненных форм и характерной для него тоской по Целому, близким, духовно и психологически «родственным» настроению «русского европейца». Культ искусства, акцентирование первенства интуитивного, образно-метафорического и символического познания над познанием рассудочным также способствовало популярности романтизма в русском обществе, унаследовавшем от древнерусской культуры установку на интуитивное, символическое познание мира.

Романтические настроения распространяются в России в конце десятых — начале двадцатых годов. Первоначально философский романтизм был связан с именами Шеллинга и шеллингианцев (Окен, Карус, Стеффенс и др.), чьи натурфилософские идеи с энтузиазмом распространялись уже упомянутыми нами выше петербургскими и московскими профессорами. Лекции молодых профессоров (некоторые из них были талантливыми ораторами и педагогами, например, профессор Павлов4) знакомили будущих любомудров с идеями немецких философов и служили связующим звеном между новыми явлениями европейской философии и русской молодежью.

Отечественная философия родилась в эпоху романтизма… Однако, говоря о романтизме, следует «уточнить понятия», поскольку значения, придаваемые термину «романтизм» в научной литературе, существенно различаются друг от друга. Для нас важно отличать практику использования понятия «романтизм» в узком и в широком смысле. В узком смысле романтизм (франц. romantisme) — идейное и художественное направление в европейской (и американской) культуре кон. XVIII-го — 1-й пол. XIX века5. В широком смысле термин «романтизм» толкуется как особый период в развитии новоевропейской цивилизации. В последнем случае романтизм следует понимать не только как определенную мировоззренческую модель, доминировавшую в европейской культуре несколько десятилетий, но и как особую историческую эпоху, включающую в себя разные, в том числе и противоположные романтизму в узком значении, мировоззренческие, эстетические, теоретические парадигмы. «Романтическая революция» конца XVIII-го — нач. XIX-го века открыла собой новую эпоху в истории европейской культуры, которая не может быть признана завершенной и в наши дни. В таком широком смысле романтизм понимался В. Вейдле (он пользовался этим термином для анализа истории европейского искусства) и некоторыми историками русской мысли, применявшими термин «романтизм» для характеристики состояния европейской и русской культуры XIX—XX-го веков. В историографии истории отечественной философии близкое В. Вейдле понимание романтизма как исторической эпохи, связанной с секуляризацией культуры, мы находим в историко-философских трудах Г. Флоровского6 и В. Зеньковского7. Начало романтической эпохи эти историки связывают с утратой веры как смыслообразующего принципа общественного сознания и (если говорить о Вейдле) с исчезновением «больших стилей» в искусстве8. Романтическая эпоха, таким образом, связана с тем, что на языке постмодернизма определяется как кризис метанарратива и кризис идентичности (религиозной, социальной, культурной и т. д.) в элитарных слоях европейского общества.

Говоря о русской философии первой половины XIX-го века в этой и следующей лекции, мы будем использовать термин «романтизм» в его первоначальном, узком значении, но будем иметь в виду и более широкое значение термина «романтизм», по отношению к которому романтические идеи начала девятнадцатого века есть не более чем вступление, «прелюдия» к развитию русской культуры XIX—XX-го веков.

^ Общество любомудрия

Общество любомудрия возникло в 1823 году и просуществовало до декабря 1825 года, когда оно — во избежание возможных преследований со стороны властей после декабрьского восстания — самораспустилось9. Оно было первым организационно оформленным обнаружением того «влечения к философии», которое в высокой степени было присуще поколению, чья зрелость пришлась на 30-е — 40-е годы. Деятельность любомудров была первой «пробой сил» «философского поколения», чья творческая активность во многом определила пути развития русской философии на век вперед10. Можно сказать, что с «любомудров», с их страстного увлечения философией начался «великий ледоход русской мысли» (М. Гершензон).

Один из активных членов кружка, Иван Киреевский, в 1829 году так выразил умонастроение, характерное для него и его друзей в то время: «Нам необходима философия: все развитие нашего ума требует ее». В той же статье Киреевский утверждал, что «чужие мысли полезны только для развития собственных» и что «наша философия должна развиться из нашей жизни, создаться из текущих вопросов, из господствующих настроений нашего народного и частного бытия»11.

Общество любомудрия (в историко-философской перспективе) примечательно во многих отношениях. Во-первых, это был первый философский кружок в России. Во-вторых, здесь русская мысль впервые обратилась к проблеме России: любомудры четко поставили вопрос о месте отечественной культуры в культуре европейской и связали его решение с необходимостью выработки философского самосознания на основе русской культурной традиции. В-третьих, сообщество любомудров сыграло существенную роль в вызревании таких идейных направлений в отечественной культуре первой половины XIX-го столетия, как «западничество» и «славянофильство».

В момент своего образования «Общество любомудрия» состояло из людей по современным понятиям очень молодых: его председателю князю В. Ф. Одоевскому (1803—1869) было 20 лет, его секретарю Д. В. Веневитинову (1805—1827) — 18, И. В. Киреевскому (1806—1856) — 17, А. И. Кошелеву (1806—1883) — 16. Именно эти юноши составили ядро кружка, были его создателями. В кружок входили также С. П. Шевырев (1806—1864), М. П. Погодин (1800—1875), Н. М. Рожалин (1805—1834), В. П. Титов (1803—1891), Н. А. Мельгунов (1804—1867). В работе общества принимали участие А. С. Хомяков (1804—1860), Ал. С. Норов (1897—1870) и П. Д. Черкасский (1788—1852). И если десятые-двадцатые годы — это эпоха всевозможных «тайных», «полутайных» и открытых «обществ» и «кружков»12, то «общество любомудров» было первым собственно философским обществом. Его ядро составляли люди с ярко выраженными теоретическими, философско-эстетическими запросами и интересами. В кабинете князя В. Ф. Одоевского собиралась молодежь, считавшая философские вопросы жизненно важными для России. В философско-эстетическом кружке любомудров духовная жизнь, культура, философское самосознание рассматривались как область деятельности, в которой решается вопрос об исторических судьбах русского народа. Если декабристы видели решение проблем русской жизни в общественно-политической области, то для любомудров именно философское самосознание было той сферой человеческой деятельности, в пространстве которой решалась, по их убеждению, судьба России. Философия для них — священнодействие, высокое призвание избранных, от чьих духовных усилий зависит будущее России. Любомудры ощущали себя людьми, призванными стать разумом русского народа, его самосознанием. Они видели свое предназначение в том, чтобы раскрыть миру неведомую еще ему «русскую идею».

Общество любомудров, по словам мемуариста (А. И. Кошелева), было эзотеричным по духу кружком близких друзей. Здесь стремились постичь глубины немецкой метафизики и ставили перед собой задачу познакомить русское общество с идеями немецкой философии, принципы и методы которой противопоставлялись ими французскому Просвещению. Самоопределение в качестве «любомудров», а не «философов», было актом сознательного противопоставления немецкой философской мысли сложившемуся в сознании русского общества образу философа-острослова и скептика «вольтеровского призыва»13. Идеи просветителей представлялись им поверхностными и ложными уже по своему общему (эмпирическому и рассудочному) направлению. Просветители, полагали любомудры, дискредитировали само имя «философии». Вот почему они стали именовать себя «любомудрами». А. И. Кошелев так пишет о характере интересов любомудров и о том духе, который царил на их собраниях: «Тут господствовала немецкая философия, то есть Кант, Фихте, Шеллинг, Окен, Гёррес и др. Тут мы иногда читали наши философские сочинения; но всего чаще и по большей части беседовали о прочтенных нами творениях немецких любомудров. Начала, на которых должны быть основаны всякие человеческие знания, составляли преимущественный предмет наших бесед; христианское учение казалось нам пригодным только для народных масс, а не для любомудров. Мы особенно высоко ценили Спинозу, и его творения мы считали много выше Евангелия и других священных писаний. Мы собирались у князя Одоевского, в доме Ланской… Он председательствовал, а Д. Веневитинов всего более говорил и своими речами часто приводил нас в восторг»14.

Интеллектуальные интересы любомудров лежали в области натурфилософии, трансцендентального идеализма и философской эстетики. Молодые романтики были увлечены перспективой абсолютного познания природы и истории, которое обещала новейшая немецкая философия. «Моя юность, — вспоминает Одоевский в „Русских ночах“, — протекала в ту эпоху, когда метафизика была такой же общей атмосферой, как ныне политические науки. Мы верили в возможность такой абсолютной теории, посредством которой возможно было бы строить (мы говорили — конструировать) все явления Природы, точно так, как теперь верят в возможность такой социальной формы, которая удовлетворяла бы вполне всем потребностям человека… Как бы то ни было, но тогда вся природа, вся жизнь человека казалась нам довольно ясной, и мы немного свысока посматривали на физиков, химиков, на утилитаристов, которые рылись в грубой материи»15. Атмосфера в кружке была приподнятая, занятия философией воспринимались как приобщение к тайне духа, как священнодействие. Этому вполне соответствовала обстановка в кабинете В. Ф. Одоевского, где собирались юные любомудры: это «две тесные каморки молодого Фауста <…> На окошках, на полках, на скамейках — склянки, бутылки, банки, ступы, реторты и всякие орудия. В переднем углу красовался человеческий костяк с голым черепом на своем месте и надписью: Sapere aude» <Решись быть мудрым>16.

С наибольшей чистотой философские интересы любомудров были выражены двумя его вдохновителями и руководителями — Д. Веневитиновым и князем В. Ф. Одоевским.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства) iconПравительство Российской Федерации фгбоу впо «Санкт-Петербургский...
Условия и обстоятельства, способствовавшие возникновению европейской философии. Особенности мифического восприятия мира. Рождение...

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства) iconОглавление
Рождение и преобразование первых диалектических идей в западной философии

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства) iconНиколай Александрович Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма
Николай Бердяев – один из виднейших представителей русской религиозной философии XX столетия, но прежде всего – первый в нашей стране...

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства) iconКурс положительной философии
Чтобы лучше объяснить истинную природу и особый характер положительной философии, необходимо, прежде всего, бросить общий взгляд...

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства) iconТема: Особенности романтизма в поэме Д. Байрона «Корсар»
Познакомить учащихся с характерными особенностями романтизма в творчестве Д. Байрона

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства) iconСписок вопросов по курсу «История зарубежных литератур ХIХ века»
Эпоха романтизма. Социально-исторические предпосылки и философская почва романтизма. Основные черты романтического художественного...

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства) iconПрограмма семинарских занятий по курсу философии. Под ред зав каф...
В процессе изучения философии происходит знакомство с основными историческими типами философии и основной философской проблематикой,...

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства) iconРождение психоаналитика
Ш 51 Рождение психоаналитика. От Месмера до Фрейда: Пер с франц./ Вступ ст. Н. С. Автономо-вой— М.: Прогресс, 1991.—288с

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства) iconПрограмма курса Введение
Х1Х в.: 1) 1801 1812 / 1815 гг сосуществование и борьба классицизма и сентиментализма и становление романтизма; 2) 1815 1825 гг расцвет...

Рождение философии из духа романтизма (парадоксы русского шеллингианства) iconОбщая характеристика раннего немецкого романтизма. Школы, идеи, образы
Термин романтизм впервые подразумевал все фантастическое, позднее для обозначения литературного направления в 1 трети 19 века – музыка,...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница