И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего




Скачать 62.04 Kb.
НазваниеИ все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего
Дата публикации09.01.2015
Размер62.04 Kb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Философия > Документы
Антонио Табукки
Чеширский кот
1.
И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение – это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего лишь волнение, ничего больше. Он открыл окно и выглянул. Поезд начинал замедлять ход. Навес над станцией дрожал в знойной дымке. Жара невыносимая, но когда же ей быть такой, как не в июле? Он прочитал вывеску «Чивитавеккья», опустил занавеску, услышал свисток начальника станции и стук дверей. Он подумал, что если притвориться спящим, то, может быть, никто не зайдет в купе, закрыл глаза и сказал себе: не хочу думать об этом. Но потом сказал: я должен подумать, это не имеет смысла. Хотя разве что-то в мире вообще имеет смысл? Наверное да, но это – смысл скрытый, который понимаешь потом, гораздо позже, или не понимаешь вовсе, но он должен быть: сам по себе, который может нас и не касаться, даже когда кажется, что он должен. Например, звонок: «Привет Кот, это Алиса, я вернулась, сейчас я не могу тебе объяснить, у меня только две минуты, чтобы оставить тебе сообщение...» (несколько секунд тишины) «...Мне нужно увидеть тебя, мне очень нужно увидеть тебя, это то, что нужно мне сейчас больше всего, я все время думала об этом, все эти годы», (несколько секунд тишины) «Как у тебя дела, Кот, у тебя такой же смех, как и прежде? Прости, это глупо, но мне сложно говорить и знать, что голос записывается, я должна тебя увидеть, это очень важно, умоляю тебя». (несколько секунд тишины) «Послезавтра, пятнадцатого июля, в пятнадцать часов, станция Гроссето, я буду ждать тебя, ты можешь сесть на поезд, который отправляется из Рима где-то в час дня». Отбой.

Ты возвращаешься домой и обнаруживаешь подобное послание на автоответчике. Спустя столько времени. Годы поглотили все: то время, тот город, друзей, всё. И даже слово «кот», которое всплывает в памяти вместе с улыбкой, неотъемлемой частью Чеширского кота. Алиса в стране чудес. Это было время чудес. А было ли? Она была Алисой, а он – Чеширским котом: сплошное веселье, красивая история. Но со временем кот исчез, в лучших традициях книги. Осталась одна улыбка, сама по себе, без лица, которому она принадлежала. Ведь время, проходя, поглощает материальные вещи, оставляя лишь впечатление. Он встал и посмотрелся в зеркало, висевшее над полкой. И улыбнулся себе. В зеркале отразилось лицо мужчины лет сорока с белыми усами на худом лице, с застенчивой и немного вымученной (как это всегда выглядит в зеркале) улыбкой: ни следа хитрости, веселости, никакого намека на человека, для которого жизнь – лишь игра. Кого-то другого, но не Чеширского кота.

В купе со смущенным видом вошла женщина. Здесь свободно? Конечно, купе было пустым. Женщина была пожилого возраста, седые волосы слегка отливали голубизной. Она достала неоконченное вязание и принялась за работу. В своем пенсне на тонкой цепочке женщина казалась героиней телевизионной рекламы. «Вы тоже едете в Турин?», - сразу же спросила она. Вечные вопросы поездов. Он ответил нет, ему нужно было выйти раньше; но название станции он не уточнил. Гроссето. Какой это имело смысл? И потом, почему Гроссето, что делала Алиса в этом Гроссето, почему позвала его именно туда? Сердце начинало стучать сильнее, и он снова вспомнил о страхе. Чего он боялся? Это из-за волнения, сказал он себе, чего он боится, ну же, откуда этот страх? Это время, Чеширский кот, время, которое стирает все, в том числе и твою очаровательную кошачью улыбку из «Алисы в стране чудес». И вот она появляется снова, его Алиса из волшебной страны, пятнадцатого июля в пятнадцать часов, это как раз в ее стиле, она всегда любила играть числами и задавать необычные даты. Например: «Прости меня Кот, так больше нельзя. Я напишу тебе и объясню все. Десятого октября, десять часов (два дня до открытия Америки). Алиса». Это было прощальное послание, которое она оставила на зеркале в ванной. Письмо пришло почти год спустя, она рассказывала обо всем в подробностях, но в то же время не рассказывала ничего, писала о том, как идут ее дела, но очень поверхностно. После этого он перестал ждать ее. Но записку сохранил, она и сейчас лежала в его бумажнике. Он вытащил ее и просмотрел еще раз. На сгибах бумага пожелтела, а в середине протерлась насквозь.
2.
Он хотел открыть окошко, но подумал, что женщине это могло не понравиться. Вдобавок ко всему, надпись на металлической табличке гласила: не открывать окна, чтобы не нарушать атмосферу кондиционированного воздуха. Он поднялся и вышел в коридор. За окнами промелькнула горстка белых домиков Тарквинии, а затем поезд медленно повернул. Каждый раз, проезжая мимо Тарквинии, он вспоминал Кардарелли. Видимо, еще и потому, что Кардарелли был сыном железнодорожного рабочего. Потом в памяти всплывало стихотворение «Лигурия». Некоторые школьные воспоминания очень сложно стереть. Он заметил, что вспотел, вернулся в купе и взял свою маленькую походную сумку. В туалете он сбрызнул дезодорантом под мышками и надел свежую рубашку. Наверное, можно было еще и побриться – просто так, чтобы сбросить пару лет. На самом деле, особой надобности в этом не было, но это могло бы придать ему более свежий вид. Он взял с собой набор для туалета и электрическую бритву на тот случай, если придется провести ночь в незапланированном месте, хотя у него и не хватало духа признаться себе в этом. Он аккуратно побрился и нанес бальзам. Потом почистил зубы и причесался. Он попытался улыбнуться себе в зеркало, и ему показалось, что получилось уже лучше, без того глуповатого вида, какой был в первый раз. Он сказал себе: нужно подумать. Но строить умозаключения ему не хотелось, мысли перескакивали, сплетались в клубок и путались. Это было невозможно.

Он вернулся в купе. Попутчица заснула, оставив вязание на коленях. Он сел и достал блокнот. Иногда ему удавалось скопировать довольно точно почерк Алисы. В голову пришла мысль: написать записку так, как это сделала бы она, в ее странном стиле. Он написал: «Стивен с дочерью погибли в аварии в Миннесоте. Я не могу больше жить в Америке. Прошу тебя, Кот, поддержи меня в этот страшный момент моей жизни». В этом трагическом варианте Алиса, потрясенная обрушившейся на нее болью, постигала смысл жизни через жестокий урок судьбы. Или же это была Алиса раскованная и непринужденная, пишущая с оттенком цинизма: «Жизнь превратилась в ад, стала невыносимой тюрьмой, о ребенке пускай теперь заботится Стивен, он сам большой ребенок, они одного поля ягода, гудбай Америка». Или же в пафосно-сентиментальном стиле, как в дамских романах: «Несмотря на прошедшие годы, ты всегда был в моем сердце. Я не могу больше жить без тебя. Верь мне. Твоя раба любви, Алиса».

Он вырвал листочек из блокнота, скомкал его и бросил в пепельницу. Посмотрев в окно, он увидел стаю птиц, пролетавших над водной гладью. Они проехали Орбетелло, значит это было Альберезе. До Гроссето оставалось несколько минут. Сердце снова ушло в пятки и внутри начала подниматься тревога, как будто он куда-то опаздывал. Хотя поезд шел минута в минуту, и он ехал в этом поезде, поэтому не мог опоздать. Но он не ожидал приехать так скоро, мысленно он был еще в пути. В сумке лежала льняная куртка и галстук, но ему показалось, что в таком элегантном виде он будет выглядеть смешно, и рубашка вполне шла ему, к тому же эта жара... Вагон тряхнуло, когда поезд переходил с одного пути на другой. Последний вагон всегда качает сильнее, это неприятно, но на станции Термини ему не хотелось идти через весь перрон, и он выбрал последний вагон, в надежде еще и на то, что там будет меньше народу. Его попутчица кивнула головой, как бы в такт его мыслям, но это было не так, просто качнулся вагон, а она продолжала дремать.

Он убрал блокнот, оправил куртку, которая успела слегка примяться, еще раз быстро причесался и застегнул молнию на сумке. Из окошка в коридоре виднелись первые дома Гроссето, поезд начинал замедлять ход. Он попытался представить Алису, но времени на фантазии уже не оставалось, лучше было ему подумать об этом раньше. Волосы, подумал он, какие у нее сейчас волосы? Раньше они у нее были длинные, но она могла их обрезать, да, наверняка обрезала, теперь длинные волосы никто не носит. Он представлял ее в белом платье, сам не зная почему.
3.
Поезд подошел к станции и остановился. Он поднялся и опустил занавеску. Через щелочку он выглянул наружу, но до станции было еще далеко, он не мог ничего увидеть. Он взял галстук и спокойно его повязал, затем надел куртку, посмотрелся в зеркало и улыбнулся себе долгой улыбкой. Теперь было лучше. Он услышал свисток начальника станции и стук закрывающихся дверей. Тогда он поднял занавеску, опустил стекло и посмотрел в окошко. Перрон начал медленно скользить вдоль поезда, и он высунулся из окна, чтобы увидеть людей на перроне. Пассажиры, которые вышли, спускались в переход; под навесом оставались одетая в темное старушка, которая держала за руку мальчика, носильщик, сидящий на своей тележке, и продавец мороженого в белой куртке с сумкой, полной пломбиров, через плечо. Он подумал: это невозможно. Это было невозможно, чтобы она не стояла здесь, под навесом, с короткими волосами и в белом платье. Он пробежал дальше по коридору, чтобы выглянуть в другое окошко, но поезд уже оставил станцию и набирал ход, он успел захватить только удаляющуюся вывеску «Гроссето». Это невозможно, подумал он снова, она была в баре. Она не выдержала этой жары и зашла в бар, она была абсолютно уверена, что я приеду. Или она ждала в переходе, прислонившись к стене, со своим вечным отсутствующим и в то же время удивленным видом, прямо как Алиса в стране чудес, с длинными и немного спутанными волосами, в тех голубых сандалиях, которые он подарил ей в тот раз на море, и она сказала бы ему: я оделась так, как тогда, чтобы тебе было приятно.

Он пошел по коридору искать контролера. Тот был в первом купе, разбирал бумаги: он определенно зашел с последними пассажирами и еще не начал проверять билеты. Он заглянул и спросил, когда будет следующий поезд обратно. Контролер посмотрел на него с легким удивлением и спросил: обратно куда? В обратном направлении, ответил он, на Рим. Билетер принялся листать расписание. Должен быть рейс в Кампилье, но я не знаю, успеете ли вы, или же... Контролер посмотрел еще раз в расписание и спросил: вам нужен экспресс или обычный поезд тоже подойдет? Он подумал, прежде чем ответить. Это неважно, сказал он в конце концов, скажете мне позже, время все равно есть.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего iconИ все-таки это не было правдой. Скажем, скорее сердцебиение, даже...
«Послезавтра, пятнадцатого июля в пятнадцать часов, платформа Гроссето, я буду ждать тебя на перроне, твой поезд отправляется из...

И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего iconПрежде всего это не было правдой. Скажем,просто сердцебиение,даже...
Извини,это глупый вопрос очень сложно говорить,зная,что голос регистрируется,я должна тебя видетъ это оченъ важно,прошу тебя(несколъко...

И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего iconЧеширский кот
И все-таки это не было правдой. Cкорее беспокойство, даже если беспокойство это всего лишь симптом. И следовательно…Но не страх,-...

И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего iconЧеширский кот
Да нет, это совсем не то. Скорее, сердцебиение, даже если сердцебиение только симптом. Но страх – нет, сказал он себе, что за глупость,...

И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего iconЧеширский кот
«…Чего на самом деле не было. Скорее сердцебиение, хотя сердцебиение – всего лишь симптом. Уж точно не страх, – сказал он себе, –...

И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего iconВ конце концов, это не было правдой
Скажем, просто сердце вдруг екнуло, забилось часто часто, а это всего лишь недомогание, не больше. Хотя, нет, скорее, это обычная...

И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего iconДа и не так это вовсе. Скорее, сердцебиение. Хотя сердцебиение это...
Да и не так это вовсе. Скорее, сердцебиение. Хотя сердцебиение – это как раз симптом. Но тем не менее. И, уж, конечно, не страх,...

И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего iconСкорее всего это было сердцебиение, хотя сердцебиение это лишь симптомы, но всё же. Страх?
Извини, глупый вопрос, но так тяжело говорить и знать, что мой голос записывается, мне нужно тебя увидеть, это очень важно, прошу...

И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего iconК тому же все это было неправда. Назовем это скорее биением сердца,...
«Послезавтра, пятнадцатого июля в пятнадцать часов, станция Гроссето, буду ждать тебя на платформе, твой поезд отправляется из Рима...

И все-таки это не было правдой. Сердце стучало громко, хотя сердцебиение это только признак, и всё. Но это не страх, сказал он себе, какая глупость, всего iconВ конце-концов это было неправдой. Сердце почти выпригивало из груди,...
«Послезавтра, 15-го июля, в 15 часов, станция Гроссето, я буду ждать тебя на платформе, твой поезд отправляется из Рима около часа...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница