Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение




НазваниеВладимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение
страница1/9
Дата публикации04.12.2013
Размер0.75 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Владимир Забалуев

Алексей Зензинов

ПОСПЕЛИ ВИШНИ В САДУ У ДЯДИ ВАНИ

Гетеротекстуальная драма

Введение

Гетеротекстуальная драма "Поспели вишни в саду у дяди Вани" может ставиться, а равно читаться в нескольких вариантах.

Стартовая, загрузочная версия предполагает чередование актов из пьесы "Поспели вишни в саду" (номер I) и пьесы "У дяди Вани" (номер II). Указания по переходу к последующему действию даны в конце каждого акта по принципу: пьеса - римская цифра, акт - цифра арабская или буква римская. В сводном виде эта схема постановки-прочтения драмы выглядит так:

I, 1  II, A  I, 2  II, B  I, 3  II, C  I, 4  II, D  I, 5 I, 6

Предложенный порядок работы с пьесой далеко не единственный. Кому-то окажется сподручнее ставить или читать пьесы раздельно, а кто-то вообще предпочтет ограничится одной из них. В любом случае, право на режиссерское или читательское своеволие остается неограниченным. Нетрудно, например, заметить, что с пьесой номер II ("У дяди Вани") при желании можно обходится как с колодой карт, раскладывая скетчи сообразно вкусу и в соответствии с железно-неуловимыми законами перформанса. Порядок действий в пьесе номер I ("Поспели вишни в саду") – тоже не догма, скорее – призыв к творческому беспорядку. Всем, кто азартен – карты в руки.

Пьеса I

^ ПОСПЕЛИ ВИШНИ В САДУ

Интеллигентская ссора времен русской революции

Действующие лица:

Раневская Любовь Андреевна, бывшая помещица.

Гаев Леонид Андреевич, брат Раневской.

Жан-Луи Кретьен, французский гражданин.

Лопахин Ермолай Андреевич, министр эсеро-меньшевистского правительства.

Трофимов Петр Сергеевич, командир бронепоезда Красной Армии.

Симеонов-Пищик Борис Борисович, комиссар эсеро-меньшевистского правительства.

Шарлотта Ивановна, комиссар интернациональной бригады в составе Красной Армии.

Епиходов Семен Пантелеевич, тюремщик.

Яша, унтер-офицер Белой Армии.

Недобейко Давид Голиафович, комиссар бронепоезда.

Василий Васильевич, полковник Белой Армии.

Ярослав, в начале действия белочех, в конце член интернациональной бригады.

Охранник, четверо арестантов.

Действие происходит в 1918 г. во время гражданской войны в подвале бывшего княжеского особняка одного из провинциальных городов России.

 

 

 

 

АКТ I

1918 г. Подвал в бывшем княжеском особняке. Задняя часть подвала закрыта занавесом. Ближе к зрителю, на авансцене, груды соломы, железные кровати без белья, пара скамей, несколько табуретов и бильярдный стол

^ В кресле-коляске спиной к зрителям сидит Раневская. Вокруг бильярдного стола ходит с кием в руках Гаев. На железной кровати неподвижно лежит Жан-Луи Кретьен.

В тюрьму с шумом вваливаются актеры - исполнители главных ролей в "Дяде Ване". Вид у них изрядно ободранный, некоторые явно мучаются с похмелья. Вслед за ними вбегает Симеонов-Пищик в шинели без погон. За ним следуют солдат-белочех - Ярослав с винтовкой и Епиходов с огромной связкой ключей в руках.

Епиходов. Рождество скоро, а снег имеет нахальство задерживаться, и река, смею заметить, никак не желает одеться в белый, прошу прощения, саван. Нет, что бы вы не говорили, Борис Борисович, а все перевернулось с ног вверх дном. С тех самых, извините, пор.

Пищик. (Епиходову) Это с каких же пор, великого ума ты человек? (актерам, высыпавшим на подмостки и задергивающим занавес) Драгоценнейшие, не забывайте, что у нас следственный эксперимент. Постарайтесь, милейшие, ради своего же блага!

Епиходов. С каких пор, с каких пор? В моем понимании, столпотворящегося, извините, хаоса, все началось вместе с роковым утерянием нацией веры в государя Николая Александровича Кровавого. Если бы мы… (роняет на ногу связку ключей, шипит и хватается за ногу) Нет, вы видели, господин тюремный инспектор! Двадцать два несчастья, и все на мою голову!..

Пищик. Да, увлеклись мы! "Во всякой революции самое главное - вовремя остановится", изрек Карл I, мудрейший монарх, кладя голову на плаху. (заглядывает за занавес) Каковы, а? Злодейки!.. Переодеваются при мужском населении, как будто так и надо!

Кретьен. (проснувшись, недовольно) В чьем дьело? Почьему такой шум?

^ Любовь Андреевна. Ничего страшного, просто сюда пришло сразу много народу. Жан-Луи, попросить Леню, чтобы он принес тебе кипяточка?

Кретьен. До чьего же ты мнье надоела, Льюба. И почьему только я тьебя тьерплю?

^ Любовь Андреевна. Потому что без меня ты пропадешь. Так попросить Леню?

Гаев. Я ничего не стану для него делать. Режу в угол. (бьет по шару)

Епиходов. (Пищику) А что, Борис Борисович, действительно отрубили?

Пищик. ( тревожно вздрогнув) Что? Кому? Зачем?

Епиходов. Карлу. ( проводит ребром ладони по шее) Голову.

Пищик. ( дружески похлапывая Епиходова по спине) Откуда ж мне знать, чудак-человек? Я у плахи со свечкой не стоял. Дочка моя, Дашенька, по вечерам истории из человеческого прошлого рассказывает, а я слушаю и передаю другим.

^ Гаев. ( подает голос) Борис Борисович! Так это все-таки вы? И как вы только можете разговаривать с этим хамом Епиходовым!

Епиходов. Смею заметить, господин арестант, что я, во-первых, не имею чести про вас знать, а наипервейшим делом, во главу угла, нахожусь при исполнении.

^ Пищик. Неужели мне это только грезится!.. Епиходов, дай ущипну тебя за руку!.. Леонид Андреевич, вы?

Гаев. День добрый, Борис Борисович! Добро пожаловать в эти благословенные пенаты. За что вас арестовали, желтого дуплетом в угол?

Пищик. Арестовали? (крестится) Слава Всевышнему, я здесь присутствую исключительно как инспектор тюрем поволжского демократического правительства. Если ни на что другое не способен, займись бытом арестантов, сказали мне министры и товарищи министров. Они в свое время помыкались по тюрьмам и ссылкам, а потому проявляют неподдельный интерес к организации арестного дела. (задыхаясь) А что Любовь Андреевна? Не с вами ли?

^ Любовь Андреевна. ( поворачиваясь к Пищику) Я здесь, Борис Борисович. (Гаеву) Леня, окажи услугу.

Гаев подвозит кресло-коляску к Пищику. Тот взволнованно

целует ей руки.

Пищик. Боже, неужели наяву было то время? Мы с вами – помещики, я хожу к вам занимать деньги в усадьбу со сказочным вишневым садом…

^ Гаев. Самым красивым на всю губернию…

Пищик. Дворецкий Фирс несет кофе, а на веранде - молодой лакейчик… Кажется, его Яшкой звали?

Любовь Андреевна. Яшкой. В Швейцарии сбежал от нас, выкрав все столовое серебро. Не знаю, где теперь. Наверное, стал клошаром в Париже, ночует под мостами.

Пищик. А гости? Какие гости были! Ноев ковчег. А Шаролотта Ивановна, гувернантка, фокусы показывала и вещала чревом… Студент, из эсдеков, кажется, Петя Трофимов. Где он теперь?

Гаев. Сгинул в ссылках или на каторге. Туда им всем и дорога. Да и Шарлотта пропала вскоре после нашего разорения. Вроде бы ее убили, а тело спрятали, чтобы полиция не нашла.

Пищик. Кстати, Любовь Андреевна, помните, среди гостей был ваш бывший крепостной, миллионщик, Лопахин Ермолай Алексеевич. Так он теперь товарищ министра в здешнем демократическом правительстве. Государственного масштаба фигура! Быть ему премьером свободной России, помяните мое слово!

^ Любовь Андреевна. Милый мой, ну зачем же в доме повешенного - о веревке? Лопахин! Для меня и революция, и все несчастья начались с того, как этот ваш Лопахин купил на торгах имение и выбросил нас с Леней, дочерьми и всей прислугой на улицу… Ну, полно, полно. Рада видеть вас в добром здравии, подтянутого, в стройном теле! Наши мужчины к старости склонны безобразно полнеть, тем более отрадно такое светлое исключение.

^ Пищик. Это все от скудности фуража, драгоценнейшая.

Гаев. И прежнего беспокойства в тебе не видно. Ах, ты, лошадь Пржевальского! Откуда столько умиротворения на твоем челе?

Пищик. От революции. Не поверите, но пришла революция и списала нам все ошибки и все долги. С тех пор сплю исключительно младенческим сном. Кстати, я вам был должен… восемьсот двадцать три рубля, так? (достает бумажник) Заранее прошу прощения, у меня исключительно десятимиллионные, нашего демократического банка.

^ Любовь Андреевна. Спасибо, друг мой, с деньгами у нас тоже проблем нет. Никогда не было так хорошо с деньгами. Не знаем, куда их девать - и царские, и керенки, и ваши, наверное, тоже. А в багаже и без того немного места. Я, знаете ли, грешна - никогда не коллекционировала бумажки, зато обожала их тратить.

Пищик. А чем, позвольте поинтересоваться, этот терпеливейший из сынов человеческих (кивает на Епиходова) так вывел вас из себя, Леонид Андреевич?

Гаев. Этот парвеню делает вид, будто никогда не служил у нас конторщиком и знать нас не знает.

^ Любовь Андреевна. Леня, почему ты не допускаешь, что у человека может быть выпадение памяти? А может, это мы впадаем в старческое слабоумие, и вовсе он не Епиходов, просто похожий на него человек?

^ Гаев. С той же фамилией.

Пищик. (Епиходову) Что ж ты, милейшей души человек, не признался сразу, что у тебя склероз? У меня на такой случай есть знакомый военный врач, звать Иван Романович, большой чудак.

Епиходов. Хоть я и сам с улыбкой зову себя тридцать три несчастья, и рок моей судьбы, стал фатой-и-морганой целого единокровного мне народа, на память свою, не стану скрывать, нисколько не ропщу и не возвожу. Мое неузнавание в высшей степени философского, я бы осмелился выразиться, - должностного свойства.

^ Любовь Андреевна. Что за страна! Если не дурак, так обязательно умник. И ни одного нормального человека. (Пищику) Мы бежали из Ярославля от красных в разгар эсеровского восстания, а после приключений в чисто русском стиле оказались здесь, где нас приняли за шпионов. Надеюсь, Борис Борисович, теперь нас немедленно отпустят?

Пищик. ( сникая) Ну, как вам сказать, Любовь Андреевна. (смотрит на Епиходова, а тот, горделиво выпрямившись, отрицательно качает головой и роняет ключи на ногу) Эх, сорок четыре несчастья!... Я, Любовь Андреевна, занимаюсь бытом и прямого влияния на процесс ареста или освобождения не имею. А потом, граждане дорогие, ситуация у нас очень запутанная. С запада на нас наступает красная интернациональная бригада и бронепоезд под командой красного командира Штыкова. Сташный человек, без страха и совести. В Омске адмирал никак не может поделить командования с нашими войсками и белочехами. Сответственно, никому не до чего нет дела…Но, ничего, у меня появилась идея, господа. Сейчас я нацарапаю записочку в штаб белочехов. (на бильярдном столе, слюнявя химический карандаш, пишет записку) Ярослав, дружище, передайте, тут написано кому. (Раневской) Ярослав - посыльный при штабе, юмористического склада малый, к тому же писака. Сочиняет фельетоны, а после войны, говорит, напишу книгу, которая Чехию прославит во всем Божьем мире.

^ Любовь Андреевна. Чему вы хотите посвятить роман, мой друг?

Ярослав. ( с акцентом) Солдату. Не придумал пока ему имени – Шпикачек или Швайнер, но вижу словно живого.

^ Любовь Андреевна. Как низко мы пали! Раньше писали про императоров и полководцев, потом - про дворянство и офицеров, а теперь – и вовсе про солдата. А впрочем, иначе и быть не может: император отрекся, полководцы в бегах, осталась одна солдатня - серая, угрюмая, злая. Это, я думаю, будет самый мрачный роман в европейской литературе.

Ярослав. А я думаю - самый веселый.

Гаев. Кого?

^ Любовь Андреевна. Не обращайте внимания на брата. Он с детских пеленок запутался в родительном падеже.

Ярослав отдает честь и уходит. В подвал спускается часовой с винтовкой и что-то шепчет на ухо Епиходову. Епиходов внимательно оглядывает арестантов и выбирает двоих в поношенной рабочей одежде. Жестом он предлагает им идти за часовым.

^ Любовь Андреевна. Стыдно сказать, но мы не успели познакомиться ни с кем из соседей по подвалу.

Пищик. Надеюсь, они еще вернутся?

Гаев. Надеюсь, они больше не вернутся?

Епиходов. Вернутся ли они, не вернутся ли, о том судить может только их планида. Я, размышляя в ракурсе, полагаю, что соприкоснувшись со мной, они, прошу прощения, открыли шкатулку с пятьюдесятью пятью несчастьями.

Пауза.

Кретьен. Это есть проформа, порьядок? Назвалься груздьем - льезь в кутузку?

^ Любовь Андреевна. О чем ты, Жан-Луи! Конечно, это тюрьма, но не какой-то застенок. С ними побеседуют, а после отпустят!

Пауза.

Пищик. А мы тем временем, наилюбезнейшие мои, будем развлекаться, как в лучших домах той, прежней Европы. Представление, как будто, короткое, а вот название из головы вылетело. Если не ошибаюсь, пьеса Чехова.

^ Гаев. Белочехова или красночехова?

Пищик. Грешен, Леонид Андреевич, не знаю. Стыдно признаться, но театров я не посещал, всю жизнь отдавал долги да брал взаймы, а потому в современных авторах ни бе, ни ме, ни кукареку. Тут дело такое, не знаешь плакать или смеяться. При досмотре водного транспорта нашей демократической армией была обнаружена театральная труппа. Есть подозрения, что это большевистская агитбригада, разъезжающая по фронтам для мобилизации их красного духа. Что с ними делать, никто не знает. Расстрелять без суда и следствия - слишком уж недемократично. Отпускать без проверки в военное время - несолидно. Вот я и предложил – пусть они поставят что-нибудь добротное, дореволюционное, желательно демократического, прогрессивного свойства. Сумеют – значит, настоящие актеры, а не шантрапа из театра Красного Петрушки! Кстати, говорят, когда-то здесь, в особняке был домашний театр княгини Тенишевой.

^ Любовь Андреевна. ( хлопает в ладоши) Какая прелесть! Жан-Луи, послушай и тебе станет лучше! Мы сейчас будем смотреть спектакль! Не Ростана, конечно, и не Расина, какого-то Белочехова, но все равно замечательно!

^ Жан-Луи неохотно садится на диване и, топорща напомаженные усы, ястребиным взглядом оглядывает собравшихся.

Пищик. Вы меня представите, драгоценнейшая? Это ваш друг, знакомый, компаньон?

^ Любовь Андреевна. Знакомьтесь, господа. Борис Борисович Симеонов-Пищик, как и мы, бывший помещик, друг нашего семейства.

Жан-Луи Кретьен. Гражданьин Франс и.… и.…

Пауза.

Гаев. …наш с Любой зять. Режу желтого в угол! ( подходит к бильярдному столу, берет кий и с силой бьет по шару, так что тот выскакивает через бортик)

^ Любовь Андреевна с упреком смотрит на Гаева. Тот делает вид, что не замечает ее взгляда.

Пищик. Как, милейшая? Это супруг вашей Анечки?

Пауза.

А- а, так это муж Вари, вашей приемной дочери. Кстати, как они поживают? Почему ни той, ни другой нет с вами?

^ Любовь Андреевна. Анечка умерла, от тифа в Ярославле. И Жан-Луи заболел одновременно с ней. Я так боялась, что и он умрет.

Кретьен неохотно встает и утешает Раневскую, поглаживая ее по голове.

Кретьен. Будьет, cher amie! Она умьерла, я жиф, такова сутьпа!
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconВладимир забалуев, алексей зензинов
На сцене три столика. На одном ноутбук. На втором вязание. На третьем церковные свечи и кучки монет. А еще стоит мольберт

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconВладимир забалуев алексей зензинов
Ночь с 20 на 21 августа. Закрытый занавес. Гудок к отправлению поезда. Невнятный голос диспетчерши с сильным окающим выговором объявляет...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение icon00. 48 документальный фильм «Обводный канал». Режиссер: Алексей Учитель....
Алексей Учитель. Сценаристы: Владимир Ивченко, Алексей Учитель. Оператор: Юрий Александров. Композиторы: Михаил Малин, Андрей Отряскин....

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconРекомендовано для любой зрительской аудитории (0+) Стоимость билета 50 рублей
Россия, 2007. 85 мин. Режиссер Владимир Саков. В ролях: Алексей Булдаков, Александр Филиппенко, Юрий Гальцев, Елена Воробей, Алексей...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconDreamjob
В фильме снимались: Владимир Легин, Алексей Череватенко, Владимир Белай, Иван Авраменко, Ирина Сытникова, Андрей Духин, Евгений Пронин,...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconТихоновский Богословский Институт Профессор, протоиерей Владимир...
Воробьев Владимир, проф., прот. Введение в литургическое предание Православной Церкви. – М.: Пстби, 2004 – 231 с

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconКлебанова Н. Н. 240-448-631
Прутко́в — литературная маска, под которой в журналах «Современник», «Искра» и других выступали в 50—60-е годы XIX века поэты Алексей...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconТематический план занятий
Введение в литературоведение (Понятия рода, вида, жанра, жанровой разновидности. Эпос, лирика и драма как три рода литературы, выделенные...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение icon"большое спасение дяди федора". Начало обычно в Простоквашино у дяди...
...

Владимир Забалуев Алексей Зензинов поспели вишни в саду у дяди вани гетеротекстуальная драма Введение iconВладимир Соловьев Жизненная драма Платона
Платонова творчества в деревянные рамки школьных делений по отвлеченным темам и дисциплинам позднейшего происхождения, я должен был...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница