Статья: Юрий Визбор




НазваниеСтатья: Юрий Визбор
страница1/2
Дата публикации14.06.2013
Размер341 Kb.
ТипСтатья
www.lit-yaz.ru > Астрономия > Статья
  1   2
Автор: Маргарита Каргина

Сайт: People's History

http://www.peoples.ru/art/music/bard/vizbor/

Статья: Юрий Визбор

Юрий Иосифович Визбор


(20.06.1934 - 17.09.1984)

Родился и жил в Москве. Окончил факультет русского языка и литературы Московского государственного педагогического института им. В.И.Ленина (1955). Работал учителем на Севере, там же служил в армии. Был корреспондентом радиостанции "Юность", журнала "Кругозор". Работал сценаристом на студии документальных фильмов. Киноактер, поэт и прозаик, драматург. Член Союзов журналистов и кинематографистов СССР. Песни начал писать с 1951 г. за малым исключением на свои стихи. Занимался альпинизмом, участвовал в экспедициях на Кавказ, Памир и Тянь-Шань, был инструктором по горнолыжному спорту. Вышли пластинки и книги стихов и прозы.
Визбор один из наиболее ярких представителей авторской песни, создатель жанра песни-репортажа. Его песни отличаются неподдельной искренностью, мелодичностью ("Милая моя", "Домбайский вальс", "Мама, я хочу домой", "Вставайте, граф...", "Волейбол на Сретенке" и др.). Снимался в кино. Фильмы: "Июльский дождь" (1966), "Семнадцать мгновений весны" (телефильм, 1973), "Нежность к ревущему зверю" (1980) и др.

МАДАГАСКАР

Чутко горы спят,

Южный Крест залез на небо,

Спустились вниз в долину облака.

Осторожней, друг, -

Ведь никто из нас здесь не был,

В таинственной стране Мадагаскар.
Может стать, что смерть

Ты найдешь за океаном,

Но все же ты от смерти не беги.

Осторожней, друг, -

Даль подернулась туманом,

Сними с плеча свой верный карабин.
Ночью труден путь,

На востоке воздух серый,

Но вскоре солнце встанет из-за скал.

Осторожней, друг, -

Тяжелы и метки стрелы

У жителей страны Мадагаскар.
Южный Крест погас

В золотом рассветном небе,

Поднялись из долины облака.

Осторожней, друг, -

Ведь никто из нас здесь не был,

В таинственной стране Мадагаскар.

10 декабря 1952
^ НЕ ГРУСТИ, СЕРЖАНТ

Я смутно помню огни вокзала,

В ночном тумане гудки дрожат.

Ты улыбнулась и мне сказала:

- Не надо слишком грустить, сержант.
А поезд дальше на север мчится,

Толкуют люди: забудь о ней.

А мне улыбка твоя приснится

И две полоски твоих бровей.
Наверно, скоро устанет осень -

Давно в Хибинах снега лежат.

И там, наверно, никто не спросит:

О чем ночами грустишь, сержант?

28 ноября 1956
РОМАНТИКИ

У романтиков одна дорога:

Обойдя все страны и моря,

Возвратясь, у своего порога

Отдавать навеки якоря.

И смотреть нездешними глазами,

Коротать с соседом вечера,

Слушать леса древние сказанья,

Подпевать бродяге у костра.
По глухой проселочной дороге

Он придет, минуя города,

Чтобы здесь, на стареньком пороге,

Доживать последние года.

Постоит он у забитой двери,

Никому ни слова не сказав:

Все равно рассказам не поверят,

Не поверят старческим слезам.
Много нас скиталось по чужбине,

Баламутя души на пути,

Много нас осталось там и ныне,

Не придти им больше, не придти,

Не смотреть нездешними глазами,

Не сидеть с соседом до утра

И не слушать древние сказанья,

И не петь с бродягой у костра.

1957
* * *

Зимний вечер синий

Лес закутал в иней,

Под луною ели

Стали голубей.

Замели снежинки

Все пути-тропинки,

Замели метели

Память о тебе.
Я и сам не знаю,

Рядом с кем шагаю

По путям вечерним,

По глухим ночам.

Лес стоит, как в сказке,

И нехитрой ласки

Хочется, наверно,

И тебе сейчас.
А с тобою в паре

Ходит статный парень,

Отчего же часто

Ты вздыхаешь вновь?

В этот вечер синий

Слишком нежен иней,

Слишком больно гаснет

Старая любовь.

Январь 1958

^ МАМА, Я ХОЧУ ДОМОЙ

Снова нас ведут куда-то,

И не ясен нам маршрут.

Видно, горы виноваты -

Не сидим ни там, ни тут.

Снова в горы и по тропам

С рюкзаками за спиной.

Груз под силу лишь циклопам!

Мама, я хочу домой!
Дома все же как-то лучше,

Ну а здесь придется нам

Целый день бродить по кручам,

По ужасным ледникам.

Будем ползать постоянно

По веревке основной

И питаться кашей манной, -

Мама, я хочу домой!

Не хочу я каши манной,

Мама, я хочу домой!
Склоны круче, ближе тучи,

Камни сыплются гурьбой.

На пожарный всякий случай

Мы связались меж собой.

Мы идем по ледопаду,

Где, представьте, путь такой:

Хочешь стой, а хочешь падай, -

Мама, я хочу домой!

Не хочу я что-то падать.

Мама, я хочу домой!
Снова нас ведут куда-то,

Снова я несу рюкзак.

До чего же мне, ребята,

Надоело жить вот так!

Телеграмма уж готова,

Ни одной в ней запятой,

В ней всего четыре слова:

"Мама, я хочу домой!"

1958 Тянь-Шань
* * *

Прощай, Москва, не надо слов и слез,

Скажу тебе сегодня по секрету:

Не знаешь ты, что я тебя увез,

В душе своей ношу тебя по свету.
Не знаешь ты, что если у костра

Глаза подернет дым воспоминаний,

По длинным, одиноким вечерам

К тебе ходить я буду на свиданья.
Мне здесь знаком, наверно, каждый дом,

Тебе на память подарил я детство,

А молодость и солнечный задор

Ты, город мой, оставил мне в наследство.
Прощай, Москва, в сиянье гордых звезд,

Прими слова прощального привета.

Не знаешь ты, что я тебя увез,

В душе своей ношу тебя по свету.

Февраль 1958
^ ОХОТНЫЙ РЯД

Нажми, водитель, тормоз, наконец,

Ты нас тиранил три часа подряд.

Слезайте, граждане, приехали, конец -

Охотный ряд, Охотный ряд!
Когда-то здесь горланили купцы,

Москву будила зимняя заря,

И над сугробами звенели бубенцы -

Охотный ряд, Охотный ряд!
Здесь бродит Запад, гидов теребя,

На "Метрополь" колхозники глядят.

Как неохота уезжать мне от тебя,

Охотный ряд, Охотный ряд!
Вот дымный берег юности моей,

И гавань встреч, и порт ночных утрат,

Вот перекресток ста пятнадцати морей -

Охотный ряд, Охотный ряд!
Нажми, водитель, тормоз, наконец,

Ты нас тиранил три часа подряд.

Слезайте, граждане, приехали, конец -

Охотный ряд, Охотный ряд!

1960

ПОДМОСКОВНАЯ

Тихим вечером, звездным вечером

Бродит по лесу листопад.

Елки тянутся к небу свечками,

И в туман уходит тропа.

Над ночной рекой, речкой Истрою,

Нам бродить с тобой допоздна,

Среднерусская, сердцу близкая,

Подмосковная сторона.
Шепчут в сумерках обещания

Губы девичьи и глаза...

Нам ли сетовать на скитания,

В сотый раз покинув вокзал?

Вот вагон качнул звезды низкие,

И бежит, бежит вдоль окна

Среднерусская, сердцу близкая,

Подмосковная сторона.
За Звенигород тучи тянутся,

Под Подлипками льют дожди,

В проливных дождях тонут станции,

Ожидая нас впереди.

И пускай гроза где-то рыскает, -

Мне с тобой она не страшна,

Среднерусская, сердцу близкая,

Подмосковная сторона.
Где-то плещется море синее,

Мчатся белые поезда,

А на севере тонут в инее

Предрассветные города.

По земле тебя не разыскивать,

Изо всех краев ты видна,

Среднерусская, сердцу близкая,

Подмосковная сторона.

1960

^ ДОМБАЙСКИЙ ВАЛЬС

Лыжи у печки стоят,

Гаснет закат за горой.

Месяц кончается март,

Скоро нам ехать домой.

Здравствуйте, хмурые дни,

Горное солнце, прощай!

Мы навсегда сохраним

В сердце своем этот край.
Нас провожает с тобой

Гордый красавец Эрцог,

Нас ожидает с тобой

Марево дальних дорог.

Вот и окончился круг -

Помни, надейся, скучай!

Снежные флаги разлук

Вывесил старый Домбай.
Что ж ты стоишь на тропе,

Что ж ты не хочешь идти?

Нам надо песню запеть,

Нам надо меньше грустить.

Снизу кричат поезда -

Правда, кончается март...

Ранняя всходит звезда,

Где-то лавины шумят.

19 апреля 1961 Кавказ
* * *

Вставайте, граф! Рассвет уже полощется,

Из-за озерной выглянув воды.

И кстати, та вчерашняя молочница

Уже поднялась, полная беды.

Она была робка и молчалива,

Но, ваша честь, от вас не утаю:

Вы, несомненно, сделали счастливой

Ее саму и всю ее семью.
Вставайте, граф! Уже друзья с мультуками

Коней седлают около крыльца,

Уж горожане радостными звуками

Готовы в вас приветствовать отца.

Не хмурьте лоб! Коль было согрешение,

То будет время обо всем забыть.

Вставайте! Мир ждет вашего решения:

Быть иль не быть, любить иль не любить.
И граф встает. Ладонью бьет будильник,

Берет гантели, смотрит на дома

И безнадежно лезет в холодильник,

А там зима, пустынная зима.

Он выйдет в город, вспомнит вечер давешний:

Где был, что ел, кто доставал питье.

У перекрестка встретит он товарища,

У остановки подождет ее.
Она придет и глянет мимоходом,

Что было ночью - будто трын-трава.

"Привет!" - "Привет! Хорошая погода!..

Тебе в метро? А мне ведь на трамвай!.."

И продают на перекрестках сливы,

И обтекает постовых народ...

Шагает граф. Он хочет быть счастливым,

И он не хочет, чтоб наоборот.

Осень 1962

ХИЖИНА

Лучами солнечными выжжены,

Красивые и беззаботные,

Мы жили десять дней на хижине

Под Алибекским ледником -
Там горы солнцем не обижены,

А по февральским вечерам

Горят окошки нашей хижины,

Мешая спать большим горам.
Известные своей решимостью,

Несемся мы по склонам солнечным,

И лишь одной непогрешимостью

Мы держимся в крутых снегах.
Пускай в долинах будет хуже нам,

Но не привыкли мы сутулиться:

Всегда верны мы нашим хижинам

И не завидуем дворцам:
Там горы солнцем не обижены,

А по февральским вечерам

Горят окошки нашей хижины,

Мешая спать большим горам.

1962
^ СИНИЙ ПЕРЕКРЕСТОК

Ищи меня сегодня среди морских дорог,

За островами, за большой водою,

За синим перекрестком двенадцати ветров,

За самой ненаглядною зарею.
Здесь горы не снимают снегов седых одежд,

И ветер - лишь неверности порука.

Я здесь построил остров - страну сплошных надежд

С проливами Свиданье и Разлука.
Не присылай мне писем - сама себя пришли,

Не спрашивая тонкого совета.

На нежных побережьях кочующей земли

Который год всё ждут тебя рассветы.
Пока качает полночь усталый материк,

Я солнце собираю на дорогах.

Потом его увозят на флагах корабли,

Сгрузив туман у моего порога.
Туман плывет над морем, в душе моей туман,

Все кажется так просто и непросто...

Держись, моя столица, зеленый океан,

Двенадцать ветров, синий перекресток!

1963
^ СЕРЕГА САНИН

С моим Серегой мы шагаем по Петровке,

По самой бровке, по самой бровке.

Жуем мороженое мы без остановки -

В тайге мороженого нам не подают.
То взлет, то посадка,

То снег, то дожди,

Сырая палатка,

И почты не жди.

Идет молчаливо

В распадок рассвет.

Уходишь - счастливо!

Приходишь - привет!
Идет на взлет по полосе мой друг Серега,

Мой друг Серега, Серега Санин.

Сереге Санину легко под небесами,

Другого парня в пекло не пошлют.
Два дня искали мы в тайге капот и крылья,

Два дня искали мы Серегу.

А он чуть-чуть не долетел, совсем немного

Не дотянул он до посадочных огней.
То взлет, то посадка,

То снег, то дожди,

Сырая палатка,

И почты не жди.

Идет молчаливо

В распадок рассвет.

Уходишь - счастливо!

Приходишь - привет!

1965

ТАКСИ

- Свободен? - Куда везти?

- Да прямо давай крути.

- А... прямо. По пути.

Поедем, не загрустим.
И крутится в стеклах снег.

- Наверно, спешишь к жене?

- Ошибка, жены-то нет.

- К знакомой? - Опять не к ней.
- Сегодня у нас среда?

- Сегодня у нас беда.

- Да брось ты, все ерунда.

А все же везти куда?
А счетчик такси стучит,

И ночь уносит меня.

От разных квартир ключи

В кармане моем звенят.
- Направо? - Нельзя никак.

- Налево? - Одна тоска.

Давай-ка вперед пока,

Прибавь-ка, браток, газка.

1965
ТЕЛЕФОН

Слушаю. Да. Алло!

Что за шутки с утра?

Я?.. Почему удивлен?

Я даже очень рад.

Я даже закурю.

Здравствуй, прошло сто лет.

Сто лет прошло, говорю.

Я не спешу. Нет.
(Телефон-автомат у нее,

Телефон на столе у меня...

Это осень, это жнивье,

Талый снег вчерашнего дня.)
Что у нас за дела?

Да как-то все разбрелись.

Верочка родила,

Славины развелись,

Я получил отдел,

Санька съездил в Париж...

Все в суматохе дел.

Ну, а ты что молчишь?
А правда, что говорят?..

А кто он, коль не секрет?

А, военный моряк,

В общем, жгучий брюнет.

А сына как назвала?

Спасибо. Не ожидал.

Значит, жизнь удалась?

Все прошло без следа?
(Телефон-автомат у нее,

Телефон на столе у меня...

Это осень, это жнивье,

Талый снег вчерашнего дня.)

1970
^ РАССКАЗ ВЕТЕРАНА

Мы это дело разом увидали,

Как роты две поднялись из земли

И рукава по локоть закатали,

И к нам с Виталий Палычем пошли.

А солнце жарит - чтоб оно пропало! -

Но нет уже судьбы у нас другой,

И я шепчу: "Постой, Виталий Палыч,

Постой, подпустим ближе, дорогой".
И тихо в мире, только временами

Травиночка в прицеле задрожит.

Кусочек леса редкого за нами,

А дальше - поле, Родина лежит.

И солнце жарит - чтоб оно пропало! -

Но нет уже судьбы у нас другой,

И я шепчу: "Постой, Виталий Палыч,

Постой, подпустим ближе, дорогой".
Окопчик наш - последняя квартира,

Другой не будет, видно, нам дано.

И черные проклятые мундиры

Подходят, как в замедленном кино.

И солнце жарит- чтоб оно пропало! -

Но нет уже судьбы у нас другой,

И я кричу: "Давай, Виталий Палыч,

Давай на всю катушку, дорогой!"
...Мои года, как поезда, проходят,

Но прихожу туда хоть раз в году,

Где пахота заботливо обходит

Печальную фанерную звезду,

Где солнце жарит- чтоб оно пропало! -

Где не было судьбы у нас другой...

И я шепчу: "Прости, Виталий Палыч,

Прости мне, что я выжил, дорогой".

1972


^ Д. CУХАРЕВУ

Она мне ясно говорит,

Что лишь для физики открыт

Душевный мир ее волнений и терзаний.

А я ей ясно говорю:

"Ты погляди-ка на зарю,

Побродим мимо крупноблочных зданий".

Она мне говорит: "Я извиняюсь,

В науки я немедля удаляюсь,

И цель моих настойчивых расспросов -

Известный русский физик Ломоносов".
Тут вспоминаю я при ней:

Он не знаком с Лавуазье,

Но оба в колбах что-то темное варили,

В один и тот же день и час

Они закон нашли для нас,

Как будто в самом деле сговорились.

Вот так, - я говорю, - и мы с тобою

Могли бы жить единою судьбою.

Она мне: "Ждет меня один философ,

Неслабый русский физик Ломоносов".
Ну хорошо, - я говорю, -

Я сам себя перекую,

Я стану физиком, борцом и патриотом,

Чтоб протекали наши дни,

Как у Кюри с его Мари,

Хотя бы как у Бойля с Мариоттом.

Она мне: "Уберите ваши руки!

Мне чужды все подобные науки,

И не таких касается вопросов

Известный русский физик Ломоносов".
Тут я догадываться стал,

Что уж давно и неспроста

Все ходит мимо и поглядывает косо

Не аспирант, не ассистент -

Неуспевающий студент

Очкарик тихий Мишка Ломоносов.

Она уже теперь его невеста,

А я с печалью обхожу то место,

Где, каменный, не ведает износу

Великий русский физик Ломоносов.

23 июля 1973
^ МИЛАЯ МОЯ

Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены,

Тих и печален ручей у янтарной сосны,

Пеплом несмелым подернулись угли костра,

Вот и окончилось все - расставаться пора.
Припев:

Милая моя, солнышко лесное,

Где, в каких краях

Встретишься со мною?

Крылья сложили палатки - их кончен полет,

Крылья расправил искатель разлук - самолет,

И потихонечку пятится трап от крыла,

Вот уж действительно пропасть меж нами легла.
Припев.
Не утешайте меня, мне слова не нужны,

Мне б отыскать тот ручей у янтарной сосны,

Вдруг сквозь туман там алеет кусочек огня,

Вдруг у огня ожидают, представьте, меня!
Припев.

1973 Г.
* * *

Мне твердят, что скоро ты любовь найдешь

И узнаешь с первого же взгляда.

Мне бы только знать, что где-то ты живешь,

И клянусь, мне большего не надо.
Снова в синем небе журавли трубят.

Я брожу по краскам листопада.

Мне б хотя бы мельком повидать тебя,

И клянусь, мне большего не надо.
Дай мне руку, слово для меня скажи,

Ты моя тревога и награда.

Мне б хотя бы раз прожить с тобой всю жизнь,

И клянусь, мне большего не надо.

19 июля 1973


^ НОЧНАЯ ДОРОГА

Музыка: В.Берковский и С.Никитин

Стихи: Ю.Визбор

Нет мудрее и прекрасней средства от тревог,

Чем ночная песня шин.

Длинной-длинной серой ниткой стоптанных дорог

Штопаем ранения души.
Словно чья-то сигарета - стоп-сигнал в ночах:

Кто-то тоже держит путь.

Незнакомец, незнакомка, здравствуй и прощай, -

Можно только фарами мигнуть.
То повиснет над мотором ранняя звезда,

То на стекла брызнет дождь.

За спиною остаются два твоих следа,

Значит, не бесследно ты живешь.
В два конца идет дорога, но себе не лги, -

Нам в обратный путь нельзя.

Слава Богу, мой дружище, есть у нас враги,

Значит, есть, наверно, и друзья.
Не верь разлукам, старина, их круг -

Лишь сон, ей-богу.

Придут другие времена, мой друг,

Ты верь в дорогу.

Нет дороге окончанья, есть зато ее итог:

Дороги трудны, но хуже без дорог.

1 августа 1973
^ Я НЕ РАНЕН, Я - УБИТ

Ты твердишь, что эта рана -

Не смертельный эпизод,

Что болит - оно не странно,

Все в итоге заживет.

Ну, а я-то полагаю,

Что меня всерьез знобит.

Дорогая, дорогая,

Я не ранен, я - убит.
Посреди степного снега

Я лежу, и стынет кровь,

И стрелою печенега

В сердце воткнута любовь.

Ветер кудрями играет,

Сиротливо конь стоит...

Дорогая, дорогая,

Я не ранен, я - убит.
Ты словам моим внимаешь,

Улыбаешься едва,

Ты едва ли понимаешь

Эти самые слова.

Ты наивно предлагаешь

Мне лекарства от обид...

Дорогая, дорогая,

Я не ранен, я - убит.

Июнь 1973
А.П.Межирову

Наполним музыкой сердца!

Устроим праздники из буден.

Своих мучителей забудем.

Вот сквер - пройдемся ж до конца.

Найдем любимейшую дверь,

За ней ряд кресел золоченых,

Куда с восторгом увлеченных

Внесем мы тихий груз своих потерь.
Какая музыка была,

Какая музыка звучала!

Она совсем не поучала,

А лишь тихонечко звала.

Звала добро считать добром

И хлеб считать благодеяньем,

Страданье вылечить страданьем,

А душу греть вином или огнем.
И светел полуночный зал.

Нас гений издали приметил,

И, разглядев, кивком отметил,

И даль иную показал.

Там было очень хорошо,

И все вселяло там надежды,

Что сменит жизнь свои одежды...
Наполним музыкой сердца!

Устроим праздники из буден.

Своих мучителей забудем.

Вот сквер - пройдемся ж до конца.

Найдем любимейшую дверь,

За ней ряд кресел золоченых,

Куда с восторгом увлеченных

Внесем мы тихий груз своих потерь.

2 июля 1975

* * *

Сигарета к сигарете, дым под лампою.

Здравствуй, вечер катастрофы, час дождя!

Ходит музыка печальная и слабая,

Листья кружатся, в снега переходя.
Наш невесел разговор и не ко времени.

Ах, как будто бы ко времени беда!

Мы так много заплатили за прозрение,

Что, пожалуй, обнищали навсегда.
Не пытай меня ни ласкою, ни жалостью, -

Как ни странно, я о прошлом не грущу.

Если можешь, ты прости меня, пожалуйста, -

Вдруг и я тебя когда-нибудь прощу.
Синий дым плывет над нами мягкой вечностью.

Чиркнет спичка - сигарета вспыхнет вновь.

За окном с зонтами ходит человечество,

Обокраденное нами на любовь.

10-12 июня 1975
^ ФАНСКИЕ ГОРЫ

Я сердце оставил в Фанских горах,

Теперь бессердечный хожу по равнинам,

И в тихих беседах и в шумных пирах

Я молча мечтаю о синих вершинах.
Когда мы уедем, уйдем, улетим,

Когда оседлаем мы наши машины, -

Какими здесь станут пустыми пути,

Как будут без нас одиноки вершины!
Лежит мое сердце на трудном пути,

Где гребень высок, где багряные скалы,

Лежит мое сердце, не хочет уйти,

По маленькой рации шлет мне сигналы.
Я делаю вид, что прекрасно живу,

Пытаюсь на шутки друзей улыбнуться,

Но к сердцу покинутому моему

Мне в Фанские горы придется вернуться.

28 июля 1976 Фанские горы
^ ХУЖЕ, ЧЕМ БЫЛО, НЕ БУДЕТ

Оставим в Москве разговоры,

Возьмем всю наличность души, -

Нам встречу назначили горы,

И мы на свиданье спешим.
Нас память терзает и судит,

Но я говорю: "Не горюй!

Ведь хуже, чем было, не будет, -

Я точно тебе говорю".

Опасная наша дорога,

Возможен печальный конец,

Но мы приближаемся к Богу,

Счищая всю накипь с сердец.
Ах, где вы, красавицы, где вы?

Ни плач ваш не слышен, ни смех.

Младые и средние девы,

Прощайте - ушли мы наверх.
И смотрит на мир величаво,

На мир суеты и машин,

Великая наша держава

Другим неподвлаcтных вершин.
Нас память терзает и судит,

Но я говорю: "Не горюй!

Ведь хуже, чем было, не будет, -

Я точно тебе говорю".

21 июля 1976

Фанские горы, альплагерь "Варзоб"
^ Я ВЕРНУЛСЯ

Здравствуй, здравствуй, я вернулся!

Я к разлуке прикоснулся,

Я покинул край, в котором

Лишь одни большие горы,

Меж горами перевалы, -

В том краю ты не бывала, -

Там звезда есть голубая,

В ней угадывал тебя я.
Здравствуй, здравствуй, друг мой вечный!

Вот и кофе, вот и свечи,

Вот созвездье голубое,

Вот и мы вдвоем с тобою.

Наши дни бегут к закату,

Мы, как малые ребята,

Взявшись за руки, клянемся -

То ли плачем, то ль смеемся.
Здравствуй, здравствуй, милый случай!

Здравствуй, храбрый мой попутчик!

Разреши идти с тобою

За звездою голубою.

И на рынок за хлебами,

И с корзиной за грибами,

И нести вдвоем в корзинке

Наших жизней половинки.

27 июля 1976 Фанские горы
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Статья: Юрий Визбор iconСтатья Участники размещения заказа 3 Статья Одна Заявка от каждого участника 3
Статья 15. Заявки на участие в аукционе, поданные после окончательного срока подачи Заявок 7

Статья: Юрий Визбор iconСтатья Предмет Соглашения Статья Применение Соглашения
Статья Тара, упаковка, маркировка, погрузка, определение массы и количества мест груза. Пломбирование вагонов

Статья: Юрий Визбор iconСтатья Общие положения
Статья 16. Исключение сведений о Партнёрстве из государственного реестра саморегулируемых организаций

Статья: Юрий Визбор icon-
«Крайслер» с московскими номерами. В нем двое мужчин одного возраста: каждому чуть за сорок. За рулем Анатолий, коллекционер, антиквар....

Статья: Юрий Визбор iconЮрий адрианов: «я в литературе полковник»
Сипатова М. Юрий Адрианов: «Я в литературе полковник» // Нижегородский рабочий. – 2007. – 16 марта. – С. 7

Статья: Юрий Визбор iconКакой объём информации содержит статья?
Статья набранного на компьютере текста содержит 30 страниц, на каждой странице 40 строк, в каждой строке 50 символов. Какой объём...

Статья: Юрий Визбор iconЮрий Андреевич Андреев Три кита здоровья Андреев Юрий Андреевич Три кита здоровья
Предисловие к 14-му официальному изданию (неофициальных, воровских было без счету)

Статья: Юрий Визбор iconЮрий Осипович Домбровский : Факультет ненужных вещей Юрий Домбровский Факультет ненужных вещей
Когда спросят нас, что мы делаем, мы ответим: мы вспоминаем. Да, мы память человечества, поэтому мы в конце концов непременно победим;...

Статья: Юрий Визбор iconСтатья И. С. Нарского. М.: «Мысль»
...

Статья: Юрий Визбор iconСтатья Предмет и цели регулирования Настоящее Положение о закупке...
Статья 14. Внесение изменений в извещение о проведении конкурса и конкурсную документацию



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.lit-yaz.ru
главная страница