Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков




НазваниеМалков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков
страница1/18
Дата публикации19.10.2014
Размер3.42 Mb.
ТипДокументы
www.lit-yaz.ru > Банк > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Семен МАЛКОВ

Две судьбы-4





Scan, OCR, SpellCheck: Lady Romantic

Малков С.

М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков. — М.: ЗАО «Издательский дом ГЕЛЕОС», 2004, — 410, [6] с.

ISBN 5-8189-0284-0

© Семен Малков, 2004

© ЗАО «ЛГ Информэйшн Груп», 2004

© Оформление ЗАО «Издательский дом «Гелеос», 2004

Аннотация



«Последнее искушение. Эпилог» — новая книга популярного российского писателя Семена Малкова, заключительная часть нашумевшего романа «Две судьбы». Читатели вновь встретятся с полюбившимися им героями и станут свидетелями их удивительной жизни, полной драматизма, интриг и любовных переживаний.

Как и все произведения С. Малкова, новый роман читается с неослабевающим интересом.

^

Семен МАЛКОВ

Две судьбы-4




Последнее искушение. Эпилог




Часть первая.

НА ВЕРШИНЕ УСПЕХА




Глава 1.

Издержки богатства



Петр Юсупов, глава концерна «Алтайский самородок», с удовлетворением обвел глазами членов Совета директоров. Высокого роста, статный, в хорошо сшитом костюме, он выглядел очень внушительно. А выступавший с докладом его заместитель, близкий друг и однокашник Виктор Казаков, в заключение годового отчета объявил:

— Таким образом после оплаты счетов, издержек производства и налогов полученная прибыль обеспечивает не только высокие дивиденды акционерам нашего концерна, но и возможность существенного увеличения зарплаты всем категориям работников.

Последние слова доклада потонули в бурных аплодисментах членов Совета, а Гюнтер Шульце, немецкий партнер концерна, вскочив с места, восторженно обратился к коллегам:

— Потрясающе! На Западе уже давно не слыхали о таких дивидендах! И этим успехом мы обязаны умелому руководству герра Питера. Так поблагодарим же его, господа!

Коллеги устроили главе концерна овацию, и Петр вынужден был подняться, чтобы вернуть ход заседания в деловое русло:

— Я благодарен вам, друзья, за признание, но в достигнутом успехе заслуга всего нашего коллектива. И теперь особенно важно не расслабляться, упиваясь успехами, а сделать все, чтобы не снизить показатели в дальнейшем.

Петр сделал паузу и строго добавил:

— Сейчас нам надо послушать доклад главбуха и обсудить предлагаемые им размеры дивидендов и надбавок к окладам работников концерна. А эмоциям, — не удержался он от улыбки, — можно дать волю вечером на банкете.

Поднявшийся было шум сразу стих. Главбух концерна, тучный мужчина в очках, поднялся, держа в руках листки с расчетными таблицами, и собравшиеся с интересом обратили на него взоры.
* * *
В этот морозный зимний вечер родные и близкие Юсуповых собрались в просторной квартире Петра на семейное торжество. В преддверии Рождества Христова сыну Юрочке — маленькому наследнику их старинного княжеского рода — исполнился годик. В связи с этим хозяйка постаралась вовсю: длинный стол просто ломился от отечественных и заморских яств, а сама Даша, казалось, стала еще более красива. К тому же по такому торжественному случаю надела фамильные драгоценности, доставшиеся ей по традиции — как жене старшего сына.

Сбор был полный. Даше в хлопотах помогала мама, Анна Федоровна. Она выглядела помолодевшей: дела мужа, известного эколога, весь последний год шли хорошо. Сам Василий Савельевич в кабинете Петра увлеченно рассказывал мужчинам, профессору Розанову, Михаилу Юсупову и другу семьи Виктору Сальникову, о своей борьбе за сохранность дикой природы Байкала. Отец Петра казался еще мощнее, а дед, Степан Алексеевич, заметно сдал: постарел и ссутулился.

В гостиной мать Петра — примадонна музыкального театра Светлана Ивановна — оживленно беседовала с мамой Верой Петровной, подругой Наташей и тетей Варей, которые подробно расспрашивали о новой постановке. Рядом на диване пристроились сестрички Петра, близнецы Оля и Надя — хорошенькие белокурые девчушки, очень похожие на мать.

Из мужчин там был лишь Варин муж, детский хирург профессор Никитин. Вячеслав Андреевич, большой поклонник театрального искусства, внимательно слушал — ему интересно было все: содержание спектакля и его подготовка, даже неизбежные закулисные интриги.

Гости уже сильно проголодались, и пора было садиться за стол, а хозяин почему-то опаздывал. Обеспокоенная Вера Петровна потихоньку покинула гостиную и, войдя в столовую, шепнула хлопотавшей хозяйке:

— В чем дело, Дашенька? Почему до сих пор нет Пети? Он звонил?

Видно, это огорчало и Дашу, она раздраженно ответила:

— Звонил еще час назад, что немного задержится. Наверное, застрял по дороге в пробке. Это непростительно! Мог бы выбраться пораньше!

— А ты позвони сама! Может, еще что случилось?

— Да ничего не случилось! — нахмурилась Даша. — Просто Петя семью ставит ниже своих дел. Это надо — в такой день устроить банкет!

— Видно, нельзя было иначе, — попыталась защитить внука Вера Петровна. — Сегодня суббота, и коллектив потребовал отметить свои успехи!

Но Даша несогласно мотнула головой.

— От Пети потребуешь! Ты будто его не знаешь? Это он от успехов возомнил, что может не считаться с другими — с горечью посетовала она. — Мол, ничего не случится, если его подождут. Возмутительно!

Понимая, что Даша права, Вера Петровна лишь снова попросила:

— Не сердись заранее, позвони ему на мобильный! Мало ли что могло там произойти!
* * *
В это самое время в роскошном банкетном зале ресторана «Президент-отеля» гремела музыка, гости танцевали, и Петр, стоя в окружении деловых партнеров, нетерпеливо взглянул на часы. Не выдержав, он прервал хвалебную речь своего коллеги и извинился:

— Прошу прощения, но я вынужден вас покинуть. Сегодня дома семейный праздник, и меня уже ждут.

Окружающие стали выражать сожаление, и тут у него в кармане мелодично заиграл мобильник. Достав аппарат, Петр услышал сердитый голос жены:

— Ты совсем потерял чувство ответственности, Петя! Где ты застрял? Мы садимся за стол без тебя! Неужели не совестно?

Бросив выразительный взгляд на друзей, Петр повинился:

— Поверь, мне ужасно неловко, что так вышло. Я ведь вас всех люблю. И уже через полчаса буду дома. Ну никак не мог раньше вырваться!

— Нет, Петя, это непростительно! Нашему сыну годик, и это важнее всех дел!

Даша задохнулась от возмущения, и в ее голосе послышались слезы.

— Все! Больше не могу — сейчас расплачусь. Немедленно приезжай!

Она прервала связь. Петр в сопровождении телохранителей торопливо направился в холл, оделся и вышел на улицу. Там его уже ждал лимузин.

А Даша, положив трубку, опустилась на стул и дала волю слезам. Сев рядом, чуткая Вера Петровна ласково обняла ее за плечи:

— Ну успокойся, Дашутка! Я согласна — Петя виноват. Но и ты должна понять, какими делами он ворочает.

Даша несогласно качнула головой, и она добавила:

— Эти банкеты — не развлечение. Степа мне сказал — там заключаются сделки на миллионы!

Но Даша, промокнув платочком глаза, сердито возразила:

— Я все понимаю, но семейное счастье дороже денег! И потерю его не окупят никакие миллионы!
* * *
А лимузин Петра несся по вечерней Москве, обгоняя на большой скорости поток машин даже по встречной полосе. Вопреки правилу, сидя рядом со своим водителем, Петр еще его поторапливал:

— Ну чего боишься, Федя? Ведь мог обогнать джип, что впереди нам мешает!

— Мог, да в стороне мент притаился, — оправдываясь, бросил лихой детина, в расстегнутом вороте которого виднелась тельняшка десантника. — Он бы нас в миг прищучил!

— Это как же? Неужто бы догнал? Я не узнаю тебя, Федя!

— Положим, догнал бы уже дома. Но у вас были бы неприятности!

Петр недовольно посмотрел на водителя.

— Ты смекалистый парень, но я ведь приказал, чтоб через полчаса были дома! Приказы командира не обсуждаются!

Он на миг умолк, переводя дыхание, и добавил:

— Ментам важно лишь мзду содрать. Будто не знаешь?

Однако бывший десантник был с характером и возразил шефу:

— Ошибаетесь, в центре они не такие продажные — могут и права отобрать. И потом потеряли бы время на разборы.

— Это ты бы потерял время, а я был бы дома! — сердито бросил Петр, но все же смягчился и огорченно посетовал:

— Боюсь, не простят мне родные, что так опаздываю на день рождения сына. А жена уж точно! Месяц будет дуться!

Петр тяжело вздохнул и на этот раз долго молчал, но потом не выдержал и, больше для самого себя, стал оправдываться:

— Вот ты, Федя, знаешь, как много я работаю. На моих плечах забота о делах огромного предприятия. От меня зависит судьба всех, кто здесь трудится.

Он снова вздохнул и возмущенно повысил голос:

— Но из-за того, что так занят, жена и родные на меня постоянно обижаются. Не хотят понять, что иначе нельзя! Что же мне делать: отойти от дел?

Не отрывая глаз от дороги, Федя лишь покачал головой, и он продолжал:

— Нет! Уж коли я взвалил на себя этот груз, то обязан его нести! А родные должны с этим смириться. Благодаря мне — как сыр в масле катаются!

Но Федя ему не ответил и лишь спустя пару минут выразил несогласие:

— А я думаю, Петр Михайлович, что ваши правы. Семья — это святое!

Его шеф бросил на него недовольный взгляд, но ничего не сказал, так как они уже подъезжали к дому.
* * *
Когда Петр вошел, своими ключами открыв дверь квартиры, его никто не встретил. Из столовой доносился шум голосов, и он обиженно подумал: «А ведь и правда, меня не дождались. Сели за стол без хозяина — будто я тут ни при чем. Но собрались-то на день рождения моего сына!» Таким образом, настроив себя на воинственный лад, Петр быстро помыл руки и, войдя в столовую, даже не извинился за опоздание.

— Привет всем! — только и сказал, уверенно садясь на свое привычное место.

— Надеюсь, главные тосты еще не сказаны?

Ответом ему были лишь укоризненные взгляды родителей, и поддержала его одна любящая бабушка.

— Ну конечно, Петенька! Мы лишь выпили за здоровье и счастливую судьбу малыша. А теперь можно и за вас, его родителей.

Однако остальные угрюмо молчали, и их лица выражали немой упрек. Спас положение, как всегда, находчивый и дипломатичный профессор-хирург. Встав, Вячеслав Андреевич попросил наполнить бокалы и, глядя на Дашу с румяным наследником древнего рода Юсуповых-Стрешневых на руках, торжественно произнес:

— Сегодня такой счастливый день, что нам надо забыть все мелкие обиды и недоразумения. Первенцу наших дорогих Пети и Дашеньки уже «стукнул» годик. Думаю, все ваши предки довольны таким продолжателем рода.

Он широко улыбнулся Петру с Дашей и высоко поднял свой бокал:

— В общем, вы у нас молодцы, произвели чудо-ребенка и обязаны это дело продолжать! Здоровья вам, дорогие, и большого счастья!

Его слова легли на души целительным бальзамом, все сразу повеселели, и обстановка разрядилась. Дашу и Петра искренне поздравили и расцеловали. Когда выпили и закусили, посыпались новые тосты, и застолье пошло обычным чередом — как и все семейные праздники дружного клана Юсуповых. Петра никто не упрекал. Даже жена, казалось, ничем не выразила неудовольствия. Однако выяснилось, что это не так.

Был уже поздний вечер, детей стали укладывать спать, и пока этим занимались Вера Петровна с сестрой, а Светлана в гостиной пела свои любимые романсы под аккомпанемент подруги Наташи, Михаил отозвал сына, и они уединились в его кабинете. Когда оба удобно устроились в глубоких мягких креслах, старший Юсупов озабоченно сказал:

— Не понимаю: неужели тебе мало тех неурядиц, которые произошли у вас с Дашей до и после свадьбы? Тогда нас с мамой это не так волновало. Мы даже одно время, как помнишь, были за то, чтобы вы расстались.

Михаил нахмурился и сурово посмотрел на сына.

— Но все это было до рождения внука. Теперь, когда он появился — наследник нашего рода, ты должен сделать все, чтобы сохранить семью!

Петр слушал отца с нарастающим раздражением. Его нравоучительный тон вызывал протест. «Все читают мне нотации. Что я им — маленький мальчик? — мысленно возмущался он. — До каких пор будут указывать, что и как делать?» И с трудом сдерживая гнев, ответил:

— Знаешь, папа, я ведь уже вполне взрослый и сам знаю как надо себя вести. Между прочим, руковожу огромным коллективом и, как все говорят, довольно успешно!

— Давай не будем об этом! Твои деловые успехи тут ни при чем, — перебил его Михаил. — Думаешь, не вижу, что между тобой и Дашей назревает разлад?

— Напрасно беспокоишься! Никакого разлада нет, — хмуро возразил ему Петр. — Имеет место лишь непонимание ею моей огромной загрузки делом, которое кормит многотысячный коллектив и, между прочим, всю нашу семью.

В его тоне прозвучали покровительственные нотки, и Михаил взорвался:

— Ты говори, да не заговаривайся! Уж не нас ли ты имеешь в виду? Или деда с бабушкой? Слава Богу, мы еще сами способны себя прокормить и ни от кого не зависим!

Но Петр на это лишь скептически усмехнулся:

— Давай посмотрим правде в глаза, папа! Да, все вы работаете, вроде бы, успешно делаете свое дело. Даже дед у себя на кафедре.

Он снова усмехнулся и, не без гордости, добавил:

— Но что было бы с театром мамы и его кафедрой, если б не моя спонсорская помощь? Твое агентство тоже процветает благодаря моим заказам!

В его словах было много правды, и все же они задели отца за живое. Михаил даже вскочил на ноги.

— Не преувеличивай своих благодеяний! Это хорошо, что помогаешь и нам, и многим выстоять в эти трудные времена. Но мы и без тебя справимся! И я, и мама, и твой ученый дедушка. Ты это отлично знаешь — как и то, что с нашей помощью не раз выходил из критических ситуаций.

Он шумно перевел дыхание и, взяв себя в руки, сухо бросил:

— Все, кончаем разговор! Ты зазнался, сын, и никуда не годится!

Круто повернувшись, Михаил вышел, а Петр остался сидеть, сожалея о том, что глупо оскорбил отца. «Да уж, — удрученно подумал он, — верна пословица: несказанное слово — золото!»
* * *
Домой, в прекрасную квартиру вблизи Зубовской площади, подаренную им внуком после трагической гибели его невесты Юли, Вера Петровна с мужем добрались на такси лишь в первом часу ночи. Оба устали, особенно профессор, и сразу отравились спать. Когда легли, Степан Алексеевич, и в прежнее время благоволивший к Даше, сочувственно произнес:

— Не понимаю Петю! Дашенька — такая прелесть, подарила ему сынишку, о котором любой мужик лишь мечтать может, и хозяйка отличная. Ее на руках надо носить, лелеять, а наш внук постоянно заставляет плакать!

Жена промолчала, и он осуждающе добавил:

— Напрасно ты ему во всем потакаешь. Если Петю сейчас не поправить, это может плохо кончиться. Дашенька его любит, но у нее есть характер.

Вера Петровна своим чутким сердцем и сама все отлично понимала; тяжело вздохнув, посетовала:

— Видно, всех портит власть и богатство, Степочка! Вот и Петруша — как стал ворочать большими делами — заметно изменился. Возгордился, что ли? Возомнил себя выше других?

Она снова удрученно вздохнула и, помолчав, вопросительно посмотрела на мужа.

— Вот ты, Степочка, ученый-педагог. Подскажи мне — как лучше на него воздействовать, чтобы не обиделся? Сам знаешь: Петя гордый, и тогда даже меня слушать не будет.

Профессор Розанов и Вера Петровна поженились уже будучи в годах, но до сих пор любили друг друга с юношеским пылом. Видно, причиной этого, уже редкого явления, было сильное взаимное чувство, которое они с юношеских лет пронесли через всю жизнь, несмотря на долгую разлуку. Вот и сейчас Степан Алексеевич ласково обнял и прижал к себе жену.

— Не опасайся этого, дорогая, — убежденно заверил он ее. — Петя к тебе очень сильно привязан и всегда выслушает, даже если не согласен.

Немного помолчав, задумчиво добавил:

— Наш внук на редкость великодушен — очевидно, сказываются благородные гены его предков. Поэтому надо взывать к его совести и долгу перед семьей. Напомни, как много страдать уже пришлось из-за него Дашеньке.

Однако Вера Петровна выразила сомнение:

— Боюсь, Степочка, это не поможет. Если бы речь шла о Мише — другое дело. У того ответственность перед семьей, забота о своем княжеском роде на первом месте. Он романтик по натуре, а Петруша — представитель нового поколения и ко всему относится с современным прагматизмом.

— Так что же, Веруся, он может пойти на развод, если не поладит с Дашей? — растревожился профессор. — Неужто бросит сына? Этого нельзя допустить!

Вера Петровна нежно поцеловала мужа.

— Не надо преждевременно волноваться, дорогой! Тебе это вредно, и я верю, что такой беды не случится.

— Ладно, давай спать, — бросив на нее благодарный взгляд, вздохнул Степан Алексеевич. — Но пускать это дело на самотек нельзя!
* * *
Сидя перед зеркалом в уютной гримуборной примадонны театра, Светлана готовилась к началу спектакля, когда ей позвонила подруга, жена Сальникова. Досадливо поморщившись, она взяла трубку, но услыхав знакомый голос, мягко произнесла:

— Привет! Только прошу, Натуся, говори быстрее что надо. Скоро мой выход, а я еще не готова. Да ты никак плачешь? — огорчилась она. — Наверно вы с Витей опять поругались?

Наташа звонила из дома. В комнате было не убрано. Она сидела на диване, а перед ней стоял открытый чемодан, наполовину заполненный личными вещами — известная пианистка собиралась на очередные гастроли. Ее и так не слишком красивое лицо было искажено гримасой страдания. Из подведенных тушью глаз катились слезы, оставляя на щеках черные дорожки.

— Еще хуже, Светик, — призналась она закадычной подруге, давясь слезами. — Мы с Витей решили расстаться.

Она шумно высморкалась, лишь размазав по лицу слезы, и горько посетовала на судьбу:

— Видно, мне на роду написано не знать счастья! Вечно приходится страдать! В юности — от неразделенной любви, а теперь — от непонимания мужа. Вот ты, Светка, счастливица! Хоть у тебя все хорошо.

Новость была такова, что Светлана даже вскочила со стула. Разумеется, она знала о постоянных ссорах подруги с мужем из-за частых и длительных гастролей, но чтобы дело дошло до разрыва?! Сразу забыв о времени, она обрушилась на подругу.

— Не вздумайте сделать такую глупость! Вы же любите друг друга! А все портит лишь то, что ты вечно разъезжаешь по свету, бросая Витю одного. На его месте любой не выдержит.

Она пригорюнилась.

— И мне напрасно завидуешь. Неприятностей у нас хватает — сама убедилась на дне рождения Юрочки.

— Мне бы твои заботы! — сердито перебила ее Наташа. — Подумаешь, Даша с Петей поссорились из-за того, что опоздал. Они, наверное, уже помирились. А я разве могу отказаться от гастролей? Ведь это — моя жизнь!

Светлана отрицательно покачала головой.

— Вот отсюда и твои беды! В жизни главное — семейное счастье, а искусство, хоть нам и необходимо, но ради счастья им можно пожертвовать. Поймешь это, когда снова останешься одна.

Подруга промолчала, и Светлана с горечью добавила:

— И насчет моего благополучия ты ошибаешься. Я очень переживаю за сына. И дело не в его ссорах с Дашей, хотя они тоже чреваты семейным разладом.

Она умолкла, переводя дыхание, и Наташа несогласно бросила:

— Вот уж эти твои волнения напрасны! Твой сын так хорош и богат, что такое просто невозможно. Как бы не ссорились, Даша на это никогда не пойдет!

— Нет, Натуся, ошибаешься! На Петю плохо повлияло его огромное богатство, дающее превосходство над другими, в том числе над родными и близкими. Он зазнался, стал высокомерен и никого не слушает, даже отца!

— Ну и что? Всем известное «головокружение от успехов». Это скоро пройдет, и у вас все наладится. У Пети добрая душа, и он вас любит.

— Твоими устами да мед пить, — вздохнула Светлана. — Дай-то Боже, чтобы так было! А ты все же не «жги мосты» с Витей. Не то оба очень пожалеете!

Дверь гримуборной чуть приоткрылась, и ассистент режиссера озабоченно ей напомнил:

— Светлана Ивановна, через пять минут ваш выход!

Примадонна встрепенулась и торопливо закончила разговор.

— Все, Натуся, у меня нет больше времени. Вытри слезы и всерьез подумай над тем, что я сказала. Такого замечательного человека, как Витя, тебе нельзя потерять! Это друг в любой беде! Второго не найдешь!
* * *
Была уже ночь, и Светлана, лежа в постели, с увлечением читала любовный роман, когда в спальню вошел вернувшийся с работы Михаил. Она хотела сразу же встать, чтобы покормить мужа, но он, поняв это, остановил ее жестом руки.

— Лежи, дорогая, я не голоден — поужинал в ресторане с важным клиентом.

Он оставил ее ненадолго, чтобы умыться. Вернувшись, сбросил с себя халат, обнажив по-прежнему мощную стать, лег и нежно обнял жену, не скрывая своего желания. Светлана привычно стала отвечать на его ласки, и все же муж заметил ее скованность.

— Что с тобой? Тебе нездоровится? — озабоченно спросил, ослабив объятие. — Если не хочешь, отложим.

— Спасибо, Мишенька, и правда нет настроения, — Светлана нежно поцеловала мужа. — Я под впечатлением разговора с Наташей. Ты знаешь, что они с Витей на грани развода?

— Витек не любит разговаривать о личном. Он мужественный парень — внутри себя все переживает, — нахмурился Михаил. — Знаю одно: Натаха уже «достала» его своими гастролями. Вечно готовит себе сам! Зачем тогда женился?

Его слова вызвали у Светланы улыбку.

— Положим, дорогой, женятся не для этого! Натуся — выдающаяся пианистка и предлагала нанять прислугу, но Витя не хочет.

Улыбка сошла с ее лица, и она с горечью посетовала:

— Они же любят друг дружку и, если разойдутся, будут несчастны!

— Ты права, дорогая, но что поделаешь? — хмуро согласился Михаил. — Витек не хочет больше жить по полгода один, и я — на его стороне!

— Нет, ты должен его убедить! Столько терпел, пусть потерпит еще немного. Я уговорю Натусю сократить гастроли, но сразу это сделать нельзя.

Михаил удрученно почесал в затылке.

— Ну как я уговорю Витька в таком жизненно важном для него деле, раз даже на сына не могу повлиять, чтобы был внимательнее к жене и ребенку.

Понимая его, Светлана лишь тяжело вздохнула, и он продолжал:

— Вообще-то у него есть основание так заноситься. Вряд ли еще кому-то в России в его годы удалось достигнуть такого положения и богатства! Пожалуй, он — самый молодой руководитель столь крупного промышленного концерна с мировыми связями. И при том очень щедро помогает не только своим друзьям и близким, но также науке, искусству и всем, кто в этом нуждается.

— Но это не значит, дорогой, — не согласилась головой Светлана, — что наш сын может считать себя выше других, не почитать жену и отца с матерью! Это не только безнравственно, это его погубит! Петя слишком молод, доверчив и у него нет нашего опыта.

— Вот именно! — оживился Михаил. — Поэтому мы должны суметь заставить его слушать нас — для его же пользы. И действовать решительно, нравится ему или нет.

— Ты абсолютно прав, дорогой, — вздохнув, поддержала мужа Светлана. — И нам придется проявить характер, а если понадобится, пойти даже на жесткие меры. Особенно, если Петя не будет дорожить семьей.

— Какое счастье, что ты всегда меня понимаешь! Как же я люблю тебя, моя сладенькая! — Михаил порывисто подался к жене, сжал ее в своих объятиях, и на этот раз она ответила ему с такой же горячей страстью.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков iconУрок» Методическая разработка урока на тему «Печальный мартиролог...
«Я не хочу моей судьбы». Страницы трагической жизни и судьбы поэта О. Э. Мандельштама»

Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков iconМуниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №87
...

Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков iconДва поэта – две судьбы… Джордж Гордон Байрон… М. Ю. Лермонтов… (слайд 7)
Цель: развивать познавательный интерес к русской литературе и литературе страны изучаемого языка

Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков iconРоман Москва «Детская литература»
Да какой это роман! — возмутится читатель, пере­листав страницы книги. — Это не роман, а обман!

Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков iconЧасти стихотворения. Сопоставление судьбы кинжа­ла и роли поэта Стихотворение...
Стихотворение делится на две части: первая рассказывает о судьбе кинжала, который служил горцу, затем был взят как трофей и продан...

Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков iconШпионская сага с крутыми поворотами сюжета?
Шпионская сага с крутыми поворотами сюжета? Любовно-психологическая драма? Фантастический роман? Каждое из этих определений подойдет...

Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков iconТвой Аркан Судьбы (Очень интересная штука)
...

Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков iconКреативная маркетинговая игра – новый формат творческого общения профессионалов
Спонсорами стали две московские фирмы (компания «Астер», компания «КомТрансСервис»), две киевские (издательство «Шкiльний свiт»,...

Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков iconВалентин Терентьев написал книгу, к которой сложно подходить с жанровыми...
Терентьев написал книгу, к которой сложно подходить с жанровыми дефинициями. По сути и по форме это, несомненно, автобиографический...

Малков С. М 18 Две судьбы-4: Роман / С. Малков iconВикторина «Симонов и Могилёв: две судьбы едины» Дорогие друзья! Могилёвское...
Ество предлагает вам принять участие в викторине, посвящённой жизни и творчеству писателя К. М. Симонова, которая проводится при...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница